HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Архив публикаций за март 2013

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  [2013]   2014  2015  2016  2017 

январь   март   [март]   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


28 марта 2013

Александр Левковский

Рассказ «Кафе на улице Алленби»

...Я встретил её год тому назад в терминале на мосту Алленби, на границе между Израилем и Иорданией. Я служил там резервистом-таможенником, то есть с утра и до вечера я обыскивал арабов, прибывших из Аммана и жаждущих посетить своих родственников на западной стороне реки Иордан.

Я стоял лицом к реке, покуривая и разглядывая иорданский пограничный пост на том берегу. И вдруг услышал негромкий женский голос позади себя:

– Мне кажется, вы говорите по-русски? Дайте мне, пожалуйста, сигарету.

Я обернулся.

Невысокая женщина лет сорока, с бледным заплаканным лицом, смотрела на меня исподлобья.

– Конечно, конечно, – заторопился я, протягивая ей пачку. – Кто вы?

– Никто, – сказала она и заплакала.

Я усадил её на каменную скамейку и сел рядом.

Минуты две мы сидели в молчании. А потом тихим голосом она стала рассказывать мне свою историю. Уму непостижимую историю о том, как учительница русского языка из Киева оказалась на берегу реки Иордан.

– Я, знаете, была такая беспросветная дура. А он был красавцем восточного типа, вроде Омара Шарифа, усики тонкой полоской, вьющиеся смоляные волосы. Он учился в Киевском Политехническом, куда его послали отсюда, от палестинских властей. Я влюбилась, как ненормальная. Мама была в ужасе. Но ничего нельзя было поделать. Мы поженились, и я родила один за другим двух мальчиков. А он защитил диплом и уехал, сказав, что немедленно вызовет меня к себе, в Дженин. Это было семь лет тому назад. И с тех пор я не получила от него ни одного письма... А тут рухнул Советский Союз, и жить стало просто невыносимо. И я решила оставить мальчиков с мамой, поехать сюда и найти отца моих детей.

– Нашли? – спросил я...

27 марта 2013

Сергей Жуковский

Рассказ «Мылодрамка»

...– Да-а-а-а… – Фёдор похлопал по карманам брюк. – Дела-а-а-а… Дай-ка сигаретку…

– Не курю!.. – Сан Саныч выпучил толстые губы. – И вам, уважаемый, не советую!.. Схлопочешь рак – будет с тобой твоя молодая возиться?! Пошлёт!.. На все четыре стороны!..

– Молодая… – Фёдор глянул на яркое пятно съёмочной площадки. – Как увидит эта молодая, что я в кино вытворяю, точно пошлёт… Я же ей о Маринке – ни гу-гу… Зачем, думаю, старое поминать?.. Детей нет… Ну, пожили… Ну, разбежались… А теперь…

– Да что – теперь-то?!! – взвизгнул Сан Саныч. – Что – теперь?! К девке киношной заревнует?! За сценку эту детскую?! Что – теперь?! Тебе в кадре баб лапать нельзя?! Не поцеловать никого?! Самому штаны тоже не снять?!

– Саныч… – поморщился Фёдор.

– Вот что я тебе скажу, Фёдор Борисыч… – режиссёр кинул в рот леденец. – Ты мужик умный… Талантливый… Фактурный… А иногда такую бредятину несёшь, что слушать тошно… Ей-богу… Другой бы, на моём месте, тебя уже в три шеи бы погнал… Ещё несколько месяцев назад… На запуске… Когда ты всякие такие рожи строил… На площадке… Вздыхал всё ходил… Мол, я – Марлон Брандо, а меня в пьесу «Сталевары» определили… Ну, да… Не Шекспир… Не Чехов… И я не Бергман… И даже не Михалков… Но ведь кому-то надо и такое фуфло снимать, Федя… Время сейчас такое… Нулевое… Никто ни одной извилиной перед теликом думать не хочет!.. И сердце своё напрячь – фиг!.. Трескают пиво с орешками!.. Гогочут!.. А бабы между стиркой да готовкой глаза выпучат да вздыхают: какая – жи-и-и-и-исть… Какая любо-о-о-оф-ф-ф-ф-ф… Вот что сейчас народу надо, Федя!.. И чем больше пузырей сопливых с телика послетает на пипл, тем лучше!.. Въехал, дорогой?! Короче… Работаем?.. Нет?..

26 марта 2013

Сколько стоит человек

Статья «Уничтожение прошлого и тиражирование лжи»

Писатели золотого и серебряного века невольно оказались заложниками искажённой истории. Обращаясь к образам тех или иных античных персонажей, они, сами того не подозревая, тиражировали во многом ошибочную точку зрения на прошлое человечества. Скажем, проникновенный Дмитрий Мережковский, своим литературным талантом затронув древние и тёмные века человеческого становления, размножил общепринятое, но, как показывают современные исследования, искажённое о них представление.

Известный нам сегодня формат истории как науки начал складываться в конце 16 века (после смерти Ивана Грозного) и во многом завершился только к 19 веку. Первыми знаковыми «историками» были французский филолог Жозеф Скалигер (ум. в 1609 году) и кардинал, французский католический богослов, он же учёный-иезуит и основоположник современной хронологии Диони́сий Петавиус.

О чём идёт речь? История, как предмет «незыблемых и точных» знаний, никогда писателями не подвергалась ревизии. Это пытались делать, и то изредка, другие люди: математики, астрономы, учёные различных направлений. Писатели-художники просто доверялись соратникам по перу – писателям-историкам. Историческая дисциплина представлялась некой глыбой айсберга, приращиваемого всё новыми и новыми частицами событий без всякой критики и попыток ревизии прошлого или даже самой элементарной проверки, как, например, с теми же вычислениями Рождества Дионисием Младшим. К чему ворошить старое? – вопрошает современник 19-го, потом 20-го, а теперь и 21-го века. Надо жить сегодняшним днём, идти вперёд... А если уже завтра, например, наступит конец света, какая будет человечеству разница – правдива или нет история?..

25 марта 2013

Валерий Румянцев

Сборник авторских афоризмов «Короче некуда»

 Вдохновение – это момент беззаветной веры в себя.

                

 Настоящая слава – это когда узнают в профиль.

                

 Вкус жизни портит привкус смерти.

                

 Время собирать камни за пазухой и время бросать их в чужой огород.

                

 Беря свои слова обратно, получаешь их с комментариями.

                

 Герой без зрителей – дважды герой.

                

 Смысл страданий – понять радость их отсутствия.

                

 Если жизнь преподносит сюрпризы, значит, мы ей интересны.

                

 Убить в себе раба не так уж трудно. Куда труднее избавиться от трупа.

22 марта 2013

Виктор Панфилов

Рассказ «Играй, люби, живи»

...Тоха сделал си. Дождался, пока друг подстроит вторую струну и сыграл соль для третьей. И, видя, что приятель ушёл в себя, потормошил его:

– В чём дело тогда? Ты сам на себя не похож…

– Ага, кажется, строит… Давай теперь аккордом – ре-минор… ля-минор… ми… – Рома сыграл ми-минорный флажолет, отставил гитару и потянулся к стакану. Нехотя возобновил разговор:

– Во мне всё дело. Ни в чём-то там, а во мне, в моём образе жизни.

Антон уставился на друга так, словно видел его впервые.

– А что не так в твоём образе жизни? Эй, братишка, ты что, приболел?!!

– Да всё неправильно, пойми. Мы с Леркой сидели тут, недавно, размышляли. У меня скоро ребёнок родится, а я занимаюсь какой-то дуростью. У других достаток, работа престижная, семья – у меня же хрен-разбери что. Работа охранником, чтобы времени побольше оставалось на творчество. Подработка музыкантом в кабаке – чтобы технику не терять. Пьянки, разъезды, клубы, тусовки…

Рома нервно скомкал в пепельнице докуренную сигарету, тут же взялся за новую. Долил коньяка в стакан. Продолжил, кашляя от дыма.

– Всё ради творчества… Что за чушь! Выступления, на которые ходит школота и праздные зеваки. Гастроли по сельским клубам. Фестивали, потом снова – пьянки, вписки, соски, трава, экстази, рок энд ролл… Музыка, песни – которые никому, кроме нас, не интересны и не нужны. Ну записали мы пару полупрофессиональных дисков, и где они? У приятелей, на нашем сайте и у совершенно левых людей, которые ни разу их и не слушали… На большую сцену мы никогда не вылезем, а вот эти жалкие потуги быть настоящей, узнаваемой группой просто смешны. В двадцать лет это ещё круто: говорить – «Я – музыкант, я пишу песни, играю в группе». А сейчас, когда я такое говорю – мне уже стыдно. Вместо того, чтобы о серьёзной жизни думать, о семье, о ребёнке – хвастаться тем, что стишки кропаешь, да на гитарке блямкаешь… Фу...

