HTM
Любовь. Смерть. Искусство.
Роман в тринадцати любовных признаниях Евгения Синичкина
«Галевин»

История клочка земли

Наша история начиналась с небольшого клочка земли недалеко от Москвы. На этом клочке было много некошеной травы, и стояла одиноко небольшая старая конюшня на двенадцать лошадей, выстроенная кое-как с покривившейся крышей и почерневшими от времени деревянными стенами.

Соседство у нас было небольшое и неинтересное. С одной стороны клочок земли подпирался кладбищем, с другой – заводом, с третьей – полупустующим гаражным комплексом. Правда, за этот унылый вид природа щедро вознаградила нас, ведь четвертой стороной нашего клочка был лес. Иногда, работая на солнцепеке в гробовой тишине, я бросала грабли и шла в прохладный лес, посидеть в тени на пеньке. Всегда становилось легче, лес помогал прийти в чувства.

На клочке этом заброшенном мы оказались не просто так. Наши знакомые предложили построить нам гостиницу для животных. Мы с мужем были не против. Мы любили собак, у нас были свои питомцы, клочок земли находился в полутора километрах от нашего дома, да и на тот момент и я, и мой муж особо не были ничем загружены по жизни. Сложив все положительные стороны этого проекта, мы стали воплощать идею в жизнь.

Клочок ожил и стал немного напоминать улей или муравейник, где от зари до позднего вечера кипела работа. Высоченную траву подмяли под себя бесконечно приезжающие машины со строительными материалами, и колеи от колес теперь приводили к масштабной по нашим меркам стройке, где кипела работа, а в воздухе, вместо звенящей тишины стоял гул строительных инструментов вперемешку с отборным матом.

Мой муж – технарь до мозга костей, поэтому проект здания разрабатывал полностью он. Будущие номера для собак выходили довольно симпатичными и даже немного скрашивали однообразный пейзаж. Но, как это часто бывает в нашей стране, начали все за здравие, а потом все зачинщики строительства, кроме меня и мужа начали плавно исчезать со строительной площадки. Один ушел в беспробудный запой, другой сказал, что и сам себе такую же без нас построит. В общем, остались мы одни, и воцарилась на клочке пугающая тишина, периодически прорезаемая резким мужниным матом в связи с тем, что теперь ему никто не помогает.

Немного оправившись от шока, медленно, но своими силами, мы доделали гостиницу для собак, и у нас появились первые клиенты. В самом начале мы работали самостоятельно, кормили животных, выгуливали, чистили вольеры, которые, к слову стали очень быстро терять свой товарный вид, ведь часть постояльцев отчаянно пыталась выбраться на свободу, используя при этом совершенно разные способы. Собаки, как и люди, совсем разные по характеру и уровню развития интеллекта. Кто-то из собак просто грустно выл на луну или лаял круглыми сутками без остановки, ругаясь на свою судьбинушку. Другие из них грызли деревянный пол и стены, даже металлическую решетку. Кто-то из собак пытался укусить нас, но самые умные и подлые просто тихонечко гадили на новехонький деревянный пол в своем вольере. По началу я или муж, открывая вольер с таким постояльцем, просто начинали орать на собаку, примерно вот так: «Это что такое!? А!? Кто это сделал!? Пёсья муха!» Собака при этом виновато смотрела на нас снизу вверх. Было даже жаль животное. Наверное, не понимает.

Но потом мы поняли, что акт дефекации – это коварная и продуманная акция, направленная на нас за ради мести. Пока такая собака весело бегала по площадке, я в это время активно работала лопатой, пытаясь отодрать с пола прилипшее и засохшее говно. Я уже молчу про запах и про те чувства, которые я испытывала в этот момент! В общем, в один прекрасный день я заявила мужу, что больше я так работать не могу, и у нас появился первый сотрудник, который стал следить и убирать за животными.

Наше вероломно покинутое друзьями дело постепенно расширялось, и клочок все больше и больше обрастал всевозможными постройками. На мой взгляд, на тот момент у нас стало уродливо неимоверно: вольеры, вперемешку с бытовками и двумя крайне стрёмными старыми металлическими «ракушками», заваленными всяким хламом.

Каждое лето на нашем клочке бурлила стройка, и мой муж с запалом возводил, а точнее лепил один к другому на клочке, все больше странных строений. Однако постояльцев было много, да и штат сотрудников к тому моменту заметно вырос. Мало нам было собак! У нас появилась гостиница для кошек.

Случилось одно печальное событие – умер хозяин конюшенки. По стечению обстоятельств и конюшня с прилегающей территорией тоже досталась нам. Окрыленный успехом муж снова взялся за стройку и «налепил» на клочке еще целую кучу странных построек и одно добротное большое здание – здание конюшни, где на данный момент помещается уже почти шестьдесят лошадей.

Сейчас среди бытовок, вольеров, гаражей и красивого здания конюшни на клочке прилепились: неимоверно помпезный курятник, настоящая юрта, чум – национальное жилище народов Крайнего Севера. Из собаководов мы с мужем превратились в оленеводов и привезли до кучи на наш клочок северных оленей. Теперь клочок обнесен красивым забором, и на нем жизнь бьет ключом. Одного боюсь, если появится еще слон, то я этого не переживу. Почему я про слона? Да потому что его нам только и не хватает.


Предыдущая статья
Следущая статья


Вернуться
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru
Читателям | Авторам | Издаться
Рецензироваться | Перепечатки
Почему мне отказали в публикации?
Выплачиваем гонорары авторам



Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»!






 

 



При перепечатке ссылайтесь на NewLit.ru
Copyright © 2001—2015 «Новая Литература»
e-mail: newlit@newlit.ru
Купить все номера по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!