HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Архив публикаций за март 2017

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  [2017]  

январь   март   [март]  


28 марта 2017

Даша Николаенко

Миниатюра «Наперегонки с ветром»

...Мгновение проходит. Думаю о маме, не хотелось бы её расстраивать, ведь она во всём права. Ну, может, ей и стоило разрешать мне приходить домой после 11-ти, но в остальном права. Ни о чём не жалею и готова ко всему, не хватает лишь музыки.

«Раздался телефонный звонок. Кто может звонить на домашний, ведь все давно пользуются только мобильными телефонами. Поднимаю, кто-то разбился, разбилась. Падает трубка, в беспамятстве выбегаю из квартиры, ловлю такси, кричу: «Вот дура! Нет, ну какая же дура! Если только она жива, я придушу её собственными руками! Если только она жива…»...

26 марта 2017

Евгений Даниленко

Роман «Секретарша»

…Не чинясь, встав на карачки, я посветил фонариком под эту нижнюю полку. Усилия мои были вознаграждены. Но радости я не ощутил, когда, расправив, разглядывал полупрозрачную, покрытую бурыми пятнами блузку…

Каблук одной из туфелек тоже был испачкан в какой-то красноватой мерзости.

Вдруг по потолку спальни побежали полосы света. Я подскочил к окну. Во двор въезжала жёлтая «Волга»…

Он открыл дверь, включил свет в прихожей и завозился там, снимая свои мокасины.

– Не нужно разуваться, – сказал я.

Вздрогнув, он выпрямился и, почти тотчас подняв руку, схватил с полки для головных уборов специально, видать, для такого случая хранившийся там молоток.

– Кто здесь?!

Реакция у парня была отменная. К тому же он оказался далеко не трус. Это было хорошо. Со смелыми людьми иметь дело проще. А трусы вечно выхватывают кинжал там, где можно договориться словом…

Он шагнул в гостиную, включил свет и увидел меня, сидевшего на диване. Держа в одной руке пистолет, я в другой держал яблоко и готовился от него откусить.

– Кто вы такой?!

– Я думаю, Сережа, что тебе лучше положить молоток на пол.

– Кто вы такой?!

Я поднял пистолет и, прицелившись в стоявшего на серванте керамического негра с облупленным носом, спустил курок. Пуля, однако, вдребезги разнесла графин, находившийся на верхней полке.

– Видишь? Стрелок я неважный! Вполне может статься, что, целясь в ногу, башку тебе прострелю… Выбрось молоток, сынок, ну его на фиг!

И так как крепыш колебался, я ещё раз надавил на гашетку и почти со стоном вонзил наконец зубы в яблоко…

25 марта 2017

Сергей Шилкин

Сборник стихотворений «Стихи и стихии»

Улетели стрижи, хотя жаркое лето в разгаре.
Тишина в небесах и средь золота спеющей ржи.
Заполняется утро безмолвное песней «Шизгаре»,
Истекающей с ретроканалов в формате 3G.

Сразу вспомнилось всё: и гулянье по Невскому ночью –
Ощущение лёгкое, будто над миром лечу –
И увиденный мной зеленеющий Пётр воочию,
И каштановый «хайер», текущий волной по плечу.

И как мы веселились в «Сайгоне», коктейлей напившись –
Да так шумно и «зло», что оттуда нас гнали взашей,
Как в общаге по сто человек в комнатёнку набившись,
Танцевали всю ночь напролёт немудрёный свой шейк.

Всё прошло. Я в избушке живу без железной ограды.
У меня во дворе «лисапед», а не импортный «бенц».
Жизнь я честно прожил и не требую, в общем, награды.
Я российский простой – из далёкой провинции – «пенс».

Моя жизнь удалась, хоть мой род не из «пэров» и «донов» –
В уголке моего огорода кизил и ирга.
Но по-прежнему скачет по сценам главарь «Ролингстонов».
Кто бы мог ожидать такой прыткости от старика?

Он из тех, кому зал рукоплещет, скандируя: «Браво!»
Я ведь тоже – поверь мне – не прочь от души поскакать.
Но мешают дела – в моём доме детишек орава.
Я строгаю из дуба для зимней охоты рогать.

