Форум журнала "Новая Литература"

10 Август 2020, 08:57:48



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждение: Эссе «Бермудский треугольник »  (Прочитано 5200 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Михаил Батюков
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 3


Просмотр профиля Email
« : 19 Февраль 2007, 08:27:43 »

Батюков Михаил. Эссе «Бермудский треугольник ».

Еще одна реальность имеющая прямое отношение к дню сегодняшнему и к нашему треугольнику это, возможно, не актуальность книги Троцкого «Сталинская школа фальсификаций» (хотя очень любопытная книжка, кстати), но опрос общественного мнения Национальным Центром политики и журналистики «Политика» (Опрошено 2100 человек в 35 регионах России), где есть такие интересные вопросы и ответы.

 

Как, например, – Что в сегодняшней России вызывает у вас наибольшую обеспокоенность? Терроризм – 30%; Обычная преступность – 36%; Экономика – 20%. Или, вот такой вопрос, – Являются ли США искренним союзником России в борьбе с терроризмом? – Да – 11%; Скорее “да” – 23%; Нет – 29%; Скорее “нет” – 30%. Тридцать четыре процента россиян условно голосуют за «феномен сближения» с Америкой. И целых пятьдесят девять процентов (!) условно голосуют за «феномен разлада-отдаления». Вот он результат политики антиамериканизма тоталитарной власти в действии.

 

Но тоталитарной власти, как всегда, даже этого мало! Власть хочет заручиться моральной тотальной поддержкой народа. Якобы мы-власть делаем все для своего горячолюбимого народа! (Дурилово, конечно, если по правде. Опять власти дурят на редкость доверчивый и терпеливый народ. Интересно наблюдать за методами Дурилова. Вот они эти методы, раскрываются в последующих вопросах и ответах.)

 

– Что в первую очередь должна предпринять власть для борьбы с терроризмом?

Возродить КГБ – 46%; Ввести смертную казнь – 48%. Ну вот опять, вперед назад в год 1937-ой, к победе коммунизма над внешними (американцы, конечно, кто же еще!) и внутренними врагами народа (ходорковскими, гусинскими, березовскими, кто же еще!). Крепись народ российский, судебные процессы над врагами народа только начались. Вот он последний вопросик народу на закуску, – Какие меры борьбы с терроризмом могут принести наилучший результат? Ужесточение законодательства – 37%; Увеличить финансирование силовых структур – 52%.

Василий Иваныч, приплыли, суши весла.

 

Так что, дорогие уважаемые читатели, давайте признаем честно такой факт: не было у нас никогда никакого социализма: ни гуманного, ни демократического, ни с человеческим лицом, ни без него, ни зрелого, ни недозрелого. А прямыми последствиями пост-псевдо-социализма являются: фальсификация демократических выборов, фальсификация свободы слова и печати, фальсификация разделения власти на исполнительную, законадательную и судебную (то есть, любой неугодный власти человек – всегда потенциальный преступник и живет, как бы, уже изначально за железной решеткой все время).

Для такого типа власти – весь народ, как бы, уже сидит. Власти стоит только указать пальцем судьям кто следующий.

Сообщить модератору   Записан
Михаил Батюков
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 3


Просмотр профиля Email
« Ответ #1 : 23 Декабрь 2008, 02:27:36 »

... Российская власть и российский «мыслящий класс» (вместе с обслуживающей «творческой интеллигенцией»), как становится все более очевидным, сделали сегодня исторический выбор. Этот выбор – разворот (не по форме, разумеется, а по существу, как некий вектор) в русское и советское  прошлое: туда, где не было личности, где всё и вся подавлялось государством, где не было места политике, гражданскому обществу, праву, частной собственности, свободе. Такой разворот неизбежно приведет Россию к очередной и теперь, скорее всего, последней катастрофе. Движение в прошлое –  хотя бы и «светлое», как устремленность к какому-то идеалу, – без движения в будущее долговременным и благополучным не бывает.

Конец «сырьевой сверхдержавы». Или просто – конец?..

Все вышеизложенное – размышления об исторической ответственности, которую, хотели они того или нет, возложили на себя Ельцин и Путин в согласии  с большинством ныне живущих, когда:

– сначала оттягивали не терпящие отлагательств преобразования российской и советской традиционности и тем самым не использовали возможность для России выйти из ее исторической колеи;

– потом обеспечили нерасчлененность и приватизацию власти и собственности – включая недра земли – советской номенклатурой, ее родственниками, знакомыми и знакомыми знакомых и тем самым заложили основания корпоративного (олигархического, патримониального) государства.

Наконец, уже в путинские времена, правящие круги снова уверовали (или прикидываются, что уверовали) – нефтедоллары ударили в голову – в нереализованную «особость» нашей державы и решили (не декларируя, правда, этого открыто и членораздельно), что Россия по-прежнему наделена некоей «миссией», что она по праву претендует на вселенскую роль, а потому должна не только восстановить свое влияние на постсоветском пространстве, но и приступить к формированию единого фронта всех  альтернативных антиамериканских сил во всем мире, включая исламские страны, включая какие-то страны континентальной Европы, Китай, Латинскую Америку, а также страны Азии и Африки. Только с учетом подобной – еще не объявленной, но уже ставшей реальностью – стратегии становятся объяснимы важнейшие внешнеполитические демарши России последнего времени в ближнем и дальнем зарубежье.

Здесь надо сделать важную оговорку: существенное различие между прошлыми и нынешними русскими империалистами, по-моему, состоит в том, что прошлые – включая, вероятно, Сталина – отождествляли с империей себя лично: как помазанников Божьих либо как персонифицированную глобальную коммунистическую идею, – и, соответственно, искренне претендовали на глобальную роль России. Нынешних же «Государство Российское» интересует только как инструмент воровства: во всероссийском, а лучше глобальном объеме, – и они совершенно точно знают, что все их претензии на глобальную роль только имитация или даже просто блеф. А цель настоящего блефа – всего-навсего обмануть партнера по игре в покер, как этот покер ни называй, хоть мировым рынком.

Тем не менее – независимо от того, искренняя она и или циничная, – такая стратегия потребовала разворота и внутри страны. Он был осуществлен, но его последствия до сих пор не осмыслены и не просчитаны, а потому и расплата за него всей стране предстоит очень  жестокая.

Здесь снова приходится ловить себя на слове. Убежден, не у меня одного по-прежнему осталась путаница в голове – мы  смешиваем то, что в нашей жизни всего лишь декларируется, объявляется как уже сделанное, преподносится как уже воплощенное, и то, что «на самом деле». (Культурологи, говоря про полный уход зрителя и читателя от окружающей жизни в вымышленный мир фильма или книги, употребляют термин «вторая реальность».) Снова убеждаешься: до сих пор есть Россия Петр Саруханов - "Новая"видимостей и есть Россия сущностей. Я только что сам написал слова «стратегия», «разворот» – как если бы то, что стоит за каждым из них, было или есть в действительности. А это вовсе не так, и не просто в каких-то мелочах. Подобное «не так» проходит по всему живому телу России – по тому, что от него еще осталось, – и затрагивает буквально каждого из нас.

Не было никакой демократической революции в 91-м. Грандиозное крушение социально-политического монстра и свой персональный приход к власти в ходе или в результате такого крушения можно, конечно, объявить какой угодно революцией.

Не было никогда никаких ни демократов, ни либералов у власти в 90-х. Ельцин – никакой не демократ, и Чубайс с Гайдаром – никакие не либералы. Они все и иже с ними духовно, интеллектуально, нравственно – продолжение и воплощение советской номенклатуры.

 И никакого транзита из русско-советского авторитаризма к европейским демократиям тоже не было. Вместо продвижения по восходящей, которое как бы подразумевается здесь под словом «переход», в России продолжается – как убедительно показывают наиболее вдумчивые исследователи (в частности, социологи из Левада-центра) –  разложение русской и советской системы властвования и деградация искусственно созданного сталинского социума. Однако переход, с одной стороны, к более высокой и сложной социальной организации, а с другой – разложение ранее существовавшей архаичной системы – две принципиально разные траектории социально-политической динамики и нравственно-психологического состояния общественного целого. Это такая же по сути своей разница, как если бы на погребальной службе вместо полагающегося в таком случае «за упокой» священник вдруг грянул бы, не видя происходящего, не ведая, куда он попал, «во здравие».

Вместе с тем хотя Переход – с заглавной буквы – к демократиям западного типа и не вписывается в основную парадигму постсоветской динамики России, оснований, для того чтобы осмыслить и концептуально переформулировать весь комплекс проблем, относящихся именно к российскому типу динамики постсоветского времени, более чем достаточно.

Прежде всего подобный тип социальной динамики принципиально нельзя увидеть и понять, глядя на него в упор, в отрыве от советского и от досоветского российского прошлого. Континуум, непрерывность здесь столь же важны, как и умение на основе прерывности рассмотреть привходящее, единичное, неповторимое. Иначе говоря, важно зафиксировать момент встречи: а) реалий из многовековой русской истории, б) реалий из ее «укороченного» советского столетия – со всеми теми реалиями, что пришли в нашу жизнь с «лихими девяностыми». Кроме того, данный тип социальной динамики можно рассмотреть и понять только как совокупность социального, экономического, политического, психологического и исторического. Социологу, например, или экономисту одному (если он в то же время не социальный психолог) здесь делать нечего.

Содержание и направленность постсоветской социальной динамики определяется тем, что на момент крушения Советского Союза в России не было институтов гражданского общества и не было их политической организации. И что особенно важно подчеркнуть, не было и осмысления самого факта отсутствия подобного типа институтов и их соответствующей организации. При допущении, а потом (после 91-го года) и легализации институтов рыночной экономики, частной собственности, при ликвидации железного занавеса произошло наложение таких современных социально-экономических институтов на традиционалистскую политико-административную «Русскую систему», а дальше события стали развиваться самотеком, стихийно. Развивались они именно туда, куда они и могли развиваться стихийно и самотеком: в сторону примитивизации и архаизации всех общественных отношений и государственного устройства. В итоге на сегодня уже довольно отчетливо вырисовываются основные (хотя и весьма расплывчатые) очертания этого почти двадцатилетнего соединения несоединимого – не то мутант, не то химера. «Два в одном» – корпорация-государство и патримониальное государство. Причем слово «государство» фигурирует в данном случае сразу во всех его российских смыслах: и правительство, и власть во всех ее видах, включая судебную, и страна, режим, общественное устройство, и даже собственно Россия.

Корпорация-государство проявляется в том, что национальные, социальные и экономические интересы всей страны сложившееся образование ставит в зависимость от ведомственных, корпоративных интересов. Приоритетом номер один становится – не национальная безопасность, не социальная обустроенность, не здоровье людей, а –  частная прибыль корпоративного капитала. Превращая власть и собственность в нерасчлененную субстанцию и приватизируя их в такой их нерасчлененности, корпорация-государство со всей его административно-аппаратной мощью, со всеми его министерствами и ведомствами превращается в насильственную инстанцию, становится по существу еще и корпоративно-репрессивным государством.

