HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2020 г.

Дмитрий Аникин

Прометей освобождённый

Обсудить

Пьеса

 

Купить в журнале за январь 2021 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2021 года

 

На чтение потребуется 35 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 8.01.2021
Иллюстрация. Автор: Карл Генрих Блох. Название: «Освобождение Прометея» (1865 г.). Источник: https://static.epodreczniki.pl/portal/f/res-minimized/R17Yu8Vbx4KoT/1/2JNocZTr1A3Jvk55Qsze2Yj4VUjOHNc2.jpg

 

 

 

              ПРОЛОГ

 

 

В центре сцены, прикованный к скале, стоит, а скорее, даже висит на цепях Прометей.

 

       Прометей

Забытый всеми, кроме птицы Зевсовой,

стою, не знаю сроков. Мне предсказано,

что мук моих окончится проклятая

чреда, не вечно быть ей, цепи скину; я

жив наблюдаю за теченьем времени

без разделенья, погружаюсь в вечное

смирение, молчание, страдание.

Я заключен в пределы дня сегодняшнего,

примет не замечаю Ор меняющихся.

 

Сей миг всё может разрешиться – ржавые

оковы упадут, и раны страшные

не обновятся казнью ежедневною,

отпустит Зевс.

               Гони надежды вздорные:

скорей Кавказа рухнут горы мощные,

развеется прочь воздух, реки выкипят,

скорее неба свод к земле приникнет, чем

тиранн богов Кронид оставит ярости,

одумается, даст свершиться должному.

 

Терпи, титан, не раз еще злосчастное

бессмертье проклянешь свое, Аидовым

безмолвным позавидуешь насельникам,

их несуществованию, их участи

благой и безболезненной. Таи, титан,

себе на горе знанье непрощеное.

 

 

 

              ПАРОД

 

 

За сценой раздаются девичьи крики и шорох.

 

 

       Хор

 

СТРОФА 1

На легчайших ладьях,

на волшебных стругАх

наша стая летит

по волне, по воде

Океана-отца,

по простору зыбей,

под холодной луной,

чтоб увидеть тебя,

истомленного долгим страданьем.

 

АНТИСТРОФА 1

По небесным стезям,

по воздушным полям –

для светил и богов

разрешенным путям –

друг за другом скользим,

звонко песню поем,

плачем, дальнюю даль

оглашаем, зовем

к Прометею богов милосердье.

 

На сцене темно, луч выхватывает из темноты то одну, то другую исполнительницу.

 

       1-я океанида

Это здесь, на горЕ…

 

       2-я океанида

             На Кавказской, один…

 

       3-я океанида

Он остался стоять…

 

       4-я океанида

                         Его ищем впотьмах…

 

       5-я океанида

Никого я не вижу…

 

       6-я океанида

                        Тут камни одни…

 

       7-я океанида

Запах крови я чую…

 

       8-я океанида

                       На ощупь иду…

 

       9-я океанида

Спотыкаюсь я, падаю…

 

       10-я океанида

                    Что это? Цепь?

 

       11-я океанида

Тело теплое. Ты?

 

       12-я океанида

                                Отвечай, отзовись…

 

На сцене становится светло. Виден и хор, состоящий из молодых девушек-океанид, и прикованный Прометей.

 

       Корифей

Вот он здесь – меж камней новым камнем стоит.

 

       Хор

Камень тяжёлый,

камень придавлен камнем,

камень изъеден болью,

с живым сердцем камень ты.

О, если бы я могла не узнать тебя,

боль не увидеть и стон не услышать!

О, если бы я могла

муку твою живую,

муку окаменевшую

облегчить!

 

Корифей

Мать сырая земля, камни-кости твои

переломаны, их бога черная кровь

умывает – где камень, где тело, еще

сохранившее сколько-то боли, тепла, –

о, когда б окончательно окаменеть!

 

       Хор

 

СТРОФА 2

Для смертного человека

мера не велика

страданья –

умрет, все оставит,

уйдет

в незнакомое, тихое,

чистое небытие,

ни тоски, ни печали, ни боли.

 

Течет невесомая, сонная времени

река, не касаясь мертвых.

 

АНТИСТРОФА 2

Мук Танталовых, мук Иксиона тщета.

Тащит камни Сизиф –

ни его, ни камней

нет, и труд его легок:

ничто на ничто

воздвигает, толкает,

несет, громоздит;

а страданье твое непосильно, растет.

 

Течет невесомая, сонная времени

река, всё хуже заживляя раны.

 

Корифей

Никому из бессмертных не надо б тягчить

этим зрелищем ясных, чудесных очей,

только Зевс-громовержец пусть смотрит, благой:

для него осквернения нет, для него

участь всякая – сон, небывала, легка.

 

 

 

              ЭПИЗОДИЙ 1

 

 

       Прометей

Славнейшие из бездны Океановой

пришли ко мне, пришли проведать родича.

Подсядьте ближе, повернитесь к свету, так –

хоть посмотрю на вас, на лица белые,

на волосы льняные, станы девичьи;

поговорите, милые, послушаю,

как голоса над этим краем варварским

звучат разумной речью, словом греческим.

 

       Корифей

О, нам родственный, милый, страдающий бог,

сколько лет пролетело! Не выдержит гнев

Зевса – думали, – дрогнет, но только лишь миг

для бессмертного сердца страданий чреда.

 

На Олимпе высоком, на светлой горе

так легко позабыть о Кавказских горах,

о полете зловещем хищнейшей из птиц,

о цепях, проржавевших от крови твоей.

 

       Прометей

На Олимпе забыли все боги меня,

лишь Кронион бессонный считает часы

и за мною следит – неотвязная мысль

крепче цепи его держит, спать не дает.

Всю-то ночь напролет слушай стоны мои,

пытки перебирай, Зевс, бессильный унять

страх: судьба приближается, не перезвон

звеньев цепи моей – ее слышишь шаги.

 

Есть ключи от спасенья, да руки в цепях,

крепко держат – не взять, и придется пропасть,

и придется в безвидную, горькую тьму –

уступая, борясь, проклиная – шагнуть.

 

       Корифей

Я боюсь тебя слушать, ты так говоришь,

будто Зевс обречен, будто мир обречен,

и всей мощи не хватит удар отразить

неизбежный, как время, тяжёлый, как смерть.

 

       Прометей

Опустеет Олимп, опустеет земля,

боги сгинут великие, малые…

 

       Корифей

                  И,

я когда вместе с ними всю казнь претерплю,

ты от камня уйдешь, не заплачешь по мне.

 

       Прометей

Роком так суждено для бессмертных богов –

власть в крови и предательстве чередовать;

лишь приходят одни, их теснят кто новей,

кто проворней и злее, кому повезет,

чтоб уметить, успеть серповидным мечом

или камнем обманным запутать врага.

Поколения гибнут в великой борьбе,

ни конца ей, ни края, и боги живут

своевольны, жестоки – они впереди

видят худшую участь, чем быстрая смерть.

 

       Корифей

Нет нигде безопасных убежищ, нигде

не укроешься, всюду достанут, найдут.

 

       Прометей

Мне и жаль тебя, дева, и власти ничьей,

чтоб сберечь тебя, нет – пропадешь…

 

       Корифей

                                                                   Пропаду…

Страшен Зевс в яром гневе и силе, но ты,

изможденный, измученный, много страшней,

ближе к гибели, значит, мудрее. Твои

полны правды последней глухие слова.

 

       Прометей

Мир на убыль идёт, встретит новых владык,

чтоб чернейшим ещё передаться в свой час.

 

Пауза.

 

       Корифей

Будешь в чести у них.

 

       Прометей

Кто мне простит след

тайн и обид? Я

здесь одинок, зол.

 

       Корифей

Враг их врагам ты.

 

       Прометей

Надеждам их чужд. Кто,

пробованный судьбой,

надежен: наш вздох – ложь,

нет веры нам; я пуст

буду стоять – как

поверят, что за душой

хитрого ничего

нет? Мне продлит страх

немереный срок: суд

кончен, судья мертв,

а приговор – вот.

 

Шаток и так мир,

чтобы в него пускать

пророка, – пусть сгинет и

ветер развеет прах.

 

       Корифей

Плохо говоришь,

страшно говоришь.

Откройся ему,

тайн не держи,

мукам своим прости

рост неуемный, всем

ты нам прости жизнь

легкую, без забот,

без того, что тебе снести,

бедному, довелось.

 

Родненький, нету сил,

страшно мне, Прометей!

Откройся ему – спаси,

смерть отведи с пути,

сбей ее, помешай,

сними ты с богов благих

проклятье своих цепей.

 

       Прометей

Горек мне этот мир,

зла его велика

мера – пора на слом:

казнями он богат,

болезней жестокий рой

мечется, голод и

холод; мне, стоя здесь,

есть ли о чем жалеть?

Миру я не должник.

 

Слышен шум с неба.

 

       Прометей

Нет, нет, не срок, не надо, зарастет пускай!

Хоть час, да мой. Что мне осталось? Только лишь

уверенность, что после клева хищного

не тронут до утра. Я приспособил сон

и бодрствование к сему дыханию

своей судьбы – с привычкой сжился бедственной,

в ней начал находить я утешение,

безболием полдневным упивался бог

пьянее, чем нектаром…

 

       Корифей

Не птица летит –

бог, крылами у ног

опирающийся на воздух,

бог торговли и сделок,

бог, умеющий там,

где силой никак нельзя,

а надо украдкой и потаенно.

 

Бог, соединяющий несоединимое,

бог – водитель мертвых и надежда живых,

бог условий,

на которые можно пойти…

 

На сцене появляется Гермес.

 

       Прометей

Зачем ты здесь, мальчишка? Пусть он сам придет,

посмотрит бог, как бога угнетает боль.

Удержит ли какая цепь – попробую.

 

Кидается на Гермеса, но что поделать? Цепи скованы крепко.

 

       Гермес

Не смирился ты, вижу. Всё ждёшь, что Кронид,

уступая тебе, отречётся от слов,

может сказанных в гневе, со зла, сгоряча,

но, уже прозвучавшие, впечатлены

в нерушимые знаки законов – их в лоб

не осилить; ты слаб, но и мудр, Прометей,

Промыслитель зовёшься ты, вот и хитри,

промышляй себе волю: сегодня Кронид,

своевластием, злобой своей утомлен,

стал доступен для жалости – надо тебе

постараться, приладиться, слово сказать

потаённое, он любопытен, тебя

может и расковать, отпустить – поспеши…

 

       1-я океанида

На вольном, тихом воздухе утешишься,

тоску-печаль развеешь.

 

       2-я океанида

                 По земле родной

пройдешь легко.

 

       3-я океанида

       Целебными врачевствами

она полна.

 

       4-я океанида

        И раны все затянутся,

не станут беспокоить.

 

       5-я океанида

                Покорись ему,

сильнейшему.

 

       6-я океанида

              Мы вместе станем праздновать

твое освобожденье.

 

       7-я океанида

            В этот светлый день

столы накроем.

 

       8-я океанида

                 Песнями застольными,

печальными и радостными, долгими,

мы слух твой усладим.

 

       9-я океанида

                 Мы в гроте мягкое

постелем к ночи тёплой.

 

       10-я океанида

        Сам ты выберешь,

кому из нас с тобой на ложе страстное

ложиться.

 

       11-я океанида

                   О, пойдём, пойдём, пойдём скорей

от этих гиблых мест.

 

       12-я океанида

                             От этих пропастей.

 

       Прометей

Простаки

плетут мне обманные сети,

готовят, ставят силки,

не трудясь даже скрыть узлы, –

такого поймать нетрудно,

прикованного.

Странно смотреть мне на них

в моем одиночестве,

в моем спокойствии,

в моём одичании,

в чередовании боли и ожидания боли.

Что они все могут знать обо мне?

Как обмануть дошедшего до края,

видящего все слишком, все неотвратимо ясно?

Если бы вы только знали,

как упражняется, как усиливается мудрость

от боли и одиночества.

 

 

 

              СТАСИМ 1

 

 

       Хор

 

СТРОФА 1

Что тебе будет мучительнее вспомнить?

Отказ?

Каждый день будешь его повторять,

в час урочный встречая орла,

казнить себя вдвое и втрое,

представлять упущенную свободу

во всех красках,

во всех ее мучительных,

во всех недоступных тебе подробностях.

А ведь мог быть далеко отсюда.

Уже не только Зевс,

но и ты сам виноват в этих муках,

оставшийся добровольно.

 

АНТИСТРОФА 1

Что тебе будет мучительнее вспомнить?

Согласие?

Сладкую и подлую минуту раскаяния,

ожидания, что вот сейчас и случится –

отпустят?

А потом так жалко закричишь:

«Куда вы уходите? А цепи, как же мои цепи?

А как же я, Прометей?

За что же я предал свою последнюю надежду?»

Орел больше не будет прилетать,

раны зарастут окончательно;

переставший быть самим собой

казнит себя сам, более никому ни на что не нужный.

 

       Корифей

Стоит ли так выбирать?

 

       Хор

 

СТРОФА 2

Пусть придет наш отец –

он рассудит, он мудр,

он древнее Зевеса,

древнее тебя,

он увидит всю правду,

узнает её,

отразившую лик свой в зерцале воды

сокрушающей, зиждущей, –

в ней началось

и в нее все вернется

омыться, ожить

во владеньях отца-Океана бескрайних.

 

АНТИСТРОФА 2

Пусть придет наш отец –

он рассудит, уймет

злобу лютую,

ложью не тронуть его.

Он ко благу советует,

он от тебя

отвратит, что еще

не случилось,

к чему

принуждают безумье и злоба упорные.

 

       Корифей

Всё недолжное канет, утонет в воде,

распадется всё то, что держало её

от положенных, долгих и тихих путей,

все плотины падут, все запруды волной

нестесняемой, мощной сметутся – вода –

во владенья отца-Океана.

 

       Хор

Храни пока тайну Зевсовой гибели!

Храни пока тайну Зевсова спасения!

 

 

 

              ЭПИСОДИЙ 2

 

 

       Корифей

Жди –

нет веры никому:

ни крылатому ему,

ни мне, бескрылой.

Пусть придёт наш отец –

он всех вас рассудит,

время водой протечёт,

и в воде правда растворена будет.

 

       Гермес

Всем поддакивать хороши!

Из водной вашей глуши

мне кивнуть и ему спеши.

 

Кровь-то у вас холодна,

потому что течет со дна,

глубина ваша насквозь видна.

 

Кость ваша жемчужная,

кожа бледная и недужная,

девство ваше сохраненное, никому не нужное.

 

Мне кивок и ему кивок,

и не понять, почему разговор жесток,

вода ваша тихая – мутный ток.

 

       Корифей

Тебе помочь и ему помочь –

мы равно обоим не прочь.

 

Правду мы ищем.

В твоих ли она словах,

в его ли страданиях –

мы не знаем.

 

       Гермес

Он пригвождён,

здесь осуждён

на одиночество;

слово

с ним сказать – грех,

Зевсу поперек шаг;

ревность

Зевса о своих делах,

о приговорах страх

велика.

 

Ему приговор,

с него и спрос –

 

(оборачивается к Прометею)

 

думай

сам: телом порос утёс

угрюмый,

долго ли выдержишь так стоять,

надо ли?

 

(Снова обращается к океанидам, угрожающе надвигаясь на них.)

 

Не перечьте мне,

речь не сбивайте мою;

промолчит он –

добью,

ваша будет вина,

кровь за лукавый совет –

на вас;

жалость ваша во зло,

вам-то не тяжело –

что у вас в голове?

Вода!

Течет ему вместе с вашей водой за бедой беда.

 

       Хор

Приди, отец,

в страхе тебя зовем!

 

Появляется Океан.

 

       Корифей

Не против Зевса идём –

защити от Гермеса, от

насмешек, издёвок! Сам

Кронид был бы гневен.

 

(С вызовом бросает Гермесу.)

 

                                          Вор!

 

       1-е полухорие

Хуже клюва орлиного

подлых слов клёкот, клев. Гнев –

на раба, к господину – нет.

 

       2-е полухорие

Верноподданные клянут

в слишком ловких руках кнут –

спесь усердия в хмеле ярости,

похвальбу, что нет в сердце жалости.

 

       Океан

Прочь, ногокрыл, злой насмешник, стервец, –

бога великого в хищную сеть

замыслов лживых ты не завлекай!

В правде, не в кривдах воздвигнулся Зевс

первым во всей в олимпийской семье.

Молод ты, глуп разбирать старый спор.

 

       Гермес (Прометею)

Что ж, умолкаю; где я не могу

сладить, решить, посылают других;

слово Кронида, посланец, герольд

я – есть сильнее, в ком ярость и суд

явлены, власти великой столпы.

Как расторопны, умелы! Ведь ты

помнишь их? – Помнит! – Не хочешь со мной –

с ними придется тебе говорить,

дело иметь, вот тогда, Прометей,

ты пожалеешь…

 

       Корифей

Что о тебе жалеть!

Козни свои дей

дальше от нас; ложь,

тать, на камнях сей,

 

и не взойдет – ветр

свеет ее, дождь

смоет, сожжет свет

солнца, луны тень

силу ее возьмет,

ложью тебе вернет.

 

Торгуя, крадя, знай

пределы власти своей!

Он – молчалив, мудр,

нету его злей,

знающего пути,

видящего в судьбах

гибель, он чужд кривд,

прожил, избыл страх.

 

Хитростью не возьмешь,

ловкостью слепя:

тяжелодум-бог

грузен стоит в цепях,

тяжек, суров Зевс

царствует, нрав крут, –

что между них ты?

Сдвинутся – сомнут.

 

Гермес уходит.

 

       Прометей

                                       О не

смотри на эти раны, не скверни очей!

Меня ты презирая, стал защитой мне.

 

       Океан

Презренным жребий твой считать осмелился

лишь он, глупец, но боги остальные все

задумались, и страх витает в воздухе.

 

       Прометей

Тебе ли страхи, счастливо дождавшийся

падения Урана, Крона. Будешь ты

печальным или равнодушным зрителем

Зевесовой судьбы, но сохранишь себя.

Мир рухнет – ты останешься единственный

течь вкруг пустого места, как сегодня тек

вокруг земли, морей, огня и воздуха.

 

Я ж буду счастлив с пустотою слившийся.

 

       Океан

Уставший, ты находишь утешения

понятные во лжи, но, зная истину,

с ней справиться нельзя: она возьмет тебя

со всеми потрохами, под уздцы коня

к назначенному приведет, не скроешься.

 

Гонец ты обезноженный, направленный,

спасти чтоб неприятеля, отравленный

несомой вестью, рот зажав, стараешься

сдержать слова внутри; сердцебиение

надсадно, жарко, бешено от лишнего

огня в крови, не цепи давят – знание

доверенное тяготит, удержанное

сверх срока долго, тяжелеет далее,

набрякшее от времени протекшего.

 

Отдай же Зевсу то, что предназначено

для Зевса, а вражда вся ваша нынешняя

не отменяет…

 

       Прометей (перебивая)

Если судьбы путь

неизбежен и прям – что ж

нудишь меня гнать,

спешить? Раз сама ложь

канет, сойдет, как

не было, – я чем

смогу-помогу? Он –

царь, я – почти прах.

 

       Океан

Ты многое, мудрец, страдалец, видишь там,

где тьма клубится будущего нашего;

не всё там решено твоими тайнами,

не обольщайся ими – Зевс и большие

с пути сметал препятствия. Спеши помочь,

стать частью жизни, будущего скорого.

 

Тот глуп, кто занят днём одним, сегодняшним,

грядущего кто не подозревает бед,

живёт как скот тяжёлый, неосмысленный:

поесть, поспать, совокупиться, смерть принять, –

но сколь глупее тот, кто в предугаданном

от бед защиту видит, кто немногое,

неверное познал и мнит судьбу своей,

надеется на призрак как на крепкое,

живёт умом полёта дальнозоркого.

 

Пророчества случаются насилием

над существом вещей, порядком Мойр слепых:

вода враждебна, воздух им, огонь, земля;

чуть отвлечёшься, дрогнешь – распадаются,

лишь постоянство и упорство в бедствиях

их совершают, ход разумный времени

навязывая меж потоков хаоса.

 

       Прометей

А ты бы смог забыть?

                                       Я постою ещё…

 

       Океан

Упрямец.

 

       Прометей

                  Пусть. В страданиях душа моя.

 

 

 

              СТАСИМ 2

 

 

       Хор

 

СТРОФА 1

Оставь свои вздохи – ветер летает выше,

оставь этот камень – ради камней Олимпа.

В поту мы трудимся – собственными палачами –

и продлеваем срок – невыносимой муки.

 

АНТИСТРОФА 1

Оставь эти цепи – свобода обнимет крепче,

вином упивайся – спасен и от бед избавлен,

кончилось время – мы начинаем время,

раны где были страшные – не найти на здоровом теле.

 

СТРОФА 2

Собственной злобой сыт,

собственным гневом пьян

стоишь – отрекись, ляг,

сном успокой кровь.

 

АНТИСТРОФА 2

Страшная бездна – дух

сильного; правды нет –

смирись, уступи им,

не продлевай смерть.

 

СТРОФА 3

Страшен, сед, царь

Агамемнон

горький жертв дым

к небесам нес.

Ветер дай, дочь

Лето, дай путь

кораблям плыть

на чужой брег.

 

       Прометей

Кораблям плыть,

да ветрам дуть,

ну а мне – цепь

вдоль нея путь.

Кораблям плыть –

горизонт, дрожь

моря, мне-то

все пути ложь.

 

АНТИСТРОФА 3

Ты как тот царь:

много жертв, щедр,

приносил – все

принял, взял Зевс.

И тебе путь

взят ценой – страсть

велика: сам

на алтарь пал.

 

       Прометей

Как я смогу там жить

в дивных чертогах,

на прекрасных, свободных, широких полях

с вами –

искалеченный, бледный,

познавший страх,

унижения,

боль!

Я не тот,

которым вы меня помните.

 

       Корифей

Здешнее остается здесь,

боль на бессмертном теле

не оставляет следов.

Жизнь сильнее в тебе

любых злоключений, орлов, цепей.

Так бродяга сбрасывает пропотевший хлам,

омывает тело горячей водой,

чистейшим, благоуханным натирается елеем,

выходит из славной купальни витязем

прекрасным,

восстанавливает силу густым вином –

и годы лишений, бедности, бедствий, странствий

стираются, умаляются,

рассказывает о них отчужденно,

сам не уверен,

были они или нет, приснились.

 

Так и ты

позабудешь,

никто тебе не напомнит.

 

В жертву принесший себя

на алтаре

окровавленном Зевса,

жди

дарованного тебе

попутного ветра,

расправляй паруса,

чтобы отсюда прочь.

 

       Прометей

Не знаю.

Здешняя неподвижность стала частью меня,

я стал частью ее,

чередование муки и ожидания мук

стало сутью существования;

прирос к скале,

я и камень – одно,

назовут вершину Прометеевой;

прилетит тогда птица

и не сможет склевать положенного:

клюву ее не поддается камень.

 

Океан, опечаленный, уходит.

 

 

 

              ЭПИСОДИЙ 3

 

 

На сцене появляется Геракл в одежде странника, взгляд его безумен. Он оглядывает собравшихся и собирается пройти мимо.

 

       Прометей

Зевесов сын, ты, в доле полубожеской

сбивая тропы, подвига какого труд

подъемлешь, отвечай? Какого зверя след

ты ищешь обреченного? Здесь нет следов.

 

       Геракл

Воздух легкий, летучий, невидный течет,

утомляет, прохладный, могучую грудь;

я огромное небо держал на плечах,

я поднял его все, не забыть этот груз.

 

       Корифей

Речь темна его, взгляд будто камень тяжёл.

 

       Геракл

Урок исполнен воли Эврисфеевой –

долг выплачен, дом выметен, душа пуста.

 

Ты кто, старик тебя встречал я? эти кто?

 

       Корифей

Не узнаёт он – обезумел – страшно мне.

 

       Геракл

Деревом, огнем, мечом, руками –

посчитаешь, сколько разной смерти

я нанес, нацелил верным луком, –

станет страшно; я с самой хозяйкой

схватывался, только жив остался;

вот Сизиф хитрил, ходил наружу,

но и он влачится, присмиревший,

в области проклятий, камень катит

черный, неухватистый и скользкий,

пот течет, он попробовал – сорвался.

 

Страшно мне, о боги, страшно, страшно!

Адский пес в три глотки ищет мяса

моего, он помнит час недобрый,

как, на воздух вольный, воздух горький –

страж подземный – вытащенный, жалко

выл, скулил, как он лизал мне руки

всеми языками по-щенячьи –

отпусти! А сам-то не отпустит,

все припомнит – ничего не сможет:

стисну, мертвый, мощными руками,

а не будет сил, так пусть пирует –

много ли поживы с легкой тени?

Клык проходит сквозь, не рвет, не ранит.

 

       Корифей

Все, что было, есть на этом свете,

убивать Гераклу приходилось

в воздухе, в лесах, на горных высях –

не спасались, гибли. Где, какою

жизнь твоя окончится ловитвой;

где нора диковинного зверя,

что ловчей Геракла извернется;

где предел лежит твоих походов,

за который дальше ни ногою;

где запнешься, сгинешь, окаянный,

взад-вперед подземным обернешься?

 

       Геракл

Не боюсь ни меди, ни железа,

знаю: не прикончит, цел останусь;

по земле до самого предела

я уже дошел, там смерти нет мне;

только время сильного остудит,

перегнет в дугу, оттащит в кучу

мертвого отыгранного хлама,

в прах развеет, с пылью замешает –

ничего не будет, весь я сгину.

 

       Корифей

Геру возвеличишь: все послужим

мы враждебным, погубив любимых,

все прославим изверга, мучитель

нам дороже друга, враг – родного;

скованы мы страшными цепями

с теми, кто преследует, – Гераклу

некого любить, но только Геру;

тянущая в пропасть, ввысь, богиня

пробует тебя на всех стихиях,

доли все людские примеряет

на тебя: раб, царь, герой, убийца.

 

       Геракл

Все, что было, есть на белом свете, –

тяжесть вся вот этими плечами

сдвинута, приподнята, держалась –

ох, сильны! Я знаю, груз остался

навсегда, как будто невозможно

принятое раз на землю скинуть,

тяжелеет только наша ноша.

 

Буром пёр, ломал, крушил, ни шагу

вбок, назад, глаза кровавым потом

заливало, всех губил, кто рядом,

схватывался насмерть. Мне треножник

вынеси на воздух; лань поймаю;

отойди скорей – стрелой пораню;

яд лернейский посильней бессмертья;

сгинь, лучистый, уступи Гераклу.

Кто с моей лихой сравнится силой?

 

       (Пауза.)

 

Тяжек воздух мне, земля сырая

тяжела, не примет. Огнь последний,

ты и то не хочешь брать, мученья

прекратить не можешь: как займутся

пламенем невысохшие ветки?

Слишком много жизни, много силы

в них еще осталось – жар проклятый

то охватит их, начнет корежить,

то отпустит, сбитый легким ветром,

Борешься ты, чорная, густая

злая слизь лернейская, смешавшись

с кровью, что тебя черней и гуще.

 

       Корифей

Сколько раз спасался – всё без толку;

смерть не дальше, чем была в начале,

вот она течет, стучит в колчане,

мается в железе, в легком древке.

 

Слышен шум крыльев.

 

       Прометей

Летит – уйдите, я один встречаю боль!

Не надо видеть – эти все мучения

кровавы, унизительны – идите прочь –

глаза закройте – в крик кричу – не слушайте.

 

Геракл поднимает и натягивает лук, выцеливая жертву.

 

 

 

              СТАСИМ 3

 

 

       Хор

 

СТРОФА 1

Боги над вами властвуют,

выше богов закон,

не к добру человек свободен –

к смерти ведет своеволие;

ничем человек не связан,

кроме собственной слабости.

 

АНТИСТРОФА 1

Боги вам не препятствуют

идти против воли их –

собственное безумие

связывает, толкает в пропасть,

обрекает боли и смерти,

отнимает жизнь и свободу.

 

       Корифей

Сила ломает силу,

сила одержит верх,

превозмогает страх.

Боги бессмертны,

вечен закон,

человек свободен.

 

       Хор

 

СТРОФА 2

Не торопись, сыне

смертной, вострить стрелу

отравленную на птицу

мести, пожди, подумай:

твои ли дела? Отец наш

и то не посмел. Смиряйся

перед волей богов ко благу,

перед волей богов ко злу.

 

АНТИСТРОФА 2

Лук подними, воин;

храбрый, разрушь цепи

тяжкие – нет счастья

тем, кто богов волю

страшную чтить будет,

казнь злую длить, – кара

будет за дело благое,

будет за дело недоброе.

 

       Корифей

Вещая птица – огонь в крылах

черных, могучих – воздух

птице дорога – широкий взмах –

сквозь дождевую воду,

сквозь ледяную – стоишь в слезах –

ждешь – проржавеют цепи –

молнийный блеск – озаряет прах

мрачных великолепий.

 

Лук покидая, летит стрела,

плотью и кровью встретьте –

хищной дорога белым-бела

в воздухе, полном смерти.

 

 

 

              ЭПИЗОДИЙ 4

 

 

Геракл стреляет и убивает орла, затем подходит к Прометею и разрывает цепи.

 

       Прометей

Свободен наконец-то. Вышней милости

я не дождался – пали цепи ржавые,

орел убит, лежит, на камень брошенный

стрелой каленой, вострой, яд течет по ней.

 

Прощайте, скалы вечные, кавказские!

 

(Задирает голову и кричит вверх, в небеса.)

 

А ты ищи-свищи меня. Укрывшийся –

земля большая, – в руки слуг не давшийся

твоих нерасторопных, посмеюсь теперь

над пылом злой погони, рысью конницы.

Гнать не догнать меня: земля родимая

не выдаст – сгорблюсь, к ней пригнусь, сойду туда,

где время тёмно, воздух тих, недвижим, нем,

корнями где сплетаясь, проникая в глубь,

растет широколиственный, змеиный лес.

Там области, где солнечная сила, власть

затенены древесным ростом, вымахом

ввысь нестесненным.

 

       (Гераклу.)

 

И ты спеши, отныне враг могучему

отцу: он не простит, беги – безумием

не сможешь оправдаться.

 

       Геракл (голос его впервые звучит осмысленно и уверенно)

Что сделано, то сделано – не больше я

виновен, чем был раньше: дети, брат, жена –

когда Кронид надумает карать меня,

что стоит птица? Вровень со злодеями

чернейшими не место мне – глубь Тартара,

где кончен наковальни след, легка, светла

страдальцу мне, преступнику – все мало мне…

 

       Корифей

Бегите же, нет времени, все в молниях

седое небо, Зевс идет карать сюда.

 

       Прометей

Вот он стоит, слабый и смертный,

ждет своей участи, доверяя ей, –

мне ли бежать?

 

       Камнем я стал,

мне неподвижность

тело сковала,

цепи висели праздно.

 

Горький в спасении

вкус поражения

будет –

с поля сражения

пусть без движения

вынесут.

 

Только силой побеждают силу,

только железом разбивается железо,

хитрость бессильна.

 

Месть, порабощенная страхом,

неиспробованная,

неиспользованная,

сокрушает кости, затмевает зрение,

трепещет внутренность,

кровь останавливается, загнивает в охладелых жилах.

 

Приму все страдания до конца –

встречу его здесь,

рассмеюсь в лицо;

не такой бы хотелось мести,

но другой не будет.

 

Спеши покарать, Зевс!

Мне тошно тебя ждать,

довольно я жил, жуть

постылую для, – здесь

кончай меня.

 

       Корифей

                        Вот он.

 

Грохот, сверкание. Океаниды визжат от страха, Прометей и Геракл пригибаются, как будто от сильного порыва ветра. Появляется Зевс.

 

       Прометей

Одного бей, казни – сын

невиновен, Кронид, твой!

Что орел? Пострашней есть

твари с крыльями, шли их,

встречу хищных – готов пир,

сыты будут, а я пьян:

боль – на старые дрожжи хмель –

замутит разум, взор мой.

 

Что стоишь? Не узнал? Я

Иапетов сын, Прометей.

 

       Зевс (смотрит внимательно и задумчиво на Прометея, на Геракла, потом, как бы очнувшись, начинает)

Все сошлось, все ко времени, будто во всем

стройный замысел – мешкать меня заставлял,

муки длил твои дикие, поторопил

лет отравленной в цель, обреченной стрелы.

 

Новых казней не будет; ты горд, Прометей,

много больше, чем мудр: преступивший закон,

шаг назад мог ты сделать, но не захотел,

пересилить пытался меня и судьбу;

вот ты выстоял, выдержал – дальше чего?

 

       Корифей

Есть узлы, нам которые не развязать, –

только медь, только сталь, только сила из жил

перекрученных турьих способна рассечь

эту сеть, эту вервь, эту цепь, этот страх.

 

       Зевс

Бунтарю на свободе, страдальцу у скал

места нет, быть не должно – ты милость отверг,

кару чем отклонить?

 

       Прометей

                                     Я её отстоял.

 

       Корифей

Мир неправилен, где Прометей и Кронид

во вражде, где обида час от час растет:

начинается здесь общей гибели путь,

рой зловещих сбывается верных примет.

 

       Зевс

Язва малая, трещина в теле доски

расширяется, волны ударом о борт

вправо-влево качнут – и разлом поведет

их усильем от носа до самой кормы.

 

       Корифей

Обреченный наш мир обмирает, дрожит.

Как, на чем еще держится! Хаос влечет –

все вдруг вспомнили страшных, гигантских, чужих,

порожденных землей, окаянных сынов,

их зовут, призывают, им сыплют дары.

 

       Прометей

У земных больше прав на земле, под землей.

 

       Зевс

Мир прекрасный, разумный, мир солнечный, где

столь высоким искусством была наша жизнь,

уклоняется к хаосу. Слышишь вокруг

общий голос: погибнет, уйдет красота,

ослепляет прекрасное жгуче, свежо –

тьма понятнее, ближе, в ней проще, вольней,

так скорее в нее, погасите огни,

отрекаемся от красоты, полноты,

от насилия над побежденной землей.

Горы мы с тобой сдвинули – вот и пошло

из-под этого спуда дымить и смердеть.

 

       Прометей

Я знаю это племя, племя шалое,

завистливое, дикое: земли сыны,

последние и первые, любимые,

хранящие ее, под землю загнаны,

поруганы, презренны – давит их земля,

и землю тяготят они, нет места им

под солнцем; разрушители, идут они

за мною, за тобой, добычу видят в нас,

ослабленных и сытых, голод их ведет,

оправдывает изгнанных, отверженных.

 

       Корифей

Отврати беду эту, Зевс!

Отврати беду, Прометей!

Смерти будущей где сев –

градом, камнем, стужей побей.

Погуби, казни всех их в кровь,

отними у них жизнь, свет,

камнем серым, скалой укрой

на несметную тьму лет.

 

       Прометей

Тянули, вековали веки вечные –

не по делам своим, но урожденные

для наказания; и с ними участью

я равен темной, вечной.

 

       Зевс

                                           Оглядись: не там

союзников ты ищешь; победив, куда

ты денешься – один – в том, что останется?

Там даже места не найдется встать тебе

вот с этой цепью, ржавою позвякивать.

 

Им гибнуть надо страшно, чтобы жили мы.

 

       Хор а разные голоса)

Отврати погибель, Кронид!

Отведи беду, Прометей!

Прочь прах всех ваших о-бид,

неотмщенных всех че-стей.

Ты себя, ты судьбу предашь,

жил бы только, был мир наш.

 

       Прометей (после небольшой паузы, задумчиво, как бы взвешивая каждое слово)

Не думал я, что столь мне дорог этот мир

разумный, упорядоченный; часть его:

страданья, униженье, ужас – все мои,

но есть и радость: тихий вижу, милый дом

и сад вокруг с деревьями плодовыми;

рой пчел гудит над белым цветом вишенным;

прозрачен мед густой, душисто первое

и кисловато сорванное яблоко;

осенний, ясный, с запахом обилия,

свободен ветер; небо ярких звезд полно –

пространно, близко, прочно; даже стоя здесь,

не прокляну, не проклял жизнь жестокую.

Пусть правый получает кару смертную,

а нечестивец жив, на зависть здравствует,

богат и счастлив, ложь пусть чистой правдою

играет – все равно прекрасна легкая,

сладка земная жизнь. Когда с титанами

схватился ты – пришел к тебе, хоть сам титан,

но я не пожалел их, предал, правильным

считая ваше дело, олимпийский строй

богов, а не слепую похоть буйную

отчаянных смутьянов, соплеменных мне.

 

Вот и сейчас я за тобой последую,

прощая муки, ими не наученный.

 

 

 

              СТАСИМ 4

 

 

       Корифей

Стоит ли этот мир,

эта жизнь,

эта вечная ложь,

эта тупая боль,

чтобы из-за них убивать?

Зла и так слишком много.

 

       Хор

                                              И страданий.

 

       Корифей

Стоит ли их длить?

 

       Хор

                                   Усиливать.

 

       1-я океанида

Боль связывает нас всех: бедных и богатых,

умирающих и бессмертных.

угнетенных и угнетающих.

 

       2-я океанида

Но радость сильнее, стократ сильнее.

 

       3-я океанида

Боль на краткий миг, ничего не значащий миг,

а радость вечна.

 

       4-я океанида

Разрушима, колеблема, тронь – и нет ее.

И тем более вечна, блага и рядом.

 

       5-я океанида

В непрочном живем,

опасном живем, колеблемом,

продуваемом всеми ветрами мире.

 

       6-я океанида

А где еще приживется наша непрочность?

 

       7-я океанида

Мало нам дали, обделены,

в сиротстве оставлены, в холоде, голоде –

богатств ли каких нам несметных надо?

 

       8-я океанида

Нет – только бы жизнь оставили,

дали немного тепла и хлеба.

 

       9-я океанида

Слышишь – гремят цепи? Видишь –

камни стоят нашей тюрьмы?

Краеугольные камни ей мы сами.

 

       10-я океанида

Наши мысли – ее решетки, смертью хочешь ли их разрушить?

 

       11-я океанида

Как было можно прижиться в пустынном, песчаном краю,

на негостеприимном, продуваемом всеми ветрами берегу,

в месте, не предназначенном для житья? Но выстроили здесь дом.

 

       12-я океанида

Нет у нас, кроме этого жилья, ничего.

Лишь бы выжить и жить в нем вечно.

 

       Хор

 

СТРОФА 1

Мир на лжи стоит, а не на трех китах,

на несправедливости держится солнце;

 

чтобы ты жил, столько всего умерло, столько сейчас умирает

бедных и богатых, счастливых и несчастных в огне сгорает.

 

АНТИСТРОФА 1

Тот, кто пришел изменить этот мир,

пришел последнее у тебя отнять.

 

Встанем на защиту знакомых бед щитом живым,

рука об руку с предателем, героем, рабом любым.

 

       Хор

 

ЭПОД

Много еще битв

будет, боев, сечь –

гибелью Рок не сыт,

кровью не сыт меч;

 

крутится шар, и

каждый его сдвиг

чествуется в крови,

чувствуется миг.

 

Воюя, трамбует строй

поле для новых войн.

 

       Корифей

Вот она –

бессмысленность, недоговорённость, несовершенство всякой победы,

бесполезность борьбы.

Война, гуляющая по полю битвы,

разглядывает лица умерших,

чтоб потом, увидев лица их детей,

на том же поле, с теми же приметами разложения,

не удивиться –

жизнь продолжается.

Времена года сменяют друг друга:

холодает, теплеет,

прорастает зерно, зеленеет росток,

стоит под ветром тяжёлый колос,

и падает новое зерно

на теплую землю.

Жизнь продолжается.

Век золотой сменяется веком

серебряным, медным,

а далее что? –

веком небытия, пустоты;

мы посредине пути,

ведущего вниз,

мы движемся тихо, нехотя.

Жизнь продолжается.

 

       Прометей

Последний бой, а дальше тишь да гладь –

так вижу я, – а дальше хор победный

когда утихнет, то начнет молчанье

раз навсегда, бескрайнее, в бескрайнем

и безвоенном будущем. Не хватит

сил, чтобы породить чудовищ новых:

побеждена под нами распростерлась

земля сырая, из конца в конец

исхожена, распахана – я вижу

безвредное течение времен:

урона нет, не приближают к смерти

их волны, возвращаются к своим

песчаным берегам пологим, ровным.

Порядок установлен, примирен

и неколеблем. Кто переживет

последней битвы день – увидит старый,

привычный мир, лишенный увяданья,

распад свой прекративший. Это мне

так ясно, как ничто другое в мире.

 

 

 

              ЭПИСОДИЙ 5

 

 

Они уже собираются уходить. Геракл, как бы очнувшись, спеша докричаться, обращается к Зевсу.

 

       Геракл

Возьми меня с собой.

 

       Зевс

                                       Куда? зачем тебе?

 

       Геракл

Не слаб я и не струшу.

 

       Зевс

                                         Знаю.

 

       Геракл

                                                     Что ж тогда?

 

       Зевс

Не те дела!

 

       Геракл

                     Всё те же!

 

       Зевс

                                         Смерть!

 

       Геракл

                                                         Борол ее.

 

       Зевс

Ты, кто б ни победил…

 

       Геракл

                                          Умру.

 

       Зевс

                                                      Торопишься?

 

       Геракл

Я жил здесь.

 

       Зевс

                        Поживи еще.

 

       Геракл

                                                Все связано –

я в доле, в деле.

 

       Зевс

                             Бой не твой.

 

       Геракл

                                                    Здесь все мое!

 

       Прометей

И ты, и я, и всех могучих воинов

не перечесть: Афина шлемом блещущим

слепит врагов; в руках ленивых Бромия

тирс легкий стал оружием – защиты нет

от быстрого; морская глубь подъятая,

со всею мощью, шумом вниз летящая, –

вот сила Посейдона; Мойры нить свою

оставили, железо, смертным страшное,

на палицы сменили – все равно, Кронид,

рать неполна, слаба, победы нет тебе,

когда средь стольких сил бессмертных смертного

ты не поставишь воина. Вот тайна вся,

что я хранил, условие последнее.

 

       Корифей

Все, кто есть, мы – рать живая.

Пес ты? – Клыком вцепись,

Человек? – Железом орудуй,

мясо терзай,

когти в дело пускай,

цепкую пятерню

в полы верхней одежды, волос стерню;

статью не вышел, да сгодишься любого не хуже

меч собою тупить; смертным был мужем –

станешь мертвым;

встань жизнь-мачеху оборонять,

нечего с тебя, кроме плоти и крови, взять,

а нужен;

сердце не того хотело, но сердце что,

смолкло;

шел дорОгой с войны, на другую зашел войну

проселком;

толку нет, страха нет, света тоже никакого нет,

бьешься ночь-заполночь, все один и не на коне –

воспользуются другие плодами твоих побед,

если будут.

Расцветет следующая весна

без тебя, радостна и ясна.

 

       Хор (на разные голоса)

Не только господин, но раб, но смертен, нищ,

обижен, бос – заветный труд – из низости

взял участь – нету выше, чище доблести.

 

       Прометей

Последняя битва окажется краткой –

ты, взявший подручником мужа земного,

возьмешь и зачистишь враждебную землю,

ты с ней примиришься, ей волю оставишь –

жить смирной, богатой под властью твоею.

 

 

 

              ЭКСОД

 

 

       Хор

 

СТРОФА 1

Разнообразна смерть:

факел, стрела, перун,

палица, тирс, меч

в ход пойдут – быстр взмах,

рубит с плеча он, с плеч,

режет от сих до сих,

хлынувшая кровь – вверх,

хлынувшая кровь – по

всей земле – все прах

те, кто пришел, при-

полз, прилетел, – смерть

всех приберет, смерть –

дело твоих рук;

каждый, кто пал, – враг.

 

АНТИСТРОФА 1

Побеждена прыть

хищных, разбит ков

сильных – кто как пал;

подобрала всех

мать-земля, груз ей

этот не нов: груз

носила, когда ждала

времени, тяжела.

Ярко горит свет,

прогнана вспять тьма,

понятен, разумен и

легок, красив мир –

стоило лить кровь,

стоило гнуть сталь.

 

       Корифей

Смерти былой нет как нет –

время течет водой

легкой, прозрачной, свет

отражающей, льющей, несущей свет.

Прочен мир, ярок свет, течет,

омывая его, вода,

смерть ушла из него – жить легко,

пережиты беды, светло

время легкий свой круг течет,

ровен ход его, точен, благ,

никаких впереди стремнин,

водоворотов, опасных мест.

 

       Прометей

Войдет, успокоившись, время святое

в круги свои вечные, тихо сомкнется.

 

       (Гераклу.)

 

А ты, безрассудный, последними волнами

подхваченный, принятый в сильном движении

последнем, законы судьбы своей смертные

подвинешь, изменишь; исполненный времени,

в бессмертие входишь шагами уверенными –

расступятся боги и примут вошедшего.

 

       Хор

 

ЭПОД

Вот и кончена война,

победили. Времена

новой кровью не грозят,

замкнут круг и ход их благ,

первый шаг – последний шаг.

 

Солона, хладна, седа,

льётся мёртвая вода

Океана, мир внутри

огибая, – всё в одно

навсегда заключено.

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2021 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению января 2021 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.01: Галина Мамыко. Страшные переживания (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!