HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Ольга Александрович

Молитва на льду

Обсудить

Рассказ

На чтение потребуется 6 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 4.05.2014
Иллюстрация. Название: «Дорога жизни». Автор: Никита Порфиров. Источник: http://www.photosight.ru/photos/1972843/

 

 

 

Ты ведь видишь, что небо серое
Так и виснет и липнет к очам.

Ты прости, что я в Бога не верую –

Я молюсь Ему по ночам.

Так мне нужно. И нужно молиться.

И, желая чужого тепла,

Чтоб душа, как бескрылая птица

От земли улететь не могла.

            С.
 Есенин

 

 

Над рекой нависло огромное рыжее солнце, отбрасывающее последние лучи на воду, казавшуюся практически чёрной в слиянии полумрака стремительно надвигающегося майского вечера с тёплым оранжевым светом уходящего за горизонт светила. Лёгкий ветерок шелестел листвой, распространяя повсюду запах цветущей сирени, склонившей свои пышные гроздья прямо к открытому окну, у которого стоял старик. Он задумчиво смотрел куда-то вдаль. Туда, где небо, охваченное пламенем заката, сливалось с землёй. И невольно прислушивался к вечерней тишине, нарушаемой лишь стрекотанием кузнечиков в траве да весёлой перебранкой драчливых воробьёв где-то в саду.

«Зарево-то какое!» – подумал Анатолий Иванович и невольно зашептал слова молитвы. Так же, как шептал их много лет назад, стоя на коленях на льду.

 

 

*   *   *

 

Старенькая скрипучая полуторка ползла по узкой колее, соединяющей заблокированный город с Большой землёй. Ночью снова были массированные артиллерийские обстрелы и бомбёжки, потому сейчас утреннее небо затянуто чёрной пеленой дыма. Где-то горят склады с продовольствием или булочные.

«Машенька моя, – подумал Толик, сильно вцепившись в руль. – Пережила ли ты эту ночь?».

Он немного прибавил скорость. Месяц уж как стояли трескучие морозы, сковав Ладогу льдом, толщина которого теперь позволяет переправлять грузы значительного веса, поэтому Толик три раза в неделю делал рейсы с Большой земли и обратно, доставляя в Ленинград хлеб, крупу и сахар. Было тихо. Привычно тревожно и тихо.

«Сейчас начнут бомбить».

Он знал это почти наверняка и инстинктивно замер в ожидании. Далёкий тоненький свист разорвал зимний утренний покой, а за ним последовал гром взрыва. Машина сама покатилась дальше по льду, но, проехав немного, плавно остановилась. Вылезая, Толик взглянул на небо. Усеянное десятками летящих на землю снарядов, оно зловеще нависло над озером. Снова раздался взрыв, затем ещё один, следом ещё и ещё. Снимая шапку, Толик втянул голову в плечи и рухнул на колени.

«Я не могу сейчас умереть, – лихорадочно зашептал он. – Не так! Только не так! У меня ведь хлеб! И Маша там, в городе! Как же она без меня?!»

Толик почувствовал, как его охватывает нервный озноб, и судорожно перекрестился. Страх, этот удушающий липкий страх. Как с ним справиться? Он закрыл глаза и заставил себя вспоминать прошедшие времена, но в голове вертелась молитва. Вначале её слова давались с трудом: они путались, застревали в горле, разлетались, как ангелы, оказавшиеся на другой, чёрной стороне мироздания. Но он упрямо собирал их, чтобы в ужасе и хаосе происходящего по крупицам сложить в единый отчаянный призыв к Богу. Этот призыв – всё, что он мог противопоставить мощной, разрушающей всё на своём пути силе. Так он шептал молитву, прижимая руки к груди, когда внезапно его оглушила тишина. Сколько времени прошло? Как долго он стоит на коленях? Толик не знал, только вдруг ощутил холод льда. Он открыл глаза и взглянул на небо, чёрное от гари. Шёл снег: тихий, пушистый, похожий на пёрышки ангельских крыльев.

 

«Живём», – подумал Толик, поднимаясь с колен.

Руки слегка дрожали, в ушах звенело. С трудом забравшись в машину, он откинулся на спинку водительского сиденья и уставился на маленькую выцветшую фотографию Маши, прикреплённую на передней панели полуторки. С неё она улыбалась нежной улыбкой.

Рыкнул мотор, машина тяжело пыхнула и медленно поползла дальше. Снег теперь повалил густой, но сквозь его плотную пелену Толик видел, как останавливались другие: некоторые оказались повреждены, кто-то попал в трещину, были и те, кто оставался стоять на льду, потому что водители машин погибли. Кого-то пытались спасти, перегрузить продукты тем, кто на ходу. Правда, не всегда это представлялось возможным, каждая машина была загружена под завязку.

«Надо поднажать, – прошептал Толик. – Совсем чуть-чуть».

Он думал о Маше. Думать о ней больно, ибо от той лёгкой красивой девушки, которую он знал до войны, почти ничего не осталось. Голод высасывал из неё жизнь, и каждый раз, уходя в рейс, Толик не знал, удастся ли свидеться вновь. А в прошлый раз она жаловалась и на холод, такой, что стынет душа. Буржуйку уже нечем топить: книг и газет почти не осталось.

«Нет! Не могу больше! Надо перестать думать! – одёрнул он себя. – Сейчас надо только добраться до неё».

Ночная бомбёжка принесла городу новые разрушения. Они как свежие раны на теле. И их припорошил снег, но даже он, похожий на крылья ангелов, не смог стереть ту чёрную тень, что нависла над городом. Эта тень преследовала Толика потом сотни раз на пути в Ленинград и обратно, он видел её в Машиных глазах и чувствовал, когда снова и снова становился на колени на лёд Ладожского озера, пытаясь разорвать её словами молитвы, собирающей его порой совсем ослабшую веру в жизнь по кусочкам.

 

 

*   *   *

 

Внезапный бой настенных часов прогнал воспоминания. Анатолий Иванович всё ещё стоял у окна, но только сейчас заметил, что солнце уже почти утонуло в реке, а сад накрыли сумерки, постепенно пробирающиеся и в комнату. По углам залегли глубокие тени, рождённые игрой дрожащего пламени зажжённой в лампадке свечи, осветившей скромный домашний иконостас. На противоположной стене висел портрет в деревянной рамке, с которого смотрела на него Маша. Анатолий Иванович переступил с ноги на ногу и, опираясь на трость, подошёл ближе.

«Вот так, Маша – дрожащим слабым голосом произнёс он. – Память. Что с ней сделаешь? Не отпускает. Ты когда-то предсказывала, что так и будет. Помнишь, в сорок пятом? Я стремился всё забыть, потому что мы тогда выжили. Мы были счастливы. Но ты всегда говорила, что мы не имеем права забывать, да и не сможем, скорее всего».

Вдруг скрипнула дверь, и Анатолий Иванович обернулся. На пороге появилась Лиза. Вечерняя служба в храме закончилась недавно, и внучка оставалась в монашеском облачении, которое позволяла себе снимать только дома.

– Почему ты в темноте? – весело спросила Лиза и щёлкнула выключателем. Комната осветилась мягким светом, спугнувшим тени, уже успевшие залечь по углам.

Анатолий Иванович снова взглянул на портрет Маши, и в этот миг ему показалась, что она улыбнулась той нежной улыбкой, что была на старенькой выцветшей фотографии, когда-то прикреплённой к передней панели его машины.

– Сейчас ужин приготовлю, а там и мама с дежурства вернётся, – тем временем продолжала Лиза и тоже подняла глаза на портрет.

– Бабушка красивая была, – задумчиво добавила она.

Анатолий Иванович тяжело опустился на стул. Ноги болели. Долго стоял у окна. Забылся, ушёл в воспоминания.

– Я хочу спросить тебя, – заговорил он, и голос неуверенно, по-старчески дрогнул. – Мы никогда раньше не говорили об этом. Почему ты стала монахиней?

Лиза ответила не сразу.

– Я думаю, тебе не надо спрашивать. Стоя на коленях на льду Ладоги, ты это понимал лучше меня.

 

 

 

Александр Дюма. Три мушкетёра (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно     Марк Твен. Приключения Тома Сойера (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!