Не спеша, вместе с жизнью вперёд мы плетёмся шкандыбо.
В мои годы, всё бросив, куда-то бежать – на фига?
Если ж песенка та зазвучит – всё встаёт во мне дыбом
От простецкой мелодии, сделанной, знать, на века…
 

 

22 марта 2017

Андрей Усков

Очерк «Знаки родства»

...Жизнь летит и как-то незаметно проходит. И в этом, должно быть, вся соль. Но какие-то знаки родства остаются, как некий пароль или шифр к тайным скрижалям. Возможно, Они являются здесь только ролью нравственного иммунитета. Не путать с пособием по самообороне или книгой о вкусной и здоровой пище. Возможно, поднаторев на этих ролях, Они давно уже стали этим нравственным иммунитетом. А мы-то, мы-то куда глядели, возникают знаки вопросов. Выходит, проморгали, прошляпили, прозевали. Не это ли мы чувствуем, когда хороним своих родных и близких людей?... Думали, что пропойца, а он оказался пророком, либо, наоборот, считали министром экономического развития, а он оказался обычнейшим ворюгой, если не сказать первостатейным...

21 марта 2017

Владимир Савич

Рассказ «Некрополь»

...– Нехорошо, сын мой, выражаться. Господь за такие слова наказывает.

Артурчик обернулся и увидел человека в облачении работника культа.

– Не понял я. Ты кто?

– Я – отец Михаил, – красивым баритоном ответил работник культа, – служитель церквы Петра и Павла, что на Бродах возвышается. Иду молить за упокой души новопреставившегося раба Божьего…

– В какую квартиру?

– На пятом этаже, сын мой.

– Ты папаша, часом, берега не попутал? С нашей… Проши Косаря… бригадой… отец Анатолий с Вознесенской церквы в теме, а тебя кто пасёт? Чью барсетку носишь, батя?

Артурчик пнул ногой кадило, что держал в руках отец Михаил.

– Нехорошо, сын мой, божью утварь пинать. Грех это. А хожу я под Митей Цимой.

– Так Циме на сходке Яснопрудный район отдали, а Проше Косарю – Левобережный. У нас бригада. Я с Йориком и отец Анатолий. Не нарушай правилово, Миша. На своём участке рылом свети.

– Отойди, сын мой, не мешай проводить обряд.

– Ты чё, слуховой аппарат дома оставил? Ты на кого прёшь. Ты кого пихаешь, баран. Я те трогать не буду. Я те нос вместе с ушами откушу. Служить он будет. Ты гляди, чтоб по тебе не служили. Это наш район. И тут отец Анатолий кадить будет. Он сейчас подъедет. Не въезжаешь? Ладно.

Артурчик достал телефон:

– Прохор Иванович, тут непонятка какая-то нарисовалась. Поп из бригады Цимы на наш адрес ломится. Говорит, вы в курсах… Михаил. Ничего она мне не говорила! А отец Анатолий где? Ничё се рот фронт. Понял.

Артурчик прервал связь.

– Простите, отец Михаил, заминочка вышла. Я ж не знал, что вас Прохор Иванович послал. По работе Артур Николаевич… по жизни Артурчик… бригадир Ритуального бюро «Некрополь». Значит, вместе сегодня будем работать. Оно и добро. Вы ж в курсе, что да как, правильно, так что, думаю, тёрок лишних не возникнет. Мы оформляем бумаги, а потом начинаете работать вы. У вас так?

Отец Михаил кивнул.

– Ну, тогда всё пройдёт гладко.

– Не сомневашися, сын мой, всё будет по слову Господню. Учителя и поводыря нашего Иисуса Христа. Войдёт гладко и выйдет сладко...

20 марта 2017

Юрий Модженко

Рассказ «Самсонов и Лиля»

...Самсонову не спалось. Он лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок. Если хорошенько подумать, то не такой уж это и бред. Самсонов старался представить, каким он был с волосами, но это было так давно, что он смог припомнить лишь их цвет. Не чёрный, но и не рыжий, что-то среднее между цветом ржавчины и кофейной гущи. Самсонова пробрала дрожь. Он вспомнил свою борьбу и глубоко вздохнул. Столько убитых лет, а каков результат? Самсонов встал с постели, прокрался в зал, выдвинул ящик комода и нашёл старый альбом. Он долго перебирал фотографии, пока не нашёл нужную. Вот она! Здесь ему лет девятнадцать, не больше. Крупные кудри размашистой волной спадают на лоб, закрывают уши и плавно поднимаются к макушке. Самсонов рассматривал снимок, повернув его к свету, и долго-долго не шевелился. Потом он кинул его на место и резко закрыл альбом, вздрогнув от оглушительного хлопка. К счастью, жена не проснулась, и он тихонько юркнул в постель. Но этой ночью он так и не уснул. Образ самого себя, но с волосами, не выходил из головы. Самсонов крутился, накрывался подушкой, срывал с Лили одеяло, но так и не смог прогнать навязчивое видение. Что ни говори, а с волосами он был лучше! Гораздо лучше! При этом Самсонов совершенно забыл о возрасте снимка и теперь сам себе казался редкостным уродом. «Нет, – думал Самсонов, таращась в потолок, – я это так не оставлю. Пора взять реванш!» Столько лет, столько лет потратить впустую, когда решение очевидно. И почему журнал не попался ему раньше? Жизнь – чертовски несправедливая штука. Кому-то достаётся всё, а у кого-то нет даже волос. Самсонов покосился на посапывающую под одеялом супругу. Пусть он удачно женился и у него на редкость дружная семья, но ни дети, ни жена своих волос ему не отдадут. А раз так, то надо действовать самому. Только бы подвести к этому Лилю. Как-то мягко и ненавязчиво надо заговорить с ней за завтраком...

19 марта 2017

Пётр Згонников

Очерк «Аварка Пати»

...В магазин Гиви Накеури вошла, опираясь на палочку, пожилая женщина. Купила лаваш, попросила взвесить полкилограмма сахара. Я поздоровался, сделав это механически, из неубиваемой провинциальной привычки здороваться с незнакомыми людьми. Женщина повернула голову, вгляделась, сощурила слезящиеся глаза: «Я помню тебя, – ровно, будто мы расстались вчера, сказала она. – Ты Петя, сын Нади и Тимофея».

Я смущённо смотрел на женщину – на её руку, костляво вцепившуюся в клюку, на седые волосы, выстриженные чёлкой примерного школьника, на ссохшееся, покрытое густой сетью морщин лицо, в подслеповатые, запавшие вглубь глаза.

Что-то знакомое, давно виденное и выветрившееся, подзабытое и полустёршееся, просилось в сознание, пробивалось отдельными картинками – невысоким забором из замшелых валунов, за которым в просветах прихваченной осенью зелени виднелись белые стены крошечного, белённого известью домика; шершавыми на ощупь, покусывающими кожу листьями инжирного дерева, растущего на меже двух огородов и свесившего свои усеянные плодами ветви в наш двор; прячущимися в листве спелыми, лопнувшими, сочащимися растопленным мёдом смоквами, к которым тянутся мои детские руки; звуками тяжёлых, приближающихся ко мне шагов раздражённого, матерящегося мужчины; моим страхом, ужасом семилетнего ребёнка, сковавшим тело и парализовавшим речь; силуэтом женщины, метнувшейся наперерез мужчине, прикрикнувшей на него, отчего тот стушевался и повернул обратно; расслабленным вздохом сжавшегося внутри меня в комок маленького зверёныша, почуявшего своё спасение; выплывшим из зелёной стены лицом феи, её мерцающими звёздами глазами, цветастым платком, плотно окутавшим голову, из-под которого выбивались пряди чёрных, цвета южной ночи волос, тёмным платьем до пят, скрывавшим тонкую фигурку. «Не бойся, – гладит меня волшебница, – Кащея больше нет»...

19 марта 2017

Олег Бондаренко

Рассказ «Всемирная история: Сухомор. Как это было»

– Уже должен начаться прилив, – сказал Мариус, поглядывая на часы. – Нам нужно собираться, а то наступит буль-буль!... – и он показал жестами, что с ними обоими будет, когда вернётся вода.

– Конечно, на сегодня хватит, пойдём, – улыбнулась Мария, довольная, высоко поднимая сумку со свежесобранными моллюсками, крабами и ракушками – чтобы показать. В высоких болотных сапогах, растрёпанная на морском ветру, она была чертовски хороша, как озорной сорванец-симпатяга, и Мариус невольно залюбовался подругой.

Они вдвоём направились по влажному, обнажённому в час отлива дну – дальше, к сухому берегу, до которого приливная волна обычно не доходила. Мариус с лёгкой тревогой следил за временем, чтобы случайно не опоздать, но, казалось, что нынче природа решила сделать передышку – прилив не торопился.

