HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Владимир Абрамсон

Ошибка фараона

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 29.04.2010
Владимир Абрамсон. «Ошибка фараона».

 

 

 

Семен получил отпуск и решил ехать в Израиль. Не в Эйлат, в Красном море купаться: женщину разыскать. Нину Ворон.

Дошла до Екатеринбурга, где Семен родился и с переменным успехом живет, эмигрантская газета. Семен был взбешен. Нина В. написала о поездке с мужем, известным израильским физиком, в Екатеринбург. Физик пропадал на научном симпозиуме, Нина В. смотрела по сторонам: толпы хмурых, ничем не занятых, плохо одетых людей на улицах: нервозная дерзость и тупость – решает она. На пригорке у больницы расположились старики. Они дождались конца больничного обеда и вперегонки бросились доедать. Помчались с холма в колясках и на задах. Нина В. пытается выбраться из городского центра в бывший дачный поселок, где проходит симпозиум. Электрички не идут, она нанимает частника. Старые «жигули», конечно же, с грохотом разваливаются. Журналистка не отчаивается мрачной действительностью, едет в пригородном автобусе «куда шоферу надо». Мир ватников, мешочников, податливых молодаек, пьяных выпученных глаз. Наконец, банкет по окончании симпозиума. Полуголодные уральские профессора и доценты мигом сметают столы (так у автора) и довольно быстро напиваются. (Поименованы закуски и блюда, которых русские ученые не едали).

Взбешенный маниакальным бредом, Семен спросит Н. Ворон, в какой стране и когда она была, в том ли городе.

За разоблачениями в Израиль Семен не поехал. Не так он патриотичен, чтоб отпуск загубить. Не громогласный активист, ничего не член, но о политике готов поспорить. Когда в армии срочную отдавал, жаловался однажды на мутные политзанятия в сержантской учебке. Полк выстроили на жарком плацу и поверяющий генерал, отец солдату, кум сержанту, опрашивал. Жаловались на дедов, на харчи, отпуска просили. Семен же – на политзанятия. Дали кличку Адепт. Что бы это значило. Служба, если вспомнить, не шла в тягость, в полковом оркестре на трубе играл. Триумфальный марш из «Аиды», например. Прозрачная музыка военному оркестру ни к чему.

 

Семен едет в отпуск в Италию, без жены Кати. На двадцатом году семейного счастья узнал, что жена без него и недели не проживет, стальные узы связывают их; Катя молчаливая раба настроений мужа, к Италии не ревнует… должна быть с ним. Поехал один.

Тур начался в Вероне. Утром, съев неизбежную пиццу, Семен пошел за толпой. Шли итальянки средних лет и привели его к дому Джульетты. (На многих языках «Ромео и Юлия»). Тесный дворик, стена без окон и небольшой балкон. Минут через десять явилась на балконе девушка в старинном платье. Улыбнулась толпе и скрылась за дверной занавесью. За ней слышен разговор, звон посуды.

– Четырнадцать лет было Джульетте, улыбчивая Юлия вдвое старше – подумал Семен. – Не настроишься на высокую поэзию.

Юлия Шекспира стояла на этом балконе и всю ночь говорила с Ромео о любви. Он прятался внизу, где Шекспир полагал густой, пахнущий ночными цветами сад, а сейчас стоит в тесной толпе Семен. Утром их тайно обвенчал плутоватый священник. Жених, ненавистный роду Юлии, уже тайно венчанный муж, готовил веревочную лестницу, чтобы через этот одинокий балкон подняться к первой брачной ночи. Бронзовая статуя Джульетты в углу двора. Женщины, да и мужчины гладят ее обнаженную правую грудь. Возможно, таков обычай. Грудь блестит на солнце ярко натертой медью.

Тоскливо.

Верона, ночь. На площади у дворцовой стены спят раскрашенные великаны – туристские автобусы. Взошла желтая большая луна. Каменные трибуны амфитеатра вокруг Арены, где сражались гладиаторы. Женщины – гладиаторы, и гладиаторы – карлики.

На Арене сегодня дают «Аиду» Верди, за тем Семен и приехал. С первыми звуками оркестра тысячи людей зажгли тонкие длинные свечи. Красиво. Каменные сиденья хранят дневное тепло. Слова итальянских арий мало значат для Семена, редко слышны известные: любовь, смерть. Вспомнились томление и страх первой любви. Было на параде мод, может быть первом в тогдашнем Свердловске. Вика на подиуме остановилась левым коленом вперед, будто стремилась выйти в зал, и заключительный поворот головы. Каштановые волосы разлетелись веером и блеснули в свете рампы зеленоватые глаза. Семен погиб навсегда.

На подиуме Арены ди Верона, меж тем, Анна Нетребко и Плачидо Доминго темпераментно поют о любви. Плененная дочь эфиопского царя Аида и Радамес, начальник дворцовой стражи фараона.

– От любви голову потерял – сказал сосед по скамье, пожилой и опрятно – старомодный.

– Кто потерял? – очнулся Семен. Пятнадцать тысяч зрителей вместила Арена, волею судьбы двое русских оказались рядом.

– Радамес. Рассудите, должность его секретная, да встречается ночью с военнопленной, диссиденткой из враждебной страны – Аидой.

