HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Елена Маючая

Дача

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 13.07.2011
Иллюстрация. Название: "Балет Шесть соток. Действие первое: Джульета видит, как Ромэо поливает лук". Автор: Сергей Куликов. Источник: http://www.photosight.ru/photos/3521575/

 

 

 

У терапевта Савушкина Владимира Кирилловича было все: четко нормированный рабочий день, четырехразовое питание, молодящаяся жена в утягивающем нижнем белье, взрослая дочь (настолько взрослая, что Савушкин не мог отличить: где бюстгальтер жены, а где дочери). Имелись трехкомнатная квартира, подержанная иномарка и простатит. Одним словом, жизнь удалась.

С понедельника по пятницу он равнодушно выслушивал жалобы больных, рассматривал их рыхлые, нафаршированные гноем миндалины, изучал показания градусника и тонометра и выписывал похожие один на другой рецепты.

Жена его, Наталия Евгеньевна, преподавала вокал в музыкальном училище, где, демонстрируя своим ученикам верхнее «си», заставляла прохожих, идущих мимо распахнутых окон ее кабинета, мучительно морщиться и затыкать уши.

Дочь Галина пошла по стопам отца – училась в мединституте. Она встречалась с очень картавым и близоруким парнем из хорошей семьи. Уже шли разговоры о свадьбе.

По вечерам Савушкины собирались за ужином. В ожидании пока остынет горячий борщ, Владимир Кириллович экзаменовал Галину по венерическим болезням и предлагал ее жениху угоститься ветчиной. Тот благодарил, сослепу путал тарелки с закусками и втыкал вилку в рыбное филе. Потом Наталия Евгеньевна поила всех чаем, играла на фортепиано и пела романсы, не давая смотреть телевизор.

В выходные ходили в оперный театр, после которого наполовину оглохшего близорукого парня бережно, под руки выводили на улицу, или же навещали тещу – Агнию Львовну, давно и безобидно прозванную Савушкиным Агонией.

Для полноты картины «Семейное счастье» не доставало только дачи: уютной, с домом, обвитым густым плющом, с сиренью, с ухоженной лужайкой, креслом-качалкой и мангалом с головокружительно ароматным бараньим шашлыком. За ужином посоветовались и решили: даче быть! Всю зиму Савушкин бегло осматривал больных и тщательно исследовал объявления в газетах. Нужный вариант нашелся к марту. Правда, из всего вышеперечисленного был только дом, да и тот без плюща, но Савушкиных это не смутило – долго ли посадить сирень, принести кресло-качалку и поставить мангал.

Покупку решили обмыть как следует: пригласили нескольких сослуживцев и Агнию Львовну, замочили шашлык. Гости явились не с пустыми руками – подарили хозяевам лопаты, грабли, тяпку, пакетики с семенами, длинный зеленый, похожий на ядовитую змею поливочный шланг. Владимир Кириллович смеялся:

– Что вы?! Зачем?! Мы сажать ничего не будем, засеем неприхотливой газонной травкой и все. Это для отдыха.

Сослуживцы успокаивали: ничего, мол, это вы сейчас так думаете, а потом еще и спасибо скажете. Агния Львовна угрожала разбить грядки.

– Хоть лучок и кинзу посадите, какой шашлык без свежей зелени?! – вещала она.

– Ну что тебе стоит?! – уговаривала жена. – Всего две грядочки, зато маме будет приятно.

Когда сошел снег, Савушкин вскопал жирную землю, перерубая лопатой розовых дождевых червей, и разрешил теще воткнуть лук-севок. Жена с умильным видом разбрасывала семена укропа и петрушки. Дочери с женихом доверили посадку сирени, он, напоминая подслеповатого крота, очень старался и, желая угодить, вырыл огромную яму.

Газон планировали засеять в конце мая. Савушкин присмотрел в «Комиссионном» кресло-качалку.

Однако из-под Ростова пожаловали родственники жены. Узнав о приобретении Савушкиных, они привезли полмешка семенного картофеля, саженцы «Белого налива» и «Уэлси» и посоветовали купить навоз. Отказывать родне было неловко. Все выходные копали, удобряли, высаживали. После пили чай из термоса, ели бутерброды, вдыхали тяжелый запах, исходивший от навозной кучи, и говорили друг дружке: «Ах, какое раздолье!».

Ночью Владимир Кириллович потирал натруженную поясницу и сетовал:

– Мы же не этого хотели, а просто – для отдыха.

– Ничего, зато все свое, без нитратов. Мне соседка по даче клубнику предлагала, говорит крупная, ранняя. Взять? – переводила разговор жена.

– Бери, чего уж теперь, – махал рукой он.

Первый урожай не заставил себя долго ждать.

– Ну! Попробуй! – нахваливала суп Наталия Евгеньевна. – Где ты на рынке такой щавель купишь?!

Савушкин черпал ложкой кислющий бульон, кривился, но соглашался: да, свой куда лучше.

Прошло несколько лет.