– Что-то сегодня как-то не по графику, – виновато сказал Мариус, когда они с Марией выбрались наконец на недосягаемую для воды высоту.

– Ну и ладно! – ответила девушка. – Самое главное – на завтрак насобирали!.. – И она, обнажив ряд великолепных зубов, игриво взглянула на своего парня, а потом – прильнула к нему, к его крепкой моряцкой груди в мохнатом свитере; обняла и – потянулась губами. – Любимый…

Молодые поцеловались. Мариус стоял, счастливый, согревая свою единственную, и радовался каждому мгновению, когда она была рядом. Вместе с тем, краем сознания, он был немного не здесь – всё смотрел и смотрел боковым зрением на океан. И видел – вода и не думала заполнять оголённую на время акваторию, наоборот, она вроде бы отступала всё дальше и дальше… Мариус прервал поцелуй.

– Что, любимый?.. – спросила подруга.

– Да ничего… Просто странно как-то, – и он взглянул в сторону горизонта. – Могли бы и не торопиться… Что-то с приливом и отливом не так… Во-он куда вода ушла – её отсюда едва видно!.. Сколько живу, а такого…

– Да бог с ней, с водой, – прошептала Мария и, вновь прижавшись к Мариусу, поискала губами его губы. – Не думай ты ни о чём… Лучше иди ко мне! Мой милый!..

10 марта 2017

Русская миссия

Статья «Два мира, две системы. Выбор за нами»

Пруд пруди сказочников, которые красочно расскажут вам о том, как прекрасен сложноустроенный демократический рай с разветвлённой системой сдержек и противовесов, не дающих миру впасть в средневековую односложную отсталость. Ещё больше летописцев преимуществ глобального рынка, специалистов по технологическим укладам и специальных нобелевских лауреатов по экономике, благодаря которым у нас прогресс, имеющий экспоненциальное рвение в бесконечность. В подтверждение своих слов предоставят кучу сверкающих небоскрёбов, лазерные шоу, карманные компьютеры и много другого бессмысленного хлама, жить без которого можно вполне счастливо, если не знать о его существовании.

Однако на то они и нобелевские лауреаты, чтобы нести ахинею в массы, и на то у нас рты, чтобы ахинею ихнюю кушать. Сложноустроенный мир давно канул в лету со всеми его укладами, бессмысленным хламом, формациями и демократическими противовесами энд сдержками. Мир давно прошёл стадию усложнения и то ли впал в детство, то ли помудрел, что, в принципе, во многом одно и то же: говорят же – что старый, что малый. И то и друге – хорошая новость. Мудрость хороша сама по себе, а детство означает, что нам ещё жить да жить.

Так что же мы имеем по факту детской мудрости? А имеем мы никакое не разнообразие миров, а всего лишь два в какой-то степени равновеликих мира. И в этих двух мирах даже сказки разные, и не только сказки, но и мультфильмы. Мелочь сия глазу заметна не сразу, но она зачастую первична в деле дальнейшего формирования сначала личности, а затем и мира руками этих плодов детской продукции.

 

Поэтому, для не обременённых высокими званиями и премиальными статусами, утверждаю, что для описания разнообразия миров по их главным отличительным признакам, пяти пальцев на одной руке много, хватит и двух с половиной, в крайнем случае, четырёх:

  1. Мир, живущий по средствам.
    1. 1   Мир, желающий жить в долг, но ему не дают.
  2. Мир, живущий в долг.
    1. 1   Мир, желающий жить по средствам, но его заставляют брать в долг.

Всё, нет больше ничего: ни демократий, ни открытых, ни закрытых, ни даже суверенных, нет диктатур, автократий, монархий, но и этого мало: нет социализмов, капитализмов вместе с коммунизмами, культурных различий и идеологий, религий и учений, философий и утопий, хотя слова все остались и употребляются к месту и не к месту...

7 марта 2017

Дмитрий Зуев

Рассказ «Парк Победы»

...В отдалении, за надсадом могильных ограждений он увидел женщину. Она стояла неподвижно у дальней решётки парка, будто дожидалась кого-то. Её волосы падали на узкие плечи и закрывали часть коротенькой бордовой куртки, такой короткой, что рукава её уходили далеко за полы, а низ не прикрывал белого свитера.

Женщина казалось ему достойной любви за одно только то, что была женщиной. Ему, не просто не знавшему женщины, а даже не знавшему радости общения с женщиной, любая казалась таинственной и заманчивой. Он поднялся, поставил на лавку стакан и пошёл к ней.

Он шёл вдоль забора, но забор не кончался, а преломлялся углами и каждый раз на месте калитки упирался в заросли. Когда он выбрался за ограду, женщина пропала. Он посмотрел на электронные часы, висящие на магазине вдали, за отлогим оврагом, забитым прошлогодней листвой. Он потряс головой, не поняв цифр на табло. Ему видна была лишь левая часть: вторую загораживала стеклянная стена павильона, отражающая зеркально всё те же «19».

Послышался шум со стороны парка. Он прищурил глаза, чтобы проникнуть взглядом сквозь заросли. На растрескавшейся дорожке трое, один из которых был высоким, в спортивном костюме, с огромной лысой головой, а двое других – пониже, один – в военном кителе, второй – в милицейской фуражке, тащили под руки ту самую девушку. Она каждый раз, вырываясь, не убегала, но цеплялась за руки и снова завязала в грубых объятьях.

Высокие сапоги, синие лосины, короткая куртка и длинные кудрявые волосы. Её красный рот выделялся на лице даже с расстояния. Она кричала, но шум проспекта заглушал её крик. Они тащили её к заброшенному зданию общественных туалетов.

Он прижался к ограде. В этот момент кучка людей застыла. Девушка лишь выгибала спину, как кошка над тазом с водой, яростно, но бессильно. Лысый схватил её за волосы и затащил в пройму, за ним в темноту шагнул военный. Третий остался на улице, встал спиной к бетонному зданию...

4 марта 2017

Влад Хомутов

Цикл рассказов «Письма с фронта»

...В этом зловонном, душном прибежище смерти радист передавал сообщения в штаб с помощью азбуки Морзе. По одной из версий обычный художник Сэмюэль Морзе узнал, что его жена при смерти, и он не успел проводить её в последний путь, потому что слишком поздно узнал о случившемся. Через несколько лет мир узнал о его мгновенном способе передачи информации. Обычные солдаты, которые были спасены благодаря вовремя переданным сообщениям, на самом деле живут за счёт пережитого Морзе страдания.

Вдруг меня осенило. Я непроизвольно посмотрел на распятие над радистом. Иисус был пожертвован Богом, чтобы спасти человечество. Жизнь за счёт страдания. Иначе быть и не может. Есть те, которые живут в своё удовольствие, и есть те, которые страдают, чтобы жили другие. Без страдания человечество погибнет: исчезнет подлинный героизм, умрёт настоящее искусство, подлинное проявление доброты будет только в сказках, и землю истопчут потребители, которые в конечном счёте уничтожат наш мир в своём безотчётном желании насытить свои необузданные страсти. Кто-то должен страдать.

Конечно, нужно понимать, что есть страдающие по чьей-то прихоти, такие люди стремятся встать на ту же ступень, что и управляющие ими, и ничего более, а есть страдающие по собственной воле, они-то и являются созидателями нашего мира. Когда я думаю о тебе, то представляю себя именно таким страдающим, но сейчас я начинаю сомневаться в этом. Моё ли было решение идти на войну? Я не хотел войны, и не я её начал. Меня вынудили ползать в холодной грязи, выполнять чьи-то приказы, прятаться от снарядов, чтобы не дать врагу осквернить твой беззаботный, тёплый, счастливый мир. Меня заставили убивать. Разве этого я хотел, когда решил встать на защиту своей Родины? От меня здесь ничего не зависит, и мои действия столь незначительны, что я абсолютно незаметен среди тонущего в грязи изголодавшегося пушечного мяса. Если мы здесь погибнем, то наши тела никогда не покинут этого места. Мы будем забыты, хотя на различных парадах будем называться героями, будем символом, который отравит слабовольные умы другого поколения, и новые невинные снова попадут на бойню. А журналисты будут наживаться на наших «героических» подвигах, дельцы же заработают миллионы на производстве оружия. А потом всё вернётся на круги своя, но нас уже не будет...

