HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2017 г.

Архив публикаций за февраль 2007

2001  2002  2003  2004  2005  2006  [2007]   2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018 

январь   [февраль]   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


28 февраля 2007

Владимир Паркаев

Рассказ «Девочка»

...После вот такого праздника один из недавно принятых пионеров принёс в класс пару-тройку раскрашенных яичек. Когда он на одной из переменок решил ими угостить своего товарища, то тут же был атакован новоиспечённым председателем Совета отряда и дружно поддержавшими её звеньевыми:

– Ты что это в школу притащил?!.. Ты знаешь, что это за яйца?!.. Ты что – в бога веришь?..

– Не верю я ни в какого бога…А яйца вчера все собирали, потому что паска… И ещё конфеты и пряники…

Но серьёзные девчонки из пионерского актива продолжали напирать, одна за другой громко задавая разящие в самую точку вопросы:

– А раз не веришь, то зачем ходишь, как побирушка по баракам?..

– Да не побирался я!.. – вконец растерялся мальчишка. – У нас и дома таких яиц полно…

– Ах, вот оно что!.. Значит это родители твои верят в бога и тебя заставляют… Да тебя из школы исключить надо и из пионеров, чтобы не позорил всех!..

Испуганный мальчишка, никак не ожидавший такого поворота в словесной перепалке, вдруг вспомнил звуки торжественного пионерского горна, барабанный бой, крики «Будь готов!.. – Всегда готов!..». Вспомнил строгих учителей и школьную пионервожатую…

До него дошло, что дело его с крашеными яйцами совсем не простое…

Девчонки наступали…

– Как вам не стыдно!.. Перестаньте сейчас же…– вдруг, показалось, откуда-то сверху прозвучал голос, полный сострадания и боли.

Словно споткнувшись, наступавшие пионерки разом замолчали. Оглянувшись по сторонам, не сразу, но они заметили, что девочка спускается со своей парты...

27 февраля 2007

Соломон Воложин

Критическая статья «Нецитируемость»

Чуть не на мокром месте оказывались глаза, пока я читал рассказ Лура «Лео». – Очень уж моему, хорошо осознаваемому идеалу немистического, но фантастического сверхбудущего, соответствовали мечты главного героя-рассказчика. Мальчика!

Это меня и сдерживало.

Какая-то нескрываемая автором взрослая мудрость чувствовалась за видениями во сне и наяву, впечатлявшими маленького героя. Я читал, и во мне во всю работало знание принципа нецитируемости художественного смысла литературного произведения: раз словами с большим авторским сочувствием написано о недосягаемом идеале, значит, идеал автора НЕ такой.

26 февраля 2007

Никита Давыдов

Рассказ «Длинный коридор»

"Ну, что тебе ещё надо?" – так прямо и спросил я.

Он суетливо моргал, беспрестанно перекладывая руки, такие же лёгкие, как страницы старых разорванных книг, по которым эти сухие ветки елозят. На самом деле (как ни прискорбно и как ни увиливай) – мы с ним едва ли не ровесники. Но он выглядит гораздо старше. Вылез весь, как старые собачьи унты. Я в свои 56 выгляжу молодцом по сравнению с ним. Я решаю про себя называть его стариком.

"Я оказал спонсорскую помощь?.. – а про себя добавляю "...старик". – Ты таких денег в своей глухомани, в своей библиотеке отродясь не видел. Это честные деньги... (А про себя добавляю: "Старикан"). Это не та благотворительность, как показывают: ограбил полстраны, довёл до нищеты и голодухи – а потом купил костылей на сто тысяч в какую-нибудь одну больничку, на ворованные же. Благотворитель. Я сам был в этой системе. Но теперь всё по-другому. Верь мне. Пора начинать думать о Боге. Так чего же ты ещё от меня хочешь? Чего ты всё ёрзаешь и щуришься? Да, я имею выгоду с этого, не без того. А что ж ты от меня хотел? Достаточно того, что я деньги честно заработал и тебе, вот, отдаю – практически задаром".

"Хочу сделать подарок", – говорит старик своим сухим, треснувшим в нескольких местах голосом.

"Какой?"

Старик закашлялся.

"От бумаги, от постоянно летающей бумажной пыли силикоз в лёгких", – говорит он в перерыве между приступами надсадного грубого кашля.

Наверно, слишком много читал, говорю я в перерыве между кашлями.

Всю жизнь, ответил старик. Пойдём, у меня есть для тебя сюрприз...

23 февраля 2007

Евгений Кащеев

Сборник авторских афоризмов «Мозги вправляют – кости трещат»

               * * *

 

...Книги этого писателя можно встретить в любой библиотеке, что продиктовано необходимостью поддержания там определённой влажности...

 

          * * *

 ...В будущем нас ждёт «старое доброе время»...

 

          * * *

 

...Лавровый венок часто поверх тернового...

 

          * * *

 

...Проба пера редко бывает высшей...

22 февраля 2007

Tony Wrong

Сказка «122 золотые монеты»

...Он направился к болоту, которое было поблизости, в стороне. Уже была глубокая ночь, когда он улегся спать недалеко от болота под каким-то темным деревом.

На утро, когда он открыл глаза и теперь уже при дневном свете увидел это дерево, его объял ужас. Как он мог не подумать об этом раньше, ведь он знал об этом дереве! Это было дерево Унд. Но само по себе оно не страшно. Оно является местом обитания цикрихона. Цикрихон выходит только когда кто-то живой попадает под тень его дерева.

В давние времена люди не так боялись самых мерзких чудовищ, как боялись цикрихона.

Сэм проснулся и ужаснулся оттого, что он лежит в тени.

– Может, я все-таки уберусь отсюда незамеченным. Вроде бы тихо и никого нет, – подумал Сэм. Он поднялся, хотел отвязать лошадь и обнаружил, что она съедена. Лишь голый скелет лежал на земле. Сэм замер и тихо, как только мог, пошел от дерева. Вдруг позади него, на ветке дерева, мелодично пропела какая-то птичка, похожая на скворца. Сэм невольно обернулся и посмотрел на скворца.

– Как ты здесь оказался? – спросил совершенно непринужденно скворец.

– Прошу, не делай мне ничего плохого, – жалобно попросил Сэм.

Скворец бросился вниз и, не успев достигнуть земли, обратившись в рысь, мягко приземлился.

– Ко мне так редко приходят люди, и к тому же они все какие-то боязливые. Я поражаюсь тому, как быстро вы распускаете слухи. А я ведь просто хочу пообщаться, – рысь широко зевнула и продолжила. – Знать языки людей разных народов и не говорить с ними – это ужасно. Так скажи мне, – сказала рысь, подходя ближе, – как ты здесь оказался?

– Я мылся в этом болоте, потом страшно захотел спать и, ни о чем не думая, устроился здесь.

– Интересно! – потягиваясь, мурчала рысь. – А с чего бы это тебе мыться в этом болоте, и к тому же прямо перед сном, поздней ночью?

– Я заблудился, и больше негде было.

Черная рысь зашипела и превратилась в такую же черную пантеру.

– Я не люблю обман. Твоя рука пахнет мерзостью, такой, какую редко найти!

– Да, ну… – замялся Сэм. – Я вытаскивал у толстяка… у мертвого толстяка изо рта кошелек.

– Тебе что, нужны деньги? – скорчилась пантера. – Деньги, вот вам чего нужно бояться. Я могу годами перечислять страдания, с которыми вы живете из-за них. И вы же не можете без них по причине своей жадности. Жадность, да – вот еще что я ненавижу.

– Не именно мне нужны деньги, – Сэму уже было все равно, он понял, что цикрихону после многих лет ожидания не насытиться одним конем. Поэтому он пересказал ему все, как есть...

21 февраля 2007

Александр Рыбин

Миниатюра «Расстояние для расставания»

Она ушла. Сама. Я ее не выгонял. Да и возможно ли было выгнать человека, до которого не дотянуться ни рукой, ни словом, ни взглядом?