21 марта 2013

София Таращанская

Критическая статья «Духа благородство. О повести Виктора Герасина «Для всех быть всем»»

Читала эту повесть по мере её написания автором и публикации по главам в журнале «Новая Литература».

Кстати, повезло изданию: первым опубликовать новую глубоко нравственную работу русского писателя и поэта Виктора Герасина.

Надеялась, что с прочтением двенадцатой главы и «Заключения» закончится и мой читательский труд. Но не тут-то было. На душе оставался осадок чего-то недопонятого и сердцем не пережитого. А это означало, что к произведению надо возвращаться. Ещё и ещё раз.

И после вдумчивого неоднократного прочтения вывод напросился сам собой: вряд ли эта повесть нуждается в литературоведческом анализе. На это указывали и полновесно раскрытая тема, и мастерски выстроенные композиция, и сюжетное пространство, интересные, нравственно ёмкие лейтмотивы и персонажи.

Тогда, что же хочу сказать этими строками?! Что содержания этой повести хватило бы и на роман? Наверное. Что она на все времена? Это не высокопарность, ибо так и есть. Что автор проделал поистине титаническую работу? Да и да.

И всё же не в этом главное. Моё осмысление сюжета мировоззренческое, оно простирается за пределы прочитанного и устремляется в глубину самого явления духовности, его тайны.

Ибо «духовность человека отнюдь не совпадает с сознанием, отнюдь не исчерпывается мыслью, отнюдь не ограничивается сферой слов и высказываний.

Духовность глубже всего этого, могущественнее, богаче, значительнее и священнее»...

20 марта 2013

Евгений Морозов

Сборник стихотворений «Загадывание желанья»

Как краток миг звезды упавшей:
мелькнёт и нет. И как всегда,
взгляд не отыщет опоздавший
её горячего следа.

Так иногда воспоминанье
из бездны прожитых времён
взорвётся, примет очертанье
и вновь забудется как сон.

Пускай же память непреложно
хранит прошедшее тепло,
чтоб удивиться было можно
и потрясло и пробрало.

Чтоб сердце грубое не стало,
как камень, глухо и мертво,
и бодро кровь по телу гнало,
не понимая, для чего.

Не потому ли звёзды эти,
сгорая враз, дают нам знак
того, что есть они на свете,
хотя б на миг, хотя бы так.

Чтоб взгляду, ищущему знанье
в краю неведомых пустот,
пришло на ум вплести желанье
своё в последний их полёт.

Пусть загадав, он лишь обманет
себя, чтоб голову вскружить.
И хоть счастливей вряд ли станет,
но будет верить, будет жить.
19 марта 2013

Джон Маверик

Рассказ «Разбилась душа о камни»

...О «райских уголках» Йохан узнал из интернет-форума и чуть ли ни с первой буквы влюбился в курьёзный слух, в подземную фата-моргану, в очередной, непонятно кем выдуманный миф. Тот, кто хоть раз погружался в толщу скал, знает, как много там необычного, удивительного, такого, что и вообразить трудно. Вырываясь на поверхность, пещерная быль становится легендами, прекрасными и жуткими, от которых у непосвященных кровь стынет в жилах и глаза блестят у романтичных неофитов.

Конечно, Йохану и прежде доводилось слышать и о двуликой хозяйке, и о холоднокровных нагах, и о белом спелеологе. Не то чтобы эти истории его не волновали. Он верил им и не верил, вышагивая по залитым солнцем улицам верхнего мира, и они становились реальностью, стоило очутиться внизу, в кромешной темноте и безмолвии, в котором умирает даже звук шагов – становились тем, что может случиться в любую секунду. И всё-таки, планируя с группой очередную экспедицию, он думал именно о «райских уголках». Йохан мечтал о них, как о чуде, и он нуждался в чуде, потому что существование его было тускло и безрадостно, как осенняя морось за окном. Городская квартира с видом на автостраду. В одной комнате – он с женой, в другой – наполовину парализованная тёща. Жена наотрез отказалась отдавать старуху в дом престарелых, а вместо этого наняла сиделку – дебелую тётку лет сорока пяти, властную и громкоголосую, с утра до ночи ревущую будто Иерихонская труба. К Йохану супруга и тёща относились как к рабочей скотинке. Пили его деньги, точно солёную воду – чем больше пили, тем сильнее делалась жажда. Чуть ли не вся его зарплата улетала на тряпки и лекарства, да на услуги Трубы Иерихонской... Но это полбеды. Каждый вечер Йохан возвращался в пропахшую лекарствами и заваленную тряпками квартиру – и не знал, куда приткнуться. Не было у него своего угла, места, где можно спокойно посидеть, выпить чашку кофе с печеньем, расслабиться, вытянув ноги к горячей батарее, подремать или подумать. Всюду его тормошили, отвлекали, предъявляли какие-то претензии. Он устал... и от безнадежной усталости что-то сдвинулось в его голове, так, что зловещие и непонятные «райские уголки» вдруг показались олицетворением уюта и покоя. Того, чего Йохану не хватало в жизни.

Между тем, призрачные пещерные оазисы сулили что угодно, только не отдых и не домашний уют. «Ловушки подземных демонов, – так о них писали. – Лживая красота, навлекающая смерть на всякого, кому откроется. Они так неожиданны и прекрасны, что в первый момент просто цепенеешь от изумления. Если это оцепенение тотчас не стряхнуть, оно сковывает тебя всего, так что и пальцем не двинуть, перерастает в нервную слабость, в паралич, а после – в гибельный сон. И всё – пропал человек. Душа уйдёт в камень»...

18 марта 2013

Фёдор Избушкин

Сборник миниатюр «Мысли одиночки»

Талант есть у каждого. Он прячется за трудолюбием.

 

Секрет творчества прост, коль скоро ты хоть однажды вкусил его. Тебе лишь остаётся научиться уличать его поступь и тут же браться за дело. И не имеет значения, что у тебя в руках: перо, кисть, дирижёрская палочка...

 

А писателя следует осмеивать, бить, лишать сна и пельменей, ибо сам по себе он человек бесполезный и даже вредный.

 

Я смотрел сквозь лист белой бумаги, но ничего не видел. Я не сдавался до тех пор, пока не стали проявляться первые силуэты. А затем – и остальной мир.

 

Легче написать роман, чем доказать жене, что писательство это тоже труд.

 

«Ты думаешь, жена не даёт мне работать? – оправдывался писатель перед товарищем по цеху. – Наоборот! Она всё время кричит, чтобы я шёл на работу!»

15 марта 2013

Сергей Багров

Сборник рассказов «Два рассказа»

...В складе было прохладно и мглисто, свет поступал лишь в одно, под самую крышу посаженное оконце. Какие-то бочки, ящики и корзины. Пахло луковой шелухой. В ящиках были зелёные помидоры. За ними – мешки. Целый пригорок. Колюня пощупал. Круглое. Яблоки, что ли? Было трудно, но он пропихнул сквозь завязку в теснейшее горло мешка кисть руки, достал оттуда один кругляшок. Разумеется, в рот. Тьфу! Картофелина с землёй.

Колюня засомневался: есть ли вообще тут арбузы? Пыхтя, прокарабкался по мешкам. Поднялся на самый пригорок. Хотел углядеть, что там дальше, за ним? Но тут послышался говор мотора. Машина!

Из-за ворот так мяукнуло, что у Колюни мурашки по коже. Надо бежать! Он и рванулся, да ноги вдруг провалились. Еле их вырвал. Одну – без обутка. Пока вытаскивал сапожок, обувал его и спускался, прыгая на пол, машина уже подкатила к воротам. Куда же деваться? Колюня, как заполошная мышка, заюркал вправо и влево. Спрятался было за бочку, но мигом смекнул, что включат свет и сразу найдут.

Когда одна за другой скрипнули дверцы машины, Колюня взлетел воробьём на высокую бочку и, зажмурившись, спрыгнул в какую-то слякоть. Тут же приметил свисавшую крышку, закрыл себя ею и затаился. «Пережду, – возбуждённо решил, – здесь меня никогда не найдут»...

14 марта 2013

Сергей Жуковский

Рассказ «Ми-бемоль мажор»

Весёлым солнечным весенним днём перед гудящим трубно-скрипичной какофонией многоколонным зданием консерватории остановился беленький зашторенный пазик. Из автобусика выкатилось с десяток закамуфлированных, с прорезями в чёрных масках, автоматчиков и нырнуло в украшенный выцветшими барельефными греческими музами зев подъезда.

А через несколько бесконечных минут по длинному коридору две пятнистые гориллы пронесли под белы ручки седенького, дрыгающего худенькими ножками ректора, быстро спустились по мраморной лестнице, почти пробежали мимо остолбеневшей гардеробщицы к выходу и обдали прямоугольным полуденным светом прохладное пространство большого фойе.

Пазик бесшумно закрыл двери, чихнул сизоватым выхлопным газом и медленно покатил прочь.

Консерватория, как по взмаху невидимой дирижёрской палочки, онемела.

И сразу стало слышно, как с крыши, залитой ослепительным теплом, капают – кап-кап, кап-кап-кап, кап… – подтаявшие хилые сугробики...

13 марта 2013

Яна Богданова

Пьеса «Мир №0»

Иерогонга. Ну что, дорогие мои. Скоро всё и начнётся. Я собрал вас из разных мест и, судя по тому, откуда я всех вас вытащил, терять вам нечего. Правила простые, и только от вас будет зависеть, сохраните вы свою жизнь или нет. Над вами будут поставлены учителя, именно они будут обучать вас новому языку и разучивать различные тексты на этом новом языке. Если же вы будете нерадивы, то будете каждый раз получать удар током. Начало отсчёта – 60 ватт, и дальше, до Красной кнопки, за которой придёт освободительное спасение «от жизни». Но не всё так просто. На самом деле вы ничего не будете чувствовать. Учителя будут думать, что вы получаете удар током, хотя в действительности будете только изображать, что вам больно. Но есть один момент, о котором я должен предупредить всех – есть та Красная кнопка, и если она сработает… если учителя до неё доберутся… Так что советую вам играть свою роль хорошенько, разжалобить их и заставить выйти из эксперимента. Если эксперимент пройдёт удачно, каждый из вас получит свободу и значительное вознаграждение. Всем всё понятно? Анаконда, запускай остальных. И – поехали!

 

Иерогонга и Анаконда достают снотворное. Перед ними сидят «подопытные» – Солдат, Скрипач, Рандэр, Циклоп, Лайка. Анаконда приготовила шприц и для себя.

 

Иерогонга. А теперь спите. Приятных снов. Скоро мы увидимся на другой планете. Начинаю отсчёт – дышите глубже. Мы летим. Мы летим туда, куда ещё ни разу не ступала нога человека. Мы будем испытывать, себя – на прочность, и тех испытывать на прочность, кто так безответственно сотворил нас и заставил жить в этом мире – в этом прекрасном мире, который мы до сих пор не в силах понять и изменить.

12 марта 2013

Валерий Румянцев

Рассказ «Неясная угроза»

Костя смотрел телевизор. Захватывающий детектив с выстрелами, драками и полуобнажёнными красотками так увлёк его, что он не обратил никакого внимания на то, что происходило в его комнате.

А происходило там следующее. Сначала за окном послышалось мелодичное жужжание, затем окно тихо распахнулось, и на пол плавно опустилась летающая тарелочка. Выдвинулся перископ и, оценив обстановку, снова скрылся. Тарелочка подпрыгнула вверх сантиметров на двадцать и быстро скользнула по воздуху под кровать. Некоторое время оттуда была слышна какая-то возня, затем всё стихло.

Костя ничего не замечал. Он не отрывал горящего взгляда от голубого экрана, на котором герой-любовник, хладнокровно уложив из пистолета десяток бандитов, страстно целовал спасённую им очаровательную незнакомку. Но вот промелькнули последние кадры, и на экране появилось улыбающееся лицо диктора, провозгласившего:

– Вы смотрели 835-ю серию многосерийного телевизионного фильма «Любовь под пулями». Следующую серию смотрите завтра, 13 апреля 2014 года…

11 марта 2013

Аркадий Макаров

Рассказ «Однажды осенью»

...Отсюда, с высоты двадцати метров, громоздкая фигура Фомы казалась приплюснутой, как будто ему откусили ноги. Он что-то говорил подошедшему бригадиру, жестикулируя непропорционально длинными руками.

Сюда слова не долетали, но я знал, что Фома говорит про меня что-то весёлое, потешаясь над своей, как ему казалось, остроумной выдумкой.

С этой высоты, где я теперь стоял, я должен загреметь однозначно, а почему не загремел, Фома так и не понял.

Фомин – Фома, как его называли ребята, – по своей наивности считал меня «придурком», а «придурка» надо было наказать, да так, чтобы потом и следственные органы не догадались, почему это, прораб вдруг сорвался с такой высоты и разбился насмерть.

Падение с этой отметки, да ещё на груду железа, – смертельный случай гарантировало, на что и рассчитывал Фома. Надо сказать, что его выдумка быта изощрённой – если бы я сорвался, то вся вина лежала бы на мне – соскользнулся, и вот он – лови! Но осторожность и отсутствие опыта – налицо, да ещё налицо нарушение техники безопасности. Кто бы стал вникать в детали? Винить рабочего? Такое у нас ранее не наблюдалось.

Как и большинство уголовников, прошедших школу в зонах, Фома был злопамятен, как хорь. Со всегдашней приговоркой, что не школа делает человека человеком, а тюрьма, он был, говоря откровенно, мне неприятен, но – не более того. На меня же он всегда смотрел с ненавистью и затаённой угрозой, стараясь их скрыть за лагерными усмешечками и прибаутками.

Я не знаю, что заставило Фому пойти на эти исчерпывающие меры. Может быть его, приобретённая в лагерях ненависть к удачливым людям (в глубине души я себя как раз и относил к таковым), или ещё что-то такое, чего Фома мне простить не мог. До этого у меня с ним открытой стычки не было. Конечно, я и теперь сделал вид, что ничего в этой игре не понял. Что всё путём! Но у каждого дерева есть свои корни…

8 марта 2013

Сколько стоит человек

Статья «Ошиблись, или нас опять обманули?»

Вводная статья из цикла «Сколько стоит человек? Забытая воскресшая Россия»

 

Может ли человечество хранить тайны, о которых не догадывается?

Да, если под человечеством подразумевать не всех людей на планете, а так называемых отдельных избранных, соотношение которых может быть 1:100 или меньше, в зависимости от степени посвящения. Они-то как бы и действуют от имени человечества, имея у себя на содержании тайны, о существовании которых 99% населения может только догадываться или делать вид, что ничего не происходит, и никогда не происходило.

Для исследователя сегодня не может быть важнее вопросов, чем подлинная история человечества и – так называемый иной разум. Обе темы родственны и тесно связаны между собой. Мы, находясь в так называемом настоящем, на деле постоянно пребываем где-то в середине между прошлым и будущим, разделяющей пополам эти обе неуловимые виртуальные реальности. Но одно дело будущее, которое прогрессивное человечество мало-мальски научается прогнозировать хотя бы и в общих чертах, – от нас пока мало что зависит. Другое дело – история и историография.

Здесь мы вправе задать специалистам некоторые вопросы. Например, насколько верны отправные точки традиционной истории, изучаемые в различных школах и читаемые с академических кафедр? Как могло случиться, что ранние исторические изыскания и хронологии до сих пор не были пересмотрены с учётом последних независимых исследований, включая вновь обнаруженные артефакты, архивные документы и т.д.? А что касается новейших научных открытий, методов, приборов и оборудования – разве всё это способно работать только на настоящее и будущее человечества?...

7 марта 2013

Лариса Маркиянова

Рассказ «Мой знакомый кот»

...– Вот ты себя считаешь высокоразвитой личностью, хозяином природы, философию вон почитываешь, новости смотришь. Но по сравнению с моей жизнью, твоя – сплошные оковы и ограничения. С утра, хочешь не хочешь, а вставай в определённое время и дуй на работу. Там, опять-таки, хочешь не хочешь, а вертись целый день как белка в колесе, отрабатывай свою, прямо скажу, совсем не богатырскую зарплату медика. Есть у тебя настроение – нет его, хорошо себя чувствуешь или не очень, нравится – не нравится, а делай, что положено, терпи своего не шибко умного завполиклиникой, коллег, занудных пациентов. Так что завидовать мне тебе не приходится. Сплошные оковы и условности. Вся жизнь ваша пропадает в заботе о хлебе насущном. То ли дело моя жизнь. Сплю, когда и сколько хочу, гуляю, где хочу, люблю, кого хочу. И никаких душевных переживаний. И не потому, что глупый или бездушный. А потому что мы, коты, намного умнее вас, людей. Глупо постоянно над чем-нибудь заморачиваться, зависать над проблемами, искать смысл жизни, жить постоянно в ожидании светлого будущего. Весьма глупо. Смысл жизни в том, чтобы жить, и другого нет. Светлое будущее никогда не наступит, потому что будущего никогда не станет настоящим. Есть только сегодня, вот этот миг. И надо жить им, и радоваться ему и жизни, что протекает через тебя сейчас. А то доживаете до старости и начинаете сокрушаться, судорожно дёргаться: ах, я ещё и не жил. Конечно, не жил. Потому что дурак, как и все остальные люди. Очень редкие из вас понимают это, и эти редкие – счастливцы. И, что интересно, они, эти счастливцы похожи на нас, котов. Не обращал внимания?..

6 марта 2013

Венедикт Немов

Сборник стихотворений «Капли. Часть 2»

Дикой ивы
Слышны скрипы
Ёжится заря,
День пугая
Ночь тугая
В каплях января,
Вновь морозным
Духом грозным
Расцветёт окно,
Свет зажжётся
Раньше солнца
Упадут на дно,
Три крупинки
Сладких льдинки
Словно невзначай,
В эту стужу
Греет душу
Только крепкий чай.
День в разгаре
И в угаре
Тщетных ожиданий,
Мысли тонут
В снежных тоннах
Сахарный желаний.
Свет зажжётся
После солнца
Как всегда одна,
Тело греет
Дух лелеет
Чайная вода.
5 марта 2013

Нина Заря

Рассказ «Корочка от арбуза»

...Мы сидим с Борей в гостиной его нового дома на Нивках. Пьём чай из неизвестной мне травы, вырванной Борей тут же, под забором.

Дом Бориса двухэтажный, из пеноблока. Окна настежь, в сад. Пахнет стружкой от деревянных перекрытий и пластиковым сайдингом, которым Боря из экономии облицевал стены и фасад дома. В ванной комнате уже подключена вода, установлены счётчики, сияет первозданной белизной унитаз, раковина.

Но Боря не пользуется этим комфортом. И мне не даёт.

Алюминиевая кастрюлька без ручек, поселившаяся в куче с песком, подменяет функции водопровода. Другие удобства находятся за большим кустом сирени.

– Дом я уже построил. Шиповник вдоль забора посадил. Теперь мне нужен сын. Найди мне жену. Ты же шустрая! Молодую. Красивую. Она родит мне наследника. Я её озолочу. Ни в чём нужды знать не будет. Всё ей перепишу. Земельные участки, дачи, гаражи. Ведь иначе всё моё добро достанется племянникам. Вот радоваться-то будут, подлецы! Ещё, чего доброго, цветочек на могилку принесут! У-у-у! Я жить не могу с этой мыслью. И с тобой я рассчитаюсь, не боись, Машенция! Ты будешь довольна, – уплетая столовой ложкой мой дорогущий торт с пьяной вишней, рассказывает Боря...

4 марта 2013

Лачин

Статья «Христианская мученица нашего времени»

Слышал я, слышал – ранних христиан травили львами, распинали почём зря. Море книг и озеро фильмов посвящены сиим репрессиям. Всё это выглядит, конечно, ужасно – африканские кошки, раздирающие внутренности; неостывшие трупы, пригвождённые к крестам; остывшие тоже. Но современная история ужаснее.

В Сомали четыре года назад молодая женщина, София Осман, перешла из ислама в христианство. Сейчас ей двадцать восемь лет. В ноябре 2011 года попалась она в руки боевиков исламистского движения Джамаат Аш-шабааб. Местных, скажем так, радикалов. (Впрочем, кто из мусульман не радикален на фоне христиан последних ста лет?) Они вынесли ей приговор, «за принятие иностранной религии». Уложили, связали и нанесли сорок ударов плетью. В окружении большой толпы. София потеряла сознание; да и придя в себя, встать самостоятельно не смогла. Её близкие подозревают, что в заключении она подверглась и другим формам насилия. Несколько дней София лежала дома, ни с кем не разговаривая. Потом переехала в другой город.

История это более тягостная, чем из античных времён, и вот почему. Говоря о казнимых в древности, я не случайно сказал, что это «выглядит» ужасно. То есть именно сейчас так выглядит. А для тех времён всё это было тривиально. Весь мир был жёстче, чем сейчас, и римские прокураторы вовсе не выделялись варварством на фоне остального человечества. Да и сами христиане на протяжении полутора тысяч лет точно так же казнили остальных. Галилеяне времён Рима выглядят добрыми лишь потому, что у них не было власти.

Поэтому мученики первых веков нашей эры идеализации вовсе не заслуживают. Канонизировать их вам стоит, если вы сами христианин, в интересах своей конфессии, а делать это просто из гуманных побуждений – неумно...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!