Форум журнала "Новая Литература"

16 Октябрь 2018, 23:51:06



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждение: Рассказ «Вызов на дом»  (Прочитано 349 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Валентин Истомин
Модератор
Новичок
*****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 0


Просмотр профиля Email
« : 12 Апрель 2018, 18:24:31 »

Истомин Валентин. Рассказ «Вызов на дом».

...А в голове Аркадия между тем произошёл интересный хмельной процесс: картавая дочка Мстислава Сергеевича и безропотные андроиды Фёдора Николаевича нашли общее в своих судьбах, в связи с чем подкинули ему идею обсудить одну очень важную проблему.

– А скажите, святой отец…

– Отец Олег.

– Ох, отец Олег, извините, отец Олег. Мне вот всё не даёт покоя одна мысль: почему господь бог позволяет страдать детям?

Аркадий заметил, что священник чуть вздрогнул от такого вопроса. Он явно не был готов к нему. Гости взволнованно загудели. Ответил отец Олег не сразу.

– Это очень сложный вопрос.

– О, я не сомневаюсь. Тем не менее, мне бы хотелось услышать вашу точку зрения. – Видя, что отец Олег по-прежнему не спешит объясняться, Аркадий продолжил пикирование: – Допустим, мы, взрослые, страдаем за дело. Ну, погрешили чем-то, вот на нас и обрушился гнев господень… А дети-то за что? Ведь они по умолчанию невинны. Я правильно понимаю?

– Да, несомненно. Ребёнок страдает невинно.

– Так вот, почему? За что?

– Ради Вечности, ради своего пребывания в Вечности. И ради нас с вами.

– Вот как. Ради вечности. Интересно. Поясните-ка.

– Извольте, как смогу. Существование во плоти, земная жизнь – это, образно выражаясь, лишь несколько страниц в Книге Жизни, – отец Олег говорил медленно, взвешивая каждое слово, – жизни подлинной, жизни Вечной. Все же остальные страницы этой Книги – за гранью нашего, простого человеческого понимания. Они в Вечности. Там, в Вечности, и воздастся ребёнку всё то, что он перенёс на Земле.

– Это демагогия, – Аркадий не был удовлетворён ответом и с трудом сдерживался от проявления бурных эмоций. – Как та же десятина: не отнекивайся и плати, в загробной жизни зачтётся!

– Не очень понимаю, при чём здесь десятина. Но в том, что вы назвали «загробной жизнью», действительно зачитываются все наши свершения и грехи, юдоли и страдания. И страдания невинного ребенка в Вечности будут – в этом можно не сомневаться – приравнены жизненному подвигу рабов Божьих, кои своё бренное существование посвятили служению людям и Ему, Богу.

– О как! Так он ещё и благодарить его будет за свои страдания, так, что ли? Ребёнок – бога, в смысле, – продолжал заводиться гость.

– Я не в силах направить свой взор в Вечность и сказать вам, что происходит за покровом смерти. Того, что принято называть смертью, – все это откроется нам только в Жизни Будущей. Но я скажу вам, что Душа Вечная, – священник не выдержал и пригубил вино, бокал с которым на протяжении всего нелегкого для себя диалога держал в руке, – она оценивает всё принципиально иначе, нежели человек плотский. Так что, возможно, душа страдавшего ребёнка действительно будет благодарить Всевышнего за свои страдания при жизни. В этом и заключается Промысел Божий, коий для нас, смертных, покрыт Тайной.

– Ну, промыслом вообще что угодно можно прикрыть!

– Не надо так выражаться, прошу вас, Аркадий. Однако Промысел ведь действительно охватывает всех нас, и все мы так или иначе вовлечены в него. Вот вы, например, с чего вы заговорили о страдающем ребёнке? Скорее всего, вы увидели страдающего ребенка, и его страдания перевернули вашу душу.

– Хм, пожалуй, отец Олег, здесь вы в самую точку.

– Вот видите! – священник как-то странно посмотрел на Аркадия. – Так и проявляется Промысел Божий! Он в том, что страдания одних затрагивают других, все переплетается, и в итоге все мы проникаемся особым чувством, все мы преображаемся, все мы очищаемся! Своим страданием ребёнок содействует Спасению Человека!..

