Форум журнала "Новая Литература"

27 Май 2020, 05:40:54



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждение: Рассказ «Китаец»  (Прочитано 4658 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Юрий Гундарев
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 2


Просмотр профиля Email
« : 04 Февраль 2017, 17:35:14 »

Гундарев Юрий. Рассказ «Китаец».

...В какой же момент начинается слом? Можно ли хоть как-то предвидеть то лёгкое, почти неприметное движение, которое вдруг с гигантской, сокрушительной силой срывает лавину, погребающую всего тебя под своей ледяной массой?

Как же так всё получается? Вот ты рождаешься, для чего-то приходишь в этот мир. Близкие тебе (пока незаслуженно, авансом) радуются, связывая с тобой радужные надежды. А тут ты и оправдываешь эти ожидания. Всё спорится, всё получается – легко, играючи. И ты даже не задумываешься, что рядом с тобою с момента рождения тенью бродит нечто, что мигом может смазать чёрной краской ярко-зелёный холст твоей жизни.

И что же это – смерть близкого человека? Внезапно обрушившаяся болезнь? Измена жены? Правда, высказанная в лицо начальнику? А может, и вообще совершенная случайность – как сорвавшаяся с крыши сосулька, готовая с первыми весенними лучами покалечить или вообще убить тебя?

Но ведь многие проходили тяжелейшие испытания, преодолевая нищету, всеобщее презрение, побои, унижения, и при этом становились выше, сильнее. Почему же одна капля страдания губительна для одного, а другой, кажется, реку мучений переплывёт? А может, эта роковая капля бьёт наповал именно сейчас, вот в эту секунду? Пережди мгновение, и авось пронесёт!

В голове Аланова никак не укладывалось, за что – за что! – такой красивый талантливый человек, как Виталий Тодоров, который никого не обидел, не унизил, не ограбил, господи спаси, не убил, который разве что, может, донимал, раздражал своей какой-то моцартовской лёгкостью, – за что он превращён в такое вот жалкое посмешище, даже не жалость вызывающее, а, что хуже, – брезгливость, как при виде дохлой крысы. Это что, кара за предыдущие воплощения? Или плата за грехи дальних родственничков? Или достижение такой дорогой ценой права на лучшую жизнь – уже будущую?

А может, это напоминание тебе, да-да, именно тебе, сегодня такому успешному, цветущему, не сомневающемуся ни чуть-чуть, что так будет всегда, что весь твой десятилетиями бережно, трепетно создаваемый мир может – раз! – и перевернуться. И ещё хорошо, если всё сразу! А если, как у Китайца, медленно, тягуче, по капельке, когда уже не столь важно, какая капелька будет последней…

Сообщить модератору   Записан
Юлий
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 2
Offline Offline

Сообщений: 882



Просмотр профиля Email
« Ответ #1 : 07 Февраль 2017, 09:21:58 »

<a href="/~gundarev/">Гундарев Юрий[/url]. <a href="/~gundarev/5780.html">Рассказ «Китаец»[/url].

...В какой же момент начинается слом?

Поздравляю с несомненной творческой удачей.

Мотив судьбы, и противостояния с ней — один из древнейших. Вы взяли за основу сюжета вопрос очень важный. И не скрою, он всегда меня волновал. Почему совершенно безобидный человек претерпевает заживо все муки ада, и сходит в могилу в позоре и горе — а негодяй, ограбивший вдов и сирот, предавший страну, совершивший худшие дела живет до глубокой старости, и мирно умирает в своей постели, окруженный почетом и всеобщим уважением? Чем можно объяснить эдакий вывих Провидения, как доведенная до самоубийства честнейшая женщина, наделенная талантами и добротой — и раскатывающая на самой престижной иномарке несомненная лахудра, которая покупает себе положение в обществе, мужа; одним словом, все атрибуты почтенной матроны?

За прошедшие тысячелетия человечество судорожно искало ответы. Что только не предполагали злосчастные: и то, что все удары судьбы есть всего лишь испытания перед безмятежной жизнью в райских кущах; и додумывали интересные теории о Боге, рано призывающем добрых из-за большой к ним любви (знаменитая теория о быстро увядающей розе, повторенная во множестве культур, стран, и народов). В своем ожесточеннии доходили до крайности: предполагали, что Бог вовсе не добр, а ужасно жесток; что он Демиург, которому любы человеческие страдания, и он сверхсадист, получающий удовольствие от зрелища раздавленных судьбой.

Все это, разумеется, неверно.

Трогательность ситуации состоит в том, что понятий добра, зла, справедливости, воздаяния вне нашей человеческой Вселенной не существует. А даже если предположить их наличие, то они принципиально отличаются от нашего. Это несовпадение порождает конфликт; нам хочется навязать наше видения миру, и мы желаем, чтобы людской закон стал абсолютной догмой.  Но даже среди нас это самое понятие справедливости отличается разительным образом: то, что справедливо для человека европейской культуры, будет не вполне верным для мусульманина; видение мира азиата отличается еще больше.

Но вернусь к вашему рассказу. И добавлю свои соображения.

В классе со мной учился мальчик. Звали его Иосиф. Это имя ему удивительно подходило. У него была удивительно хорошая осанка, смугловатая кожа, выражение лица самое благородное, костюмы носил безукоризненные; помню, матушка всегда умилялась, и говорила: "настоящий маленький мужчина!". В этот момент я всегда ощущал некую обиду изнутри, ибо вряд ли соответствовал описанию "настоящего маленького мужчины". Шли годы, дороги наши разошлись. Началась свирепая гражданская война. Однажды услышал, что Иосиф вступил в некое оппозиционное воинское формирование. Вскоре оно было разгромлено, и он угодил в тюрьму на длительный срок по обвинению в государственной измене. Тем временем нелепо погиб в автомобильной катастрофе мой бывший одноклассник, жизнерадостный толстяк со странной кличкой Чебик. Так получилось, что я вернулся, дабы уладить некоторые мои дела. На похоронах мне пришлось увидеть Иосифа. Он совсем недавно вышел из тюрьмы. На нем был новенький черный костюм, и тщательно отдраенные туфли. Но человек изменился разительно. Черты лица заострились, в них уже не было ничего от несколько слащавой красоты того мальчика, которого я знавал. Глаза потухли, в них словно скопился пепел. Я знал, что он был близким другом Чебика. Гроб стали опускать в могилу. Враг Народа заплакал, сгорбившись — и крупные слезы покатились на черные лаковые туфли. Чувствовалось странное стеснение, которое ощущают при виде раздавленной машиной собаки. Чтобы как-то разрядить обстановку, я задал несколько вопросов. И затем спросил:

— Ну как Иосиф? Как тебе этот город, страна?
— Никак. — Иосиф странно раскачивался. — Рекламы много... и люди злые.

Странно, но в этот момент я понял, что жизнь Иосифа кончена, сердце разбито. Он все еще жил в сверкающем прошлом, где было много ярких огней, люди были добрые, можно было запросто подойти на улице к любому человеку, и поговорить; и был Первомай, и красные шарики. Мрачная завеса настоящего убивала его, он не мог приспособиться к ней. Тюрьма высосала все его соки, и он не имел ни малейшего шанса вновь стать на ноги.

Я уехал из страны. Позже услышал, что он развозит бутылки "Кока-колы". Что же, не самый плохой итог.

Мне кажется, что все дело во внутренней способности человека принять новые правила игры, мужестве жить даже в мире, ставшем для него адом, способности вступить с этим миром в битву, и бороться за свою мечту. Важно не проиграть мечту в зернь в игре с судьбой. Китаец в вашем рассказе оказался неспособен это сделать. Он оказался неспособен пережить родителей. Поведение его жены покрыто мраком, потому что совершенно неясно, что подвигло ее на такое жестокое поведение. Чужая душа потемки. Мы не знаем о возможных оскорблениях, которые она получила. Возможно, сама метаморфоза мужа была для нее невозможным оскорблением; люди очень жестоки, а особенно — женщины из высших классов общества.

Китайцу все слишком легко давалось, и он не обладал цепкой хваткой пушистых дворняг в мире людей. Не имея хорошего представления о безжалостном мира, он и не мог ни предсказать, ни держать его ударов. Сноб злобный, и презрительно третирующий нижестоящих, имеет все шансы дожить до седин, если обладает широкими челюстями. Сноб внутренне добрый, и слабый, и расточающий те блага, которые люди более проницательные и холодные сбывают по спекулятивной цене может запросто пасть; и те, кто еще вчера лебезили перед ним, будут злорадно скалить зубы.

А справедливость?.. Как я заметил выше, она всего лишь трогательная иллюзия.
« Последнее редактирование: 07 Февраль 2017, 09:36:02 от Юлий » Сообщить модератору   Записан
Юрий Гундарев
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 2


Просмотр профиля Email
« Ответ #2 : 08 Февраль 2017, 12:03:50 »

Спасибо, Юлий, за созвучное развитие темы. Это что-то сродни баховской фуге.
Сообщить модератору   Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru