HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Архив публикаций за октябрь 2012

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  [2012]   2013  2014  2015  2016  2017 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   [октябрь]   ноябрь   декабрь  


31 октября 2012

Самая Вагиф

Роман «Наследник проклятого трона»

…– Как тебя зовут? – спросил он.

Ответом ему было молчание. Эмир, теряя последние капли терпения, сказал:

– Советую тебе вести себя поразумнее. Если ты сейчас же не перестанешь брыкаться и бегать по всей комнате, как необузданная лошадь, то сильно меня рассердишь. А произойди это, и я немедля пошлю своих воинов вслед за твоим отцом, матерью и братьями. Далеко они уйти всё равно не успели. Караван везёт с собой слишком много всякой поклажи, а мои люди будут налегке и верхом на быстрых, как ветер, конях. И доберутся до них за день.

– Меня зовут Бушра, господин.

– Скажи-ка мне, Бушра, на каких условиях я простил твоего отца и разрешил ему покинуть мой город? Молчишь? Что ж, я отвечу вместо тебя. Ты сказала мне: «О эмир, я сделаю всё, что ты захочешь, только отпусти мою семью». Я выполнил твоё пожелание. А что же я имею взамен? Строптивость и неповиновение? Я могу взять тебя силой. И поверь, никто не придёт тебе на помощь. Я могу тебя наказать, отдав на развлечение грязным рабам. Но моё великодушие не имеет предела. И по этой причине я предлагаю тебе сделать выбор. Даже два. В первом случае, ты должна подойти и отведать вместе со мной чудное вино из этого кубка. Но если ты желаешь чего-то иного, то воля твоя. В этом случае я призову сюда тех самых грязных рабов, о которых говорил немного ранее, и ты уйдёшь с ними и больше никогда меня не увидишь.

И с этими словами юноша протянул руку к кувшину, стоявшему на столике подле ложа, и медленно наполнил свой кубок пальмовым вином.

– Смотри, чаша уже полна и переливается через край. Делай же свой выбор, да поскорее!

Глаза Бушры заволоклись слезами, когда она сделала свой первый шаг в сторону Минкиджавра. Дрожа, как осенний лепесток на ветру, девушка принялась покорно глотать пряную жидкость. То ли от крепкого вина, то ли от перенесённых волнений, у неё закружилась голова, и всё вокруг поплыло перед глазами. Бушра покачнулась. Жаркие, сильные руки эмира тут же легко подхватили её и перенесли на ложе, и девушка очутилась во власти безжалостного, похотливого, страстного тела…

30 октября 2012

Лариса Маркиянова

Рассказ «Страшная тайна»

…Как-то однажды Никита разговорился с бабушкой Катей на тему, что такое скелет в шкафу. Он услышал в транспорте выражение «у каждого есть свой скелет в шкафу», и оно его заинтересовало. «Скелет в шкафу, – объяснила бабушка – это такое образное выражение, которое означает, что практически у любого человека есть своя тайна, которую он скрывает от остальных. Что-то такое, что ему неловко, стыдно или невозможно рассказать другим. Кстати, это выражение пришло к нам из Англии и полностью звучит так: «У каждого – свой скелет в шкафу, который имеет скверную привычку вываливаться в самый неподходящий момент». Русский аналог этого высказывания: «Тайное всегда становится явным». Ну, совсем без личных тайн, пожалуй, не обойтись, но надо стараться, по возможности, чтобы скелеты в твоём шкафу не были страшными и огромными. Потому что у этих скелетов, кроме того, что они вываливаются в неподходящий момент, есть ещё одна особенность: они давят на психику человека и изводят его изнутри, мешая жить и дышать». У Никиты чуть с языка не сорвался вопрос: «А какой скелет в шкафу моих родителей?», но вовремя остановился. Уж если мама с папой так оберегают свою страшную тайну, то и баба Катя вряд ли ему её откроет.

А тайна, похоже, становилась все страшнее, и скелет, по всей видимости, уже готов был вывалиться из шкафа, судя по тому, как всё чаще мама вдруг начинала неестественно весело щебетать, а папа не к месту травить свои анекдоты, которые все в их семье уже наизусть выучили. Никите было их очень жалко. Ведь это так тяжело, когда на тебя давит страшная тайна. Он знал это по себе: в прошлом году он «потерял» дневник с двойкой по английскому за невыученные глаголы, и три недели жил в ожидании раскрытия правды и последующего наказания. Наказание, конечно, последовало, сразу после раскрытия этой тайны на родительском собрании, но степень того наказания (неделя без компьютера) была ничтожно мала по сравнению с его трёхнедельными душевными терзаниями. Так что, каково это, жить в ожидании, что скелет вывалится – он уже знал.

И вновь и вновь перед сном Никита думал, что же так пугает его замечательных, прекрасных и ничего не боящихся папу и маму. И вновь и вновь выдвигал самые невероятные версии, порой додумываясь до полной фигни, вроде того, что один из них по ночам превращается в вампира, потихоньку выскальзывает из дома и высасывает кровь из случайных жертв. Его собственная кровь стыла в жилах от таких предположений, и он готов был отдать всё на свете, даже свою собственную жизнь, если это потребуется, только чтобы это оказалось неправдой!

А в спальне родителей в это же время тоже волновались и переживали…

29 октября 2012

Юлия Садовская

Рассказ «Его жена и моя нежность»

Балконная дверь была закрыта, и мы не могли даже выйти покурить. Мне хотелось открыть дверь и – да, чёрт возьми, мне хотелось, чтобы она, наконец-таки, спрыгнула с этого проклятого балкона или хотя бы снова попыталась это сделать, и он бы её снова избил. Но она лежала на кровати неподвижно, как мелкие облака в голубом августовском небе, и лишь прерывисто и тяжело дышала. Он сидел напротив с красными глазами и слегка дрожащими длинными пальцами. Я помнила его таким после секса и после бессонных ночей, оставляющих после себя полную пепельницу окурков и готовый медиа-план. Тогда он был ещё моим. Сейчас же моим он не был, и только ненависть к ней была объединяющим нас двоих фактором. Различие было лишь в том, что его ненависть была минутной, по другую сторону которой была его любовь – всепрощающая, всеобъясняющая, всепринимающая и всеобъемлющая – вместившая в себя весь его огромный мир и сосредоточенная в этом тщедушном создании по имени Соня.

Создание это лежало на огромной кровати в беспорядке смятых простыней, одной из которых были связаны её руки – в кровоподтёках, синяках, порезах.

Наверное, сегодня сложно было во всей Москве найти человека несчастнее этой двадцатилетней девушки, обезумевшей, униженной, избитой. Но всё же один человек несчастнее её в этот момент был. Причем, был непосредственно в этой комнате. И этим человеком была я...

25 октября 2012

Лариса Маркиянова

Рассказ «Пари»

...– Ах, оставьте эти глупости, миледи, – грустно говорит Ксюха. – Всё легко на словах, в теории, в мечтах. Ты думаешь так легко поменять всё разом? Сама знаешь, что это нелегко. А я тебе более того скажу: это попросту невозможно. Не-воз-мож-но! Вот тебя взять, например. Ты только не обижайся, ладно? Ты очень хороший человек, Лар, ты умница, хозяйка великолепная, человек необычайно лёгкого и покладистого характера, собой мила и женственна. И возникает логический вопрос: почему такая достойная во всех смыслах женщина, и одна? Где, спрашивается, рядом хороший и надёжный мужчина, с которым вы бы составили счастливую пару? И не свисти мне, что тебе не нужно никакого женского счастья. А ведь всё так просто, вокруг бегают толпы мужиков, среди которых есть и достойные, и свободные. Чего молчишь? То-то же. Учить уму-разуму да советы давать – это мы все мастера. А как дело до дела, так все в стороне. А ты сама попробуй. Докажи, что воплотить мечты в реальность – это реально.

Да, вот тебе и Ксюшенька, вот тебе и тихоня. Лихо она выкрутилась, а меня подставила. И, главное, крыть нечем. Ведь она абсолютно права.

– Ладно, – спокойно парирую я с улыбкой, – хорошо. Я тебе на практике докажу, что нет ничего невозможного. Ты предлагаешь мне, чтобы я показала тебе пример того, как перекинуть мостик между берегами «мечта» и «реальность». Ладно. Покажу. Ноу проблемс.

– Вот-вот, покажи, – подхватывает она, – а я посмотрю. Со своей стороны в полной памяти и будучи совершенно трезвой клянусь, что если ты сдержишь своё слово, то и я обещаю последовать твоему совету.

– Ладно, – улыбаюсь я, – хорошо. Договорились...

24 октября 2012

Елена Маючая

Рассказ «Отпусти меня домой»

...– Здравствуй, Женя. Как ты? Ведь, правда, уже легче? – спрашиваю.

– А-а-а-а! – кивает он – легче.

– Разакался. Как только Птица его понимает? – удивляется санитар.

Женин друг здесь давно. Шизофрения. Последнюю неделю у него улучшение. Сидит, курит неторопливо, с удовольствием, прищуриваясь и поглядывая в мою сторону. Ему кажется, что у него вместо сердца птица. Она залетает через форточку, выклёвывает сердце и забирается на его место. А почему так, Птица не знает, и врачи не знают. Сегодня хорошо – в груди никто не ворочается, не пытается вырваться наружу. Сегодня он почти уверен, что это просто тахикардия, вот только сначала появилась она или птица?..

– Грей косточки, Женька, грей. Это последнее солнышко. Скоро зима, шарахнет минус двадцать, будем через окошко на улицу смотреть, – и подмигивает товарищу.

– А-а-а-а!

– Думаешь, с недельку тепло постоит?

– А-а-а-а!

– Хоть бы. Насидимся ещё в комнатах, – говорит Птица. – Ладно бы в своих, а то в больничных, – и вспоминает.

Были ведь свои: и люди, и комнаты. А теперь нет. Для него – нет...

23 октября 2012

Кирилл Азёрный

Рассказ «Провинциальные жители»

...А помнишь (читатель, имей совесть: оставь нас ненадолго), как мы сидели с тобой у камина в доме дедушки (за всё время, пока мы жили там, так было всего-то пару раз, но уже готова эмблема для целого периода нашей жизни)? Ты была у меня на коленях, вся такая сонная и лохматая, и я глядел на твои опущенные, дрожащие от дневного света веки, такие тяжёлые и спокойные, что, когда ты моргала (говорил ли я тебе это когда-нибудь?), это было похоже на взмахи крыльев бабочки, и с почти теми же промежутками открывался и скрадывался узор, отметивший каждый без исключения день моей жизни, начиная с двадцати лет – твои глаза, Маргарет. Увы (теперешнее сожаление, надо сказать, носит уже несколько иной характер, нежели полнокровное, животное «увы» тех первых месяцев), мне приходилось лишь угадывать в себе очертания той спокойной, человеческой нежности, при свете которой только и можно было рассмотреть хорошенько твоё лицо – с нежной краснотцой в углу бледного рта, неярким румянцем, ресницами, подрагивающими от света и наслаждения. Сквозь тонкую ткань я без труда нащупывал центр твоего тела – отзвук твоего смеха звучит для меня теперь в звоне этой чайной ложки. Благословенная дрожь под моей ладонью, у тебя тоже есть своё эхо: щемящая боль в моём сердце. Сейчас я чувствую, как боль эта постепенно, неуклонно отделяется от другой: густая горечь утраты отделяется от светлой горечи сожаления. Твой живот – непостижимое чудо, которому суждено было таить в себе жестокие разочарования. Отсмеявшись, ты сказала мне тогда, в юности:

– Расскажи мне, как всё будет! Ты ведь такой умный – расскажи!

Хорошо. У нас будет трое детей. Мы переживём их всех. Первый будет выкидышем, второй – наркоманом. Девочка наша покончит с собой в пятнадцать лет. Чего-то мы с тобой недоглядели, правда, солнце?..

22 октября 2012

Яна Кандова

Сценарий для мультфильма «Наследство в ошейнике, или Амбал, Мадам, Мариф-бей, Бек и несколько мужиков»

...Мадам:

Я приехала сюда – по делам.

Есть с собою у меня – план!

 

Бек:

Дела пусть подождут, Мадам,

Вдруг замуж я тебя отдам,

Теперь ведь ты женщина в теле…

 

Мадам:

Да, я немного располнела,

А все-таки – давай про дело,

О деньгах мы поговорим.

 

Бек (в сторону):

Так и знал – попросит в долг.

(Обращаясь к ней, разводит руками.)

Нету денег! На мели!

(К  собачке.)

Пожалей меня, Диди!

 

Мадам (с хитрецой):

Ну, а как же Куркули?

 

Бек (хватаясь за голову):

Куркули давно в пыли!

Нету больше – Куркули!

(Вздыхая, машет рукой.)

 

Мадам (улыбаясь):

Что думаешь ты о Востоке?

 

Бек (прищурившись, крутит усы):

Восток – дело тонкое, дражайшая…

 

Мадам (поднимая указательный палец):

Нефть же восточная – дело тончайшее!

(Говорит Беку на ухо шёпотом.)

Есть участок нефтяной,

Он – источник золотой.

 

Бек:

Где же, где же, где такой?!

(Хватает её за воротник.)

 

Крупным планом Глаза Бека – в них отражается знак доллара. Усы Бека изгибаются в виде буквы S. Сердце Бека выпячивает ему грудь и бьётся о правую грудь Мадам.

 

Ой, мне плохо (держится за сердце).

 

Мадам:

           Что с тобой?..

18 октября 2012

Фёдор Избушкин

Рассказ «Лишний человек»

...Под самый Новый год из какого-то Гудермеса перевёлся к нам майор Зимин. Заместителем командира батальона по политвопросам. Другими словами – воспитателем. Человек он был интеллигентный, и чувственный даже. Весь какой-то ранимый и обнажённый. Ханжества не любил, грубостей. Скорее смолчит, отвернётся, чем будет терпеть чьи-то выходки.

Я не раз бывал у него в кабинете, и он часто расспрашивал меня, кем буду после армии, ждёт ли меня девушка, не болеет ли мать. Однажды показал мне книгу наподобие гербария, в которой оказались какие-то очень редкие засушенные травы, растущие только на Северном Кавказе. Душевный был человек. Да и сам он частенько заглядывал в нашу казарму, интересовался службой и бытом.

Я уверен, майор Зимин и помог тогда Вадику, когда он с губы вернулся. Переправил по назначению письмо с жалобой. А может, и лично звонил его обкомовской мамаше. Только вот за открытый свой, где-то ранимый характер он, как мне кажется, много терял в своём авторитете. И мне было досадно, когда Клоун, например, за глаза называл замполита малодушным интеллигентишком и высмеивал его на свой лад:

– «Ба-абам в а-армии не ме-есто!» – паясничал Клоун, подразумевая под «бабами» майора Зимина.

Есть категория людей, внешне вполне себе серьёзных, даже солидных, но на облике которых с рождения написано: тебя можно не бояться, мало того, над тобой можно подтрунивать. А там уже до смеха и издевательств недалеко.

Однажды – дело было на большом плацу – оказались мы в одной сводной роте: одногодки с полугодками. Готовились к учебному маршу в район южного Байкала. Замком лейтенант Степцов доложил о построении майору Зимину, подменявшему в это время отсутствовавшего командира батальона. Зимин переговорил о чём-то со Степцовым и отправил его в контору за бумагами. А сам принялся расхаживать вдоль роты и разъяснять нам особенности нашей командировки. Думаю, в отсутствии комроты можно было озадачить этими мелочами и Степцова. Но уж таким был майор Зимин.

Пока Клоун находился в строю и, как водится, втихаря передразнивал манеру майора изъясняться с бойцами, ничто не предвещало беды...

17 октября 2012

Лариса Маркиянова

Сборник миниатюр и рассказов «Поездка к сыну – 2»

...Скоро дядя Коля уже был не в состоянии кому-либо что-либо предлагать. Его хватало только на то, чтобы время от времени самолично прикладываться к напитку собственного производства. К тому времени, когда поезд стал приближаться к станции Можга, прилично надегустировавшийся дядя Коля сладко спал на своей нижней полке.

– Подъезжаем! – протрубила над ним проводница Наташа, слегка дёрнув его за плечо: – Подъём!

Дядя Коля не отреагировал никак. Пришлось Наташе взяться за него основательно. Причем, чувствовался большой профессиональный опыт и мастерство. Она трясла его как грушу, легко приподняв тщедушное тело, отчего голова его моталась из стороны в сторону, как у тряпичной куклы. Она хлопала его по щекам, энергично растирала ладонями уши, громко кричала в ухо: «Подъём! Приехали! Встать, суд идёт! Проспал на работу! Атас, жена идёт!» Среагировал дядя Коля только на грозное: «Рота! Подъём!» Он сразу дёрнулся. Вскочил, усевшись на полке, с закрытыми глазами стал шарить рукой в поисках брюк. После не слишком дружелюбного очередного Наташиного похлопывания по его щекам, открыл, наконец, свои пьяненькие глаза, слабо улыбнулся Наташе: «Бальзамчику не желаете?»

– Я тебе сейчас покажу – бальзамчику! Встал быстро! Скоро станция твоя! – загрохотала Наташа, щедро сдабривая речь словесными добавками типа «едрит-кудрит», «туды-рассюды», «ездют тут всякие».

Наконец с помощью опытной, проворной Наташи, дядя Коля худо-бедно собрался, натянул штаны, обулся, вдел руки в рукава ветровки.

– Ну, слава Богу! Сиди так! Через десять минут приедем, – с тем Наташа удалилась. Дядя Коля послушно посидел несколько минут, но когда до его станции оставалась пара минут, неожиданно молниеносно скинул с себя всё до трусов и носков и замертво упал на голый матрац...

16 октября 2012

Виктория Алейникова

Новелла «За сто минут до…»

…– Я не раз был в этих местах, – снова заговорил он легко, но тихо, осторожно перебирая хрусталь слов, чтобы ни одного не обронить, не разбить нечаянно. – Здесь очень спокойно, и душа перестаёт ворочаться там, в груди. Удивительный сосновый лес… А в глубине его есть небольшое озеро, над которым по утрам висят хлопья тумана. Поэтому я и попросил тебя приехать сюда. Пройдёмся?

В знак согласия я наклонила голову, и он увлёк меня за собой в лес, не переставая неторопливо говорить.

– Теперь я люблю быть один. Начал работать по дереву – ну, там всякие незначительные мелочи… Фигурки, шкатулки, иногда – свистульки. Пытался расписывать, но у меня не получилось.

– У тебя полно времени научиться, – вяло отозвалась я, поскучнев. Зачем он мне это рассказывает?

При моих словах он вздрогнул, но быстро справился с собой и указал рукой куда-то вдаль:

– Гляди, гляди, а вот и озеро!

Он сорвался с места и неуклюже бросился вперёд, сминая траву и размахивая руками. На мгновение мне показалось, что это бежит маленький мальчик, толстый и счастливый, и волосы его светлы, а помыслы чисты… Вдалеке действительно что-то блеснуло, и я ускорила шаг, устремляясь вслед за ним.

Озеро было очень спокойным. Вода, густо-синяя под случайными лучами солнца, мерцала в тени, словно волшебный камень из сказок, а на ощупь была мягкой и тёплой. Недалеко от берега колыхались в зеленоватой ряске жёлтые кувшинки; среди них была одна лилия, ослепительно белая. Я восхищённо замерла, и он, почувствовав моё изумление, смущённо улыбнулся и перевёл дух.

Ноги его вдруг задрожали, он тяжело всхлипнул и присел на траву. Я встретилась с его глазами. Как быстро они меняли выражение! Ни следа того, что поразило меня при первых минутах встречи…

15 октября 2012

Анастасия Бабичева

Статья «Слово и дело: к вопросу о толерантности в языке и в обществе»

В 2008 году была опубликована статья Валентины Морозённой «Инвалид или инакоодарённый?». Этот текст стал реакцией автора на попытки внедрения принципов политкорректного языка в сферу номинации людей с ограниченными возможностями здоровья. Сама автор – инвалид, поэтому проблему воспринимает очень лично, эмоционально, вне отчуждённой рефлексии. Если резюмировать, то автор скорее отстаивает традицию называть инвалидов – инвалидами, ссылаясь при этом на исконно русские традиции, смыслы и контекст употребления этого слова. Валентина видит «американизацию» в попытке найти нейтральный синоним слову «инвалид», а вместе с этим – потерю памяти о культурных корнях. Так как статья изначально была написана для православного издания, автор уделяет большое вниманию библейскому контексту номинации, в соответствии с которым признание себя немощным, слабым (именно эти эпитеты, по мнению автора, сопровождают определение «инвалид») нормально, оно уравнивает всех людей перед лицом Божьим. Кроме того, в своей статье Валентина Морозённая описывает своё отношение к синонимам «человек с ограниченными возможностями» и «инакоодарённый» (слово, которое в то время предлагалось для широкого использования вместо слова «инвалид»): инакослышащий, инаковидящий и т. п. Оба варианта автор не принимает. На страницах художественно-публицистического журнала «Новая литература» www.newlit.ru, где работа Валентины также была опубликована, я написала рецензию на эту статью, после чего завязалась дискуссия между мной и автором. Впрочем, касалась она уже не столько вопросов номинации инвалидов. Но именно с этой статьи, возможно, и начался мой пристальный интерес к проблемам людей с ограниченными возможностями здоровья. В рамках подготовки к одному из круглых столов, касающихся проблематики инвалидов, на котором я выступала в качестве докладчика, по прошествии четырёх лет я попросила Валентину вновь дать своё видение сдвигов в вопросе номинации инвалидов...

12 октября 2012

Анна Останина

Рассказ «Дом в два этажа»

Странный звук шёл откуда-то снизу. Он-то её и разбудил.

Просыпаться стало особенно трудно, да и не найти было повод. Ноги в течение ночи так сильно распухали, что передвигалась она наподобие черепахи – медленно подтягивая к себе одну ногу и далеко выбрасывая другую.

Она коснулась языком губ – сухие они были, растрескавшиеся, сладкие. Звуков больше не доносилось. Она привстала и, полусогнувшись, пошла в ту сторону, откуда тянуло прохладой. Пить не хотелось, но она помочила себе губы, чтобы сбить сладкий вкус.

Сладость появилась недавно, и это был знак приближения конца. Вкус самой смерти, сладковатого разложения.

Она старела. Постепенно из памяти стирались имена, даты, последними стали исчезать лица. Для этого – стало вдруг ей понятно – и хранятся обычно в настенном шкафу, где-то между старинной бабушкиной посудой, альбомы с пожелтевшими фотографиями, – чтобы оживлять память. Что и говорить, с глаз долой – из сердца вон. Хотя порою ещё случалось, что светом фонаря вырывало из темноты чьё-то залитое жёлтым лицо, но ненадолго. Забывать было тяжело, но помнить – ещё тяжелее. Зато своё лицо помнилось ей таким, каким было оно сто лет тому назад – сегодняшнее обветшалое ей совсем не нравилось, оно было ей навязано преклонными летами, и оттого нелюбимо. Иногда она задумывалась – а живут ли столько? Возможно ли, что она давно умерла, и только в своей памяти продолжает жить и стареть, просыпаться по утрам с жуткой тяжестью в ногах? Она когда-то давно слышала, что порою старики на Кавказе доживают до ста – ста двадцати лет, могло ли это случиться и с ней? Она не отличалась особенным здоровьем, не курила, выпивала – это случалось, родила троих детей. Дети быстро старят.

С детьми, впрочем, история была непонятной…

10 октября 2012

Константин Гуревич

Сборник стихотворений «Осенняя рапсодия»

Холмов зелёные ступени
Перепоясала река,
Играет свет со светотенью –
Нет, проплывают облака.
Песок желтей на мелководье,
Вода прозрачна, холодна,
И незаметно день приходит,
И достают лучи до дна.
Вдали, где дымка из тумана,
Доносит рокот водопад –
Всё неизменно, постоянно,
Как миллионы лет назад.
Вот, в изумрудных переливах
Лес руки к небу распростёр,
Текут часы неторопливо,
И затихает разговор:
Возможно, времени основа
Приоткрывается как раз –
И полузвук, и полуслово
Излишни, кажется, сейчас.
8 октября 2012

Валерий Румянцев

Рассказ «Семён»

«Ничего, – рассуждал он, набирая скорость по укатанной грунтовой дороге, – это дело поправимое. До станции всего три километра. Будет вам, дорогие гости, водка по такому случаю». На станции магазин работал круглосуточно, и там можно было купить спиртное. Ветерок обдувал ездока. Он мчался по дороге и думал, как замечательно началась его новая жизнь. Семён не подозревал, что новую жизнь начать легко, но трудно закончить старую. Его душа пела; а когда душа поёт, мы не замечаем фальши. Хорошая штука транспорт: не успел оглянуться, и перед глазами станция. Правда, товарные составы мешают пройти к магазину. И какого кляпа их тут нагнали? Беспалов заглушил мотор, слез с мотоцикла, приставил его к столбу и направился к молчаливо стоявшим составам, отделяющим его от здания станции. Он пролез под вагонами трёх составов, отоварился в магазине и двинулся назад, чтобы довести начатое дело до ума, а доведение до ума требует точного знания маршрута. И он полез под вагон первого состава. Успешно миновав два состава, он нырнул под вагон третьего. Семён уже вылезал из-под вагона последнего состава, как неожиданно над его ухом раздался оглушительный собачий лай. Он инстинктивно дёрнулся назад, стукнувшись головой обо что-то металлическое. Хмельная голова закружилась и на мгновение утратила способность воспринимать происходящее. Семён даже не услышал звон бьющегося стекла в сумке. И в этот момент вагон товарняка тронулся. Беспалов, сидя на шпалах, только видел, что колёса медленно и безразлично катятся на него. Он подумал, что его голова, получив железную оплеуху, рисует в своём больном воображении движение стоящих на месте колёс. Собака залаяла ещё громче, чувствуя своё превосходство над человеком, который вёл себя как-то странно...

5 октября 2012

Даша Николаенко

Сборник миниатюр «3 минуты»

 От рождения мы – куски пластилина. Их раздают без системы, без предрассудков нашим матерям. Кому-то попадает в руки грубый кусок чёрного, кому-то – мягкий и приятный на ощупь кусочек солнечно-жёлтого пластилина. Кому-то повезло, а кому-то не очень. Что же делать?