…он нанялся в Дом моделей прислугой за все: рабочий сцены, электрик, осветитель. Каждый вечер видит Вику. Модель: с подиума раздеться, подают очередное платье, курнуть зажженную сигарету, в зеркало глянуть – пошла от бедра. На все две минуты. (Не забыть платье надеть, в белье не выйти). В гонке дивы не стесняются мужчин, вычеркивают из сознания. Сема видел Вику за кулисами в белье и с сигаретой, заговорить с ней не одетой не мог. В конце сезона она подошла. Отец отдал Семену «жигули-копейку», катались на тряской машинке и научились молчать вместе. Семена тяготил скорый призыв в армию, Вика об этом не упоминала. Страстно, до онемения скул, целовались иногда, лезть под юбку и мысли не было. Осмелься он – Вика взглянет удивленно. Ему было восемнадцать, ей уже двадцать два.

– О чем вы мечтаете – сказал сосед. У нас свидание Радамеса с дочерью фараона Амнерис. Она его любит, а он ее…так. Смотрите, Аида их засекла. А ведь на сцене до взвода солдат охраны!

Семена призвали в армию. Время течет то плавно и скучно, то бурлит: маневры, то полроты в самоволке, то стрельба на посту. Семен вышел в деды и нашил на погоны лычки. Вики не видел года полтора, еще год не увидит. Она пишет редко. Случай помог.

Летом загнали Семена дальний полевой склад охранять. Под деревянными навесами панцирные кровати, ржавые печки – буржуйки, плащ-накидки против атомной войны. Сослан, декабрист в лесной глуши. Палатка в полный рост, жратву на неделю привозят. В помощниках у Семы рядовой Вася Колесников. Вася наладился менять в соседнем селе армейскую селедку на яйца, молоко, что-нибудь с огорода. С учительницей пропадал, Сема оставался один. Всю армейскую жизнь не хватало ему одиночества. Оно и есть свобода.

К вечеру жара спала. Солнце в поперечных полосах облаков садилось за лесами. Неурочный звук мотора. Машина скребет днищем забытую дорогу. Солдат – шофер резко открывает дверцу «волги», вытекают тонкие женские ноги неописуемой длины. Телеграфистка Тоня, на клавишах штабного аппарата нежными пальцами играет. Высокая, хрупкая русая женщина, мило изящная и молодая, она нравится Семену.

– Полигон, смирно! – кричит он, завидя командира полка Маклакова, хотя ближе десяти километров в округе солдат нет. Полковник мнется, пока шофер и сержант отойдут, и ныряет вслед за Тоней в палатку. Жарко им там будет. Солдат вынимает раскладные удилища.

– Пойдем у озера посидим. Тонька кричать будет, страх. Не первый раз вожу, наслушался.

Темнота загустела под высокими елями. У палатки горел костер. Маклаков снял китель, сапоги и портянки. Остался в галифе, завязанных на щиколотках тесемками, и в белой майке. Тоня, увидя Семена, поднялась в палатку. Сема сунулся было ей разыскать свечу, Маклаков остановил взглядом. Он разлил водку.

– Сержант, отойдем, поговорим. Сегодня ты все узнал – и забыл. Десять дней отпуска, не считая дороги.

Обезумели Маклаков и Тоня. Гарнизонные жены в куски разорвут.

– Война! Фараон назначил Радамеса командующим эфиопским фронтом! – воскликнул обиженно сосед. – Кадровая ошибка фараона.

– Вы офицер? – тихо спросил Семен.

– В отставке. Кадровая ошибка нашего фараона.

…забежать на час домой, гимнастерку сбросить. И в уют и тишину Викиной квартиры.

– Викуля, редко писала.

– Тебя, дурака, ждала. – Пошла безоглядная, нежная, жестокая любовь, до боли и бессилия.

Утром вошла Анна Никитишна, мама. (Тещей ее называть? – подумал Семен). Покосилась на растерзанную постель.

– Дело ваше, я не ханжа. Подумай: знакомые Вики кончают университет, сколько девушке на подиуме метаться. И сколько тебе, Семен, еще служить? У вас с Викой нет перспектив. Решайте, решайте сами.

Тонная и интеллигентная дама.

– Хорошо сработала разведка эфиопов – продолжал сосед. Пока вы витали под музыку арф, Аида склонила Радамеса к измене. Собирались бежать. Я подозревал его еще со второго акта. В последний момент генерал передумал и сдался древнеегипетским жрецам. Слабак, не достойно офицера, задумал – беги. Получил вышку: заживо замуровали в темнице. Вместе с Аидой, она, правда, по любви за ним пошла.

– Юного Верди не приняли в Миланскую консерваторию, – прервал его Семен. – За неимением способностей к музыке. Церковный звонарь, он возвратился в свою деревню.

Зрители медленно расходятся. Все звезды погасли, но Венера еще сияет низко.

 

…вернувшись наконец домой, Сема узнал: Вика замужем и ждет ребенка. Достала ее тонная мама. Вика позвонила: – Поедем на дачу в последний раз, сейчас еще можно. Поздней осенью за городом холодно и совершенно пустынно. Сыплет крупный ленивый снег. На даче ставни закрыты, сумрачно и нежило. Обнимая ее уже заметный живот…

Как оглохший человек всю жизнь помнит звуки, Семен всюду помнит Вику. Моделька моя.

 

В Вероне Семен забыл о несчастной журналистке Нине Ворон. Освободился от нее. Не из горечи ли плодов жизни – черная накипь. В конце концов видеть мир черным так же плохо и неудобно, как носить розовые очки.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!