HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Анатолий Агарков

Сердца четырёх. Эпизод первый

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 24.07.2007
Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4


Часть 4


 

 

Утром, выпроводив маму на работу, я не пошёл в лицей. Я позвонил Мустафе.

Чтобы быть понятным, расскажу о нём, что знаю. Мустафу на самом деле звали Генка Белов, и он был авторитетом среди пацанов в том районе, где мы прежде с мамой жили. Почему Мустафа? Точно не знаю. С виду он был упитанным малым, с хитрой татарской физиономией. Что-то женственное было в его рыхлой фигуре и широком лице. Наши пути долго не пересекались – так, слышали друг о друге, но особо не интересовались. Он был постарше года на три-четыре, имел шайку подручных, занимался рэкетом. Однажды, с похмела проснувшись, наехал на своих:

– Чем развлекать будете, орда?

Кто-то вспомнил – в ближайшей школе выпускной. А у Мустафы, надо сказать, какой-то нездоровый интерес к малолеткам. Так они заявились на наш прощальный вечер. Для меня-то уж точно – переходил в лицей – гуд бай, родная школа

Они ввалились и начались конфликты, сразу от порога. Кто-то за трубку – милиция, милиция!

– Стоп, – сказал Мустафа. – Не надо ментов. Последний экзамен на взрослость, и мы уходим. Есть тут кто-нибудь, кто не боится со мной один на один?

Были мужики – и директор, и физрук (бугай ещё тот), но как-то заскромничали. Наверное, решили, что все свои экзамены в жизни сдали. Нам, выпускникам, черёд. Ну, вышел я:

– Я могу. А что?

Подручники сразу Мустафе на ухо – шу-шу-шу. Он их отмёл рукой – брысь! Ко мне подходит:

– Каратист?

Я помотал головой.

– Смотри, ногами не люблю: пнёшь хоть раз – сразу зарежу.

Мы вышли во двор, потанцевали не много, посвистели кулаками в воздухе и поняли: я – что Мустафа имеет представление о боксе, Мустафа – что со мной ему не сладить. Не хватит ему дыхалки. Я ещё не тронул его ни разу, он не достал, а уж пыхтел, как остывающий паровоз.

– Ладно, – сказал Мустафа. – Годится. Этого берём во взрослую жизнь. А мы уходим, как и обещал.

На следующий день Мустафа подстерёг меня у подъезда дома.

– Поговорим?

Я огляделся – вроде никого.

– Поговорим.

Мы прошли на детскую площадку. Мустафа достал жестяную банку из спортивной сумки:

– Пива?

– Только безалкогольное.

– Все продумано, – Мустафа поменял банку. – Давай знакомиться.

Дальше пошла вербовка – золотые горы и стаи голых баб.

– Знаю я ваши шабаши в подвалах и на чердаках с водкой, «дурью» и малолетними проститутками – не моё это, не моё.

– Уважаю, – сказал Мустафа. – Но мы не только веселимся, но и работаем.

– Зря ты так настаиваешь: тяжко тебе со мной будет – не умею шестерить.

– А и я шестерок не люблю.

– Это слова, на деле – два медведя в одной берлоге.

– Чёрт знает, может, ты и прав. Ну, ладно, держи «краба». Ты мне люб – обращайся, если что.

Ещё год пути наши не пересекались. Но Мустафа первым был, кто поздравил меня по телефону за победу на Хохрякова. Видимо, не забыл мою персону, отслеживал жизненный путь, и даже телефон где-то спроворил.

– Слушай, молодец! – кричал Мустафа в трубку. – Я на тебя поставил, кучу бабок выиграл. Приезжай, пропьём. Тормозишь, какие подвалы – я давно уже владелец фирмы. На моих ассамблеях всё градоначальство отплясывает. Вру, конечно, но дело времени. Приезжай, отметим. Брезгуешь, а зря… Шучу-шучу. Ну, ладно. Прими мои поздравления. Обращайся, если что… Я, как видишь, не забыл.

И вот к этому человеку я решил обратиться за советом. Проблемы наши переплелись в сложный клубок, пролилась кровь, и я не знал, что предпринять, и чем всё может кончиться.

Мустафа откликнулся со второго гудка.

– Рад слышать, старик. Что за вопрос, подъезжай, обсудим. Прислать авто? Ну, жду.

На перекладных добрался по указанному адресу. Огляделся. А что? Не Бизнес Дом Спиридонов, конечно, но вполне прилично. Квартира первого этажа жилого дома переделана под офис – парадное крыльцо, стоянка на десяток машин. За компьютером смазливая секретарша.

– Вас ждут.

Мустафа поднялся из-за дубового стола, мы обнялись, похлопали по плечам. За полтора года он ещё больше обрюзг, мешки под глазами – последствия нездорового образа существования.

– Хорошо выглядишь.

– Ты тоже.

– А, – Мустафа махнул рукой, – не ври. Мамон скоро по полу буду волочь или в тележке перед собой. Говорят, женитьба помогает от этой заразы. Вот подумываю. Ты ещё нет? Ах, да, ты ведь школьник у нас, лицеист. Ладно, замяли. Чай, кофе, коньячок?

– Чаю.

Мустафа нажал кнопку селектора:

– Яночка, чайку мне и гостю.

И подмигнул мне.

Через минуту вплыла секретарша в мини юбке с ногами от Версачи. Мустафа, наблюдая за мной, развеселился:

– Нравится? Хочешь, она тебе отщекочет? Стесняешься – я выйду. Ты посмотри, от чего отказываешься.

Он развернул Яну ко мне спиной и задрал юбку. Меж восхитительных ягодиц терялась узкая тесёмочка.

Я поставил заплясавшую в руке чашку на блюдце и закинул ногу на ногу.

– Слушай, я ведь по делу.

– Не хотят вас, Яночка, вот беда, – Мустафа шлёпнул секретаршу по заду и отпустил. – Иди и стой насмерть – меня нет ни для кого.

– Хороша, стервуга, – босс проводил девушку взглядом и посетовал. – Разве тут женишься.

Яна бросила на меня снисходительный взгляд и исчезла за дверью.

– Да-а, дела, – покачал Мустафа круглой головой, выслушав мой рассказ. – Угораздило вас. Яночка, коньячку.

– Дело в том, – продолжил хозяин кабинета, когда девушка растворилась за дверью, – что наркота не мой профиль. Что за фраера вас прессуют, сказать не могу. Даже предположить, но помогу, чем смогу – обещал. Ты пей.

Я хлопнул налитую для меня рюмку коньяка и вкуса не почувствовал, потянулся за печеньем. Мустафа верещал с кем-то по телефону.

– Нугзар, твои ли люди, пришлые моих друзей прессуют. Как бы эту темку перетереть невпопыхах? Да, нет, зачем предъява – разобраться надо. Может, сторонний тут интерес. Помощи прошу – вот зачем звоню. Мой интерес – другу помочь, хорошему другу, хорошему человеку. Ладно. Хорошо. Ждём.

Мустафа положил трубу, взглянул на меня и после глубокого вздоха:

– Сейчас приедут за тобой. Съездишь, расскажешь всё, как мне. Если обидят, сразу звони, но не должны – люди серьезные.

Пока ждали курьера, о моих проблемах более ни слова. Мустафа интересовался, куда после лицея. Я сказал, что в Юргу и, наверное, на стройфак.

– Это здорово, старик, – оживился мой криминальный друг. – Я тут как раз присмотрел одну строительную канитель, дохлую-предохлую. Возьму под тебя. Деньги вложу – разворачивайся. А что, в ВУЗе – теория, в конторе – практика. Конечно, директором – не боги горшки обжигают. Пора, брат, страну брать в свои руки, а то от этих фёфелов толку никакого.

Вошёл атлет кавказской наружности. Кивок Мустафе – здорово, мол. Кивок в мою сторону – этот? Кивок мне – пошли. Мустафа, прощаясь, поднял руку.

Серебристый «Ауди» нёс нас через город. Водитель молчал, надрывалась его аудиосистема. Какой-то грузинский джаз или мистерия под ослиным хвостом – что-то среднее.

Мой новый визави был стар, могуч, под белой майкой – мохнатое загорелое тело.

– Нугзар, – протянул крепкую длань. – Рассказывай.

Выслушав мой краткий пересказ известных событий, покачал породистой головой и щёлкнул пальцами. Пришёл в движение застывший у стены, как изваяние, мой извозчик. Передо мной возникли фрукты и вино в бокале. Пригубил, конечно, помня о кровных обидах сынов седого Кавказа.

Малюсенький мобильник затерялся в широкой лапе.