 Мы многие дни и недели удалялись друг от друга. Сначала-то мы, конечно, сближались. Встречались вечерами. Трех-четырех часов в золотистых, сизых, серых, черных сумерках нам не хватало. Нам хотелось быть вместе днями напролет. Днями напролет касаться друг друга, согревать друг друга. Мы занялись поисками укромного уголка, где бы… вместе… дни напролет вместе… всегда вместе. Заглядывали в катакомбы, которые существуют, если поверить в городские легенды. Но в катакомбах царил мрак, холод, хлюпающий пол постоянно убегал из-под ног. Залезали на чердаки. Там встречали рассветы. Но с рассветами на чердаки заглядывали хозяйственные мужики в спецовках. Мужики работали на чердаках. Сколачивали доски, переносили с места на место коробки, тянули кабели. Мы мешали мужикам. Мужики мешали нам.

Мы отыскали позабытый пару веков назад переулок. Переулок не вносили в планы города, не вносили в списки по перепланировке. Он зарос пылью, его камни раскрошила и обесцветила непогода, а его деревянные постройки покрылись сырым мхом. Со свалок в сонных районах города я принес мебель: стулья, стол, книжный шкаф. Она обклеила мебель прошлогодними листьями и перьями птиц. Крышей нам служило чистое небо. Иногда небо пачкалось, или сыпалось осколками, или его сдувал обсидиановый ветер, вырывавшийся из загробного мира ацтеков. Тогда мы прятались в теплых уютных воспоминаниях, пережидали ненастье...

20 февраля 2007

Андрей Елагин

Сборник стихотворений «Отречение»

По аллее, людьми обесчещенной,
Я шагаю, заботливо вылюбленный,
Сладким телом, поправшим Крещение,
И душою, никем не выбеленной.

Им услада, а мне развлечение,
Словно игры рассыпанным бисером.
Я на казни всеобщего мнения
Топором взмахну да на шей излом.

Так и жизнь пройдёт, что ни день, то смерть,
Что ни шаг, то след, что ни вздох, то плен.
Нужно много учиться, чтоб так уметь.
Кто не учится – чертит на карте вен.

На аллее тьма, ведь давно не день.
Фонари распродались ночным ветрам.
Лучше полный мрак, чем всего лишь тень.
Если тень – значит светит, но только не нам...
19 февраля 2007

Лур

Рассказ «Лео»

...Это место начало притягивать меня с тех пор, как родители начали ссориться между собой. Уже тогда я мечтал о том, что настанет день, когда они перестанут спорить и будут жить в мире и согласии. Как-то я задал отцу вопрос:

– Па, неужели нельзя по-другому?

Отец тогда сильно нахмурился, но потом спокойно ответил:

– Знаешь, сынок, как бы мы с твоей мамой ни воевали, мы все равно любим и уважаем друг друга. А без временных взрывов невозможно жить. Жизнь теряет смысл, становится скучной и неинтересной.

Я впервые тогда не поверил отцу и стал искать то место, где я смогу отменить все войны и временные взрывы, место, после встречи с которым люди будут жить, не забивая голову глупостями вроде тех, что говорил мне отец. Он даже не верил в существование Края Земли, о чем с ним можно было говорить? Так я и ходил каждый день к холму, пока в сумрачном полумраке не увидел одного, неизвестным образом оказавшегося здесь, светлячка, который предзнаменовал рождение Лео.

Когда Лео родился, все резко изменилось. Родители перевели все свое внимание на него, а на их лицах светились улыбки. Лео повсеместно помогал им сохранять душевное равновесие, пользуясь способностью радовать окружающих блаженным сиянием. Я же перестал бродить по холму, считая, что та самая волнующая меня цель достигнута. Пусть я и не увидел Край Земли. Лишь иногда, когда я сидел вечером у окна и смотрел на родную мне возвышенность, меня посещала мысль, что светлячок наверняка знает, где он находится...

14 февраля 2007

Виталий Максимович

Рассказ «Из Вильнюса»

Вечером того дня я сидел на кухне и читал ''божье слово'', подаренное иностранцами. Вошёл Андрей.

– Что за чтиво?

– Американцы, которых Инга подвезла, всунули. Хочешь почитать?

– Хорошо знаком с этими псалмами.

– Не понимаю, чем они народ так дурят. Все знают – и все равно попадаются. Даже не верится.

– Мне тоже не верилось, пока брата двоюродного не заарканили.

– Серьёзно?

– Куда уж серьёзней. По сегодняшний день от них бегает. Не подумай только, что он недоделок или дурачок какой нибудь. Школу с отличием окончил, борьбой занимался, на соревнования за границу ездил.