Упоенные победой теща и супруга заставили Савушкина сколотить теплицу под огурцы, сделать лунки для помидор, посадили несколько рядов «Башкирской» малины, выписали садоводческие журналы. На семейные ужины и походы по театрам не оставалось времени, после работы всем семейством неслись поливать, полоть, окучивать.

Наталия Евгеньевна забыла о вечерних платьях и маникюре. Напялив вытянутые на коленях трико, безразмерную футболку и широкополую соломенную шляпу, она принимала на грядках такие откровенные позы, от которых наотрез отказывалась в спальне.

Дочь заботливо кормила близорукого парня немытой клубникой и краснощеким редисом, отчего он подолгу просиживал в уличном туалете.

«Уэлси» и «Белый налив» начали плодоносить одинаковыми мелкими ранетками. Малина ожесточенно лупила по рукам колючими ветками любого позарившегося на ее скудный урожай.

Самым семейным мероприятием стал теперь сбор колорадского жука. Плотно – плечо к плечу, набирая в сандалии землю, шли они, пристально осматривая бархатные листья и складывая в банки вредоносных насекомых. Близорукий жених радостно картавил при виде богатой добычи и вытаптывал картофельные кусты.

Под чутким руководством Агнии Львовны супруга с дочерью варили густое переслащенное варенье, солили горькие непригодные в пищу огурцы, прятали зеленые помидоры в валенки.

Долгими зимними вечерами всей семьей читали вслух статьи из «Российского фермера», сколачивали похожие на гробы ящики под рассаду (близорукому парню из хорошей семьи не давали – он впопыхах бил не по гвоздям, а по пальцам).

Одним летом кто-то посоветовал Савушкиным завести несушек. Теперь даже клубника была в птичьем помете. Поглощая ведра комбикорма, куры изредка неслись мелкими, похожими на голубиные яйцами и дурно и громко кричали. Приходилось всю зиму ездить и кормить их, пока однажды, на радость главе семейства, бестолковых тварей не передушил хорек.

Дача алчно протягивала зеленые лапы к семейному бюджету, требовала мотокультиватор, оцинкованный чан для воды и открытую веранду, на которой можно было бы сушить чахлые груши.

Савушкину стали сниться кошмары: нашествие тли на смородину, черная гниль, вонзающая зубы в помидоры, слизни, атаковавшие белокочанную капусту. Все мысли его теперь занимали: ранняя осень, поздняя весна, лунный календарь, засуха или, наоборот, проливные дожди и внезапное подорожание навоза.

Жена из последних сил боролась с вздутыми крышками на банках, бережно, как фотографию любимого мужчины, хранила в конвертике семена «Бычьего сердца» и старательно консервировала хрен.

Дочь Галина, закончив мединститут, вышла замуж за близорукого парня, родила такого же, как тот, картавого и вечно щурящегося мальчугана и стала кормить редисом и клубникой и его.

Появились новые приятели – прежние ни черта не понимали в крыжовнике и в садовой вишне. Теперь они дружили только с дачниками, дегустируя на юбилеях разносолы и обмениваясь клубнями топинамбура.

Владимир Кириллович загрустил, он вспомнил времена, когда в их квартире звучала музыка, и то, как он с дочерью спорил о методах лечения геморроя, еженедельные походы в театр, дивные наряды жены, чарующе пахнущей дорогими духами. И ему так захотелось снова окунуться в прошлую жизнь, позабыв хоть ненадолго о поджимающих сроках посадки болгарского перца, что он купил два билета на «Евгения Онегина» – для себя и супруги.

В субботу вечером они с женой пошли на оперу. Стыдливо пряча за спину потрескавшиеся, с обломанными ногтями руки, Наталия Евгеньевна украдкой разглядывала ухоженных дам с узкими, не оскорбленными прикосновениями к лопате ладонями. И ей вдруг стали понятны тихие смешки коллег за спиной, которые все чаще и чаще раздавались, когда она, тяжело ступая на полную ступню, спускалась и поднималась по лестницам музыкального училища.

Дача не сдавалась так просто. Она отвлекала внимание Савушкиных, нашептывая на ухо о небывалых урожаях облепихи и чеснока, манила тенистой прохладой плохо плодоносящих яблонь, подсовывала тарелку перезревшей винно-приторной малины.

Савушкины, стиснув зубы, держались. Только один раз, во время арии Ленского, Наталия Евгеньевна не выдержала и шепнула:

– Если бы ты знал, какой замечательный способ хранения лука я слышала по радио.

На следующее день Савушкин, не обращая внимания на протесты домочадцев, поехал в редакцию местной газеты и дал объявление: «Срочно продам дачу со всем урожаем. Недорого».

Покупатели быстро нашлись. Интеллигентного вида мужчина и женщина деловито осмотрели дом, насаждения их не волновали.

– Не для этого берем. Для отдыха. Сделаем площадку для детей, поставим беседку, мангал, кресло-качалку, – объяснил мужчина.

– Дорогой, но грядочку с луком и петрушкой надо оставить, какой шашлык без зелени?! – попросила жена.

Савушкин получил деньги, облегченно вздохнул, не оглядываясь, сел в машину и уехал.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!