– Гела, тут мне один приятель интересную байку рассказал. Послушай его и убедись, что я был прав – цены сами по себе не падают. Есть крыса в городе, и он её знает. Сам приедешь? К тебе? Хорошо.

Честно признаюсь, этот монолог я здорово надумал, так как произнесён он был на непонятном языке, лишь редко проскакивали русские слова. Но смысл был понятен. Некто Гела, рангом выше Нугзара, заинтересовался моей информацией, и сейчас меня повезут в новое место.

Это был трёхэтажный особняк далеко за городом. Глухой забор, ротвейлеры на лужайке навели тоску душевную. Но Гела мне понравился. Широкомордый общительный грузин преклонного возраста. Впрочем, они – долгожители. На вид бы я дал ему пятьдесят, а могло оказаться и все сто.

Опять вино и фрукты, а после рассказа оставили ещё и на шашлыки.

Свечерело. Мы сидим с Гелой в беседке, в центре которой разложен костёр. Перед нами остывающее мясо, фрукты, сладости, вино. Хозяин поднял бокал:

– Мир держится на порядке. Возникает хаос, когда он нарушается. Твои враги влезли со своим товаром, не спросив старого Гелу, сбили цены, нанесли убытки. Я накажу их, когда поймаю. Помоги их найти. Нет, я не душегуб, невинной крови на руки не беру. Если эти люди не беспредельщики – выплатят неустойку и вольному воля. Твоя доля в этом деле – десять процентов. Так заведено. Будем здравы.

Я чокнулся с грузинским авторитетом и выпил всё до дна, хотя и без того у меня уже кружилась голова и теряли силу ноги.

Привезли меня домой ночью, практически пьяным. Мама только взглянула укоризненно, оставив разборки на утро.

 

Утром обнаружил на мобильнике кучу пропущенных звонков. Но интересовал меня только Жучок.

– Ты где?

– На уроке.

– Надо встретиться.

Мы встретились во дворе лицея. Я утащил его за трансформаторную будку, выкурив оттуда малолетних курцов. Мне нужен был контакт с Тортиллой, который, я знал, был у Жучка. Серёга достаточно умён, чтобы пытаться его обмануть. Я и не пытался, а выложил всё, что обдумал за ночь и утром, идя на встречу. Выбор-то был невелик. Либо мы с Жучком сдаём Тортиллу Геле, либо я сдаю Бычка грузинам.

– И не ищи здесь морали, – предупредил я. – Пепел Клааса стучит в наших сердцах – спроси о том Димона.

Бычково лицо окаменело, но ресницы подрагивали, и это значило – идёт интенсивный мыслительный процесс. Я подливал масло на нужный мне огонь:

– Мы получим десять процентов контрибуции. А бизнес их, считай, кончен. Грузины их вычислили – без нас ли, с нами, рано или поздно, они их сцапают. Думай, Серый, думай.

– Хорошо. Только надо проверить, чтоб туфты не было.

– Стоп. Пусть грузины проверяют. Говори адрес.

– Ты мне не веришь?

– Нет.

 

Минуло две недели.

Мы сидим в моей комнате, все четверо – прогульщики. К чёрту лицей, тут такие дела! Перед нами на журнальном столике – деньги, много денег. Пачки американских долларов. Тринадцать тысяч. Всё считано и пересчитано. Это наш процент за операцию, обещанный Гелой. Привёз их Мустафа со словами:

– Велено передать.

А я вместо благодарности:

– Слушай, Генка, как вы город-то грузинам прокакали?

Мустафа обиделся. Он должен был обидеться. Повернулся и пошёл. Я пожалел о сказанном – в конце концов, мужик ко мне всей душой. Что ж я так-то?… Мустафа обернулся у машины:

– Слышь, чемпион, все мы под Богом ходим, а он чьих кровей, смекаешь?

И помахал мне рукой, прощаясь.

Теперь мы ломаем голову, сидя вокруг этих денег, что с ними делать. Можно ли считать праведными, заработанными? Поделить, отнести в милицию, сдать в детский дом?

Вы-то как бы поступили? То-то.

Я, пожалуй, поставлю здесь точку. Приключения наши закончились. Как мы поступили с деньгами? Если шибко интересно, звоните, расскажу. Понравился рассказ – хорошо попросите, будет и продолжение.

За сим остаюсь: лицеист выпускного класса, ваш Виталий Агапов.

 

 

г. Челябинск 2007г.

 

 


Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!