HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2020 г.

Сергей Багров

Сабля

Обсудить

Повесть

 

Лесной посёлок. А в нём – мужчины и женщины, дети и старики. Здесь, как нигде, рельефно и резко обнажены две силы, непримиримо направленные друг против друга. Много в России людей сильных, но ненадёжных. Немало людей совестливых и светлых. Но светлые друг от друга так далеко. Словно стоит между ними глухой перелесок, и от сердца к сердцу не докричаться.

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.04.2013
Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9

Часть 8


 

 

 

На хуторок свой Саблин ходил каждый день. Иногда там и ночевал. На душе его было спокойно.

Но как-то по вечеру, на закате, сворачивая с бетонки, увидел блеснувшую бампером и стеклом роскошную иномарку, которая шла в его сторону, как с прогулки. «Кто такая? Зачем она здесь?»

Тут и вторая машина ему навстречу. А в ней – Трофимов. Остановился около Саблина и сказал:

– Работу даю. Гнать из брёвен пиловочный брус. Пятьдесят рэ за штуку.

Саблин знал, что такая работа ценилась в два раза выше. Понял, что разницу в сумме Трофимов оставит себе. Но что было делать? Другой работы никто ему не предложит. И он согласился, спросив:

– Когда начинать?

– Да хоть сегодня, мил-друг!

 

Как готовить из брёвен эти, подрезанные пилой с четырёх боков, долгомерные брусья, Саблину было знакомо. Раньше их пилили на пилораме. Теперь же, когда её продали за долги, обработчицей брёвен стала бензопила. С её помощью кое-кто в Еловце подрабатывал на шабашках, вырезая не только брусья, но и пластины для пола, и даже доски. Саблин в этих делах был искуснее всех.

В этот же день и вернулся он в Еловец. Хуторок подождёт. Правда, смущали его машины. «Чего они тут искали? Или затеяли что?»

Работал он за посёлком, на эстакаде, куда брёвна были завезены ещё с прошлой зимы. В первый же день подготовил он двадцать брусьев.

Как-то к нему подвалил, как всегда, что-то знающий про кого-то, Шурка Чечулин, работавший рядом подручным на кране.

– А ты знаешь, кому этот брус? – деликатно осведомился.

– Не знаю, – ответил Саблин, – какая мне разница? Лишь бы платили.

– А я, едрёна ворона, знаю. Боссу тут одному. Он где-то в наших краях подглядел шикарное место, и будет ставить себе дворец.

– Из этих брусьев?

– Из этих!

– Да мне что до этого? – отмахнулся Вениамин. – Ставь хоть четыре дворца!

– Всё дело в том, – улыбнулся Чечулин, – что эти брусья, все, как один, попадут в мои ручки!

– С какой это ходки?

– С такой, что Трофимов меня, как бывалого плотника, ставит главным на эту стройку. И меня, и Вовку-крановщика, и лесовоз вместе с Ванькой моим! Всё пихает туда. Так что, Веня, шуруй! Каждый брус – моя будущая работа!

 

Дней десять Саблин работал на эстакаде. Домой возвращался лишь к ночи. Было неловко встречать Зинаиду с глазами, в которых стояла тоска, а в ней – беспрерывная дума о Вовке.

Саблин умел забываться в работе. Ходил и ходил с заведённой пилой вдоль бесчисленных брёвен. Брусьям своим он и счёт потерял. Через день подъезжал на КамАЗе Иван Чечулин, забирая брусья на новостройку.

В воскресенье Саблин взял передышку. «Рыжик пошёл! Первый слой!» – понеслось по поселку.

Народ так и хлынул к грибным островкам. У каждого были свои заповедные ёлочки и полянки, где рыжик рос каждый год.

Саблин направился в хуторок. Там рыжик гнездился по старым выпасам около Ляли, и рос он в еловом подросте, где месяц назад стояли мостами маслушки. Сворачивая с бетонки, при виде прорубленной им дороги со свежими колеями от многих колёс, он невольно насторожился, почувствовав что-то недоброе для себя. А когда подошёл к расчищенной луговине, на краю которой стоял его теремок, то расстроился не на шутку. В другой стороне расчистки, куда бежали следы от тяжёлых колес, он увидел выкладку брусьев. «Брусья-то, вроде, мои. Ну, конечно, – узнал их, приблизившись к ним. – Значит, Шурка не врал, когда говорил, что они попадут в его ручки. Кто-то из шишек решил стать соседом моим. Хочу ли я этого? Спрашивать не пожелали. Взяли и въехали, не церемонясь. Здесь жили мои старики. Их вытолкали отсюда. Насильно спровадили с их же земли. Но это тогда… Ад болотный. Чего же мне делать? Неужто смириться и жить с моим новым соседом? Ни я не буду его беспокоить. Ни он мне не будет мешать...»

 

Саблин в лес не пошёл. Не до рыжиков стало ему. Подобрав двухкарманный, с широкими лямками из брезента, пузатый рюкзак, он зашёл на крыльцо. На крыльце и перекусил, пожевав неохотно хлеба с солёным лещом.

Сидел он долго, пытаясь взять себя в руки. Всматриваясь в завесь осиновых листьев, вдруг уловил рокоток приближавшегося мотора. Кто-то едет сюда. Трофимов! – узнал по синему цвету его пятидверную Ниву, выплывшую из леса и с поворотом, сминая траву, по периметру огорода рванувшуюся к избушке.

Михаил Петрович вылез из-за руля. Увидев Саблина, не поздоровался, но воскликнул:

– Вот кто тут поселился! А я-то думал. Так, так! – Голос его был не только громким, но и пеняющим, словно Саблин был перед ним виноват. – Милое дело! И на что ты рассчитывал, когда строительство затевал?

– Жить, Михаил Петрович, – ответил Саблин. – А что такое?

Трофимов прошёлся по травке. Длинный в тулове, но короткий в ногах, с лицом строгим и затаённым, был он в эту минуту сосредоточенным, даже важным, как и всякий власть имеющий человек, кому доверили поручение, и он его выполнит так, как надо.

– Смелый ты, человече! Один среди леса – и не боишься? – начал Трофимов издалека, ещё не зная, какую тактику в разговоре было надёжнее применить.

– Кого бояться-то мне?

– Верно, верно, – Трофимов присел на стоявший возле него берёзовый кряж, хлопнул ладонями по коленям и обдуманно улыбнулся, сопоставляя улыбку с несказанными словами, которые могут Саблина и расстроить. – А документ на поселение в эту местность, надеюсь, ты мне покажешь?

– Какой ещё там документ! – Саблин почувствовал, как в груди его зашевелилось и стало расти раздражительное волнение. – Нет документа!

Трофимов сообразил, что тактику разговора он выбрал верно. Напролом, напрямую с Саблиным было нельзя. А вот так, исподволь озадачивая, чуть смущая его, в чём-то, может быть, и, пеняя, можно было и укротить, поубавить в нём пыл и добиться того, что станет он выглядеть виноватым. Виноватый – значит, послушный. Именно так Михаил Петрович и правил в своём Еловце, добиваясь того, чтобы все перед ним одновременно были послушны и виноваты.

 

Лицом Михаила Петровича владела уже не улыбка, а лёгонькая усмешка, с какой было проще вести разговор, направляя его туда, куда надо.

– Значит, ты самовольно сюда?

– Именно так! По собственной воле!

– Саблин! Саблин! Это же незаконно!

Вениамин поднялся. Рукой, как слегой, вывел круг, забирая в него реку, чищенье, свой теремок и белевшие брусья.

– Здесь когда-то жил со своей семьей и своим хозяйством мой дед!

– Ну и что! – Михаил Петрович пожал плечами. – Если бы эту землю тебе передали в наследство – тогда бы другой разговор. Верней, никакого бы разговора. Живи бы тут – поживай. А так – извини.

Саблин уже начинал заводиться. Чтоб прекратить затянувшийся разговор, недовольно спросил:

– Чего хотите-то от меня?

Михаил Петрович растолковал:

– Эта земля имеет истинного владельца. Его права на неё охраняет закон. Получается, ты поселился в чужом угодье. За это можно и наказать. Мой совет: съезжай-ко отсюда. Да-да. Подобру-поздорову.

 

Саблин внимательно посмотрел на Трофимова. На какой-то момент показалось ему, что сидит перед ним явившийся из былого сотрудник НКВД, почему-то одетый не в гимнастёрку работников этой службы, а в современный серый пиджак, чуть раздутые на коленях серые брюки без стрелок и длинные, будто лодки, полуботинки с аккуратными бантиками шнурков.

– Как это так – съезжай? – спросил он недоумённо. – А дом мой куда? Постройки вон всякие? Огород?

Михаил Петрович попробовал Саблина успокоить:

– Поможем! Чего уж ты сразу заволновался. Выделяю тебе я для этого целый КамАЗ.

– Нет! Нет! – заупрямился Саблин. – Столько сил во всё это вложил! Столько времени! Столько жизни!

– Компенсируем, – улыбнулся Трофимов. Покладисто улыбнулся, душевно, как другу, кого в ущербе он не оставит. – Сколько бы ты за это хотел?

– Чего это сколько? – недопонял Вениамин.

– Рублей! Скажем, тысяч пяток?

Саблин почувствовал: то, что отсюда он должен съехать – уже решено. И решил это тот, кто здесь ставит дворец. А Трофимов, видать, у него в услуженцах и сделает так, как сказали ему.

– Так пяток, говоришь? – принахмурился он.

Трофимов, чья грудь была оттопырена от лежавшей в кармане его пиджака стопки денег, которую дал ему Парамонов на то, чтоб хозяин избушки съехал отсюда, не обижаясь, повёл, как ни в чём не бывало, расчётливый торг.

– Ну, давай тогда десять тысяч!

Вениамин промолчал.

– Ага! И этого мало! Пятнадцать!

 

Грустно стало Вениамину. Повернулся к реке. Брови свесились, как две стрехи, а в запавших глазах тускло высветилась обида.

– Ты меня, Михаил Петрович, выселяешь, как кулака. А ведь я работаю на тебя, как батрак на скупого хозяина. Или тебе и этого мало?

– Но! Но! Тоже не забывайся. Батрак…

– А ещё спрошу, – перебил его Саблин, – перед кем прогибаешься? Перед этим, кому на моей территории ставишь дворец? Он, наверно, тебе хорошо заплатил. И ты дал ему слово, что выпинаешь отсюда и меня, и мой дом, и моё хозяйство.

– Так и будет! – Трофимов поднялся так резко, что кряжик под ним зашатался и, падая, покатился к реке. Пятидверка стояла рядом, и Михаил Петрович уселся в неё. Завёл. Решительно развернулся и по ходу движения высунул голову, чтобы сказать:

– Даю тебе ровно два дня. Разбирай свой шалаш – и со всем барахлом – в Еловец! Там устраивай дачу…

 

Уехал Трофимов, как инквизитор, которого надо остерегаться, ибо в любое время он мог возвратиться и выгнать Саблина с хуторка.

Скверновато было у Саблина на душе. Чтоб отвлечься от чёрных думок, выкурил парочку сигарет, выпил кружку воды и занялся хозяйственными делами.

И стало ему чуть спокойнее, даже бодрее, когда он отправился в огород, повоевав там с лютыми сорняками, когда, позванивая ведром, спустился к Ляле за холодянкой... И даже сейчас, когда отдыхал, вытянув ноги с порога домика на крыльцо, ощущал себя так, как если бы кто-то хотел ему выразить благодарность, а он на это лишь слабо отмахивался рукой и застенчиво улыбался.

Там, над Лялей, где мирно лохматился ельник, летали клесты, и падали друг возле друга вечерние тени, – вставала луна, немая и красная, как фантастический глаз, который рассматривал землю, чтоб подарить ей свою неземную печаль. И чем выше луна поднималась, тем темней становились леса, а река зеленела, и на самой её середине, будто рыбья спина, серебрилась игривая рябь.

Сейчас бы сюда собеседника, думал Саблин. Поговорить бы, как с другом. Облегчить бы душу.

Поговорить не получится. Много в России душевных людей. Но как далеко один от другого. Словно стоит между ними глухой промежуток лесов, и от сердца к сердцу не докричаться.

 

 

 


Оглавление

7. Часть 7
8. Часть 8
9. Часть 9

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.01: Галина Мамыко. Страшные переживания (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2020 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!