Сообщить модератору   Записан
Рыбакрыбака
Старожил
****

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 356


Просмотр профиля
« Ответ #1 : 13 Апрель 2018, 15:45:12 »

« – Ты почему, Борщев, в фонтан-то полез? Что, жарко было?
– Из-за женщины...
– Что, тонула?
– Да нее... мы шли в компании, она и сказала: «Слабо Вальдемару нырнуть?». Ну я и нырнул...
– А почему ты? Вот вечно тебе, Борщев, больше всех надо! Пусть бы Вальдемар и нырял!
– Да она меня Вальдемаром называла!»  АФОНЯ

Против такого рубленого письма, как в начале рассказа, без разно запятых и придаточных душа почему-то восстаёт, такое больше Зощенке к лицу, ну и ещё единицам. Данному автору, например, посему текст не встал колом в горле. Однако фантастически искусственная фабула – что герой груздем назвался, будучи опёнком! – сразу насторожила, но вот эта фраза «Бешеный пульс жизни здесь совершенно не улавливался, словно он держал в руке запястье мертвеца…» – накинула на шею петлю интереса и повела по скользким страницам вниз. Много наворочено злого для одного рассказа, противоестественного, над многим недоумеваешь, ждёшь развязки и где-то доверяешь автору: не зря он этим недугом, типа жизни, болеет и даёт поболеть другим. Мелкие персонажи с его подачи приобретают эпические черты, монументальность. Немыслимый финал в этих точках координат не выглядит высосанным из пальца, правда художественная бьёт, что случается редко, пресловутую правду жизни. Как вышло не знаю, но в конце я, против своей воли, выдавил из себя слова благодарности неоднозначному тексту. Кажется, хороший автор появился в журнале…     
Сообщить модератору   Записан
Андрей Усков
авторы
Постоялец
******

Рейтинг: -1
Offline Offline

Сообщений: 131


Просмотр профиля Email
« Ответ #2 : 16 Апрель 2018, 19:52:58 »

Некий коновал, "ни-то-блогер-ни-то-сутенёр-ни-то-писатель", берётся ставить диагноз холуйскому обществу. Задача - не лёгкая. Ибо тут через одного все - "Клетчатые". Но принцем-то хочется быть! Или стать? Наверно, всё-таки, быть. В результате - масса слов равна массе мира помноженной на массу скрученных в голове мозгов. Тут что-то и от Зощенки, и от Аверченки, и от Грибоедова с Пиццеедовым.  Не знаю, не знаю. На наш невинный читательский взгляд: милей Чехова никого нет, и никого и не надо "ваще на". "Вздремнёшь, забудешься, и вдруг кто-то трогает за плечо, дует в щёку - и сна нет, и лезут в голову всё мысли о смерти, повернулся на другой бок о смерти уже забыл, но в голове бродят давние, скучные, нудные мысли о нужде, о кормах, о том, что мука вздорожала, а немного погодя опять вспоминается, что жизнь уже прошла, не вернёшь её..." АПЧ повесть "Мужики". Вроде о том же холуйском обществе повесть, где правды не сыщешь вовек. Но когда творец, автор замешивает такой изюм в булочки, то хочется ноги ему целовать. Ибо видишь, лежал он с этими мужиками в грязных избах, дышал вместе с ними луковым перегаром, маял таракашка в руках, давил клопов. Мучился так же, как и они. А про изюм не забывал, вытаскивал его из сердца, вытаскивал... так и почил в бозе, мироточа. Зато создал отечественный театр, да и кино, однако. Неслучайно тут Вольдемара вспоминали. Старое доброе советское кино. М-да, нынешние бойкие лица, типа Охлобыстина, Фёдора Бондарчука всё норовят разрушить эти традиции. Да и нормально у них это получается. А "пачиму"? Да потому что пишут вот так же, для шоу, для кино, для успеха не иначе. Тут охотно поверишь, что сибирский снег начинается где-то за Вологдой, а Азия в Москве на Казанском вокзале собачится. Бери и стряпай. Стило-то бойкое, а слово не воробей, "чиво там".
Не знаю. Не знаю. "Не ндравица это мне, уйду я, однако, чиво уж тут, зачем это?"
Сообщить модератору   Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru