HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Архив публикаций за июнь 2015

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  [2015]   2016  2017 

январь   февраль   март   апрель   май   [июнь]   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


30 июня 2015

Лилия Гаан

Рассказ «"Счастливица" Камиза»

...Как-то он был свидетелем потрясающей сцены.

Прошу извинения за последующие описания, но, как говорится, из песни слов не выкинешь!

Кто хорошо помнит советские времена, тот помнит и отхожие места, безо всякой альтернативы «украшавшие» укромные уголки наших городов. Это были пресловутые туалеты типа «сортир» с буквами «М» и «Ж» на торцах весьма непрезентабельных строений. Изнутри они были так же убоги, как и снаружи – доска с вырезанными отверстиями, и без намёка на кабинки или перегородки.

И вот, как-то наша Камиза во время прогулки по парку почувствовала настоятельную потребность навестить это заведение. Дело-то житейское!

Она скинула на руки супруга плащ и сумку и исчезла за дверью с буквой «Ж».

Прошло некоторое время. И вдруг Бесметов, терпеливо дожидавшийся свою вторую половину, увидел выходящего из женского отделения и что-то недовольно бурчащего себе под нос здоровенного мужика.

Бедного Талгата чуть паралич не разбил!

Где Камиза? И что она так долго делала в туалете вдвоём с этим мужиком? В больших городах полно различных извращенцев, и несчастный мужчина растерянно заметался у входа в туалет, не зная, что делать – то ли незнакомцу в горло вцепиться, то ли для начала выяснить, что тот сделал с его супругой?! Войти в женский туалет он всё же не осмелился – воспитание не позволило! А вдруг там ещё есть женщины?!

И тут, к его несказанному облегчению, на пороге появилась довольная супруга.

– А что? – позже рассказывала она мне об этом происшествии. – Захожу в туалет...

29 июня 2015

Записки о языке

Статья «Буква Зверя»

Этот материал претендует на самый короткий в нашей рубрике. Название статьи перекликается с «Числом Зверя − 666» из Библии, под которым скрыто имя зверя Апокалипсиса − ставленника сатаны. Но наша тема скромнее. Мы рассмотрим, как изменение всего лишь одного звука в иностранном слове способно сделать это слово абсолютно неузнаваемым.

Русс. ЗВЕРИНЫЙ и лат. FERINUS.

Оказывается, русское прилагательное ЗВЕРИНЫЙ и латинское FERINUS, при всей своей несхожести, содержат в себе родственника, т. е. общий корень. Достаточно более пристально приглядеться, чтобы увидеть, что слова эти практически ничем друг от друга не отличаются. Почти ничем. А столь «чужими» и «непохожими» их сделала всего лишь одна кем-то подменённая буква.

Увы, подмену совершили никак не наши восточноевропейские предки, а всё те же «древние латиняне», язык которых (латинский), согласно традиционной истории, послужил основой формирования римского народа.

Эти латиняне попросту выбросили из русского ЗВЕРИНЫЙ буквосочетание ЗВ, заменив его похожим звуком F. И всё. Получилось абсолютно непонятное для славянского слуха, новое и очень-очень древнее слово. Для восстановления из латинского FERINUS русского исходного корня, в качестве промежуточного получаем «ЗЕРИНУС»−«ЗВЕРИНУС»...

28 июня 2015

Цитаты и классики

Сборник переводов «Мир испанских пословиц»

...– А, чтоб ты пропал, Санчо! – воскликнул тут Дон Кихот. – Шесть тысяч чертей взяли бы тебя со всеми твоими пословицами! Целый час ты ими сыплешь, а для меня это, как медленная пытка. Можешь мне поверить, что в один прекрасный день эти пословицы доведут тебя до виселицы. Из-за пословиц тебя низложат твои вассалы, они не потерпят их и взбунтуются. Скажи, невежда, где ты их берёшь и как ты их применяешь, глупец? Ведь для меня вспомнить хотя бы одну пословицу и к месту её привести – это каторжный труд.

– Ей-богу, хозяин, вы сердитесь из-за сущей безделицы. Чёрт подери! Вам жалко, что я пользуюсь собственным достоянием? А ведь у меня только и достояния и имущества, что пословицы да пословицы. Вот и сейчас вертится у меня на языке сразу несколько, и до того подходят они к нашему разговору – прямо как всё равно по мерке сделаны, но только я вам их не скажу: «За благое молчание все тебя будут звать Санчо».

Дон Кихот же ему на это возразил:

– Ты – Санчо, да не тот: ты не только не благой молчальник, ты скверный болтун и скверный упрямец. Но всё же мне любопытно знать, какие такие пословицы пришли тебе на память и будто бы кстати: я порылся в своей памяти, а ведь она у меня недурная, но так и не мог припомнить ничего подходящего.

– Да что может быть лучше этих пословиц, – сказал Санчо: – «Гляди-поглядывай, под зуб мудрости пальца не подкладывай», и ещё: «Скажут тебе: а ну, подобру-поздорову, и с женой моей чтоб ни полслова, – ты рот на замок и молчок», и ещё: «Плетью обуха не перешибёшь», – ну разве они сюда не подходят?..

26 июня 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Александр Митта»

Сегодняшний наш собеседник – и режиссёр выдающийся, и педагог исключительный. В Европе студенты ему рукоплещут. А в России ему с почтением жмёт руку, называя своим учителем, Алексей Балабанов. А он сегодня считается, пожалуй, главным российским режиссёром. Но если последние фильмы Балабанова проникнуты безысходностью, а действуют в них, скорее, не люди, а манекены, то картины его учителя Александра Митты всегда были жизнеутверждающие, а сами герои – личности вдохновенные и масштабные.

Взять фильм о Петре Первом, прорубающем окно в Европу, в исполнении темпераментнейшего Алексея Петренко, где ему помогает арап в исполнении не менее темпераментного Владимира Высоцкого. Или фильм «Гори, гори, моя звезда». Здесь вдохновенны и темпераментны все – Олег Табаков, Евгений Леонов, Олег Ефремов. И, кстати, именно эта картина, что называется, и прорубила окно в Европу уже для Александра Митты как для педагога. В Германии она не сходила с киноэкранов почти лет десять.

И там же – в Германии – Александр Митта уже давно преподаёт. Как педагог он разработал уникальный глубокий курс и в своих лекциях о киноискусстве апеллирует ко всем остальным видам искусства, устанавливает связь между ними. Эта же тема – созвучия кинематографа с театром, живописью, поэзией – как раз звучит в фильме «Гори, гори, моя звезда».

Три гениальных актёра хором поют известный романс. И комичный герой Евгения Леонова олицетворяет только-только зародившийся синематограф, ещё как такое увеселительное, балаганное зрелище. Экспрессивный герой Табакова, за которым скрывается сам Мейерхольд, воплощает силу театрального искусства. Ну а замыкает трио гениальный, но молчаливый, а точнее, немой художник Ефремова. И то, что художник поёт молча, про себя – так это режиссёр говорит о живописи как о молчаливом виде искусства. И, между прочим, сам Александр Митта, до того как посвятить себя кинематографу, думал стать художником, а сам этот фильм называет своей любимой картиной.

И нам его просто невозможно не любить, хотя бы потому, что здесь за одним столом собралась компания из таких легендарных актёров...

25 июня 2015

Владимир Соколов

Статья «О модусе времени в повествовательных жанрах. Динамическое описание.»

Людям, которые об этом не задумываются, кажется, что рассказ или стихотворение, а даже и пьеса или роман, просты и естественны и выпеваются как песня. Сами собой. Но песня сама собой не поётся, а уж даже рассказ или стихотворение сами собой не пишутся. И ничего простого и естественного в них нет. Все литературные жанры насквозь сложны, искусственны и до самой крышки напичканы литературными условностями. Очень немногие задумываются над тем, что литературные жанры возникли не с бухты и не с барахты, а имеют за собой длительный исторический ресурс. Этот исторический ресурс имеет не только справочно-познавательный характер, но определяет саму природу и структуру литературного произведения.

Овладеть искусством создания произведения – нелёгкая наука, которой необходимо овладеть. И если рассказ или стишок там можно состряпать... нет-нет, не по наитию, по наитию даже эпиграммы не сочинишь... по образцу и подобию имеющихся образцов жанра, то уже повесть или одноактная пьеса без серьёзной аналитической работы не получатся.

Мы не собираемся читать лекции о механизме функционирования жанров. Проиллюстрируем нашу мысль лишь одним компонентом, но очень важным для повествовательных жанров: временем. Каждый, даже самый неискушённый читатель скажет: вот этот рассказ де затянут, а этот наоборот скороговорен. А вот Пушкин или Вальтер Скотт – вот они-то писали в самый раз и не растянуто и не скоропалительно. Естественно. Ага, естественно. Держи карман шире со своей естественностью. Хотел бы знать, куда ты её приляпаешь. По крайней мере, совершенно очевидно, что повествовательное время – это совсем не то, что реальное время. Пушкин и Вальтер Скотт кажутся естественными не потому, что время действия их произведений совпадает с реальным временем протекания описываемых ими событий. А совсем наоборот...

24 июня 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 16. Говорят, капля никотина убивает лошадь...»

Холмоуотс

«Говорят, капля никотина убивает лошадь...».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

23 июня 2015

Борис Петров

Рассказ «Премия»

...Донецк обстреляли в конце января, а вслед за ним – Мариуполь и Краматорск. Стрельба в Донецке велась всё время, но тут снаряды угодили в остановку. В Мариуполе и Краматорске, уже привыкавшим жить мирно, накрыло жилые кварталы.

Убитых похоронили.

Кирилл чистил тексты от «террористов» и «фашистов» уже машинально, не задумываясь над тем, что делают его руки. Конфликтующие стороны возлагали ответственность друг на друга, Россия призывала обуздать «партию войны» на Украине, а Киев взывал к защите от «агрессии Москвы». Приятель из ополченцев (поехал воевать на Донбасс летом, вернулся осенью в период затишья, сказав, что там «стало скучно») порывался Кириллу набить морду за предательство российских интересов и высказанное мнение об ответственности вояк из ДНР за человеческие жертвы. Аналогично поступил навестивший Москву украинский друг, когда услышал от Кирилла ремарку о том, что и у украинцев есть значительная доля вины в этой продолжающейся уже год бойне.

Сторонник ДНР был тощ и субтилен, поэтому Кирилл отбился, только костяшки сбил на правой руке. После посиделок с киевлянином он явился домой с фингалом под глазом.

– Опять нажрался, – сказала Лариса и отослала его спать на диван...

22 июня 2015

Валерий Бродовский

Рассказ «У речки дуб стоял могучий»

За лукой, там, где река завершает свой изгиб, с давних времён рос старый дуб. Многие годы вёсны и осени склонялись пред ним, а он кланялся лишь страннику-ветру, приветствуя его шуршанием своей листвы. Словно могучий исполин, стоял дуб на берегу, радуясь соседству с говорливой подругой-рекой. Его мощные ветви, будто покатые плечи богатыря, раздавались далеко в стороны, образуя густую крону, в тени которой не один век останавливались передохнуть путники. Не приходилось скучать нашему исполину. То коровка заблудшая потрётся о ствол, то пастух укроется в его тени. Притихнет тогда дуб, обласкает человека прохладой, даст отдохнуть, а потом весело помашет на прощанье.

Любила река исполина, ведь он вырос на её глазах. Едва почувствует, что старый друг заскучал, тут же подкатит поближе да поведает все свежие новости из дальних мест, откуда свои воды берёт. Солнце сменялось луной, день – ночью. Затихал под вечер наш великан, засыпал умиротворённым сном, предоставляя кров птицам. Притихнет и река, дабы не мешать отдыху богатыря. Так и соседствовали мирно дерево и река.

Однажды стал замечать дуб, что его неунывающая подруга загрустила...

21 июня 2015

Вера Лоранс

Рассказ «Огурцы»

Он вернулся домой поздно. И в плохом настроении, это можно было угадать ещё по шагам его за дверью – глухим, тяжёлым. Долго открывал дверь, не мог попасть ключом в замочную скважину. А когда открыл, запах спиртного сразу распространился сначала по коридору, а затем и по всей квартире.

Разувался нога об ногу, не расшнуровывая ботинок. Они долго не поддавались, несмотря на ругательства, потом по очереди снялись, разлетелись в разные стороны. Один больно ушиб её. И она взвизгнула. Тут же повернулась и убежала на кухню. Знала, что он скоро придёт, и сидела в углу, неподвижно глядя в дверной проём.

Она привыкла к его поздним возвращениям. Так было уже давно. Но иногда в памяти всплывали воспоминания о другом времени, спокойном и приятном. Тогда всё было по-другому, и он был другим. Возвращался домой, когда ей не хотелось ещё спать. И запах от него исходил другой – его собственный. Он улыбался, когда входил и видел её. Говорил ласковые слова, гладил по голове. Потом они ужинали. Он часто приносил что-нибудь вкусное и ласково смотрел, как она ест. Сажал её на колени и прижимал к себе. Но это было так давно, и воспоминания всплывали всё реже, были уже отрывочными, путались с обрывками её снов.

Она уже привыкла к тяжёлым шагам, ругательствам и побоям. Уже не пряталась, потому что прятаться было ещё хуже – он находил её повсюду в маленьком пространстве однушки. И тогда было ещё больней, потому что он свирепел и мог ударить уже не рукой, а чем-нибудь потяжелее.

Она привыкла и уже думала, что все так живут. Другой жизни не существует. Ей было больно почти всегда. Но никогда не было обидно. Она не знала, что есть такое чувство – обида. Его можно было бояться – или не бояться. И всё.

Сейчас она боялась. Боялась заранее, хотя ничего ещё не произошло за сегодняшний вечер. Ушиб от ботинка – совсем не больно, она о нём уже успела забыть. Мотнула головой и прислушалась...

20 июня 2015

Александр Левковский

Роман «Самый далёкий тыл. Главы 14 и 15»

авторский перевод с английского
Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

...Я встал, подошёл к окну и с минуту глядел на улицу, круто уходящую вниз, к заливу. Бухта Золотой Рог – то же название, что и бухта в Сан-Франциско... И улицы здесь, в городе, где я родился, точно так же стремятся вниз, как и улицы в далёком Сан-Франциско...

Катя сказала тихо, как бы стремясь убедить меня спокойствием своего голоса:

– Моя жизнь сейчас имеет глубокий смысл – я преподаю русскую литературу; я внушаю моим ученикам любовь к стихам Пушкина и Лермонтова, к прозе Толстого и Тургенева.

– А как насчёт Достоевского? Внушаешь ты им любовь к Достоевскому?

– Нет.

– А к Бунину?

– Нет.

– А к Набокову?

– Тоже нет... Нам нельзя упоминать их. Они считаются реакционными писателями.

– Но ты ведь знаешь, что это неправда!

Она пожала плечами, не глядя на меня.

– Я ничего не могу поделать. Единственное, что я могу – это учить детей любить литературу, быть честными, быть хорошими гражданами.

– Гражданами новой России, которая бросила нас в маньчжурскую ссылку?

– Гражданами России, какой бы она ни была! Это моя страна – права она или нет...

19 июня 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Сергей Соловьёв»

...Роман Оленев: Этот финальный выход Цоя эффектный – как вы думаете, не было ли в этом призыве русских рокеров конца двадцатого века чего-то общего с призывом русской интеллигенции начала двадцатого века? И те и те хотели перемен, а в итоге и интеллигенция едва ли не исчезла, и русский рок…

 

Сергей Соловьёв: Да, и те и те допустили, я думаю, ужасно трагическую наивность и своего рода такое даже интеллигентское безумие. Потому что кричать «Перемен!» это одно, а знать, каких именно ты хочешь перемен – это совершенно другое. И вот я сам был на этой съёмке и сам стоял в толпе, которая кричала: «Перемен! Хочу перемен!». И я ещё тогда подумал: каких, собственно, перемен? Но я как-то эту мысль заглушил. А она оказалась очень стойкой и серьёзной, и поэтому я и снял фильм «Два Асса два».

 

Роман Оленев: Почувствовали, что сегодня вновь [наступают перемены]?

 

Сергей Соловьёв: Я почувствовал, что нехорошо, если я вот таким идиотом просто останусь, даже просто в истории русского кино. Вот такой идиот, который [кричит]: «Перемен! Перемен!». – Каких? – «А хрен его знает! Перемен!». Вот очень важно знать, что это за перемены. Это важное дело...

17 июня 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 15. Как этот негодяй сюда проник?»

Холмоуотс

«Как этот негодяй сюда проник?».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

16 июня 2015

Сергей Жуковский

Рассказ «Утро»

А это утро было таким тихим, что было слышно, как синички выщипывают нежно-жёлтый пух в своих подбрюшьях. Тополиные опушки мягкими хлопьями срывались с ветвей и, гонимые шаловливым ветерком, разлетались по пыльному двору. Небритый в рваной майке отчаянно колотил синим пластмассовым овалом красно-чёрный половик, а Дарья Ивановна степенно, как и всегда, вышла из подъезда с бидоном. За молоком. Николай Никитич прикурил и ловко метнул в пустой бидон сгоревшую спичку.

Солнце не наваливалось, а мягко струилось сквозь кроны тополей и берёз; каждый лист дерева казался вырезанным из малахитовой фольги – если вообще такая фольга существует – нет, скорее, малахитовым протуберанцем из гигантской ветвистой кроны – яркого зелёного солнца на фоне серых пятиэтажек. Николай Никитич расстегнул воротник рубашки и кинул в щербатый рот горсть чёрных семечек.

– Витька, семок хошь? – Николай Никитич щедро сыпанул на ладонь семечек.

– Не-а, дядя Коля! – белобрысый пацан быстро пробежал с батоном и пакетом кефира. – Мне ещё в химчистку!

– Ну, запрягли малого! – Николай Никитич сплюнул шелуху. – Погодка – райская! А он – в химчистку!..

15 июня 2015

Евгений Гольцов

Роман «Роуд-муви»

...Полиция обнесла дом красно-чёрной лентой, а место, где был ликвидирован свидетель из местных, было обведено белым контуром. Легавые, мусора, свиньи – как принято называть полицейских на криминальном жаргоне, сновали по округе, методично уничтожая улики, следы, запахи своей непроходимой глупостью.

– Я ни черта не понимаю в этой истории. Я много всякого дерьма повидал: ну зарезал один сосед другого из зависти, жена отравила своего муженька-забудылгу, ну изнасиловали толпой неосторожную девку, но это…

– А что говорят криминалисты?

– Да что говорят. Говорят, что убит он метательным ножом, с расстояния, очень профессионально. Отпечатков нет.

– Что за тип-то?

– Местный пьяница, приехал из города лечиться от наркомании. Природа и всё такое, но, видимо, не очень успешно, в крови у него обнаружили следы кокаина.

– Бред собачий, где в этой глуши можно найти кокаин? Тут всё-таки не Мексика.

– Похоже, его угостил другой персонаж, некий Стеклов, столичный хлыщ. Приехал сюда отдыхать от суеты. Торчки. Ненавижу.

– И что этим богатеньким сыночкам не сидится дома? Будь у меня порядок с деньгами, мне бы в последнюю очередь пришла в голову мысль забраться сюда.

– Это точно. Но самое странное, что во всём этом бардаке делал слон, обвешанный пиротехникой по самые уши?

– Да уж, история действительно непонятная. Слона похитили с гастролей, заказанных одним местным нефтяным воротилой. Скорее всего, это была группа людей, но ни один из них не был замечен. Его искали с вертолётами – всё бесполезно. И вот он появляется в ничем не приметной деревне и устраивает тут шоу. Аборигены перепугались, палить начали…

– Как только с ума не сходят – тьфу. В этом районе вообще как проклятие какое-то. Не так давно зеки сбежали из колонии, и до сих пор никого из них не нашли.

– Может, они в этом замешаны?

– Ты рехнулся, зачем зекам воровать циркового слона?..

14 июня 2015

Александр Левковский

Статья «В тисках и объятьях капитализма и социализма»

...Я уже полным ходом писал эти заметки, когда мне вдруг попалась на глаза пара статей, недавно опубликованных в российских журналах и посвящённых одному явлению, буквально ошеломившему меня. Оказалось, к моему изумлению, что в так называемом «постсоветском пространстве» есть ещё люди, свято и истово верящие в идею так называемого «чистого» марксизма-ленинизма, не затронутого многочисленными «искажениями» и «не запачканного» преступлениями сталинской эпохи. Они проклинают «преступную» западную буржуазию, обвиняя её во всех грехах, смешивают с грязью капиталистический Запад (и, в особенности, империалистическую Америку) и провозглашают неминуемый приход бесклассового и безгосударственного коммунизма.

Для меня было ясно, что их взгляды основаны на безнадёжно устаревшем романе Максима Горького «Мать», на книге Эмиля Золя «Жерминаль» и романах Эптона Синклера, показывающих ужасы капитализма конца 19-го – начала 20-го века. Было абсолютно ясно, что авторы этих статей совершенно не знают современного Запада и понятия не имеют о современном прогрессивном капитализме...

13 июня 2015

Записки о языке

Статья «Кукиш турецкому Султану»

Увы, это не наша выдумка и не попытка оскорбить память основателей османского государства! Наш рассказ – исторический факт середины 17 века, о котором вы не прочитаете в учебниках истории! Рассказ о столь смелом поведении цивилизованных австрийцев, сравнить который можно разве что с недавними безумными санкциями, наущенными «банкирскими домами» в отношении русского мира. Напоминает он скорее выходку хулигана, нацарапавшего на заборе неприличное слово, но никак не поступок государственного мужа могущественной монархии Европы. Но что поделать, былое, на радость нам, изобилует такими вот весёлыми историями, и поэтому всё, что сегодня нам остаётся – это лишь весело улыбаться хулиганским выходкам предков!

Собор Святого Стефана в Вене – важнейший католический собор в Центральной Европе. Возведение собора традиционно датируется 12 веком от Рождества Христова. Самая высокая центральная башня возвышается на 133 метра! А с учётом венчающего шпиль собора «имперского орла» – на целых 137 метров! При ширине в 62 метра длина собора составляет – 198 метров! Возле главного входа расположена кафедра св. Иоанна Капистрана, c которой он в 1454 году призывал к крестовому походу на турок, Распятие «с зубной болью», называемое так из-за выражения на лике Спасителя, орга́н-великан с четырьмя рядами клавишей, ста двадцатью пятью регистрами и десятью тысячами органных труб…

Одно уже перечисление параметров готического архитектурного шедевра австрийских католиков способно вызвать восхищение! Однако этот величественный собор, оказывается, не всегда был католическим, и не всегда австрийским. Мало того, даже разговаривали в Австрии не всегда на том «австрийском языке», которым разговаривают сегодня. По крайней мере, до 16 века. Но как же такое может быть? Неужели старую Австрию еще 500 лет назад заселяли не австрийцы? Но тогда кто? Что говорят историки?..

12 июня 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Ежи Штур»

Все, кто хоть сколько-нибудь интересовался прошедшим Одесским кинофестивалем, конечно же, знали, что председателем на нём был польский актёр Ежи Штур. Только вот что же мы, собственно, знали о Ежи Штуре до фестиваля? Помимо блестяще исполненной им роли американского киллера в комедии Юлиуша Махульского «Дежа вю», забавной роли в фильме «Новые амазонки» всё того же Махульского.

А оказывается, что начинал Ежи Штур с сугубо драматических ролей. И вообще, не каждому актёру везёт так радикально менять амплуа – от героев Достоевского и измученных моральными поисками интеллигентов вдруг повернуться к чисто комедийным героям, потом суметь вновь вернуться к драме и, наконец, самому стать режиссёром, сценаристом, самому играть главные роли в своих трагикомедийных по жанру фильмах. Кстати, многие из которых отмечены на фестивалях.

Кроме того, оказывается, Ежи Штур уже лет как десять ректор Высшего театрального училища в Кракове, то есть главного театрального вуза Польши, и целых двадцать лет преподавал в Италии. Итальянский язык он знает в совершенстве, сам ставил в Италии спектакли, имевшие у публики неизменный успех. Там же, кстати, в Италии, он познакомился с Андреем Тарковским, когда тот снимал «Ностальгию». И надо сказать, что и Ежи Штур всегда любил русскую культуру. Ну а после съёмок в Одессе фильма «Дежа вю» действительно проникся к ней ностальгией.

Но вот только мог ли он тогда предположить, что именно фильм «Дежа вю» впоследствии ещё и станет главным толчком для организаторов Одесского фестиваля пригласить его возглавить жюри – фестиваль комедийной направленности. Ведь фильм «Дежа вю» это не просто комедия, но, я думаю, вряд ли есть более одесская кинокомедия...

11 июня 2015

Татьяна Воропай

Критическая статья «Литература вне контекста. Современная русская литература зарубежья. Александр Крамер.»

...Александр Крамер – один из представителей четвёртой волны, прозаик-новеллист. Виртуозный рассказчик, впитавший и классическую традицию (Бунин, Чехов, Зощенко), и (в гораздо меньшей степени) постмодернистский «дух времени». Его отношение к «четвёртой волне» скорее формально: хороший прозаик, как и хороший поэт, перед миром и Богом – всегда стоит наособицу. Классификации, границы больше нужны критику и литературоведу, иначе не справиться с необозримым эмпирическим полем литературы.

А на этом поле всего слышнее постмодернистские голоса. Со всеми вытекающими. Кроме обновлённой поэтики, использовать элементы которой стало в литературе хорошим тоном, постмодернизм поставил под сомнение так называемые «большие нарративы» – Разум, Истина, Наука, Мораль т. д. В результате верх и низ, сакральное и профанное, добро и зло перестали структурировать и жизнь, и литературу. Нравственное чувство, неотделимое от классической русской литературы, выветрилось, испарилось, исчезло. Оно стало рудиментом, старомодным пережитком того наследия, которое писатели и теоретики не без успеха старались деконструировать. Поэтика стала самодостаточной художественной доминантой, а стиль стал предметом не только у В. В. Набокова, но и у бесчисленных его эпигонов. И в этом нет ничего нового. Развитие литературы всегда шло благодаря обновлению формы. Беда в том, что за этой «игрой в классики», «игрой в бисер» – содержательно – ничего не стоит, вернее, стоит потрясающая нравственная пустота, этическая невменяемость.

Русские писатели зарубежья, особенно последней волны, испытали влияние постмодернистского дискурса в гораздо меньшей степени. Увозя в эмиграцию свои библиотеки, они вместе с ними увозили и свой культурный background, истоки и начала, от которых немыслимо было отказаться в угоду новым литературным модам. Оказавшись или «застряв» между культурными трендами, они тем самым получили дополнительный импульс самосохранения, оказавшись вне зоны доступа мейнстримов, не на шутку разгулявшихся как в европейском культурном пространстве, так и в покинутом отечестве...

10 июня 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 14. Труп хотя и не дышит...»

Холмоуотс

«Труп хотя и не дышит...».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

9 июня 2015

Андрей Щеглов

Сборник переводов «Голоса Швеции. Песни шведских бардов.»

Скончался возчик Лундгрен. Печали не тая,
Пришли с отцом проститься красавцы-сыновья.
Вот, собственно, и весь кортеж: четвёрка молодцов.
Попоной новой убран конь и в дальний путь готов. 

И вот повозка, конь и гроб вершат свой скорбный путь.
Сказал вдруг Оскар: «Отчего б нам в город не свернуть?
Зайти в трактир и пропустить один-другой глоток.
А пастор, если что, простит и подождёт чуток». 

Идея всем понравилась, в глазах блеснул огонь.
И в городок направились повозка, гроб и конь.
Воспряли духом братья! Вернул им силы хмель
И прочь забрал понятье, какова поездки цель. 

А был погожий, дивный и ласковый денёк,
И братьев из трактира в трактир возил конёк.
И чарок средь веселья никто уж не считал,
И о забытой цели вспоминать никто не стал. 

И лишь когда над городом легла ночная мгла...
8 июня 2015

Алексей Курганов

Миниатюра в диалоге «Конь в пальто»

– …и помните, товарищи: мы, музейные работники, должны стараться не для себя. Мы должны стараться даже не для посетителей. Мы должны стараться для Истории! Потому что – что? Правильно: потому что мы – её хранители, старатели, оберегатели и содержатели! Ура, товарищи! В общем, если кто во вторник не будет готов к краеведческой экспозиции «То берёзка, то рябинка…», того лишу надбавки за третий квартал. На сегодня всё. Все свободны. О! Сколько лет сколько зим! Сукин! Здорово! Опять тебя прислали? Хотя нормальных в вашей развесёлой богадельне никогда не водилось… Ну, и как дела наши скорбные?

– Во-первых, я не Сукин, а Зукин. Во-вторых, никто меня никуда не присылал. Я закреплённый ещё с зимы за вашим участком приказом директора. А в-третьих, дела нормально. Ступор не проворачивается, так что экспозиция будет качаться, а если ещё растяжки ослабить, то и трещать.

– Вот те хрен, Иваныч! Очень приятно! Вот как тебя, Сукин, встречаю – сразу сердце радуется и на душе тепло! Вчера же проворачивался!

– А сегодня – нет.

– А почему?

– А я откуда знаю? Может, в фигуру коня вода попала.

– Какая вода?

– Из трубы. Прямо над ним труба лопнула. Водопроводная. Залила коня.

– А Мамая?

– А чего Мамаю-то? Он – хан. Он – сверху. Он – на коне. Он не лошадь.

– А почему лопнула-то, Сукин? Вот почему она именно сейчас взяла и лопнула?

– А вы у неё спросите. Может, старая потому что. Проржавела. Её ставили-то когда?

– Когда?

– Я не знаю, когда. Но давно. Чуть ли не при этом самом Мамае...

7 июня 2015

Записки о языке

Статья «Евгений Жуков. Русский язык: пересмотр структуры слова»

Итак, ранее мы установили, что в лингвистике не проговорено, что около 70% слов русского языка произошли путём соединения приставок, окончаний и суффиксов к неким корням, как к носителям лексического значения слова. Корень – это главная значимая часть слова, которая выражает основное значение данного слова и общее лексическое значение всех однокоренных слов. Число корней в русском языке так же до сих пор не просчитано.

В сложносоставных словах содержится несколько корней: желез-н-о-дорож-н-ый, долг-о-строй…

Слово – основная единица языка, служащая для именования предмета, его свойства, а так же явлений, отношений действительности, обладающая совокупностью семантических, фонетических, грамматических признаков, специфичных для каждого языка. Характерные признаки слова – цельность, выделимость и свободная воспроизводимость в речи. В слове различаются следующие структуры: фонетическая (организованная совокупность звуковых явлений, образующих звуковую оболочку слова), морфологическая (совокупность морфем), семантическая (совокупность значений слова).

Определение «корня или корня слова» в западной версии «Википедии» ещё более однозначно: «Корень или корень слова, это первичная (основанная) лексическая единица слова, несущая основное семантическое значение, которая стоит за приставкой и перед суффиксом и окончанием, и которая не может быть уменьшена в размерах…».

Таким образом, из определения следует, что фонетическая организованная совокупность звуковых явлений, образующих звуковую оболочку слова, не является самостоятельной семантической единицей и может рассматриваться только вместе со значением (смыслом) самого слова...

6 июня 2015

Александр Левковский

Рассказ «Чёрная роза»

Наш дворник-эфиоп был призван в армию, и за неделю его отсутствия территория вокруг катка, обычно чистая и ухоженная, стала неубранной и замусоренной. Я очень чувствителен даже к виду обычного окурка, брошенного на тротуар, но сейчас мне было безразлично. Всё равно я здесь доживаю последние дни. В американском посольстве мне сказали, что виза для меня будет готова дней через десять-пятнадцать, и тогда я спокойно покину бескрайнюю пустыню Негев, и столицу пустыни Беэр-Шеву, и раскалённое круглогодичное израильское солнце над головой...

Впрочем, не так уж спокойно я распрощаюсь с Израилем. Хоть я уже чувствую себя в Нью-Йорке, за десятки тысяч километров отсюда, – я знаю, что мне будет невыносимо тяжело расстаться с моими десятью ученицами. Я поставил их на коньки три-пять-десять лет тому назад, научил их двигаться по льду, сначала неуверенно, а потом всё более и более раскованно, и обучил их всем премудростям фигурного катания – от простых шагов, поворотов и спиралей до фантастических сальхова, акселя, лутца и волчка... Вот так же трудно – до слёз трудно! – мне было расставаться в Москве с моими ученицами на катке «Локомотива» пятнадцать лет тому назад...

Мне недавно исполнилось шестьдесят пять. Из этих десятков прожитых лет долгие тридцать пять были отданы девочкам-фигуристкам. Сколько их было у меня! Десятки, многие десятки; даже, пожалуй, сотни... Пятилетние крохи, цепляющиеся за мою руку и еле-еле передвигающие непослушные ножки по сверкающему льду, превращались через пять-десять лет в воплощение девичьей красоты, в ледяных фей, тонких, стройных, летящих по льду, гнущихся, взлетающих, скользящих, стремительно вращающихся – и медленно расстилающихся по ледяной поверхности под замирающую музыку в финале...

Вот только чемпионок у меня за все эти годы не было ни одной. Были серебряные медалистки на первенстве Союза и чемпионате Европы; были бронзовые медали на Олимпийских играх... А золота не было; золото от меня ускользало... Куда ускользало? К американкам, и китаянкам, и француженкам, и японкам... Но чаще всего – к девочкам из команды моего главного и вечного соперника, Ксении Пономарёвой...

5 июня 2015

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Марк Трэвис»

...Роман Оленев: Вы преподаёте не только на Украине, а в самых разных странах. И, что важно, преподаёте целый комплекс дисциплин. Это и режиссура, и актёрское мастерство, и, насколько я знаю, обучение написанию сценария. Скажите, где, в каких странах вы замечаете наибольший потенциал у студентов, другими словами, от каких стран ожидать всплеска новых идей для развития мирового кинематографа?

Марк Трэвис: Ха-ха-ха! Я расскажу вам интересную вещь. В процессе работы по всему миру и общения со многими разными учениками – труднее всего работать с учениками из Лос-Анджелеса. Чем дальше я от Лос-Анджелеса, тем лучше ученики. Сейчас я в одиннадцати часовых поясах от Лос-Анджелеса, и это почти самая дальняя точка. Это не значит, что здешние ученики – лучшие режиссёры. Это означает, что они лучшие ученики. По моему опыту, чем больше я удаляюсь, тем более открытыми становятся ученики, тем больше стремятся учиться и меньше спеси, самонадеянности, меньше стен они ставят перед собой. Теперь о всплеске. Вы говорите о всплеске, который мог бы случиться здесь? Это возможно. Потому что то, что я вижу здесь, на Украине, происходит благодаря фестивалю и благодаря энтузиазму к созданию кино. Кажется, что всё здорово. Но в то же время – никаких мастер-классов, никакого опыта, порой никакого оборудования, ничего. Так что потенциал беден. Это как дамба, сдерживающая воду. Всё остаётся за ней. Если мы сможем принести на Украину – а я хочу быть одним из тех, кто это сделает, и могу привести других людей – мы принесём одну из лучших школ и мировой опыт в эту страну, которая хочет создавать кино. Сейчас идёт борьба за это. Если нам удастся, появится потенциал для огромного всплеска, о котором вы говорите.

Роман Оленев: Есть известное явление на сегодняшний день: если двадцать лет назад в принципе было почти невозможно увидеть режиссёра, который бы не имел специального кинематографического образования, то есть сегодня это, в общем, вполне обычная вещь. Вы считаете в целом эту ситуацию полезной для развития кинематографа как такового?

Марк Трэвис: Это очень положительная тенденция, если я правильно понял вопрос. Большей частью приходится сталкиваться с технологиями при создании кино. Во-первых, это техника – камеры, свет, звук. А теперь каждый может взять камеру – как ваши камеры здесь – и снимать кино, создать фильм за один день. Просто можно снять кино за один день. И есть много режиссёров, которые возьмут камеру, несколько актёров и снимут очень хороший фильм. У них нет опыта, но они сделают хорошее кино. Есть также много режиссёров без опыта, которые снимут очень плохое кино. И теперь у нас много плохих фильмов тоже. Но это нормально, это не проблема, это случается. Это как вы приходите в книжный магазин, а там слишком много книг, и большинство из них – не очень. Сейчас слишком много фильмов. Большинство из них – не очень. Но если режиссёр инстинктивно снимает хорошее кино, это означает, что у него хорошие способности рассказчика. И большая часть моих тренингов и тренингов других людей посвящена тому, чтобы научить режиссёров лучше рассказывать истории. Вовсе не сложно изучить камеру. Но очень сложно научить рассказывать хорошие истории...

4 июня 2015

Олег Ботизад

Повесть «Фехтовальщики 2»

...Чем спорт отличается от физкультуры или от других развлечений? Тем, что он – не физкультура и не развлечение. Как ни банально это звучит, спорт – это состязание, помноженное на труд, на бесконечные, изматывающие тренировки, на отказ от тех самых развлечений и иных удовольствий. С физкультурой он имеет тоже мало общего, да и с укреплением здоровья часто входит в противоречие, так как требует от человека предельного, а то и запредельного напряжения сил и жизненных ресурсов. И это относится не только к тем спортсменам, которые штурмуют мировые или олимпийские рекорды. У каждого человека – свой предел. Один многократно побеждает в мировых марафонах, а у другого рвётся артерия на школьных соревнованиях.

Антон не задумывался, что такое спорт. В фехтование он пришёл в десять лет, насмотревшись на киношных мушкетёров и начитавшись Дюма. Сам узнал, где в городе находится фехтовальная школа, сам пришёл туда. И уже там ему объяснили, что тренировки – это путь к бою, а бой – это путь к победе. Победа же даётся напряжением всех сил, потому что твой соперник тоже рвётся к победе. Он понял это и принял, он хотел быть победителем. Да, фехтование – это красиво (особенно, в кино), но те, кто любит в нём лишь красоту, должны идти в театральное фехтование или в историческое. В спорт идут бойцы.

Как и ожидалось, в финал краевого первенства вышли Антон и Герман. Их поединок решит, кто станет чемпионом.

И вот счёт «5:5», а бой длится до десяти. Кто первый получит десять очков, тот и победитель. Силы у бойцов равные, школа одна и та же, но характеры – разные. Выиграет тот, у кого крепче нервы, у кого на победу нацелены вся воля, все мысли, все чувства.

Судья в очередной раз произносит сакраментальную фразу:

– Готовы? Начали!..

3 июня 2015

Анекдоты в картинках

Холмоуотс «Выпуск 13. Лейстрейд опять подслушивает за дверью!»

Холмоуотс

«Лейстрейд опять подслушивает за дверью!».


Автор:

Саша Николаенко.


Источник изображения:

http://newlit.ru/

2 июня 2015

Валерий Бродовский

Рассказ «Агуа»

На эту пожилую супружескую пару Вадим Волобуев вышел недавно. С его связями это было совсем несложно. Да и умение очаровывать представительниц слабого пола его всё ещё выручало. Стоило только появиться при городском Совете ветеранов Великой Отечественной войны, выдавая себя за журналиста, пишущего о фронтовиках, как секретарша Наталья – женщина чуть старше бальзаковского возраста, ещё не растерявшая привлекательности, – тут же услужливо предоставила симпатичному мужчине с горящими глазами все данные о местных ветеранах и их боевых наградах. Определить, у кого из них наиболее ценные, опытному скупщику не составляло труда. Так он и узнал об Андрее Алексеевиче Аристархове – заслуженном военном лётчике-испытателе, фронтовике. Волобуев никаким боком не был связан с газетами, посему не собирался ничего о нём писать. Единственное, что его интересовало – возможность добыть по сходной цене награды, дабы затем выгодно продать их. Уговаривать людей он умел.

Вадим был весьма успешным дельцом. Ремесло скупщика-перекупщика ему передалось, можно сказать, по наследству от отца. Старший Волобуев ещё в советские времена умудрился сколотить внушительное состояние, скупая и перепродавая старинные иконы, антиквариат, предметы быта ушедшей эпохи. Наиболее ценные предметы он припрятывал, словно знал, что наступят времена, когда всё это старьё станет востребовано.

Подростком Вадик любил рассматривать вещи, которые отец привозил из своих «командировок». Однажды ему в руки попала икона с ликом какого-то святого. Он долго рассматривал суровое лицо, запечатлённое на доске, испытывая трепет. Трепет, что в его руках редкая вещь, которой больше нет ни у кого, и, что самое главное, её можно очень выгодно продать. Деньги – это то волшебное средство, за которое всё можно купить. Деньги – это своего рода религия, чему поклоняется всё разумное человечество. Так учил его отец, а он знал жизнь не по книжкам. Молодой Волобуев в это свято уверовал ещё в детстве, замечая, как, едва у него в кармане появлялась звонкая монета, вокруг сразу же собирались друзья-товарищи. «На деньги можно купить всё: друзей, жену, судьбу, если хочешь!» – восклицал старший Волобуев в редкие минуты общения с сыном. Вадим уже тогда решил, что продолжит дело отца...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.05: Андрей Усков. Грусть, тоска, печаль и радость (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!