3 марта 2017

Антон Рамст

Рассказ «До свидания»

...Они вышли за калитку и направились в сторону берега, к морю. Было немного свежо для мая, но солнце пригревало достаточно, чтобы не было необходимости надевать пальто или тёплую куртку. Как и всегда, выйдя в первый раз в году на улицу налегке, она испытала ощущение какой-то забытой лёгкости, праздника, свободы. Это всегда пробуждало в ней неявные, скрытые мечты и надежды, как будто возвращая во времена первой влюблённости. И сейчас Мария, как и много лет назад, вдруг почувствовала лёгкое возбуждение. Она слегка поёжилась и прижалась к мужу, удовлетворённо почувствовав, что он тоже немного взволнован.

– Добрый день! – окликнул их женский голос. Они обернулись. Марта – соседка. Девушка жила через два дома от них, с мужем и двумя детьми трёх и пяти лет. Муж работал в городе, а она пока сидела с детьми, лишь пару раз в неделю выходя на половину рабочего дня в муниципалитет, где заведовала благоустройством улиц.

– Мария, – она подошла к ограде, – хорошо сегодня выглядите, и вы, Павел, тоже. Как на свадьбу собрались. – Она улыбалась беззаботно и счастливо – ей нравился этот весенний день, нравились эти люди, нравилось, что она может с ними так запросто поболтать ни о чём.

– У нас с мужем в субботу будет небольшая вечеринка, ко дню свадьбы. Приходите, будем рады вас видеть.

– Спасибо, Марта, но у меня не получится, – улыбнулась в ответ Мария. – Я сегодня ухожу. А вот мой муж, думаю, вас с удовольствием посетит, тем более что ему нужно будет развеяться. Не сидеть же сычом в одиночестве. Пойдёшь ведь? – толкнула Мария в бок о чём-то задумавшегося спутника.

– Что? А, да. Пойду. – Павел прекратил щуриться на солнце и нехотя отвернул лицо от тёплых лучей. – Конечно, Марта. Что-нибудь нужно принести?

– Да нет, ничего не надо. Тем более, что у вас… Ладно, не буду вас отвлекать. – Марта вдруг как-то неловко улыбнулась и, отведя глаза, быстро вернулась к детям.

«Молодая ещё, видимо, не привыкла к тому, что надо будет уходить вот так, прямо посреди солнечного весеннего дня, под пение птиц, – подумала Мария, – все мы когда-то такими были. Даже сейчас, когда это уже стало нормой и, кажется, люди давно привыкли, всё равно ещё не все принимают добровольный уход как что-то обычное и естественное».

Она взяла Павла под руку, и они неторопливо пошли дальше...

1 марта 2017

Лев Гуревич

Рассказ «Лимберх»

...В самом начале зимы Лев возвращался после уроков, которые он давал дочери купца Овсянникова – гимназистке 5-го класса, математические способности которой находились, прямо скажем, в «первобытном» состоянии, но приносили до десяти рублей в месяц, что было весьма не лишним. Первый выпавший снег и луна, изредка появлявшаяся из-за тучек, позволяли не запутаться в переулочках этой весьма отдалённой тульской слободы.

Внезапно на перекрёстке, освещённым тускло горящим фонарём, он заметил около десятка человек. Они окружили лежащего на земле человека и били его ногами.

– Мы тебе покажем, жидовская морда, кто в городе хозяин! Сейчас мы тебя убьём, еврейский ублюдок!

Лев замедлил ход и, не доходя несколько шагов, крикнул,

– Немедленно прекратите, господа, это нечестно!

Толпа опешила и на мгновение прекратила избиение.

– Ну вот, теперь ещё и барин появился, наверное, студент, судя по фуражке!

– Вся беда от жидов, поляков и студентов! – выкрикнул высокий тощий мастеровой с мешком за плечами.

Неожиданно из толпы выбежала невысокая, но почти квадратная мощная фигура с какой-то дубиной в руках, и с криком: «Я тебе, бл…, покажу нечестно!» – бросилась на гимназиста. У Льва в памяти возникла картина прошлогодней охоты на кабана в Шевелёвской роще. Он с отцом, братом Модестом и прочими охотниками стояли «номерами» в ограждении, ожидая, когда загонщики выгонят на них зверя. Громадный кабан-секач появился неожиданно. Лев не успел опомниться, как вокруг загремели выстрелы. Несмотря на полученные ранения, зверь неумолимо продолжал двигаться вперёд, «номера» расступились, кабан скрылся в чаще, и только через четверть часа лайки обнаружили мёртвого зверя.

При виде бегущего на него громилы, Льва на мгновение охватил страх, и стремительно заколотилось сердце...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!