HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Архив публикаций за май 2015

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  [2015]   2016  2017 

январь   февраль   март   апрель   [май]   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 мая 2015

Лачин

Статья «Постсоветское пространство в контексте глобализации»

Историки и искусствоведы употребляют такие определения, как «Западная Европа», «Ближний Восток», «Центральная Африка» etc. Это отдельные культурные регионы со схожими традициями и психологией. Можно употреблять также и следующий региональный «адрес»: постсоветское пространство. Нет более ни Российской империи, ни Советского Союза, но единый культурный адрес остался. Мы не вполне Европа или Азия, Запад или Восток: мы постсоветские.

Отмечу сразу: я не приверженец точки зрения, согласно которой мудрые люди с запада или востока учат уму-разуму нас, аборигенов культуры. Скорее, наоборот. Самые читающие люди проживают на нашей территории, и это уже говорит о многом, если не обо всём, ведь более интеллектуального занятия пока не найдено. Разве что шахматы, но мы и в них чемпионы. Мы многому учимся у Запада, но так, как европейские интеллигенты порой учились у африканцев – свежести восприятия, не отягощённого эрудицией, вольности поведения, но не уму.

Флобер говорил, что ненавидит идиотов, восхваляющих Вольтера, и идиотов, Вольтера критикующих. Могу его понять. Общаясь с врагами всего европейского и людьми, с пиететом произносящими «Запад», замечаешь в них много общего. Например, уровень интеллекта. Точнее, отсутствие оного.

Почему волна американской культуры захлестнула весь мир, да и нас? Почему мы проиграли по всем статьям?

На поражение мы были обречены. Причина проста...

30 мая 2015

Яна Кандова

Рассказ «Ивайло Петров. Волчица»

Она вновь спускалась по крутому горному склону. Уже ослабла от кормления, и глаза её горели от голода. Когда находила добычу – всё равно голодала, потому что делила её между малышами. Их было шестеро. Они быстро росли и становились всё более ненасытными. Часто вылезали из логова и скулили от нетерпения. Мать занимала их внимание обглоданной конской костью и выходила добывать пищу. Перескакивала пенные потоки, прокладывала себе путь через густые буковые леса. Уши её были навострены вниз, к равнине. Там было село, а на краю села – овчарня. Стада паслись на склоне, в редких лесочках.

В первый раз она напала посреди дня. Схватила одну овцу за горло и закинула её себе на спину. Стадо перепугалось. На шум выскочили собаки, пустились за ней вдогонку и зажали с двух сторон. Спустя некоторое время прибежали и овчары.

– Волк, волк! – кричали они и натравливали собак.

Волчица успела ускользнуть наверх в гору и остановилась на одной полянке. Во рту ощущалась сладость тёплой овечьей крови. Она облизывалась и выла от остервенения… И так бывало всякий раз. Прокравшись совсем близко к стаду, она часами ждала под каким-нибудь кустом, изнемогая от голода и надежды. Собаки угадывали её издалека, овчары были настороже.

Этим вечером она опять сидела на опушке леса...

29 мая 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Юрий Кара»

Почти все фильмы этого режиссёра имели очень непростую судьбу. Даже если они не попадали под запрет, во всяком случае, не сразу доходили до зрителя. Уже самой первой его картине под названием «Завтра была война», прежде чем стать классикой отечественного кино, слегка пришлось отлежаться на полке. А действительно настоящей войной для режиссёра стала история с фильмом «Мастер и Маргарита». И речь идёт не об экранизации Владимира Бортко, которую не все любят, но знает уж точно каждый, а о фильме Юрия Кары, снятом ещё в далёком девяносто четвёртом году.

Выходу картины мешали и объявившийся вдруг наследник Булгакова, и конфликты с продюсерами, и помехи явно какого-то мистического свойства. И в этом году, то есть спустя семнадцать лет после того, как фильм, собственно, был создан, он прямо как настоявшееся вино наконец-то вышел в прокат. Диски с фильмом уже можно купить в магазинах. Но всё равно, в отличие от экранизации Бортко, его мало кто видел. А, как показывает практика, многие о нём даже и не слышали.

Поэтому, прежде чем перейти к интервью с самим режиссёром, давайте посмотрим хотя бы небольшую сцену из этой многострадальной и самой первой отечественной экранизации «Мастера и Маргариты». И, кстати, сцену, которой нет в многосерийном фильме Владимир Бортко, но которая была прописана ещё в черновом варианте мистического романа Булгакова...

28 мая 2015

Олег Цуркан

Рассказ «Мемориал»

...Но Семён не видел света. Взгляд притягивали чёрные силуэты деревьев на другой стороне проспекта. Стройные сосны Мемориала, в торжественном молчании возвышаясь над суетной автомобильной толкотнёй, почётным караулом берегли покой тех, кто сложил головы в яростной схватке с фашизмом. Над острыми верхушками деревьев, озарённая пламенем Вечного огня, высилась пирамида из пяти каменных винтовок – центральное сооружение кишинёвского Мемориала. Одиночные огни мемориальной подсветки указывали нахождение братских могил, скромно освещали надгробные плиты и памятники павшим советским воинам.

И жизнь Семёна перед величием совершённого солдатами подвига, перед чёрной громадой ночи показалась вдруг мелкой и бессмысленной. Лишённая высокой цели, она представлялась сейчас тусклым светом фонаря в непроглядной ночной тьме.

Слабым, безжизненным и недолговечным.

А вечным оставалась тьма и возвышенное существование тех, кто ушёл в неё, приняв смерть ради жизни на земле.

«Эх, солдатики, – с отчаянием думалось Семёну, – повезло вам, братцы. Впереди враг, позади поруганная Родина. Было и за что жить, и за что умирать. А сейчас? Не стало места подвигу, великому светлому чувству, яркой вспышкой озаряющей существование человека. Жизнь постылая. Вкалываешь от зари до зари и ни о чём, кроме заработка, не мечтаешь. Всё крутится вокруг денег. О героической жизни, тем более о героической смерти никто уже не помышляет. Смерть если и настигнет, не будет ни почётной, ни величественной. Забитой клячей рухнешь в борозду и сгинешь в ней, никем не замеченный».

Не хватало воздуха. Семён вдохнул полной грудью, но от нервной судороги дыхание прервалось и, сдавленное голосовыми связками, выдало тонкий, предательский всхлип...

27 мая 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 12. Когда вы стоите у меня над душой...»

Холмоуотс

«Когда вы стоите у меня над душой...».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

26 мая 2015

Лачин

Рецензия «О русском и английском языках, Нине Сапрыгиной и Шекспире с Ратлендом»

Приход Нины Сапрыгиной в «Новую Литературу» ознаменовала статья «Таинственное величие шекспировских сонетов». Точнее, согласно логике самого автора, ратлендских, ибо сочинения Шекспира приписываются его современнику Ратленду. Он и граф (к тому же пятый), и потомок короля, и путешественник, и воевал, и заговорщиком был, и государственным деятелем, и три образования получил, что твой Горбачёв. Попутно он выдул без малого сорок пьес, четыре поэмы и сто пятьдесят четыре сонета. Наш пострел везде поспел. Это вам не интеллигентишко из «Глобуса». Правда, учитывая, что Ратленд прожил тридцать пять лет, это маловероятно. Хотя, в принципе, можно и так «потрясти копьём». Вспоминая одарённость Лермонтова, я уже ничему не удивляюсь.

Статья, при всей спорности выдвинутой гипотезы, обстоятельна и познавательна. К тому же скоро юбилей – четыреста сорок лет со дня рождения Ратленда. (И четыреста лет со дня смерти одного посредственного актёра). Но данная рецензия скорее о написанном Сапрыгиной на авторской странице. Признаться, я впервые вижу столь спорные заявления в подобного рода текстах (впервые один из них побудил меня написать рецензию)...

25 мая 2015

Александр Карабчиевский

Статья «Оговорки как проговорки»

...Журнал «Новая Литература», которому я имею честь и удовольствие предложить этот свой текст, опубликовал заметки сотрудника, редактора по разделу «Крупная проза» Николая Пантелеева «Фразеологический кукан». В шести частях. И в каждой части множество «особо занятных перлов усреднённой творческой кухни», как указывает собиратель. Авторы приведённых редактором фраз хотели почти того же, что и он: увидеть свои слова опубликованными. Но только в комплекте с другими своими фразами, и со своей фамилией над текстом. Редактор пощадил их: убрав все остальные, несмешные фразы, он вычеркнул и имена авторов. Возник занятный парадокс: те словесные формулы, из-за которых произведения, их содержащие, не могли быть допущены до аудитории «Новой Литературы», оказавшись собранными вместе, вполне успешно услаждают вкус тех же самых предполагаемых читателей.

По-разному называется в народе рассматриваемый жанр. «Ляпы», «перлы», «приколы», «горбушки», «мульки», «тюльки», «хохмы», «сболтки» и всяко ещё. Я называю его оговорками – хотя бы потому, что многие из его невольных авторов, щедро оценённые хохотом аудитории, восклицали: «Но я же совсем не то хотел сказать! Я оговорился». И конечно, очень верно называть этот предмет «опечатками», поскольку мы имеем дело именно с печатным текстом.

Оговорки сопровождают человека с младенчества. Как только у детей появляется возможность говорить, появляется и возможность сказануть. Но для понимания скрытого юмора сказанного необходим тезаурус, не всяким взрослым набираемый. От книги Корнея Чуковского «От двух до пяти» (кстати, по поводу этой книги существует шутка, что второй, ненаписанный её том должен называться «От пяти до десяти с конфискацией») до рубрики «Говорят дети» любого семейного журнала, вроде «Семьи и школы». От детских проговорок, вроде: «Мама, а почему ты говорила, что дядя Петя сидит у тёти Маши на шее, а он всё время сидит на стуле?» до вошедшего в анекдот: «...а потом мы пошли писать. Мальчики писали из палочек, девочки из ничего, а воспитательница тётя Валя из большой рыжей щётки»...

24 мая 2015

Валерий Казаков

Рассказ «Скрипач»

Сегодня суббота. С самого утра женщины в доме занимаются стиркой. Пахнет содой и мыльным паром, и редко кто выходит из дома на улицу, чтобы подышать весной. А весна под самыми окнами, разъедая снега, наполняет многочисленные ручейки, которые несут талую воду по склону вниз. В окна дома ярко отсвечивает последний лёд с речки, которая рядом в низине. За речкой высокие тополя и редкий березняк.

Володька, младший сын хозяйки дома Варвары Петровны, топит баню. Он в большой не по росту фуфайке появляется то там, то здесь под окнами, носит воду, собирает дрова, что-то делает под навесом. Потом ему на помощь идёт квартирант Михаил Абрамович, который до войны был скрипачом. Володька пропускает его в баню и быстро закрывает за ним дверь. В бане тесно, мрачновато и пахнет пока что погребом.

– Топим, значит, – с улыбкой произносит Михаил Абрамович и садится на лавку у окна. Оба истопника смотрят на огонь в печке и молчат.

– Топлю, – наконец отвечает Володька, – мыться надо. Вот только дров мало осталось.

– Заготовим, – отвечает ему Михаил Абрамович.

– А может, хватит до тепла, – вслух рассуждает Володька. – В лес ехать неохота, и лошадь надо просить в колхозе.

Михаил Абрамович ничего не отвечает, но хорошо понимает парня. Война. Сейчас в деревне не только мужиков, но и лошадей здоровых нет. Все там – на войне. А Михаил Абрамович здесь, потому что они с мамой Ленинградцы. Их привезли сюда, на вятскую землю, два месяца назад. Таких как они сейчас много по здешним сёлам.

– А вы сегодня на скрипке будете играть? – спросил Володька, отрывая взгляд от пламени в печи.

– Обязательно буду, – ответил Михаил.

– А чего?

– Весну.

– А весна – это, когда жаворонок поёт? – снова спросил Володька.

– Когда душа оттаивает, – ответил Михаил Абрамович...

22 мая 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Валерий Тодоровский»

...Роман Оленев: Мне понравилось очень ваше определение: вы на каком-то мастер-классе сказали, что настоящее кино – это то, что находится между артхаусом и коммерческим кино. Можно ли предположить, что вы сами как режиссёр постепенно преодолевали в себе чисто артхаусного режиссёра?..

Валерий Тодоровский: Нет-нет. Я никогда не был – мне кажется так, может быть, со стороны это лучше видно – я никогда не был человеком, который занимался артхаусом. Я просто имел в виду, что мы сегодня оказались – я имею в виду кино – в наших странах, вообще в Европе, мне кажется, в очень неприятном противоречии. Есть люди, которые снимают как бы искусство со словами «нам не интересен зритель». Это получается тот самый артхаус. Может быть, гениальные картины – их никто не видит, их никто не смотрит. Есть коммерческое кино, которое, люди говорят: «мы это делаем для зрителя, чтобы его развлечь». Часто это проваливается. Иногда это выстреливает. Но чаще всего это очень слабое кино, с точки зрения художественности своей.

Роман Оленев: Максимум на один сезон.

Валерий Тодоровский: Это одноразовое кино. Всё, что между, посередине – это и есть настоящее кино. Но он не востребовано. Оно недостаточно развлекательное, чтобы стать коммерческим. Оно недостаточно сложное, чтобы стать артхаусом. А между тем, если посмотреть, например, американцев – мы невольно как-то с ними будем соотноситься, – то последний год именно эти фильмы, которые посередине, поразительным образом, с одной стороны, набрали «Оскаров», с другой стороны – они сделали кассу. Если взять фильм Black Swan («Чёрный лебедь»), взять True Grit братьев Коэнов, взять The Fighter («Боец», «Боксёр»). Взять эти все картины, которые увешаны наградами, – они все очень зрительские. Потому что это – я бы сказал так – это то кино, которое я люблю, это кино, которое снимают талантливые люди, высказывая то, что реально у них наболело, тем языком, который, в общем, понятен всем. Ну, понятно, что идиотам – совсем идиотам – и это будет непонятно. Но если мы берём не идиотов, то что тут непонятного в фильме True Grit или «Чёрный лебедь» или «Боец» или… что-то было ещё гениальное совершенно, а! «Король говорит!»! Дорогие мои, «Король говорит!» – сто двадцать миллионов долларов в американском прокате! История про короля-заику, где два немолодых артиста…

Роман Оленев: История о маленьком человеке, по большому счёту.

Валерий Тодоровский: Это история о том… Главное, это не «Трансформеры», согласитесь. Но это и не какой-то очень заумный фильм. Оказывается, что есть в мире люди, которые готовы тебе платить деньги, чтобы увидеть эту историю на экране. Я всю жизнь пытался в этом направлении идти. У нас с этим направлением тяжело, потому что считается, что оно бесперспективно. И в этом смысле я могу вернуться к первому вопросу, потому что… Я делал «Стиляги», а оказалось, что это и фестивальный фильм, и зрительский. Я бы хотел и дальше делать такие фильмы. Я хотел бы видеть побольше таких фильмов вокруг. Потому что я люблю фильмы с хорошей драматургией, с хорошей актёрской игрой, с сильными историями, не для идиотов сделанные, но такие, чтобы их смотрели широко, вот и всё...

21 мая 2015

Саша Николаенко

Рассказ «Какая ты»

Мы очень одиноки, ребятки, с вами. Мы одиноки так, что это хочется иной раз прокричать.

МЫ ОЧЕНЬ ОДИНОКИ С ВАМИ! – прокричать, но не себе в подушку, а в лицо кому-то.

Кому-то, но кому?

Ку-ку? Алё, гараж? Мы на фиг все тут с вами не сдались друг другу.

– Сын, не горбись! Как в школе у тебя дела?

– Нормально… (повешусь к чертям собачьим, и ещё нормальней будет).

– Ну и молодчина, сын! Ты, главное, не горбись. Жизнь, пойми, вообще, такая штука, знаешь… (жена грызёт поедом, начальник идиот, любовница стареет, ипотека, дача, кризис, Америка – Европа… опа, блин, такая, что хоть удавись…).

Хоть режь нас, хоть те что, вот до чего друг другу не нужны.

Наш мир скрывает тысячи миров. Мы, каждый – целая планета, и вот те раз! Кому нужна планета эта? Она необитаема, по ней, как Робинзоны Крузо, без Пятниц, всю жизнь мы бродим, оставляя на перекидном календаре, как Робинзон на пальме, метки. День прошёл и ладно. Чтоб не спятить. Два дня, неделя, жизнь. Наверно, без Пятницы и Робинзон бы спятил. Но повезло ему, и Пятница у Робинзона был. Счастливчик Робинзон!

В отличие от нас…

Необитаема планета эта, или остров в море, как ни назови. И водятся у каждого на острове по сотне разных мыслей, как козы блеют, бродят, хлопают ушами. А на ушах лапша. И ме да ме… А «ме» никто не понимает.

Что ты сказал, любимый? Так… неважно, дорогая… Ничего.

Здравствуй, милый, я пришла! Тут у меня такое, представляешь!!! А милый в комп уткнулся, сын гуляет по апрелю. Отец читает книгу. Мать молится в углу. С кем миром поделиться? Никому не надо мира? Извините, никому.

А у одной подруги занято всё время, другая занята сама, а третья вообще шесть лет живёт в Париже.

Друг другу мы не интересны, вот те раз! Как у Крылова в басне семейная ячейка: Лебедь, Рак и Щука. Рак пятится назад, а Лебедь – в небо, Щука – в воду… Она ему о Тане, он о Ване… Она одна на миллион или одна из миллиона? Один на миллион он или он один из них? Ну и т. д.

К чему веду я этот разговор сама с собой, весьма печальный, кстати? А вот к чему.

Есть, ребят, предположенье, что у каждой женщины и каждого мужчины есть на свете половинка. Как Пятница у Робинзона.

И эта исторья ниже о половинках будет. Которые нашли друг друга.

Или не нашли...

20 мая 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 11. Так кто вам сказал, что это...»

Холмоуотс

«Так кто вам сказал, что это...».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

19 мая 2015

Константин Строф

Рассказ «Сборы в дорогу»

– Да нет.

– Так да или нет?

– Ну-у…

– Вот вам и «ну». Велико-могучий. Ни да, ни нет.

– Да я, собственно…

– Не мне, конечно, пенять на иррациональность, но время искусства повытекло. Вы же отвечайте, пожалуйста, без «собственно». Правильно всё это или же неправильно?

– Нет. Конечно.

– Вот такой ответ бальзамом на мою разреженную душу.

Александр Александрович и Николай Степанович – по личному глубокому убеждению, неотразимые и непревзойдённые – сидели в больших мягких креслах, в средних домах обычно выполняющих роль безответных вешалок. Вообще же годы слишком откровенно брали своё и положили начало этому оброку довольно давно, так что, если бы не уверенность наших новых знакомых (особенно АА), почивать бы теперь их душам на задворках душевых складов, неотапливаемых, с худыми крышами, что в нынешние времена, свесившиеся ветвистой гроздью с оконечности эры, становятся всё более полезными.

И всё же, как ни извечна, как ни свойственна тлеющим персонам жалоба о забвении былого веселья, ход событий вполне ещё мог позабавить даже двух таких бывалых (если не былых) сычей. Вот уже целый час, как вокруг них поднялся шум, а мимо без конца проходили люди, насупленные и торжественные.

– Сказать по правде, немного даже не по себе становится от людского внимания к подобным вещам, – тихо заметил НС, задумчиво морща губы и приглаживая редкие волосы.

– Много даже не по себе, – равнодушно отозвался АА.

– Поганое заведеньице, – добавил, подумав, НС.

– Не совсем так, драгоценный мой человек. Совсем, скажем прямо, не так. Поганый… А знаете ли вы, что в своей дивной молодости означало слово «поганый»?

НС неуверенно развёл руками, словно бы о собственной молодости уже не был твёрдого мнения.

– Ну разумеется, сомнений относительно вас у меня нет, – продолжал АА, не глядя на него. – Чёрт бы побрал это нелепое зеркало, – вдруг пробурчал он, повернув голову вбок. – Это нелепое, совершенно неуместное и необъяснимое зеркало. За каким лядом оно возле этих кресел? И никогда, слышите, никогда не бросайтесь этим словом. Хотя, впрочем, все эти путешествия, странствия… – словно диктовал глухо самому себе, вдумываясь попутно в смысл произносимого. – Но всё ж таки не бросайтесь, дорогой мой. Не бросайтесь. И никакими прочими. – Он пригладил волосы так осторожно, словно боялся тем путём лишиться их. – Я прошу вас. Они ведь все такие беззащитные и невесомые...

18 мая 2015

Цитаты и классики

Цитаты из произведений «Афоризмы Моруа. Искусство беседы.»

Перевод с французского и комментарии Владимира Соколова

 

«Искусство беседы» относится к жанру мемуара или памятки (mémoire не путать с мемуарами mémoires – воспоминаниями). Жанр этот практически неизвестен русской литературе, хотя во французской он распространён настолько, что может считаться жанром не только художественной, но и бытовой и деловой литературы. Англичане называют этот жанр эссе, что не совсем верно, хотя и он также заимствован из французской литературы: эссе всё же предполагает discours, т. е. более или менее логически связанное или хотя бы последовательное изложение. Мемуар же – это записки для памяти, который делает или должен делать для себя каждый культурный человек, отобранные и связанные друг с другом общей темой, настроением или обстоятельствами возникновения (местом и временем, например). Это несколько напоминает записную книжку писателя, но записная книжка представляет собой подготовительные записи, а мемуар – это вполне законченное и самостоятельное произведение.

Мемуар включает различные типы записей. В частности, в предлагаемой работе Моруа собрал:

а) афоризмы, как свои, так и других авторов; а иногда и своё отношение к этим афоризмам. Ovide a tort. C'est dans le malheur que tu compteras de nombreux amis. Etre le confidant du bonheur exige des vertus plus rares очевидно полемически зострено к овидиеву amicus certus in re incerta cernitur – «верный друг познаётся в беде»

б) заметки на случай (как раз на манер записной книжки писателя): Il craint tant de ntre pas seul à parle...

в) небольшие сценки из жизни и даже короткие рассказы (см. главку «Conseils a un jeune homme/Советы молодому человеку, как вести беседу»).

Особенно немного нужно остановиться на афоризмах. Под последним обычно понимают «обобщённую, законченную и глубокую мысль определённого автора, выраженную в лаконичной, отточенной форме, отличающуюся меткой выразительностью и явной неожиданностью суждения». Может, так оно и есть. И всё же первоначально под афоризмом понимался текст, имеющий двучленную структуру: «мысль в форме одного предложения – её объяснение или обстоятельства, делающую эту мысль понятной». Или наоборот: «обрисовка ситуации – мысль как вывод из неё». Вот, например, один из афоризмов Грасиана, как полагают, одного из основоположников этого жанра в европейской литературе:

«Быть осторожным в беседе:

с соперниками – из опаски, с прочими – из приличия. Выпустить слово легко, да поймать трудно. В разговоре, как в завещании, – меньше слов, меньше тяжб. Беседуя о пустяках, прощупывай почву для дел поважней. В скрытности есть нечто божественное. Кто в беседе легко открывается, того легко убедить – и победить»...

17 мая 2015

Александр Сапир

Статья «Цепь времён. От Авраама до Моисея.»

Вопросы временных локализаций библейских событий всегда были в центре внимания исследователей Библии.

При каком фараоне Иаков с сыновьями переселился в Египет, когда произошло закабаление евреев, наконец, кто был «фараон Исхода» и в достаточной ли мере обоснована традиционная дата Исхода (1312 г. до н. э.) – по всем этим вопросам до сих пор идут споры; нет и, возможно, никогда не будет единого мнения.

Чтобы распутать клубок противоречивых данных, автор нарисовал два графика (в данной статье не показаны). Первый – с временным масштабом десять лет, второй – пятьдесят лет. Первый охватывает временной отрезок египетского Нового царства от 15 до 12 веков. Второй – существенно более длительный период: от 23 до 10 веков. На графиках выше временной шкалы автор нанёс общепринятую хронологию египетских фараонов, ниже шкалы – всё то, что имеет отношение к библейским событиям. Такой подход позволил визуализировать временные связи между событиями и тем самым облегчить анализ весьма противоречивых данных. Заметим, что ниже все даты соответствуют временам до н. э., и мы не будем всякий раз отмечать это...

16 мая 2015

Записки о языке

Статья «Есть, сэр! Есть что поесть!»

Сегодня мы разберём любопытный случай, с позиции отечественной лингвистики вовсе невероятный, если бы, конечно, эта уважаемая наука в принципе обращала внимание на подобные проблемные стороны русской этимологии. Конечно, такого события ортодоксу-лингвисту и в страшном сне не пожелаешь. А ведь между делом оказывается, что не английские, не немецкие и даже не латинские «древние» слова послужили когда-то основой в создании русского словаря периода, по крайней мере, до конца 16 века от Р. Х.!

Дадим нашему заявлению общее определение: было обнаружено, что в ряде западных языков существуют однокоренные слова, с одной стороны, несущие совершенно разное смысловое значение, с другой – чудесным образом семантически объединённые единым когда-то древним русским корнем ЕСТ!

Вероятно, внимательный читатель скажет: что ж, если такое явление действительно имеет место, то, без сомнения, упомянутое русское слово является прародителем слов в ряде западных языков!

Итак, каким образом корень ЕСТ может разоблачить языковую древность матушки-Европы?..

15 мая 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Андрей Чадов»

По всем понятиям современной киноиндустрии наш сегодняшний герой уже достаточно давно вошёл в ранг звезды. Впрочем, как и его младший брат Алексей. Где-то с двадцати лет они активно снимаются в кино. И не только в России, но в Америке, в Европе. Тем более приятно, что ни о какой звёздности не приходится говорить. Во всяком случае, так нам показалось в разговоре со старшим братом – с Андреем Чадовым....

14 мая 2015

Александр Карабчиевский

Статья «Математика литературы»

...Курс математики предусматривал постоянное решение неких задач и примеров. Эти задачи могли быть почерпнуты дома из учебника, могли быть заданы учителем в классе, их условия имитировали реальные события или были совершенно от этих событий оторваны – важно, что задачи и примеры имели конкретное решение и единственный правильный ответ, обозначенный в учебнике. Курс литературы решения задач не предусматривал. В младших классах в качестве задания бывало дословное запоминание какого-либо куска текста, чаще рифмованного, но иногда и прозаического. В старших же классах проверочным заданием бывали сочинения, в которых наиболее желательным для педагогов результатом было воспроизведение иными словами изложенного на уроке или в учебнике. То есть литературные задачи, возникающие практически перед каждым человеком в течение жизни, из уроков фактически были устранены. Никогда педагоги не ставили перед учеником задачу рассказать одноклассникам интересную историю – хотя в повседневной жизни некоторые самостоятельно эту задачу и ставили себе, и решали. В частности, те, кто бывал в пионерских лагерях, помнят рассказываемые после «отбоя» ужастики или фантастические приключения. А те, кто бывал в местах заключения, знают, что такое «тискать романы». Никогда педагоги не ставили задачи отобрать из незнакомого массива книг те, которые способны заинтересовать целевую аудиторию (да и само понятие целевой аудитории не вводилось). А мне впоследствии в жизни пришлось зарабатывать именно этим умением (об этом в «Пояснениях»). Никогда наши педагоги не ставили ученику задачи рассмешить или растрогать слушателей. Такое случалось, но происходило оно стихийно, спонтанно, вне намерения обучающего. И никакие уроки литературы не помогали и не мешали девочкам заводить «откровенники», то есть тетрадки, в которых записывали не имеющие отношения к урокам, но важные для души стихотворения и афоризмы, или переписывать от руки сентиментальные рассказы (в нашем классе ходила по рукам рукописная душещипательная новелла, приписываемая Константину Симонову). А мальчикам те же уроки не мешали и не помогали переписывать рассказы порнографические (у нас ходил рассказ, приписываемый Толстому, причём Алексею или Льву – несущественно; переписчик ставил обычно имя Льва – оно короче). Ученики могли писать заметки в так называемую «стенную газету» – но лишь те, кому это было специально поручено. Школьная премудрость имела только ту связь с предстоящей после школы деятельностью, что служила экзаменационным предметом, твёрдое знание которого даёт право на обучение этой самой деятельности. При таком методе обучения очень многие молодые люди покидают школы с полным неумением составлять словесные формулы, выбирать адекватный стиль изложения, использовать тропы, драматургические ходы и литературные приёмы в повседневной жизни, точно описывать свои переживания или сочинять деловые письма. Разумеется, они делают это при нужде – жизнь того требует, но такие с усилиями обретённые умения никак не находятся в связи с той премудростью, которой их угощали учителя. Литература (как и во многих случаях школьная математика) оказывается неприменимой в повседневной жизни. Чтобы подсчитать и распределить скудные доходы, достаточно арифметики; чтобы коряво изложить скудные мысли, достаточно знания основ родного языка и нецензурной лексики...

13 мая 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 10. В чём мы подозреваем эту собаку?»

Холмоуотс

«В чём мы подозреваем эту собаку?».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

12 мая 2015

Юрий Меркеев

Повесть «Две полурыбки»

... Есть такая незамысловатая городская легенда о том, что в неизбежной суете обыденной жизни у каждого мужчины и женщины всегда припасены брелоки в виде небольших серебряных полурыбок – не просто изящный сувенир, но Талисман, который только и может соединить две ищущие души. Выглядит это примерно так: встречаются мужчина и женщина, симпатизируют друг другу, даже иногда влюбляются, и в самый сокровенный момент должны вытащить полурыбки, и приложить одну к другой, и посмотреть, совпадет ли сложный рисунок чешуек, совпадет ли вес и размер, совпадет ли всё до мельчайших подробностей в сокрытых от глаз узорах... Обычно не совпадает, потому как вероятность этого – один случай на миллион. Один случай на миллион! Но на то он и случай, что бывает это редчайшее совпадение. Это не сказка, это обычная городская легенда, а легенды, как известно, несут в себе зёрнышко правды...

 

... Вроде бы всё у него было в порядке: красивая и не слишком требовательная жена; в меру ворчливая тёща; молчаливый тесть; скромная пенсия по инвалидности за полученное ранение в ногу во время командировки на Северный Кавказ; неплохая работа по первой своей художественной профессии с небольшим, но стабильным заработком, и любимое дело, в которое он мог уходить с головой как в медитацию или молитву, так, что для него словно бы переставало существовать время. Работал Сергей или, как его звали на работе, Сергей Петрович учителем в одной из местных городских школ, где преподавал рисование в младших классах. А после работы, приходя домой, доставал из ящика письменного стола деревянную заготовку, брал резец и начинал вырезать из дерева очередную фигурку. То из-под его резца выходил корабль, то крохотный медвежонок, то цветок, то что-нибудь абстрактное, в котором при желании можно было увидеть и цветок и корабль одновременно, то – и вовсе ничего не выходило. Но была у него среди поделок одна, которую он никак не мог довести до совершенства, посмеиваясь над своей неуёмностью в работе, смутной тревогой, которая возникала у него, стоило ему взять в руки уже почти завершённую фигурку девушки; и не раз, снимая резцом очередную шероховатость на изгибе руки или плеча или талии, он вспоминал легенду о Галатее, об ожившем творении скульптора, в которую тот влюбился без памяти. Вспоминал и чувствовал, что в этой красивой сказке, в этой вымышленной истории содержится куда больше реальности, чем во многих других историях из так называемой реальной жизни. То была иная реальность, которую можно было почувствовать, но нельзя увидеть. Ему казалось, что когда резец снимет последнюю ненужную линию этого образа, тогда в душе его из неясной еще, но довольно сильной энергии, заставлявшей столько времени вглядываться в неодушевлённый кусочек пространства и убирать из него всё лишнее, явится воплощённое чувство Гармонии, – ведь рука любого творца, каким бы скромным делом он ни занимался, находится в зависимости не только от его острого взгляда, но и от тех душевных движений, в которых сокрыта тайна искусства...

11 мая 2015

Алексей Курганов

Миниатюра в диалоге «С часу до двух»

– Ну, что там?

– Не влазит.

– Как? Ты же вчера говорил!

– Говорил. Вчера влазило. Сегодня – хрен наны.

– А почему?

– Я откуда знаю? Может, разбухло.

– Чего ты мне здесь лапшу вешаешь? Как железо может разбухнуть?

– … а может, диаметр нарос.

– Да с какой стати?

– С обыкновенной. Потому что засовывать надо при минусовой температуре. Так в инструкции написано. А мы при какой засунули? При плюс пяти.

– Но сейчас-то не плюс!

– Сейчас не плюс. Сейчас – ноль. Ни туда, ни сюда.

– Инструкции, обструкции… Мне же Петряев башку оторвёт!

– Не оторвёт. А премии лишит. Погосян бы не лишил. А этот – запросто. Такой человек. Одно слово – сволочь.

– Короче! Чего делать-то? Думай, думай! Ты же специалист, не я! У тебя диплом-то!

– А при чём тут мой диплом? Нет, ты скажи: при чём тут мой диплом? Чего вы меня все дипломом попрекаете? Да, у меня есть диплом – ну и что? Он, между прочим, мастера машинного доения диплом! При чём тут в нашей конкретной ситуации доение?

– Ну, прости, прости… Не знал...

10 мая 2015

Фёдор Избушкин

Статья «Упорство в неведении (о наших скороспелых критиках)»

...Не прошло и двух месяцев, как я вернулся с Босфора, где я лично убедился в существовании так называемых новозаветных мест, описанных фрагментарно в Библии. Это старая крепость Ерос, от названия которой произошёл библейский Иерусалим, и старинный славянский корень которого берёт своё происхождение от славянского рос-рус. Это место поклонения Иисусу – оберегаемая турецкими мусульманами могила на Бейкосе, куда не иссякает поток верующих. Это самая старая в Стамбуле, опекаемая всеми турецкими эмирами почти со дня её основания православная церквушка матери Христа – Марии, называемой «храмом Марии Монгольской». Так на Западе несколько столетий подряд называли и описывали восточных славян – монголами. А саму Марию, как выходца с Руси, – Марией Монгольской, т. е. Марией русской. Это храм Хора, того самого Хора-Христа, оказавшегося в якобы античном пантеоне «древне»-египетских богов и твёрдо там осевшего. Это множество, целая россыпь православных храмов по всему бывшему Царьграду, ставших после раскола христианства мусульманскими мечетями, следы которого, кажется, разбросаны везде, куда падает взгляд туриста или исследователя – кресты, фрески, евангельские сюжеты и символика. Это старый, действительно подлинный большой ипподром, чудесным образом сохранившийся на старых картах и архитектурно скопированный уже в 18-19 веках римлянами и выдаваемый ими за античную постройку. Это сам Босфор, который действительно его ранними обитателями считался рекой, отобразившийся в библейских сказаниях под прорусским гидронимом Иордан. Это, в конце концов, большинство самих турецких подданных, когда-то вышедших, как писали западные средневековые историки, с Руси, в том числе, с татарской земли, с Северного и Южного Кавказа, с Крыма, Украины, Костромы и еще бог знает откуда...

9 мая 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Глава 13»

Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

Недалеко от пересечения улицы Карла Маркса с улицей Ленинской стоит серое пятиэтажное здание, ничем не отличающееся от окружающих его жилых домов. Парни из нашего консульства сказали мне, что в этом здании находится средняя школа №1 – лучшее учебное заведение в городе. При моём первом посещении консульства я попросил Джима Крэйга организовать для меня интервью с директором школы. «Я хочу побеседовать свободно и непринуждённо с преподавателями и учениками», – сказал я, хорошо представляя себе, какой переполох вызовет такая просьба. Не было ни малейшего сомнения, что директор должен будет получить специальное разрешение НКВД для контактов с таким неведомым и опасным зверем, каким является американский журналист.

И вот теперь я взбираюсь вверх по крутой сопке, направляясь на эту встречу. На другой стороне улицы, над приземистым зданием, очень напоминающим крепость, развевается белый флаг с красным диском посредине. Это – японское консульство.

Это чертовски странное обстоятельство – мирное сосуществование в одном городе, на одной и той же улице, в пятистах футах друг от друга, консульств двух смертельных врагов – Америки и Японии. Когда русские организуют банкет по поводу какого-нибудь важного события, ну скажем, в годовщину их кровавого переворота, именуемого Великой Октябрьской социалистической революцией, они обязаны пригласить всех дипломатов, аккредитованных во Владивостоке, верно? Значит, американцы и японцы выпивают за одним и тем же столом? Может, они и руки жмут друг другу?.. Полный бред!

Впрочем, это не то, что занимает меня в эти минуты. Мои мысли заняты другим – предстоящей встречей с директором школы. Я нервничаю. Я никогда не был так взволнован – даже накануне самых важных интервью в моей карьере журналиста. Я был менее взволнован даже тогда, когда я уселся перед итальянским полусумасшедшим диктатором Бенито Муссолини в 1939 году и положил мой магнитофон перед ним. Я был относительно спокоен, задавая вопросы всемогущему и «любимому вождю советского народа» Иосифу Сталину.

Но это интервью – особое! Потому что директор школы, Екатерина Ивановна Гриневская, – моя старшая сестра...

8 мая 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Великая Отечественная война»

Признаться, непросто обращаться к теме Великой Отечественной войны. Непросто, потому как в современном сознании она уже очень далека. И надо сказать, что и к самой Победе, и к подвигу советского народа многие стали нечувствительны. Иначе бы марш «Прощание славянки» не зазвучал бы из мобильного телефона как рингтон. Этот звонок – как сигнал для общества. Ведь именно под эту священную, по сути, музыку, матери и жёны провожали своих сыновей и мужей на фронт. А потом под этот же марш встречали их со слезами на глазах – если, конечно, было, кого встречать с этой страшной войны.

В последнее время, правда, марш «Прощание славянки» редко услышишь как звонок мобильного телефона, но не потому, что одумались, а просто мелодия приелась. И в то же время и в таких условиях государство обязано как-то пытаться приблизить сознание молодых к подвигу наших дедов и прадедов.

И в качестве таких попыток появляются фильмы типа «Мы из будущего», где в разгар военных действий попадают современные хлопцы как раз с мобильными телефонами, куда ж без них. Или, например, Михалков – в своём масштабном полотне заставил героев материться сколько душе угодно, думая, что так героизм будет более понятным. Но ни молодёжь, ни, тем более, старшее поколение не оценило такие творческие методы, а мелькающие в фильме прямо цирковые номера делают картину не только панорамой Великой Отечественной войны, но едва ли не смехопанорамой.

И неудивительно, что на таком фоне, когда стало известно о желании Игоря Угольникова снять фильм о героической обороне Брестской крепости, многие насторожились. Правда, создатель очень популярной в своё время и действительно смешной программы «Оба-на!» в данном случае выступил не режиссёром, а продюсером и автором идеи, но всё равно предчувствия были нехорошие.

Но, к счастью, всё не то что обошлось, а в целом картина получилась действительно достойная и честная. Никакой пошлости в ней, в отличие от фильма Михалкова, нет, а ужасы натурализма, без которых сегодня не обходится любой масштабный фильм о войне, всё же не перечёркивает психологизм картины. Начало страшной войны показано глазами ребёнка, который только-только начинает жить...

7 мая 2015

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Бои без правил»

Надеюсь, плюс на мне не ставит крест,
вокруг оси беззвёздной этой ночью
нелепо крутанувшись.

Только текст
пробелами зияет.

Червоточины
от вымаранных слов – ходы в миры,
где бессловесность удалась на славу,
где правила языковой игры –
бои без правил.

Хук.

Нырок.

Кровавый
исход творения – не твой разбитый нос.

А – миокард, подточенный инфарктом.

Я – негр.

Раб слова.

Альбинос –
среди вороньей стаи.

Но по факту –
никто.

Нигде.

И звать меня никак.

И тень моя – меня гораздо выше.

Блуждающее эхо – я.

В горах.

Я – лунный свет, разлившийся по крышам.

Не более того.

Плююсь.

И плюс
на крест похож.

Не правда ли, Мария?

Но перед тем, загнуться как, упьюсь
теплом твоим.

Устами.

Знаю: крылья
что дал тебе, –
сильны.

А наша дочь –
творение единственное, видно,
которое я богу бы не прочь
дать прочитать.

Нет бога?

Что ж.

Обидно…
6 мая 2015

Шариф Ахмедов

Рассказ-эссе «Метаморфозы одного сна»

В своём рассказе «Сон Колриджа» Хорхе Луис Борхес повествует о случае, произошедшем с известным английским поэтом-романтиком Сэмюэлем Тэйлором Колриджем (1772–1834). Как-то раз, по причине нездоровья приняв наркотическое снадобье, он берётся за чтение труда Пэрчеса, где шла речь о деяниях монгольского правителя. Через некоторое время сон одолевает нашего поэта, и во сне он явственно видит лирический фрагмент необычной красоты, воспевший небесное великолепие дворца, спроектированного и созданного из грёз монгольского владыки. Проснувшись, он в спешке начал записывать мифические строки, опасаясь утерять фрагменты в силу верно подступающей реальности дневного мира. Но, как это всегда бывает, нежданный визит прервал работу. «С немалым удивлением и досадой, – рассказывает Колридж, – я обнаружил, что хотя смутно, но помню общие очертания моего видения, всё прочее, кроме восьми или десяти отдельных строк, исчезло, как круги на поверхности реки от брошенного камня, и – увы! – восстановить их было невозможно». Несмотря на это, именитые современники поэта высоко оценили и те фрагменты неоконченной поэмы.

Затем рассказчик уводит нас в экскурс и знакомит с более или менее схожими казусами, случившимися с другими персонажами истории. Так мы узнаём о сверхъестественном влиянии снов на композитора Джузеппе Тартини (соната «Trillo del Diаvolo»), на Роберта Льюиса Стивенсона («Олалья», «Джекил и Хайд»). Тартини в бодрствующем состоянии попытался воспроизвести музыку сна; Стивенсон получил во сне сюжеты, то есть общие очертания. Удивителен и случай, связанный с Кэдмоном – первым церковным певцом англичан. Уже немолодой и бывший простым пастухом Кэдмон как-то раз улёгся спать в конюшне, среди лошадей, и вот во сне кто-то позвал его по имени и приказал петь. Кэдмон ответил, что не умеет, но ему сказали: «Пой о начале всего сотворённого». И тут Кэдмон произнёс стихи, которых никогда прежде не слышал. Проснувшись, он их не забыл и сумел повторить перед монахами соседнего монастыря. Читать он так и не научился, но монахи объяснили ему тексты Священной истории, и он, «как доброе животное жвачку, пережёвывал их и превращал в сладостные стихи, и таким образом он воспел сотворение мира и человека, и всю историю, рассказанную в Бытии и Исходе сынов Израиля, и их вступление в Землю обетованную, и многое другое из Писания, и воплощение, страсти, воскресение и вознесение Спасителя, и пришествие Святого Духа, и поучения апостолов, а также ужас Страшного Суда, ужас мук адских, блаженство рая, милостивые и грозные приговоры Господа».

Снова возвращаясь к случаю, подарившему миру несравненную музыку слов, Борхес проводит своего рода анализ проявлений неких тайных сил, породивших (в конечном итоге) незабвенный сон Колриджа. Сон этот привиделся поэту году в 1797, а поэму, извлечённую из недр того сна, с разъяснениями её незавершённости, он опубликовал в 1816 году. Ещё двадцать лет спустя в Париже (впервые в Европе) вышел в свет перевод труда персидского историка XIV века, к тому же главного визиря монгольских правителей, Рашид ад-Дина, где был возвеличен дворец монгольского правителя Китая: «К востоку от Ксамду Кубла Хан воздвиг дворец по плану, который был им увиден во сне и сохранён в памяти». Таким образом, первый сон, принадлежность которого приписывается Кубла Хану, приобщил к реальности дворец, второй же, привидевшийся через пять веков Колриджу, – породил поэму (или начало поэмы), внушённую дворцом. «За сходством снов просматривается некий план; огромный промежуток времени говорит о сверхчеловеческом характере исполнителя этого плана», – заключает Борхес и уверяет, что начавшаяся несколько столетий назад история одного сна ещё не подошла к концу...

5 мая 2015

Александр Сапир

Рассказ «Ифигения»

...Слух о предстоящем необычном жертвоприношении быстро распространился, и у храма Аполлона с раннего утра толпился народ.

– Расступись! – кричали конные воины, освобождая путь веренице дорогих крытых колесниц. Они оттеснили народ и стали сплошной цепью вокруг храма. Первым из царской колесницы вышел сам Агамемнон в сопровождении своих верных придворных, Талфибия и Эврибата.

Клитемнестра с Ифигенией ехали отдельно. Служанки помогли им выйти из колесницы и, поддерживая их, повели к храму. Вслед за ними семенил старый Креон. Мать и дочь шли обнявшись, одетые в чёрные длинные одеяния. Ифигения плакала навзрыд, а Клитемнестра что-то говорила ей на ухо. Вожди маленькой кучкой последовали за ними. У Ахилла сжалось сердце, когда он увидел Ифигению. «Я надеюсь на тебя, мама» – шептал он про себя. Он заметил, что все его друзья выглядят не лучшим образом, а верзила Теламонид кусает губы со страдальческим выражением лица. Даже старый Нестор казался слегка растерянным.

Агамемнон подошёл к Клитемнестре и попытался взять её под руку, но она оттолкнула его. Он отошел и, не отрываясь, смотрел на Ифигению. Его глаза под густыми бровями горели фанатичным огнём, а горбоносое узкое лицо казалось ещё более вытянутым.

Бородатый жрец с мясистым красным носом и толстыми губами вышел им навстречу, взял Ифигению за руку и повёл к алтарю – большому камню, на котором было высечено некое подобие то ли Бога, то ли человека. Он передал её служке, а сам воздел руки ввысь и басовитым голосом произнёс нараспев:

– О Бог наш, Феб-Аполлон, Светлоликий и Лучезарный, прими в жертву дщерь царскую, Ифигению, кою царь Агамемнон и весь ахейский народ даруют тебе. Плоть от плоти она царя нашего. Прими её во чертоги свои светлые и возрадуйся с ней. И даруй нам благость свою. Просим тебя, Бог наш, Аполлон Светлоликий, воздари ветер попутный кораблям ахейским, дабы свершился поход на Трою, дабы покарали воины ахейские троян неразумных, что храм твой осквернили и царскую жену покрали. Да будет так...

4 мая 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 9. В издательстве наконец приняли мои новые записки!»

Холмоуотс

«В издательстве наконец приняли мои новые записки!».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

3 мая 2015

Записки о языке

Статья «300 крошечных супружеских измен»

Сколько раз должен изменить мужчина, чтобы любящая женщина заподозрила измену? Что значит измену, спросите вы? И что значит заподозрила? Ну, скажем, пришёл мужик домой со следами губной помады на лбу, на щеках и на губах? Зацелованный кем-то муж – это измена?

Конечно, умная женщина улыбнётся и всего лишь погрозит любимому пальцем:

– Коленька, тебя поцеловала не та женщина!

Коленька забеспокоится, из-за скромного своего нрава не сразу и найдётся. Потом начнёт говорить правду:

– Это самое, поздравляли секретаршу шефа, с... пятидесятилетием. Ира, ты же помнишь её. Она там сегодня подряд со всеми целовалась. Я сильно уворачивался.

«Все ясно, – подумает умная женщина, – мужа на корпоративе пометила двадцатипятилетняя вертихвостка Люська, кошка драная. Пусть она только хоть раз ещё попробует моего Кольку, зрачки выцарапаю!»

Ну, а если женщина не умная?

И что же выходит, слаб наш Колька, постоять за себя не может? Или наоборот – бессовестный и слишком злоупотребляет наивностью жены?

Правда, на следующий день совершенно случайно Ирина обнаружит на каждой пуговице пиджака мужа накрученные светло-рыжие волосы...

2 мая 2015

Лачин

Статья «Нужно ли продолжать дискутировать с новохронологами»

Новохронологи – сторонники теории Новой хронологии (НХ). Почти всю мировую культуру примерно до семнадцатого века они считают созданной западноевропейцами XVII-XIX вв. Все языки мира – отпочковавшимися от русского, все религии – производными от православия. Весь или почти весь мир до семнадцатого века – русской провинцией. Историю до десятого века – несуществовавшей, выдуманной. Западноевропейскую историю до семнадцатого века – тоже.

Налицо разновидность панрусизма, с панправославием и реформой хронологии.

Против новохронологов я написал в журнал «Новая Литература» три статьи – «О Новой хронологии, панславизме и Ф. Избушкине», «О спасении русских, или ещё раз о новохронологах и панславизме» и «Размышление о происхождении всех языков из русского, или пять копеек панрусисту». В НЛ новохронологов критиковали также Олеся Брютова, Александр Левковский, Бусыгин и Козлов. Назову и Игоря Белисова, ограничившегося тем, что на форуме назвал НХ «формой бреда». С нами дискутировал (в статьях и на форуме) новохронолог Фёдор Избушкин. Мы, старохронологи, сочли дальнейшую дискуссию бессмысленной и прервали её. Избушкин бодро публикуется дальше, настолько часто, что НЛ превращается в рассадницу НХ. Границы «Великой Русской Империи» (ВРИ) в его текстах быстро расширились и претендуют уже не только на планету Земля, но и на всю солнечную систему. «ВРИ не ВРИ, а надо бы и честь знать», хочется порою сказать.

В результате сложившейся ситуации между мной и одним из редакторов НЛ произошёл следующий разговор. Имя редактора приводить не буду, при желании он сам сделает это.

Он говорил, что не является сторонником НХ, но удивлён и огорчён, что никто из старохронологов не может завершить дискуссию окончательной победой. Он говорил также, что старохронологи, отмалчиваясь, вызывают подозрение в «интеллектуальной беспомощности», и это его удручает и тревожит. Я отвечал, что принудить новохронологов отказаться от своих утверждений, при всей абсурдности НХ, невозможно, и дальнейшие споры ничего не меняют. Каждый человек может сделать выбор, сравнив тексты старохронологов и новохронологов или только ознакомившись с НХ.

Попытаюсь обосновать свою позицию подробнее и точнее, чем в беседе с редактором...

1 мая 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Образ матери в кино. Часть вторая.»

В прошлый раз, анализируя образ матери на материале кинематографа, одной передачи нам показалось мало. Но мы всё же успели почувствовать, что в культуре и в кино периодически как бы эксплуатируется так называемый архетип великой матери, думающей о судьбе всего мира. И, что важно, такая эксплуатация, так или иначе, отдаёт феминизмом.

Выяснилось, что советская мужеподобная и воинственная мать-коммунистка из фильма «Завтра была война» и ещё более воинственная и мужеподобная мать Сара Коннор из фильма «Терминатор» очень даже похожи. Не нуждаясь мужской защите – они сами кого хочешь защитят – обе матери причастны к самой Истине. Истину эту они, правда, понимают по-разному, но обе готовы отстаивать её с оружием в руках. И главное, что оба образа имеют религиозную окраску. Саре, родившей сына-мессию, такое чувство, что в этой сцене явится ангел как богоизбраннице.

Да и вообще, в центре фильма именно феминистского вида мать с библейским именем. Героев же мужчин, по сути, нет: её сын ещё ребёнок, а Терминаторы не в счёт, они же роботы. Тем более любопытно, что Сара в своих невесёлых думах про плохих мужчин приходит к выводу, что хороший Терминатор лучше всякого живого мужчины. Он же, хоть и тупой, но зато послушный. Выполняет любые приказания, своего слова не имеет и во всех смыслах надёжная махина. Если что, его не проблема починить, нужно лишь знать, где подкрутить отвёрточкой.

И для мамы-Сары не только Терминатор, но и мужчины как таковые лишены творческого начала. И нам для понимания процессов, происходящих в обществе с образом матери, просто необходимо учитывать идеи феминизма.

Прежде всего, нас интересует как раз тот особого рода феминизм, когда женщина, вытеснив мужчин, ещё и хочет взять на себя функцию творца в культуре. Высшее воплощение, проявление таких намерений, это когда она должна заполучить ещё и некий сакральный авторитет. То есть, возвращение к матриархату. Но тут есть трудности.

Ведь и наша, и западная культура основаны на христианстве. В центре христианства мужские образы: Бог Отец, Бог Сын. Образ же Богородицы это сама кротость. И всё это, конечно, давит на мозг идеологов феминизма. Так вот, как же при таком положении дел воплотить мечты тех феминисток, которые планируют ещё и обрести религиозный статус?

Но выход нашли. Во всяком случае, в фильме «Код да Винчи». Его авторы начали с того, что пропели гимн средневековым ведьмам как не зависящим от мужчин женщинам, обладающим мистическим знанием, недоступным мужчинам. А для надёжности вбросили в общество уже, в общем-то, не новую идейку по дискредитации Христа – что он якобы был женат на Марии Магдалине...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.04: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

29.04: Йордан Йовков. Другой мир (рассказ, перевод с болгарского Николая Божикова)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

25.04: Бранислав Янкович. Соловей-пташка (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

22.04: Александр Левковский. Девушка моей мечты (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!