– Как попался?

– В Москву уехал социологию изучать. Там и ''просветили''.

– Секта?

– ''Церковь Христа''. Сегодня, наверно, уже по-другому себя называют.

– И чем они его зацепили? Гипноз?

– Они его, не поверишь, окружили уютом и вниманием. Весь секрет. Безотказно – любовь и внимание.

– Сам сбежал?

– Хотелось бы! Пришлось ехать, забирать его оттуда.

– А как вы узнали?

– Звонить домой перестал. Позвонили сокурсники, сказали, что ''милиционер привез из Можайска вашего Серёжу, и он в университет не ходит''. Как он оказался в Можайске – по сегодняшний день не знаем. Сразу же выехали, нашли и привезли его в Вильнюс. Мать просто не могла разбудить его: и ''Серёжа'' и ''Серёженька'' и ''Ну что ты? Ну что с тобой? Это же я, мама твоя! Ну посмотри на меня''. И плакала, и обнимала, и целовала – сидел и смотрел как баран. Я уже и музыку его любимую включал, фотки показывал – никаких эмоций. '’Помнишь ты хоть что нибудь? ” “Помню’’ – говорит, и дальше сидит молча. Мать не нашла в привезённых вещах свитер подаренный. Спросили. Ответил, что подарил какому-то дальнобойщику. Сказал: ''Ему было холоднo''. Кстати, с можайского вокзала и привезла его милиция. Они его на лавочке подобрали. Сидел, смотрел на поезда и никому ничего не мог объяснить. Он забыл, зачем туда приехал. Не прошло и недели – они его и здесь нашли. Стали звонить и требовать, чтобы вернули. Я раз послал на х..., а они в ответ: ''Вы ничего не знаете! Серёжу надо восстанавливать''. Родители недооценили всей серьёзности. Спустя время с Серёжкой приступ случился.

– Какой приступ?

– Сам не знаю, какой. Вышел из ванной и ни с того ни с сего сел на пол. Поднять не могли, вызвали скорую. Два месяца в больнице продержали; психолог, процедуры, ну и так далее. Мать каждый день в церковь ходила. Не знали, чем и кончится.

– И что?

13 февраля 2007

Стило

Рассказ «Купель»

...Та зима, казалось, не кончится никогда – и я предложил Светлане пожениться: надоело без конца гулять по занесенному снегом городу, обниматься на вечерних киносеансах на последнем ряду и целоваться, спрятавшись в закутке за висящей на стене лоханью. Она приняла мое предложение так, будто давно его ждала и вопрос этот был для нее делом решенным. Позже она рассказывала мне, что влюбилась в меня еще до армии, когда я приходил на примерки к Циле и мечтала обо мне все эти годы – и вот ее мечта сбылась. Жить решено было у нее, поскольку она сразу сказала, что едва ли уживется с моей матерью, женщиной властной и привыкшей командовать – она работала инструктором в райкоме партии. К тому же мать моя была против этого брака, считая, что я достоин лучшего выбора. Отец же мой, хоть и был не против моего решения, матери старался ни в чем не перечить. Но я твердо стоял на своем. По настоянию матери, понявшей, что со мной сладу нет, свадьбу пришлось сыграть со всей помпой – был заказан лучший в городе ресторан и приглашены все ее многочисленные подруги, знакомые и «нужные люди». Гости, которых набилось битком, пили-ели и во все горло орали «горько». Мы со Светланой и еще парой друзей, бывших у нас свидетелями, сбежали оттуда под конец вечера, и этого никто не заметил. Мать Светланы ушла ночевать к каким-то родственникам. Светлана была девственницей, я был ее первым мужчиной. Она забеременела в первую же брачную ночь, уже через месяц ее тошнило и лицо ее стало землистого цвета. Жили мы в двух маленьких комнатках вместе с ее матерью. Я сказал ей, что не готов пока иметь детей – ну как мы станем жить здесь все вместе на мою стипендию и ее декретные? Она молча согласно кивала головой в ответ на мои слова и тихо плакала в подушку по ночам...

12 февраля 2007

Алексей Широков

Рассказ «В классики с ломом»

В советское время он бедствовал. Заурядненький журналист в заштатной газете, хотя и столичной, центральной, оклад невысокий, гонорара «не густо». Мечтал за границу поехать, тряпок там накупить, чтобы модно, броско одеться, но газета его с «загранкой» не связана, командировок туда не бывает.

«Уходить надо», – не раз думал он. Сказал о том Панину Боре, репортёру «Золотое перо», с которым дружил и был откровенен.

– Сиди на месте, – сказал Борис, как отрезал. – На одном месте и камень травой обрастает.

– Тебе хорошо говорить, ты обласкан, печатаешься без конца, а я?

– Зато у тебя есть время писать рассказы. Вот и пиши. Сиди и пиши.

– Что толку, в стол.

Был уже вечер, они задержались в редакции, двое в кабинете на пять человек – просторно. Панин сидит на стуле «верхом», положив подбородок на спинку, а друг его, Эдик Фомин, на диване склонился, облокотясь на колени, подпирая ладонями голову, смотрит, наморщив лоб, снизу вверх, глаза крупные, грустные. Он заметно лысеет, хотя нет тридцати.

– А хочешь не в стол? – вдруг оживился Борис. – Брось эту херню, эти правильные рассказы, пиши ненормально. Про КГБ, например, навыдумывай чёрт-те чего, самые дурацкие методы, – встал, потирая ладони, ходит по комнате, будто открытие сделал. Он подтянут, строен, рыжеватые волосы мелкими кудрями, малость курносый. – Высмей их! – остановился напротив рассказчика. – Насочиняй, чтобы хохот стоял!

– Так кто ж напечатает?

– Самиздат. Заграница подхватит. В литературу надо с шумом идти, со скандалом... Ты как хотел? Там ворота чугунные, просто так не пробьёшь, не взломаешь. Вон Стасик Меркулов, бился, бился – никак! Дай, говорит, подкину им мертвечины. О кладбище написал. Такого наворотил! Я руки мыл после чтения. Но – клюнули, напечатали. Теперь он строгает книгу за книгой.

Эдик ещё больше наморщил лоб, а Панин уже завёлся – он быстро заводится:

– Эдька! Дай срок, я обдумаю всё, разработаю план. Мы взломаем ворота, мать иху! – едва не выкрикивал. Видно было: что-то его осенило, что-то зрело в горячей его голове. Уверенно повторил:

– Дай срок!

9 февраля 2007

Юрий Арустамов

Сборник стихотворений «Гимн графоманов»

Эта жизнь – и шалава и пройда:
обернешься, и нету её.
Оговоркой по доктору Фройду
принимаю свое бытиё.

Для чего же нас в страсти зачали?
Для чего же старались врачи?
Жизнь – бездонная бочка печали?
Нет – бездомная кошка в ночи.

И святым уготована кара.
Захлебнется в реке Гераклит.
Бесшабашные крылья Икара
Равнодушное Солнце спалит.

Но страшнее всего, что нас ждет –
объявленье на сером бараке:
За полгода оплата вперёд.
Одинокому. И без собаки.
7 февраля 2007

Наталья Лепетюха

Сборник стихотворений «Избранные стихи»

О Боже мой, я так боюсь любить,
Боюсь, когда в огне сгорают крылья.
И бабочек ночная эскадрилья
Летит на свет, пытаясь пригубить.

Огонь любви под матовым стеклом,
Где нить накала светит одержимо,
Куда стремлюсь, но пролетаю мимо,
По кругу – с перевязанным крылом.

Где черный шелк под сводами дворца
Спускается на клинопись атласа,
Под взглядом неземного ловеласа
Сгораю вся – от пяток до лица.
6 февраля 2007

Татьяна Бориневич

Повесть «Бабий Век»

...Катя с дедом Василием любили по выходным ходить в местный парк культуры и отдыха на атракционы. Была у неё своя карусельная лошадка.

 Позже Катя слышала от людей, видела в кино и читала в книжках о карусельных красавцах и красавицах Пышногривых, ярких. Создающих ощущение праздника. Та лошадка была гораздо более скромной. Какого-то серенького цвета, с бурым сёдлышком, с невыразительной мордой. Крашеная нестойкой краской, она, выгорала под солнцем, линяла под дождиками. Собственно она не существовала в одиночестве. Их было несколько сестер, намертво поставленных по кругу. Почему-то казалось, что все они относились к женскому полу.

Будь они людьми, вряд ли бы кто-то взял таких в жёны, вряд ли бы они нашли бы интересную работу. Такой тип женщин обычно вполне миловиден в детстве. Потому что ещё горяча родительская любовь, потому что теплится ещё надежда, что расцветут. Но ничего не происходит. Так они и живут. Учатся в школе, довольствуясь четвёрками и тройками, а также примерным поведением. Потом поступают в какой-нибудь странный институт, типа Гидроболотного и Пищевого. Исключительно ради получения высшего образования. Самые сообразительные идут на бухгалтерские курсы. Впрочем, всё равно они работают младшими счетоводами, чертёжницами, регистраторами в поликлиниках и т.д. Раньше таких было много в НИИ. Работу свою выполняли старательно. Имеют хороший разборчивый почерк. Замуж они как-то не выходят. Детей тоже не рожают. Постоянно они ухаживают за престарелыми родственниками, коих постигли инсульты и инфаркты. В общем, живут в качестве обслуживающегося персонала, ничуть этим не тяготясь. Самореализация у них случается в периодическом приготовлении пирожков с яблоками, коими они и угощают своих бесчисленных больных и здоровых родственников. Катина карусельная лошадка была из такой породы...

2 февраля 2007

Павел Шкарин

Рассказ «Клара и Андрей Романович»

...Возвращаясь с очередных гастролей, Клара шла вечером от автобусной остановки домой, спрятав, как обычно, нижнюю часть лица под шелковым платком. Остановка рейсовых автобусов и дом Клары были расположены на разных концах села, и, чтобы срезать угол, Клара пошла через поле кукурузы. Уже спускались густые южные сумерки. Клара не обратила поначалу внимания на пожилого мужчину, сошедшего с автобуса и последовавшего вслед за ней по тропинке, окружённой с обеих сторон высокими кукурузными стеблями. Лишь когда незнакомец догнал её, она обернулась, услышав за спиной его тяжёлое частое дыхание. В следующую секунду Клара вскрикнула, получив удар наотмашь по лицу, и упала в кукурузную чащу. От полученного удара с неё слетел платок, прикрывавший её кудрявую цирковую достопримечательность, и теперь уже испуганно вскрикнул напавший на неё мужчина, который успел к тому времени вооружиться ножом и склониться над поверженной жертвой. Агрессор был явно шокирован увиденным и отпрянул назад, так и застыв на месте с ножом в руке...

1 февраля 2007

Мария Полковникова

Рассказ «Магнолии»

...Я помню только из того утра, как сильно мне хотелось выбежать из душного класса и упасть на траву. Какое жгучее чувство ныло в моей груди и пыталось выбраться наружу. Когда огласили список пяти тем, я даже не заметила. Увидела, когда класс зашептался и меня ткнул в спину мой сосед. Я посмотрела на исписанную доску и поняла, что не читала ни одного произведения. В таких случаях, как нам говорили на консультации, единственным вариантом оставалась работа с цитатой. Я помню её наизусть: «Пастернак, по словам Иванова, считал, что вообще сущность поэзии – в разговоре о счастье». Мне понравилась такая тема… Я взяла ручку, лист… И здесь, словно какое-то оцепенение! Я растворилась в словах, в постоянном шёпоте. Я стала той, которая была нынешней ночью – самой яркой и счастливой в мире. Самой лучшей и желанной! Я помню, как летели листы из-под моей руки, как классная два раза подходила ко мне. Но я, не обращая ни на кого внимания, строчила. Тогда я думала, что создавала новый мир. И что этот мир будет признан любым человеком, который прочитает это. Прочитает моё счастье.

Всё оказалось более чем не так. Всё оказалось резким обрывом, покончившим с моей письменной преданностью себе. Я никогда не забуду глаза директора, нахального мужичка, его презренный взгляд. Он вышвырнул меня из дверей школы, в которой я проучилась 10 лет – большую часть моей жизни! Из школы, в которой меня любили, а потом, едва уловив слабое место, с позором выставили и закрыли дверь. Да я бы и не вернулась. Конечно, я бы не вернулась...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.02: Анатолий Сквозняков. Гитлер в мае (повесть)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!