HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Архив публикаций за сентябрь 2018

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  [2018]  

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   [сентябрь]  


18 сентября 2018

Гости «Новой Литературы»

Интервью «Игорь Тукало. Дорога без конца»

...– В Испании вы были на гребне успеха, и всё же вернулись в Россию. Почему?

– По многим причинам. Начался кризис, как и во всей Европе, и мне очень не понравилось то, как изменилось отношение ко мне. До этого я был абсолютно своим, и вдруг испанцы вспомнили, что это не так. И это сочеталось со странным принципом считать, что все люди одинаковы.

– Как это?

– Сложно объяснить. Я пытался выяснить, почему испанцы считают всех равными. Как можно предпочитать конкретного музыканта другим, если все одинаковы? Но ответ был один: «Нет-нет, разницы никакой», и я оставил споры на эту тему. А ещё я проанализировал и понял, что среди испанцев удивительным образом у меня оказалось всего двое друзей. Остальные были либо славянами, либо латиноамериканцами. Сейчас, когда я приезжаю в Мадрид, вижу распростёртые объятия: «Нам тебя не хватает, возвращайся!». Но это лишь для того, чтобы не испортить праздник встречи – поучаствовать в маленьком спектакле.

– Россия в этом смысле искреннее?

– Да. Вернувшись сюда, я буквально за неделю ощутил, что я дома, и всё тут же стало на свои места. Мой мадридский период жизни закончился, я в этом уверен. В плане музыки я отдал испанцам всё, что мог, и почерпнул всё, что было можно. И ещё я считаю, что наша страна, Россия, самая лучшая в мире. Самая свободная. Мне есть с чем сравнивать...

Беседу ведёт Вера Круглова
16 сентября 2018

Юрий Тубольцев

Сборник миниатюр «Гиперболы бессмыслицы»

Не чеши одно место – чеши сразу все места.

 

Настоящий гений ни дня не может прожить непризнанным, поэтому все непризнанные гении – гении вдвойне, т. к. всё же живут вопреки повесившимся.

 

Человек это существо, которое не способно жить без дезинформации, потому что дезинформация – это одна из форм творчества, а человек без искусства – ничто.

 

Идеал возможен только при дефекте, ибо мир извращён до такой степени, что не в идеале дефект, а в дефекте – идеал!

 

Наш мир – это небылица, помещённая в реализатор, который, пытаясь её реализовать, сделал её ещё более запутанной и нереальной.

 

Что для русского удаль, то для немца – дурь.

 

Однажды судьбе надоело, что люди её постоянно искушают, и она превратила всех людей в обезьян, кроме Адама, который и так уже переел бананов и не влез в шкуру обезьяны из-за ожирения. Так из-за страсти к обжорству Адама человечество вновь возродилось.

 

Прозевать можно, и не зевая, ибо законы логики не логичны.

 

Тайное всегда становится грязными ногами на явное и оставляет разоблачающие следы.

14 сентября 2018

Художественный смысл

Критическая статья «Наобум лазаря»

...Вы заметили, читатель, что я предельно последователен эстетически, да и идейно, чуете, тоже. Так это не только из-за моей индивидуальности, но и из-за её соответствия самой России, которая живёт вопреки.

Индивидуальность моя определилась тем, что я чуть не умер годовалым, рос хилым, последний человек в классе, довольно спортивном. Плюс безотцовщина после войны и в чрезвычайно бедной семье. Первобытный коммунизм такого меня убеждает в том, что не материальный уровень определяет сознание, а наоборот – жизнь вопреки, традиционализм, антипатия к материальному прогрессу, приоритет духовного.

Россия, возникшая из Московии, тоже родилась не первой страной мира. Тоже жила вопреки. Еле выжила при татаро-монгольском нашествии. Если б не дипломатичность того или иного князя – сошли б с арены истории, как мурома, меря и другие угро-фины. На то же работала и бедность почв и вообще зона неустойчивого земледелия. Добавило духовности и православие. А его крах в Византии тоже заставил жить вопреки (западному христианству). Зато и определило это глобализм народа – силой  и верой хранить православие в мире до Страшного Суда.  Впереди планеты всей Россию поставила и идея коммунизма. Другое дело, что путь к нему был избран ошибочный, силовой, марксов (а надо было по Прудону). Да ещё не повезло: компьютеризация хозяйства опоздала. А то б решила она кризис централизованной экономики, и не понадобилась бы реставрация капитализма. К которой неумолимо тянуло страну с 30-х годов. Свою роль даже и ошибка с путём в коммунизм сыграла положительную роль: вырвала Россию из вековой экономической отсталости и тенденции превратиться в полуколонию коллективного Запада. И после такого амбиция уже не разрешает смириться со второсортностью, на что пошли при предателе Горбачёве. И опять Россия живёт вопреки. Но можно было и не прерываться. Можно было дотерпеть до всеобщей компьютеризации. Тем более, что теперь угроза всемирной экологической катастрофы от перепроизводства вообще выдвигает не прогресс, а традиционализм в спасители человечества. Да ещё и научно-технические революции быстро приближают освобождение миллионов от труда и ставят (в Швейцарии уже ставили на референдум) вопрос о гарантированном доходе, черте коммунизма. Только нового. С акцентом на разумное – в потреблении каждому по потребностям. А не старый это коммунизм, без такого акцента и – с упором на неограниченный материальный прогресс. И новый коммунизм требует не на труд как первую потребность ориентироваться, а на жизнь человека в искусстве.

В СССР надо было не гнобить теории Поршнева и Выготского (теории происхождения человека не из труда, а из неординарности, способной отвратить от невроза при воздействии противоположных стимулов {при одновременном происхождении и искусства – как неординарности же} и теории подсознательных вдохновения у автора и катарсиса у восприемника как художественных явлений).  В СССР надо было на первое место выдвигать не рабочий класс, а интеллигенцию. В СССР надо было обновить теорию коммунизма и первой жизненной потребности. Тогда продолжили б быть духовно впереди планеты всей и после смерти Сталина. А «суровому стилю» тогда б длиться и множиться авторами.

13 сентября 2018

Татьяна Радионова

Рассказ «Живая память»

Дорога. Лёгкий ветер шумит листвой тополей, играет пылью, прячется по углам тихих дворов. Жарко и благостно – лето в селе. Я вновь иду к дому моего детства. Позади слышится звук медленно приближающегося велосипеда. Сейчас обернусь и увижу – это мой дедушка крутит неспешно педали, с какой-то характерной основательностью, сложив губы трубочкой, будто насвистывает песенку. Рукава рубашки обязательно закатаны по локоть, отчего кожа на руках выглядит всегда смуглее.

Вот и прокатил неспешно старик, тоже, наверное, дед кому-то. Теперь уж никто не защипывает прищепками концы штанин, чтобы те не попали в спицы колёс. Забыли народную хитрость или просто неловко от насмешливых взглядов молодёжи? Смотришь на всё вокруг, и кажется, будто порвалась связь времён. На этом изломе вырастает нечто другое, новое, страшное. Вот исполинская сотовая вышка бодает рогатыми антеннами небо. Недавно здесь красовалась целая вереница кривостволых акаций, которые тянули свои ветви к дороге и так дурманили во время цветения своим запахом. Их нет. Как нет раскидистого дерева возле автобусной остановки, ни ив, склоняющих печально ветви, словно голову перед прохожим. Деревья – это живые памятники ушедших лет, поколений. Убили дерево, а вместе с ним исчезло что-то, забылось. Может быть, кладбищенскую грушу не срубили лишь потому, что мало кто знает, дерево это стало единственным напоминанием об умерших от голода детей раскулаченных крестьян. Более никем не оплакиваемых, кроме подряхлевшей груши, которая будто бы стонет, скрипя всем стволом в ненастную погоду.

Асфальтовая дорога пышет жаром, на солнце кажется липкой. Хочется сбежать на обочину, на живую землю, спрятаться в тени. Проехал автобус с захлёбывающимся рычанием мотора, остановившись, распахнул свои дверцы ломающимся скрипом, выпустил людей, покряхтел дальше, мелькая голубыми полосками и ржавыми заплатами среди домов. Вспомнилось, как мы с дедушкой встречали бабушку с работы, её привозил такой же автобус, но людей высыпалось из него втрое больше. Каждый вёз что-то для своего хозяйства. Все о чём-то говорили, делились советами, жаловались, смеялись. Было в этом шуме столько живости, хозяйской суеты, сплочённости, отчего я невольно начинала ощущать себя маленькой частью большого целого, и в этом чувстве таилась скрытая сила...

12 сентября 2018

Виталий Семёнов

Рассказ «Полёт белого орла»

...Уже через месяц Картал научился делать всю подготовительную работу для Бабы Ани и половину блюд для банкетки. Он уже знал, что такое грохот, пестик и весёлка, кто такие «ватрушки», что значит «сегодня Лазаревна сдаётся, иди вешаться», что такое «шб» и каша «дружба», почему весь мужской состав столовой называют мальчонками и где находится гарманжа.

Вскоре у него и друг появился. В мясной цех приняли нового работника.

Вазген, здоровый, чернявый и волосатый, молодой и весёлый армянин. Однажды за обедом разговорились, да так и повелось – обед, перекур вместе. Когда Вазген случайно узнал, какое у Коли отчество, Мамедович, то сразу же спросил его:

– Ва, дорогой, а как же твоё настоящее имя?

– Коля.

– Не ври, настоящее как?

– Коля.

– Уф ты, Коля, упрямый. Ну вот смотри. Я армянин из Сумгаита, знаешь, где Сумгаит, нет? Это рядом со столицей Азербайджана Баку. У меня полно там друзей-азербайджанцев осталось, и некоторых из них или самих зовут Мамед, или отчество Мамедович, или фамилия Мамедов. Я азербайджанский язык лучше русского знаю, Мамедович не может быть Колей. Как тебя по-настоящему зовут?

– Коля.

– Тьфу, Коля, не выводи меня! Ну ладно, смотри. Я армянин из Азербайджана, служил вот здесь, в России, женился и поэтому остался тут жить. Сначала я тоже для русских называл себя Вова или Вадим, а потом думаю: а чего я своего имени стесняюсь. Вазген меня зовут! Так даже нашего главного армянского священника зовут, он не стесняется своего имени, а я чем хуже? Вазген по-армянски значит – свет истины. А? Этого разве можно стесняться? Вот теперь, дорогой, давай, скажи мне своё настоящее имя, а я тебе скажу, что оно значит по-азербайджански. Давай, ну, я же тоже нерусский, меня-то чего стесняешься? Как тебя зовут?

– Картал в паспорте записано.

– Ва, Картал, это значит – орёл. Тебя родители назвали Орёл! А ты стесняешься.

– Да нет у меня никаких родителей, я подкидыш и сирота. А по паспорту я русский, там так и записано в пятом пункте. Так что я буду лучше Коля для всех.

– Ну, Картал-джан, как скажешь, будь Коля, но знай, что на самом деле ты Орёл.

На том и договорились: когда они были вдвоём, Коля был Карталом, а при всех Картал, как и обычно, был Колей....

11 сентября 2018

Художественный смысл

Критическая статья «Насколько чуток Владимир Крылов?»

...Два поражения претерпел Бетховен: отказ Джульетты Гриччарди выйти замуж за него, бедного музыканта, и крах Просвещения. Ибо, казалось бы, светоч Просвещения, Наполеон, начал свои завоевательные войны. Стал силой навязывать благо отказа от феодализма. Не только кровь полилась по Европе, но и подчинение силе. Ни смириться он не мог с тем и другим, ни что-то реально сделать. Кроме нравственного «Нет!». И ещё наступала глухота. Вот её-то единственную он и смог победить, продолжая сочинять. Но нравственное неприятие и первых двух обстоятельств само по себе делало настроение сонаты нравственно непримиримым, то есть движимо было сочинение её идеалом типа трагического героизма. Погибаю, но не сдаюсь! И потому скоро наступит лучшее время! – Жизнь вопреки.

Как и живёт веками Россия!

И выживает!

Эта глубинная ассоциация, думаю, и вдохновила Крылова.

Солнце скорой победы блистает, выходя из-за тёмной тучи.

В 2008 Россия с трудом справилась с задачей принуждения к миру Грузии. «Работа над новой программой вооружения началась в 2009 году» (http://tass.ru/info/4987920). И не то, чтоб Крылов об этом знал. Нет. Он просто глубинно чувствовал судьбу России, и это совпадало с его подсознательным идеалом Вечности...

10 сентября 2018

Ирина Иванова

Сборник стихотворений «Лето в эфире»

Лесная глушь, просвет поляны,
в прозрачном небе журавли,
цветочный запах, вечно пьяный,
и лодка на речной мели.
Всё это Русь. Грибное царство,
закат, пылающий вдали,
и необъятное пространство
хранимой господом земли.
8 сентября 2018

Русская миссия

Статья «Взять вершину до самой глубины»

Где-то я читал, что когда Сергей Лавров что-то говорит даже на сугубо нейтральную тему, а в это время у иностранного слушателя вдруг отказывает синхрон (да, такое бывает), создаётся ощущение, что вот как раз сейчас министр и сообщает лично ему о начале наступления русской армии по всем фронтам.

На самом деле это, конечно же, шутка, однако, возможно, из тех шуток, в которых только доля шутки. То есть, примерно такая же правда, как, например, вот эта:

«Если мне показалось, что меня кто-то может избить и ограбить, я изображаю русский акцент. Работает гениально. Вот я возвращаюсь домой, подходят ко мне два опасных чернокожих парня: «Эй, пацанчик, ты что, районы попутал?» – «А что, это плохой район?» – спрашиваю я с русским акцентом». Дэн Содер (Dan Soder) – американский комик.

Так что же получается? Если уж один только русский акцент может пугать плохих американских парней, то что уж говорить о дипломатах и политиках, которые априори парни хорошие, и с которыми наш министр вдруг дипломатично заговорил на русском без переводчика. А представьте себе, что в этот момент Лавров не в духе и злится – это ж объявление ядерной войны всей Галактике! Даже если как раз в этот момент Сергей Викторович просто недоволен тем, что ему приходится использовать сугубо дипломатические выражения вместо известных уже всему миру пары непечатных слов, коротко характеризующих умственное развитие оппонентов.

По всей видимости, что-то «не так» с нашим языком. Или наоборот, всё «так»? Попробуем проанализировать – с полным осознанием тщетности любых потуг разобраться с великим и могучим раз и навсегда...

8 сентября 2018

Художественный смысл

Критическая статья «Не верьте своим впечатлениям, пока не дочитаете до конца»

...Ну шагу нет без конфликта. – Противно читать тенденциозную вещь, как бы она ни маскировалась под объективную. Противно, наверно, из-за общей теперь, после 2014-го, вокруг информационной войны Запада против России. Но то же ведь было и в 2005 году. Кажется, именно тогда одна моя знакомая съездила в гости к своей знакомой через Россию, через Питер. И, вернувшись из загранпоездки, сообщила впечатление от людей в Питере: все – угрюмые. – Я не поверил, но смолчал. Большинство тут так или иначе против России…

А Слаповский – внутри России, и тоже против. И это знакомо. Не один, кого я в России знаю и с кем переписываюсь из эмиграции, против неё. А меня мои знакомые россияне обзывают слепым или наивным.

Естественно, что такому мне стало ещё противней читать книгу.

Но я, так и быть, потерплю. Ибо, не исключено, что я ошибаюсь насчёт Слаповского.

Однако как противна эта постепенная, крадучись, повадка опускать всех и вся!..

Может, надо считать это достижением автора?

Он сам, значит, имеет позитивный идеал, ради него заражает читателя негативизмом ко всему, что не является позитивом (западным менталитетом?)… Ну такой вид сатиры… Вряд ли я дождусь ЧЕГО-ТО, словами невыразимого… Или всё же надо потерпеть и дочитать…

Тут надо уточнить. Про позитивность западного менталитета у Слаповского тоже нет ни слова. Но это не то, о чём говорят «невыразимое». Намёк предполагает чёткое знание у намекающего. А знаемое для меня стало непереносимо в искусстве…

8 сентября 2018

Вэл Щербак

Рассказ «Драндулет»

Зимой, когда юг нашей страны полощут скользкие, холодящие до костей дожди, Сашка сказал: «Едем в Симферополь! Там один мужик такую машину недорого продаёт!.. Правда, она не на ходу, но мы возьмём с собой Стаську и всё заведём!»

Его лицо выражало полное счастье. Он, ещё сидя на мягком диване, уже воображал себя владельцем чудо-автомобиля, который так дёшево отдаёт щедрый симферопольский житель.

– Саша, ты хоть понимаешь: где мы, а где Симферополь? Да просто чёрт знает где! – я не могла не сделать хотя бы попытки отговорить его от авантюры.

– Я на карте смотрел – рядом! За выходные управимся! – уверенно произнёс Сашка.

– Ну, а та машина? Вдруг всё-таки не заведётся? Что тогда делать? – я продолжала попытки сквозь разжиревший слой оголтелого восторга нащупать косточку здравого смысла.

– Заведё-отся! – отмахнулся он, и я поняла, что любые доводы тщетны. Сашка влюбился в свою мечту, и она уже волокла его сквозь пространство, туда, где на просторах полуострова Крым стояло недвижимое транспортное средство...

6 сентября 2018

Гости «Новой Литературы»

Интервью «Елена Панова. "О большем не мечтаю"»

Осенью 2018 года поклонников российского кино ждут три больших премьеры – на экран выходят «Челночницы-2» Сергея Краснова, «Шифр» Веры Сторожевой и «Мама Лора» Андрея Силкина. Главные роли во всех этих картинах сыграла талантливая актриса Елена Панова, творческий путь которой начался на исходе XX века – в годы, когда ломались стереотипы, духовные ценности, судьбы. Ей же удалось сберечь свою мечту, пройти нелёгкий путь и добиться успеха. Сегодня на счету Елены – около 50 ролей в кино и на телевидении, театральные работы и звание лауреата Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства. С гостьей журнала «Новая Литература» встретилась автор издания Вера Круглова.

6 сентября 2018

Художественный смысл

Критическая статья «Я допустил ошибку»

Я когда-то допустил ошибку относительно Ильи Кабакова – назвал одну его картину произведением постмодерниста, художника, не имеющего идеалов. А, получается, идеал у него там был – ницшеанский. Причём именно такой, каким я это экстремистски понимаю: иномирие метафизическое, принципиально недостижимое, что радостно.

Это была, как я теперь понимаю, картинка из альбома, называемого «Вокноглядящий Архипов» (1975). Картинка была взята с сайта, искажающего смысл (помещена на чёрный фон, и этот фон начинается сразу за границами картинки). На самом деле картинка должна быть на большом листе бумаги, а изображение – в верхней его части. Несколько теряться оно должно. Но главное, лист – лишь один из нескольких, содержащих то изображение, то текст. А главное: «отдельные страницы не могут выставляться как самостоятельные произведения» (Ирина Лазебникова. Концептуальные альбомы 1970-х годов: Илья Кабаков и Виктор Пивоваров). Потому что перед нами не произведение изобразительного искусства, а перформанс. То есть представление, включённое в жизнь (то есть не театр). Вы приходите не как в музей, смотреть, причём по своему выбору, порядку и времени смотрения. А вас, в числе немногих, приглашает художник к себе домой, вам листает «альбом», своим голосом, интонацией и темпом читает тексты на листах и в своём темпе показывает картинки, несколько теряющиеся на больших белых листах. Вам должно стать непереносимо скучно… ещё и от ассоциации с непереносимо скучной действительностью. Автор иногда доводил количество листов до большого числа и, я думаю, притворно радовался, что «во время одного из показов отчетливо был слышен храп кого-то из зрителей… художник достиг своей цели, т. к. добился от публики адекватной реакции на длительный и монотонный процесс» (Там же). Так смею сказать, что это не было адекватной реакцией. От чтения Чехова тоже становится некоторым (даже многим) скучно. Но Чехов хотел довести читателя до предвзрыва, подсознательно переживая (вместе с читателем) при этом приближение взрыва такой силы, который уничтожит весь Этот проклято-скучный мир и наступит, нет, не наступит, но мыслимо (не визуально) какое-то иномирие, пусть недостижимое, а лишь мыслимое, пусть Абсурд, Вневременье или что такое.

Но если Чехов это делал под вдохновением от такого вот странного-престранного мироотношения, подсознательного… Вспыхивание необъяснимостей типа вдруг поправления Треплевым галстука дяде в первом действии «Чайки» многими даже не замечается. (Вообще многие не догадываются, что Чехов в своём творчестве – ницшеанец, а думают, что он – гуманист, каким был в жизни вне творчества. И многие режиссёры так – по-бытовому – и ставят его пьесы, думая, что это – критический реализм.)

Так вот Кабаков – на стадии предъявления альбомов – с такой неэффективностью Чехова мириться не стал, как видим...

5 сентября 2018

Мастерство перевода

Перевод стихотворения «"Бейсбольная баллада" Э. Л. Тайера»

Если вести разговор об авторах одного произведения (а их в мировой литературе немало), то американский писатель Эрнест Лоуренс Тайер (1863–1940), безусловно, относится к их числу. Уроженец штата Массачусетс, он окончил философское отделение Гарвардского университета, где был редактором журнала «Гарвардский памфлетист» и членом театрального общества «Скорый пудинг». В 1886 г. известный бизнесмен и издатель Уильям Рэндольф Херс нанял его в качестве юмористического обозревателя в газету «Сан-Францисский вестник». Работая в «Вестнике», Тайер написал большое количество статей, рассказов, стихотворений, самым известным из которых стала «бейсбольная баллада» о Кейси, сразу же сделавшая его знаменитым. Она и доныне является одним из самых популярных стихотворений в американской литературе. Баллада неоднократно звучала со сцены, несколько раз экранизировалась (в том числе знаменитым Уолтом Диснеем), была включена в школьную программу, а в городе Холлистон штата Массачусетс даже построен памятник её главному герою.

Насколько мне известно, на русский язык баллада Э. Л. Тайера ни разу не переводилось, наверно, потому что бейсбол в России не слишком-то популярен и правила этой игры здесь мало кому известны. Тем более что текст баллады буквально изобилует бейсбольными терминами, понять которые может только посвящённый. И всё же я рискнул взяться за перевод этого стихотворения, хотя до настоящего момента ничего не смыслил в бейсболе, и мне, чтобы разобраться в хитросплетениях сюжета, пришлось переворошить немало специальной литературы, посвящённой этому виду спорта. Конечно, это было непросто, но игра всё же стоила свеч, потому что стихотворение Тайера, на мой взгляд, не только о бейсболе. Оно в большей степени о болельщиках, о том духе единения и братства, овладевающем нами, когда мы переживаем за любимую команду, всё равно за какую – бейсбольную, баскетбольную или хоккейную. И это очень ясно показал – думаю, многие со мной согласятся – недавно закончившийся чемпионат мира по футболу. Именно поэтому вам, уважаемые болельщики, я и адресую в первую очередь свой труд и очень надеюсь, что он придётся вам по душе. По крайней мере, я старался.

Перевод с английского и вступление Александра Васина
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!