Можно выкинуть твёрдый кусок пластилина в окно, можно оставить всё, как есть, и больше никогда не притрагиваться к тому, что неприятно. Можно попробовать помять его в руках, попытаться сделать из него что-то мягкое и податливое. Можно попытаться подуть на него теплым воздухом, слепить нечто прекрасное. Можно придать ему иной оттенок чёрного, чёрного благородного, тёплого чёрного.

От рождения мы – куски пластилина. Их раздают без системы, без предрассудков нашим отцам. Кому-то попадает в руки грубый кусок чёрного, кому-то мягкий и приятный на ощупь кусочек жёлтого цвета. Отцы решают, лепить ли солнце или тучу. Мять ли его грубой мужской силой или мягким отцовским прикосновением. Оставить ли его наедине со своим чёрным цветом или перекрасить в яркий жёлтый. Что же делать?

Каждый сам для себя решает, что сделать с куском доставшегося ему пластилина. Каждый сам решает, будет ли он любоваться тонкой фигурой, или взирать на уродливый комок.

3 октября 2012

Максим Папанов

Рассказ «Чебуреки. Кулинарная повесть»

...Незаметно наступил ноябрь. Мы с Томкой любили бродить, взявшись за руки или обнявшись, закутанные в тёплые куртки, ежеминутно целуясь и чему-то беспричинно радостно смеясь. Время летело незаметно. Иногда мы уставали и садились на скамейку. Томка любила лежать головой у меня на коленях и молча часами смотреть в звёздное ночное небо. Мы просто молчали. И всё. И нам не было скучно вдвоём. Совсем наоборот.

Не любила только Томка почему-то кушать в кафе или ресторанчиках… Когда я звал её перекусить, она только смеялась и говорила, смешно коверкая слова и изображая полудеревенскую речь:

– Ну Димыч, ну не люблю я всякого этого общепиту… Ну кофе попить – ну это ещё куда ни шло… Ну честно, Дим.. Не обижайся. Не люблю я этого. Всякие эти гамбургеры или чебуреки. Фу.

Она скользнула взглядом по оказавшейся рядом затёртой вывеске какой-то чебуречной.

– Я как-нибудь тебя угощу своими чебуреками, Димыч. Лады? Я классно готовлю чебуреки, поверь мне.

Что я мог сказать? Я только смотрел на неё влюбленно и смеялся в ответ...

1 октября 2012

Николай Козырев

Рассказ «Вывернулся»

...– Славик-то у меня самый младшенький, – вытерев рот уголком платка, наброшенного на плечи, продолжила рассказчица, – и самый баловный. Бывало, от любой работы отлынивал. Колька с Петькой делали по дому, что ни прикажу, а Славик сто причин найдёт, только бы ничего не делать. То у него живот болит, то голова. А иной раз перед самой работой так спрячется, что всей семьёй найти не можем. Но зато за столом ему равных не было. И почему-то всегда получалось так, что самые лучшие куски ему доставались.

Старшие братья его неоднократно лупить брались, да всё никак не получалось. Обязательно прохвост извернётся и оставит своих братьев в дураках. Хитрый был до ужасти. И вот поэтому решила я у Славика подольше пожить. Ничего, думаю, сыночек, спал ты дольше всех, ел самое вкусное, работы никакой не знал, пришло время долги отдавать. И, что ты думаешь, – обратилась к своей слушательнице старушка с вопросом, – младшенький-то мой чуть меня живьём не похоронил.

– Да, что ты говоришь! – в изумлении всплеснув руками, воскликнула её собеседница.

– Ты слушай дальше, – переведя дух и от волнения убыстряя темп речи, заговорила дальше рассказчица. – Приехала я к ним неожиданно...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.12: Сергей Жуковский. Меня там встретит не Иисус Христос… (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!