Патримониальность нашего государства выражается в том, что именно на российской почве наиболее наглядно сбылось предвидение Макса Вебера: Россия стала страной воплощенного «капитализма родственников и друзей» (crony capitalism), при котором власть передается по наследству. Государственная машина в еще большей мере, чем советская, насквозь пронизана связями между этими самыми родственниками и друзьями, для которых государственная служба означает в первую голову реализацию своей частной собственности. Основными источниками доходов нашего патримониального чиновничества становится не жалованье, не оклад, а доход от капитализации их формально-бюрократических функций.  На всем постсоветском пространстве наиболее наглядно, можно сказать, плакатно-выразительно, «патримониальные султанистские» (термин М. Вебера) правления представлены в Закавказье и в Средней Азии – в частности, в Азербайджане, Казахстане, Киргизии, Узбекистане, Туркмении, где некоторые персоналистские режимы и диктатуры уже объявили себя властвующими навечно. Но и в России вектор социально-политической динамики устанавливается в том же направлении. Он просматривался уже в переходе Ельцин–Путин и совершенно раскрывается как в телодвижениях Путин–Медведев–Путин, так и в только что принятых решениях о продлении законных сроков работы президента и парламента. Никакой загадочности и таинственности во всех этих вроде бы хитросплетениях и срочностях нет. Они – лишь проявления озабоченности нынешних наших держателей власти и капитала своей собственной незаменимостью и вечностью. То же самое происходит и на региональном уровне. Если Лужков и Шаймиев заговорили вдруг о необходимости вернуться к выборности губернаторов, только безнадежно испорченный наивностью может усмотреть здесь их неожиданно проснувшийся якобы глубоко укорененный демократизм. Они прекрасно знают, во что они превратили выборы, и еще больше, чем «федералы», пекутся о своей несменяемости. Никак нельзя им расстаться с властью-собственностью. Только по наследству и желательно только после смерти.

Но, пожалуй, главное, что заслуживает особого совокупного внимания в данном типе социальной динамики, – уникальное, как мне кажется, соотношение власти и населения, сформировавшееся за всю историю русской цивилизации и доведенное до предельного состояния в его специфике именно в постсоветское время. Тот факт, что «спецслужбы» и «органы» оказались на самой вершине властной пирамиды, раскрывает предельные параметры властвования в социуме, основанном на насилии. Враждебная, взаимоубийственная нераздельность – так, мне кажется, можно в самом общем плане определить специфику русских взаимоотношений власти и населения.

Самый главный итог подобной смертельной связки – опять же по результатам многолетних исследований Левада-центра – выработанная у населения способность адаптации к насилию в любых условиях. Аморальность населения. Это не означает, разумеется, что буквально каждый и каждодневно делает подлости. Но это значит, что практически каждый при определенных условиях готов их сделать. А власть, будучи совершенно независимой от населения и абсолютно никак не подконтрольной ему, «отвязалась» настолько, что стала уже (или осталась) вполне патримониальной. При Путине она окончательно обрела сегодняшнюю форму, основанную на частном владении и управлении государством как приватной собственностью – по примеру того, как землевладелец распоряжается своей вотчиной. Иначе говоря, власть превратилась в этакую Салтычиху во всероссийском масштабе, с триллионами в кубышке и к тому же размахивающую атомной бомбой. Дескать, знай наших. Патримониализм как форма организации социума пропитывает всю российскую политико-административную систему, которая формально строится на рационально-легальных отношениях

В первые годы после краха СССР реформы в России мыслились пришедшими тогда к власти людьми как замена советского устройства образцами организации (государственной, правовой, экономической, политической и т.д.), заимствованными у западных государств. И предполагалось как само собой разумеющееся, что в результате одной лишь такой замены мы обеспечим переход к обществу с представительной демократией, со свободной рыночной экономикой, к учреждению «социального государства». Но при этом отношение к западным образцам осталось примерно таким же, каким было отношение Петра I к устройствам голландских верфей или министерств: как к красивым побрякушкам, которые можно где угодно взять и куда угодно положить; конкретная форма не воспринималась как конечный результат длительной эволюции социального. Или как, например, у Солженицына. Он страстно ненавидел большевизм, неистово с ним боролся и тем самым заслужил безграничное уважение современников и вечную память потомков. Но он не увидел в ГУЛАГе итог длительной эволюции русского имперского насилия – и за подобную незрячесть получил награду от гэбэшника Путина и был удостоен пышных похорон «по первому разряду» от наследников русской империи

Из-за инертности  российского населения, сохранявшего в массе своей сильнейшую зависимость от государства, и из-за слабости массовых общественных и политических движений Ельцин, стремясь удержать власть, в поисках опоры довольно быстро переориентировался и перевел свой взор с «масс» на «силовые» ведомства.

Структурные преобразования откладывались из-за их очевидной непопулярности, из-за этого же они так и не начались. По мере нарастания недовольства нагнеталось и насилие. 1993 г. – расстрел парламента, и 1996-й – фальсифицированные выборы президента на второй срок – символические события и даты обнажения ельцинского большевизма.

Путинское восьмилетие – с точки зрения особенностей постсоветской социальной динамики – годы окончательного утверждения авторитаризма на основе жажды «порядка» и потребности человека-массы в компенсаторном традиционализме.

Все это время последовательно и настойчиво велась дискредитация реформистских прозападных устремлений сторонников Ельцина, хотя они, подобные устремления, помимо многочисленных деклараций и некоторых официальных целеполаганий, так ни в чем и не воплотились. Но цель дискредитации была достигнута. Представив пришедших к власти с Ельциным «демократов» виновниками развала СССР и целого ряда кризисов 90-х годов (особенно – тяжелейшего кризиса 1998 г.), падения жизненного уровня населения, путинской власти удалось осуществить метаморфозу в сознании россиян, по существу своему вполне еще традиционалистском. Демократические модели политического устройства лишили привлекательности, понятия свободы, прав человека снова оказались на задворках этого сознания. В противовес им режим выдвинул и внедрил идеи социального порядка, традиций великодержавного превосходства, православия и милитаризма. (Насколько далеки они от гитлеровского нацистского Ordnung’а или «корпоративного» фашистского государства Муссолини – отдельный вопрос для исследователя.)

Началась тотальная «зачистка» пространства, предназначавшегося для гражданского общества и для политики. Политические партии, негосударственные и общественные организации, независимые каналы на телевидении, система выборов, суды и правоохранительные органы как социальные сущности  ликвидированы, а то, что на их месте осталось, превратилось в элементы властной Системы. Все, что сохранилось от партий, судов, прокуратуры, СМИ и общественных организаций, превратили в инструменты принуждения, в репрессивные органы, а также в средства решения экономических, административных и финансовых задач различных органов и организаций, банков, страховых компаний, маркетинга, политической и коммерческой рекламы.

Зачатки институтов гражданского общества власть ликвидировала в расчете на непрекращающийся поток нефтедолларов. Население страны при сырьевой, а не производительной ориентации государству не очень-то и нужно: население при наличии «трубы» и «золотого дождя» – всего лишь социальная обуза и потенциальная опасность. Предполагалось, что от населения в таком его качестве всегда можно будет откупиться, необязательно налаживать с ним отношения с помощью обычных институтов, присущих развитому гражданскому обществу.

Но начавшийся сейчас финансовый и экономический кризис радикально меняет и без того гнетущую ситуацию и обнажает уязвимость как всей стратегии путинского режима, так и созданного им способа властвования. Вместо ставшего уже привычным нефтегазового «золотого дождя» ускоряется отток капиталов из России. Сокращаются производства, начинается рост безработицы. Резко обостряются все так и не решенные проблемы здравоохранения, образования, жилья. При цене на нефть ниже 70 долларов, заложенной в бюджете, придется изымать ресурсы из населения – резервного фонда и золотого запаса надолго не хватит.

Как быть при всем при этом со стратегией создания единого фронта противостояния с Западом и с Америкой? Как управляться с населением, когда бедность охватывает 40%, а 15–20 из этих сорока – фактические нищие? Больше 60% наших сограждан живут в малых городах и селах. Именно здесь, на социальной периферии, по-прежнему доминируют государственно-патерналистские ориентации. У такого населения практически нет ни материальных, ни духовных ресурсов или социальных средств изменить свое положение, подняться из хронической депрессии.

Надо иметь в виду, что на всю эту хаотичную массу населения – постоянно беднеющего и пополняющего число безработных (Ленин в начале ХХ века говорил о «пауперизации пауперов»…), никак не структурированную политическими организациями и гражданскими формированиями – накладывается растущая едва ли не по экспоненте коррупция, которая господствует практически во всех сферах общества и на всех уровнях власти, включая – согласно многочисленным публикациям –  самую высшую, во главе с президентом и премьер-министром. Коррупция – как одно из самых разрушительных следствий отсутствия структурно-функциональной дифференциации, специализации, современного социального устройства и современной общественной жизни.

«А может быть, ты скажешь мне, что при таких условиях жить невозможно. «Невозможно» – это не совсем так, а что «противно» жить – это верно».

Полтора столетия, минувшие с тех пор, как эти строки написал М.Е. Салтыков-Щедрин, Россия по-прежнему топчется на месте.

Движение, как известно, – жизнь. Отсутствие жизни – смерть. Сегодняшние «Бог, Царь и Отечество», олицетворенные Путиным, предлагают нам согласиться с тем, что общероссийская утренняя гимнастика («вставание с колен» под барабаны и фанфары) означает движение – то есть жизнь. И все им верят. С фигой в кармане. И с готовностью добить их, когда упадут.

Но упадем – все вместе.

На самом деле продолжать такую имитацию развития означает гарантировать очень скорый конец для того культурно-исторического феномена, который пока еще известен как Россия.

Юрий Николаевич Афанасьев, специально для «Новой газеты»
http://www.novayagazeta.ru/data/2008/color47/14.html
---


Уважаемые читатели! Ждем ваших откликов на форуме ОТКРЫТО.РУ:
http://www.otkpblto.ru/index.php?showtopic=12341

Сообщить модератору   Записан
Михаил Батюков
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 3


Просмотр профиля Email
« Ответ #2 : 01 Май 2010, 03:55:50 »

Андрей Илларионов о России, КССС и американо-российских отношениях 
Выступление бывшего экономического советника Путина Андрея Илларионова перед комитетом по иностранным делам Палаты Представителей (в Конгрессе США), которое состоялось 25-го февраля 2009-го года.

---

Предварительные замечания

Прежде всего, я хотел бы сделать необходимые предварительные замечания.
- Я гражданин России.

- В течение нескольких лет я занимал различные посты в российском правительстве и администрации российского президента.

- Со времени отставки с постов личного представителя российского президента в Большой восьмерке (шерпы) и советника президента России в 2005 г. я не занимал должностей ни в одном правительстве и не получал денег ни от правительства России, ни от правительства США, ни от какого-либо другого правительства.

- Последние два с половиной года я работаю здесь, в Вашингтоне, в Институте Катона – независимой исследовательской организации, не связанной ни с одной политической партией США или любой другой страны мира.

- Согласно своему уставу Институт Катона не принимает финансовую поддержку ни от правительств, ни от государственных ведомств и организаций, ни в рамках каких-либо государственных программ.

- Будучи гражданином России, а также сотрудником Института Катона, я не могу и не собираюсь давать советы ни правительству США, ни уважаемым членам Конгресса США. Всё, что я сегодня скажу, следует расценивать как справочную информацию, которую вы вправе использовать так, как сочтете нужным.

- Что бы я здесь ни сказал, мои слова следует рассматривать как мое сугубо личное понимание того, каковы интересы российского народа, как сделать Россию демократической, открытой, мирной и процветающей страной, уважаемым членом международного сообщества, надежным партнером других демократических стран, включая и США. Ответственность за всё, что я сегодня скажу здесь, лежит исключительно на мне.

В моем заявлении я коснусь трех вопросов:
- вызовов исторического прошлого в американо-российских отношениях;
- вызовов нынешнего политического режима в России по отношению к самой России, соседним странам и всеобщему миру;
- прогноз того, что может произойти, если подход, провозглашенный нынешней администраций США, будет претворен в жизнь.

Вызовы исторического прошлого в отношениях США и России

Со времени распада Советского Союза и образования независимой России две администрации США, а именно: администрации президента Билла Клинтона и президента Джорджа Буша-младшего, приступали к своим обязанностям с четко сформулированной задачей – улучшить отношения между нашими странами. Каждая администрация начинала свой срок в обстановке больших надежд на плодотворные двусторонние отношения. Независимо от специфики подходов, личных симпатий, содержания повестки дня, обе администрации США пытались многое сделать для улучшения отношений США и России; ключевые фигуры администрации, включая президентов, уделяли двусторонним отношениям немало времени, сил и внимания. Обе администрации создали специальные органы для развития этих отношений (так называемую комиссию «Гор-Черномырдин» во время администрации Клинтона и двустороннюю Группу высокого уровня во время администрации Буша).

Немало делегаций пересекло океан; немало времени было потрачено на разговоры; много решений было принято.
Результаты этих попыток хорошо известны. Обе они закончились полным провалом. Россия не смогла полноценно включиться в сообщество современных демократических мирных наций. К концу срока деятельности каждой из администраций отношения между США и Россией оказывались еще хуже, чем в его начале. Завершение срока каждой из администраций характеризовалось повсеместным разочарованием, разделявшимся как сотрудниками властей обеих стран, так и представителями российского и американского обществ.

Начало работы администрации президента Обамы поразительно напоминает то, как начинали две предыдущие администрации. Мы видим то же желание наладить двусторонние отношения, те же позитивные заявления, те же многообещающие жесты и визиты. Однако так как политические режимы ни в той, ни в другой стране по существу не изменились, едва ли можно ожидать, что не повторится уже в третий раз хорошо известная модель наших отношений: большие ожидания – глубокое разочарование – полный крах.

Поэтому прежде чем применять какую-либо новую стратегию или даже ее формулировать, имеет смысл уделить некоторое время анализу причин двух предыдущих неудач. По моему мнению, они коренятся в основном:
- в природе нынешнего политического режима России;
- в том, что в США недостаточно хорошо понимают внутреннюю логику и намерения российских властей;
- в том, что демократические страны оказываются неспособны справиться с вызовами сильных авторитарных режимов;
- в неспособности зарубежных партнеров проводить различие между российскими властями и российскими гражданами;
- в том, что США предпочитают использовать двойные стандарты в отношении сходных проблем на мировой арене.

Природа нынешнего политического режима в России

Сегодняшняя Россия – это недемократическая страна. Международная правозащитная организация Freedom House с 2004 года ежегодно в течение последних пяти лет присваивает России статус “Несвободная”. В соответствии с классификацией политических режимов нынешний режим в России должен трактоваться как жесткий авторитарный. Центральное положение в нынешней российской политической системе занимает Корпорация тайной полиции.

Корпорация тайной полиции.

Сотрудники Федеральной службы безопасности – как те, кто состоят на действительной службе, так и те, кто находятся в отставке (1), - формируют особый род объединения (не обязательно институализированного), которое можно назвать братством, орденом или корпорацией. В корпорацию сотрудников спецслужб (КССС) входят прежде всего действующие и бывшие офицеры ФСБ (бывший КГБ), в меньшей степени – представители Федеральной службы охраны (ФСО) и Генеральной прокуратуры. Служащие Главного разведывательного управления (ГРУ) и Службы внешней разведки (СВР) также играют определенную роль. Члены Корпорации связаны друг с другом чувством преданности своим организациям, жестким кодексом службы и чести, базовыми поведенческими принципами, куда, помимо прочего, входит принцип взаимной поддержки в любых обстоятельствах, а также принцип омерты. Так как Корпорация хранит традиции, иерархии, кодексы и обычаи тайной полиции и службы разведки, ее члены демонстрируют высокую степень повиновения начальству, находящемуся в данный момент у власти, преданность друг другу и весьма строгую дисциплину. Эти нормы соблюдаются благодаря как формальным, так и неформальным методам принуждения. Тот, кто нарушает этот кодекс, подлежит суровому наказанию, вплоть до высшей меры (2).

КССС и российское общество

Члены КССС получили специальное образование и тренировку, строго мотивированы и ориентированы на использование силы против других людей; в этом их существенное отличие от гражданского населения. Важное различие между правоприменением в современной России и правоприменением в государствах, основанных на верховенстве права, состоит в том, что в первом случае применение силы далеко не всегда означает применение права. Часто применение силы означает ее применение безотносительно к праву, часто – наперекор праву. Члены Корпорации воспитываются в духе комплекса превосходства над остальным населением страны. Члены Корпорации убеждены, что именно они являются начальниками и хозяевами страны, превосходящими и презирающими других людей, не являющихся членами КССС. Члены Копорации обладают привилегиями, в числе которых есть предметы, дающие реальную власть над остальным населением в современной России: удостоверение сотрудника ФСБ (3) и право ношения и использования оружия.

Захват государственной власти Корпорацией

С момента восхождения Владимира Путина к вершинам власти, КССС проникла во все ветви российской власти. Согласно исследованию Ольги Крыштановской (4), люди из спецслужб занимают около 77% из 1016 высших государственных позиций (для 26% из них о принадлежности к различным правоохранительным органам открыто говорят их официальные биографии, остальные 51% эту свою принадлежность скрывают) (5). Основные государственные органы России (президентская администрация, аппарат правительства, налоговая служба, министерство иностранных дел, министерство обороны, парламент, судебная система), а также крупнейшие компании в сфере бизнеса и наиболее важные СМИ захвачены КССС. Поскольку члены КССС контролируют ключевые позиции в наиболее важных государственных институтах, деловых кругах, СМИ, почти все важнейшие общественные ресурсы (политические, исполнительной власти, законодательные, судебные, правоприменительные, военные, экономические, финансовые, информационные), оказались сконцентрированными, а в ряде случаев – монополизированными в руках КССС.

Средства массовой информации

Независимых средств массовой информации в России практически не существует. Телеканалы, радио, печатные издания подвергаются жесткой цензуре, в то время как пропаганда властей, проповедующая культ власти и насилия, направлена против демократов, либералов, «западников», самого Запада, прежде всего США. Уровень антиамериканской пропаганды в сегодняшней России несравним даже с советскими временами, по крайней мере, с 1970-ми и 1980-ми гг.

http://russpress.livejournal.com/
Сообщить модератору   Записан
Михаил Батюков
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 3


Просмотр профиля Email
« Ответ #3 : 01 Май 2010, 03:59:43 »

Андрей Илларионов о России, КССС и американо-российских отношениях 
Выступление бывшего экономического советника Путина Андрея Илларионова перед комитетом по иностранным делам Палаты Представителей (в Конгрессе США), которое состоялось 25-го февраля 2009-го года.

ЧАСТЬ 2-ая

Избирательная система

Начиная с 1999 г. в России не было свободных, открытых, конкурентных парламентских или президентских выборов. В двух последних случаях выборы (парламентские в декабре 2007 г. и президентские в марте 2008 г.) проводились в форме спецопераций и были в массовом порядке фальсифицированы; в каждом из этих случаев до 20 млн. голосов властями было приписано кандидатам режима. Ни одна из оппозиционных политических партий и ни один оппозиционный политик не были допущены к участию в выборах; их даже не зарегистрировали в министерстве юстиции. Для сравнения: даже белорусский режим, который нередко называется «последней диктатурой в Европе», в сентябре прошлого года позволил оппозиционным политикам участвовать в парламентских выборах.

Политическая оппозиция

Участников политической оппозиции в России регулярно притесняют, запугивают и избивают спецслужбы режима. Начиная с 2006 г. любое собрание оппозиции подвергается жесточайшим атакам штурмовиков и отрядов ОМОНа; сотни людей были избиты, арестованы и брошены за решетку. В апреле 2007 г. бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров был арестован в центре Москвы на Тверской улице и посажен в тюрьму на пять дней. В тот же день была предпринята попытка ареста бывшего премьер-министра Михаила Касьянова.

Политические заключенные

По данным правозащитных организаций, в стране сейчас примерно 80 политзаключенных, отбывающих сроки от 2 до 9 лет в заключении в тюрьмах и лагерях из-за своих взглядов и политической деятельности. Один из наиболее известных российских политзаключенных – Михаил Ходорковский, отправленный на 9 лет в сибирский лагерь в Краснокаменске на основании явно сфабрикованного дела против него и его нефтяной компании ЮКОС. Компания была конфискована и отдана одной из ключевых фигур нынешнего чекистского режима, занимающего сейчас должность вице-премьера в российском правительстве. Недавно г-на Ходорковского вновь привезли в Москву для нового суда по еще одному сфабрикованному делу – с очевидной целью навсегда оставить его за решеткой. Опять же для сравнения: политический режим г-на Лукашенко в соседней Белоруссии, далекий от подлинной демократии, тем не менее освободил четырех последних политзаключенных летом 2008 г. Следует заметить, что до недавнего времени Евросоюз применял против г-на Лукашенко и членов его правительства так называемые «умные санкции». Насколько мне известно, США до сих пор применяют подобные санкции к членам белорусского правительства, но не к представителям российского руководства.

Террор

Однако судьба многих других людей, столкновшихся с режимом, оказалась гораздо хуже. За последние десять лет десятки тысяч людей были убиты в Чечне, Ингушетии, Дагестане, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии.
Осенью 1999 г. несколько сотен людей погибло из-за серии взрывов жилых домов, произошедших в ряде городов страны – от Москвы до Буйнакска в Дагестане. Вопреки заявлениям ФСБ о том, что взрывы проводили чеченцы, сотрудникам местной милиции с помощью жителей удалось задержать нескольких человек, пытавшихся взорвать жилой дом в Рязани. Эти люди оказались сотрудниками ФСБ. Тогда ФСБ заявила, что это были «антитеррористические учения», имевшие целью подложить взрывчатку в подвал дома и проверить уровень «антитеррористической бдительности жителей». После того, как история приобрела огласку, задержанных сотрудников ФСБ по приказу из Москвы отпустили, после чего они скрылись, а взрывы жилых домой в стране прекратились так же неожиданно, как и начались.

Начиная с ноября 1998 г. несколько человек из числа вероятных кандидатов в президенты, политиков, журналистов, юристов, находившихся либо в оппозиции, либо просто независимых по отношению к политическому режиму, были убиты или же умерли при весьма подозрительных обстоятельствах. Среди них: лидер партии «Демократическая Россия», депутат парламента Галина Старовойтова; журналист и редактор Артем Боровик; журналист и член партии «Яблоко» Лариса Юдина; губернатор Красноярского края генерал Александр Лебедь, занявший третье место на президентских выборах 1996 г.; лидер «Движения в поддержку армии», депутат парламента генерал Лев Рохлин; лидер партии «Либеральная Россия» Сергей Юшенков; один из организаторов партии «Либеральная Россия» Владимир Головлев; журналист и один из лидеров партии «Яблоко», депутат парламента Юрий Щекочихин; этнограф Николай Гиренко; журналист и писатель Анна Политковская; журналист и военный эксперт Иван Сафронов; заместитель главы Центрального банка России Андрей Козлов; член Национал-большевистской партии Юрий Червочкин; журналист, редактор и один из лидеров Ингушского национального движения Магомед Евлоев; юрист Станислав Маркелов; журналист Анастасия Бабурова. С марта 1999 г. волна политических убийств вышла за пределы российских границ. В марте 1999 г. Вячеслав Чорновил, лидер партии «Народный рух Украины» и кандидат на пост президента Украины (президентские выборы тогда были назначены на осень) погиб в подозрительной автокатастрофе недалеко от Киева; спецслужбы Украины позже квалифицировали это как убийство, инициированное ФСБ. В феврале 2004 г. автомобиль, в котором находились Зелимхан Яндарбиев, бывший президент Чечни, и его пятнадцатилетний сын был подорван в Дохе двумя сотрудниками российского посольства в Катаре. Г-н Яндарбиев погиб. В сентябре 2004 г., кандидат на пост президента Украины на выборах в ноябре 2004 г. Виктор Ющенко был отравлен и чудом остался в живых. В ноябре 2006 г. бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко был отравлен полонием в центре Лондона и умер.

Войны с другими государствами

С 2004 г. политический режим России ведет разного рода войны против других государств. Список войн, проведенных за последние 5 лет, уже оказывается весьма внушительным:
- Российско-белорусская газовая война 2004 г.;
- Первая российско-украинская газовая война, январь 2006 г.;
- Российско-грузинская энергетическая война, январь 2006 г.;
- Российско-грузинская винно-минераловодочная война, март-апрель 2006 г.;
- Российско-грузинская шпионская война, сентябрь-октябрь 2006 г.;
- Российско-эстонская война памятников и кибервойна, апрель-май 2007 г.;
- Российско-грузинская война, апрель-октябрь 2008 г.;
- Российско-азербайджанская кибервойна, август 2008 г.;
- Вторая российско-украинская газовая война, январь 2009 г.;
- Масштабная антиамериканская пропагандистская война, 2006-2009 гг.

К российско-грузинской войне, наиболее острая фаза которой началась летом прошлого года, российские власти готовились по крайней мере с февраля 2003 г. Это один из самых серьезных международных кризисов по меньшей мере за последние 30 лет, свидетельствующий об одной из наиболее опасных тенденций нынешнего времени.

В ходе этой войны:
а) впервые со времени вторжения Советского Союза в Афганистан в 1979 г. произошло массированное использование российских вооруженных сил за рубежом;
б) впервые со времени интервенции СССР против Чехословакии в 1968 г. произошло одностороннее вторжение в независимую европейскую страну;
в) впервые со времени конца 1930-х – начала 1940-х гг. агрессия против независимой европейской страны и оккупация части ее территории привели к одностороннему изменению международно признанных границ в Европе. Сходство сегодняшних событий с событиями 1930-х гг. обращает на себя особое внимание и является особенно тревожным.

Уникальность нынешнего политического режима в России

Одна из наиболее важных особенностей нынешнего политического режима в России состоит в том, что реальная политическая власть в стране принадлежит не одному человеку, не семье, не военной хунте, не партии и не этнической группе. Власть принадлежит корпорации сотрудников спецслужб. Политическая система, в которой спецслужбы играют решающую роль, - не такое уж редкое явление. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ в коммунистическом СССР, гестапо в нацистской Германии, САВАК в шахском Иране, - все эти спецслужбы при тиранических режимах имели огромную власть. И всё же ни одной из этих организаций не принадлежала верховная власть в соответствующей стране. Во всех предыдущих исторических случаях спецслужбы и их руководство подчинялись своим политическим хозяевам – будь то Сталин, Гитлер или Пехлеви, независимо от степени чудовищности их действий. Политический режим в современной России поэтому в известной степени уникален, поскольку до сих пор, пожалуй, нигде за всю мировую историю (это верно, по крайней мере, относительно развитых стран в XX и XXI вв.) спецслужбы не захватывали полностью всю политическую, административную, военную, экономическую, финансовую, информационную власть.

Данное утверждение не означает, что всё население страны или все члены правительства и все сотрудники государственного аппарата являются сотрудниками спецслужб. Среди них много честных людей и достойных профессионалов, глубоко чуждых чекистским/мафиозным структурам. Тем не менее не они контролируют сегодняшнее российское государство и не они принимают ключевые решения в нынешней России.

Прогноз

Даже при беглом взгляде на эволюцию американо-российских отношений в течение последних 10 лет обнаруживается поразительный факт: в этих двусторонних отношениях практически по всем вопросам американская сторона постоянно отступает.

Десять лет назад администрация Клинтона открыто и энергично выразила свою обеспокоенность нарушениями базовых прав человека в Чечне. Российские власти посоветовали американским партнерам не вмешиваться в российские внутренние дела. В конечном счете администрация США послушалась.

В течение последующего времени администрация США выражала свою обеспокоенность, недовольство, протест по многим вопросам: об уничтожении свободных СМИ в России; об аресте г-на Ходорковского и захвате ЮКОСа; о разрушении правопорядка, избирательной системы, политической оппозиции; об уничтожении неправительственных организаций, прав собственности (причем не только для российских, но и американских компаний, как, например, Exxon); о политических убийствах; об агрессивной политике по отношению к соседям; наконец, об открытой российской военной агрессии против суверенного государства и члена ООН Грузии, за которой последовала фактическая аннексия двух грузинских территорий – Абхазии и Южной Осетии, о создании там российских военных баз и размещении там регулярных войск РФ.

Во всех этих случаях российская сторона предлагала администрации США заткнуться; и во всех этих случаях американская сторона рано или поздно следовала этому совету. Естественно, никакие санкции в связи с таким поведением российских властей не применялись.

Недавно США даже возобновили сотрудничество НАТО с Россией – меньше чем через 6 месяцев после российской агрессии против Грузии, после грубейшего нарушения международного правопорядка, Устава ООН и Резолюции ООН №3314 от 14 декабря 1974 г.

Недавнее предложение «перезагрузить» американо-российские отношения и «начать отношения с чистого листа» было встречено чекистами с плохо скрываемой радостью и удовлетворением. Для них это означает достижение многого из того, о чем они мечтали. Это «так называемое Мюнхенское заявление» они воспринимают как фактическое согласие нынешней американской администрации с идеей, публично выдвинутой российским руководством прошлым летом – идеей восстановления власти российских чекистов (спецслужб) в постсоветском пространстве под предлогом наличия так называемых «привилегированных интересов» России в ряде стран. Как видим, эта идея стремительно претворяется в жизнь: создан фонд в размере 10 млрд. долларов; Россия выдает крупные кредиты Киргизии, Белоруссии, Украине; недавно семью странами, входящими в состав Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), заключено соглашение о создании совместных войск быстрого реагирования; обеспечивается плотный контроль – на финансовом и персональном уровне – над СМИ в странах бывшего СССР; российские власти постоянно пытаются изменить политический режим в Украине и ее прозападный курс и пытаются завершить завоевание Грузии.

Последствия провозглашенной стратегии «сотрудничества», «перехода от конкуренции к коллаборационизму», «улучшения отношений» с нынешним политическим режимом России предельно ясны. Такого рода поведение со стороны администрации США нельзя назвать даже отступлением. Это даже и не политика умиротворения, всем нам, увы, хорошо известная после другого мюнхенского решения в 1938 г. Это капитуляция. Это полная, абсолютная и безусловная капитуляция перед режимом спецслужб, чекистов, мафиози и бандитов современной России. Это капитуляция перед властью чекистов надежд и стараний российских демократов, а также народов постсоветских государств, мечтающих вырваться из системы, почти целое столетие контролировавшей и терроризировавшей их. Но это еще не всё. Это предельно ясная демонстрация всем демократическим и либеральным силам в России и других государствах бывшего СССР, что США отныне отказываются даже морально помогать им в их борьбе против сил прошлого и переходят на сторону их смертельных врагов. В результате российский чекистский режим получает открытое приглашение к новым авантюрам в постсоветском пространстве и за его пределами.

Сам термин для обозначения такого рода политики - «коллаборационизм» - выбран не мной; он предложен в самом названии этих слушаний. Соответственно термин, выбранный для тех, кто будет осуществлять эту стратегию администрации США, уже есть, это - коллаборационисты. Сегодня коллаборационизм между двумя правительствами возможен лишь на условиях российского режима и для достижения его целей. Из европейской истории XX века мы знаем, что означает, когда ревизионистская держава задается отчетливой целью восстановить контроль над своими соседями, а другие державы предпочитают не защищать жертвы от агрессивных нападений, а, наоборот, предпочитают сотрудничать с агрессором.

Мы знаем также, какими бывают последствия коллаборационистской политики: те, кто отступает и капитулирует, получают не мир, но войну, войну с непредсказуемыми и отвратительными последствиями. Не исключено, что и не единственную войну.

Когда мир окажется в таком положении, мы должны помнить, что нас предупреждали.

Спасибо.

Андрей Илларионов (25 февраля 2009 года)
---

(1) Известное заявление Владимира Путина гласит: «Бывших чекистов не бывает».
(2) Выбор полония в случае с отравлением Александра Литвиненко в Лондоне в ноябре 2006 г. обычно связывают с тем, что он нарушил кодекс поведения сотрудника ФСБ.
(3) Так называемый «вездеход» - документ, дающий право доступа в любое место, учреждение, здание, на любую территорию независимо от ее принадлежности, каков ее статус; является ли это владение государственным, общественным или частным.
(4) По данным на декабрь 2006 г.
(5) Известна цитата из речи Владимира Путина во время празднования Дня чекиста в штаб-квартире ФСБ в декабре 1999 г.: «Докладываю вам, что группа сотрудников ФСБ, направленная для работы под прикрытием в правительство, на первом этапе со своими задачами справляется».
 
Сообщить модератору   Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru