HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 г.

Сергей Багров

Восьмая жена

Обсудить

Историческая повесть

На чтение потребуется 1 час | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 22.12.2013
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

Марии не надо было изображать величественную царицу. Быть таковой ей велела сама порода. Плавная плавающая походка, блещущий золотом дивный кокошник, платье с искрами бриллиантов, играющие алмазами пряжки туфель, мраморно белая шея, само лицо с повелительными глазами – всё в ней было неотразимым, изящным и грациозным. Скрывавшийся под складками пышного платья живот она несла, как восточный сосуд, всем своим видом давая понять, что это и есть её главная драгоценность.

Прошло то время, когда приходилось остерегаться не только мужа, но и всех его родственников, включая царевича Фёдора и его супругу Ирину, а также всех приближённых царя, таких любезно-приветливых внешне, и таких затаившихся изнутри. Каждый из них жаждал власти, которая тем скорее к ним приближалась, чем беспомощнее и хилее становился Иоанн.

Преобразилась Мария. Куда б она ни пошла, её всюду сопровождали усердные слуги, открывая перед ней как дворцовые двери, так и дверцы в лаковую карету, перед которой стояла шестёрка белых с яблоками коней.

Раньше редко куда она выходила. Теперь её день начинался с обхода кремлёвских палат, мастерских, погребов, чуланов и служб. Делала строгие замечания поварам. Придиралась к барышням-белошвейкам. И вообще сама не заметила, как оказалась на той высоте дворцового положения, когда с ней стала считаться вся кремлёвская знать, военные выпучивали перед ней грудь и глаза, боярские жёны делали реверанс. Все её желания стали немедленно исполнимы. До ненужного много было роскошной одежды, золота, украшений, улыбок дворцовых людей, сногсшибательных гардеробов. Но это до той лишь поры, пока остаётся она царицей. А после? Что будет после того, как скончается царь?

 

Однако вдовья пора еще не пришла. Рядышком с ней, на руках главной няни, крутил головёнкой, кричал и махал сердитыми кулачками, с первых дней показывая характер, будущий царь. В том, что родившийся мальчик будет царём, Мария не сомневалась. Правда, дошёл до неё скверный слух, что Дмитрий её – незаконнорождённый, потому и на царском троне ему не бывать. Но Иоанн успокоил, растолковав, что Фёдор числиться будет царём лишь формально. Ввиду его слабоумия все дела в государстве, будут под строгим контролем опекунов. Но как только Дмитрий поднимется на ноги, повзрослеет – опекуны станут лишними, и вся государева власть перейдёт к нему. Что ещё мог Иоанн исполнить для младшего сына? Отписал ему во владение город Углич. Ему, его матери и её родне. Это на тот крайний случай, если Москва не примет царевича, и ему на какое-то время придётся покинуть её. Марии же он подарил дубовый бочонок, с краями наполненный денежным серебром, состоявшим из мелких монет с изображением верхового. Сказав при этом:

– Это на будущее, коли наступит в нём чёрный день.

Царь смотрел далеко вперёд. Дальше собственных похорон. После смерти его во главе страны оказался слабый на голову сын его Фёдор. Никаких действий против Марии с сыном предпринимать он, естественно, не хотел. Был излишне уступчив и добр. Именно эти свойства характера и использовал главный ре́гент двора Борис Годунов, уговорив царя подписать документ, согласного которого Мария с сыном и все Нагие, какие живут в Москве, переселяются в Углич.

Так началась для Марии потеря её привилегий. Стеснённым её положение оказалось и в Угличе, несмотря на то, что Дмитрий по документам значился вотчинным князем. Годунов послал сюда своего человека, некого Фёдора Бидяговского, кто должен был надзирать за опальной семьёй и вести все вотчинные дела, на которых держалась казна, политика, власть и служба.

Единственным утешением для Марии была возможность вновь оказаться в Кремле. Царь Фёдор сдавал. Душа его к вечности продвигалась. Детей же не было у него. Стало быть, унаследовать трон должен Дмитрий.

 

Жили они в небольшом дворце. Дмитрий рос, окружённый вниманием матери, нянь и целым кланом Нагих. Ибо в Углич вместе с Марией были отправлены, кроме отца и матери, два её дяди, три брата и кто-то ещё из дальней родни.

Дмитрий все дни проводил во дворе, играя со сверстниками в те игры, которые отдавали мальчишеской схваткой за сласть победы и завораживающую власть.

Быть страшным, дерзким и беспощадным – к этому он стремился всегда. Благо ни мать, ни няни, ни родственники Нагие против игр ничего не имели. Даже наоборот, поддерживали его, считая мальчика будущим полководцем, кто заранее должен знать всех своих союзников и врагов. Однажды по зимней поре наследник устроил чуть ли не бой с поставленными посреди двора в полный рост человека снеговиками. Было занятно смотреть, как он рубил деревянным мечом головы, вылепленным из снега царским опекунам, выкрикивая при этом:

– И ты на моё царство метишь!

– И ты вскарабкался на него!

– На, вам за это!

– Примите мои гостинцы!

– Мало? Нате ещё!

– И ещё!

Мальчик был заведён на самые крайние шалости, которые пахли жестокостью и расправой. Няньки нередко плакали от того, что он, увлёкшись игрой, буквально рвал на них передники и азяُмы. Одногодки тоже боялись его порывов, и всякий раз от него убегали, когда он на них нападал, изображая охотника за волками. И Мария подчас терялась, перенося от сыночка царапины и укусы, точно была она робкой ланью, а он – кровожадным и сильным львом, которому хочется мяса и крови.

– В кого он такой разудалый растёт? – спрашивали соседи.

– В батю, – ответствовала Мария.

Гордилась Мария сыном. В то же время и стереглась, предчувствуя очень большую беду, какую несёт в себе её Дима, готовясь стать первой личностью государства. Особенно жутко ей было в осеннюю пору, когда за двором, где был хлев, резали коз. Никто туда мальчика не пускал, а он каким-то неведомым образом попадал и внимательно наблюдал, как обух топора взлетал над козой, а потом, как вонзался нож в её горло. Однажды, никем не замеченный, он изловчился украсть козью голову. Выбежав с ней во двор, стал гоняться за теми, с кем минуту назад играл в городки. Мальчишки в ужасе разбегались. Но один из них не успел. И козьи рога боднули мальчика меж лопаток. После чего тот неделю лежал, не вставая с постели, и больше уже не ходил туда, где забавляется шалый Дима.

 

А весной, едва луг во дворе выбрался из-под снега, выпуская на солнышко перья травы, Дима первым очерчивал ножичком круг. Среди уличной ребятни игра в ножички была популярной. На неё собирались все, кого брал горячий азарт. Бросая ножичком сверху, надо было попасть в середину круга. Кто промахивался, того из игры прогоняли. Дима слыл самым метким бросальщиком. Бросал ножичек с пальцев, с коленей, с груди и даже со лба. Голос его звенел чаще всех, объявляя на всю округу:

– Я ещё одного заколол!

Заколол – означало, попал в середину круга, где была нарисована пасть разъярённого пса.

Игра считалась вполне безопасной, оттого никто за ребятами не следил, предоставив им полную волю.

Воля в тот майский полдень была, как всегда, для игравших в ножички, беспредельной. И вдруг она стала уменьшившейся и страшной. Не воля, а наказание. И центром её оказался начерченный круг, рядом с которым лежали ножик и мёртвый мальчик. Мальчик в боярском костюмчике, бледный, с родинкой на щеке и открытыми настежь глазами, смотревшими на того, кто его убивал.

– Зарезали-и! – Голос Марии, сбегавшей с крыльца во внутренний двор, вмещал не только страдание, но и ужас. Этот день, потом и второй, и третий вошли в её грудь, как шагнувшие к эшафоту государственные изгои. При виде мёртвого Димы, на горле которого были следы чьих-то пальцев, она обезумела и не знала, есть ли такая на свете сила, какая могла бы её спасти. Не было крови на горле сына, однако она её разглядела, поверив в то, что Дима погиб от ножа. И зарезал его кто-то из тех, кто с ним был во дворе. Хотя ножик, валявшийся рядом с Димой, был неточёный, и кончик его не краснел, а чернел оттого, что втыкался не в плоть человеческую, а в землю.

 

Но Мария была обезумившей и слепой. С языка её сорвались имена погубителей сына. Она их не знала. Однако была уверена: сделали это лазутчики Годунова.

– Годунов! Это он! Это он подослал Бидяговского! Это они моего сыночика порешили! Не только сыночика, но и нашего будущего царя! Люди добрые! Сохватите их всех! Умертвите, как псов!

Сумасшедший голос Марии, плотно сжатые кулаки её братьев, отца и дяди, медный плач заревевших колоколов, всхлипы няни, чей-то летящий по воздуху красный пояс, ворон, гаркнувший на воротах – всё смешалось в одно, соединив свет и тень, как два мира, где встречаются мёртвые и живые.

Бидяговский, его сыновья и слуги были не виноваты. Их и близко не было у дворца. Но голос Марии, крики братьев её и дяди возбудили посадских людей. Захлопнулась дверь колокольни, где пытался спастись от толпы ставленник Годунова, убегающие шаги, скрип мостков, развороченное крыльцо, чей-то всхлип, взмах креста.

Часа два бесновалась толпа, преследуя тех, кого выкрикнула Мария. Никто из людей Бидяговского от толпы ни сбежать, ни спрятаться не успел. И теперь, оказавшись мертвыми, они смирно лежали во рву, около колокольни. Десять мужчин. Трое мальчиков. И старик. Над проломленной головой старика кружились зелёные мухи.

 

 

 

В. П. Авенариус. На Москву! Историческая повесть из времен первого Самозванца. Издательство: Книга по Требованию, 2012 г.   Владимир Каллаш. Три века - Россия от Смуты до нашего времени в 6-ти книгах. Полный комплект (антикварное издание). Издательство: Издание Товарищества И. Д. Сытина, 1912 г.   Е. А. Белов. Московские смуты в конце XVII века. Издательство: Книга по Требованию, 2012 г.

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.05: Художественный смысл. Неужели таки всё – наоборот... (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!