HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 г.

Дмитрий Болдырев

Подполковник Батарыкин

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 25.09.2010
Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Часть 1


 

 

 

21 июля 2005 года около 22 часов 30 минут после долгих лет безупречной службы с подполковником Батарыкиным В.В. случилось странное происшествие.

 

Из стенного шкафа к подполковнику вышел Ангел Господень в одеждах, подходящих для зимнего времени года. В руках у Ангела были весы, какими в магазине вам взвешивают пшено. На одной чаше весов лежала ливерная колбаса, а на другой – долг. «Ага, – смекнул подполковник Батарыкин В.В., – сейчас испытывать будет – что мне дороже: долг или ливерная колбаса!» Однако Ангел ничего испытывать не стал, а ливерную колбасу съел. Затем долг исполнил, опустошив весы совсем. Батарыкин В.В. впал в недоумение и смотрел на Ангела вопрошающими глазами. Тот же, ввиду нежелания объяснять смысл представленной аллегории, скрылся в шкафу. Явление это вызвало смятение небольшое, но раздумье глубокое.

 

Никогда ранее подполковнику Батарыкину В.В. не доводилось общаться с представителями мира тонких материй, если не считать его тестя, который был действительно тонок и очень матерился. Однако Батарыкин В.В. представлял из себя офицера, и сердце носил всегда слева – там, где офицерская книжка. Панике он не поддался и благоразумно решил жене об увиденном не сообщать. Нельзя сказать, что это решение далось ему очень легко, а потому следующим утром он пошёл на службу невыспавшимся. До утра же подполковник не мог как следует заснуть, ворочался, чем довольно тревожил свою супругу. Путаные размышления овладели его умом и не давали покоя. Главное, что он не мог понять, так это ливерную колбасу. Долг Батарыкин В.В., как офицер, понимал прекрасно и потому старался в долг ни у кого не брать. Но ливерная колбаса была для него предметом туманным, поскольку, с одной стороны, она вкусная, а, с другой стороны, её делают из ливера.

 

Промучившись всю ночь и изрядно вспотев, подполковник встал с кровати необыкновенно рано, а именно в 6 часов 10 минут. Он так ничего и не понял. Батарыкин В.В. выбрил себе всё лицо, усы и брови, однако, оставив, выпил чаю и направился на службу. При этом он думал, что нельзя вот так вот, ни с того ни с сего, являться человеку, а нужно человека сперва как-то подготовить.

 

Дорога на службу обычно занимала у подполковника не более пятнадцати минут. В этот же день он вышел необычайно рано, поскольку дома оставаться долее не мог. Нельзя сказать, чтобы он встревожился из-за представившихся ему явлений. Просто как-то запутанно всё в голове стало, неясно. Батарыкин В.В. думал, что пешая прогулка и свежий воздух рабочего кабинета отвлекут его от мыслей.

 

Ввиду раннего времени на улице было безлюдно. Путь Батарыкина В.В. лежал сквозь непротяжённую, но весьма тенистую аллею тополей. Здесь-то его и подстерегала очень неприятная встреча.

 

Проходя по аллее, подполковник заметил на одной из скамеек двух мужчин странной наружности. Такими в кинофильмах обычно изображали иностранных шпионов. Однако Батарыкин В.В. был хорошо научен тому, что настоящие шпионы никогда не выглядят как шпионы, иначе их и разоблачать не стоило бы. Исходя из этого, подполковник сразу понял, что сидящие на скамейке мужчины шпионами не являются. Кто же они? Батарыкин В.В. прекрасно знал всех жителей военного городка, но мужчины эти были ему совершенно незнакомы. Как же они попали в столь ранее время на охраняемую территорию? Что делают здесь и почему выглядят так странно?

 

Внешний вид мужчин действительно вызывал удивление. Оба были одинакового роста и телосложения. Несмотря на жаркое время года, на них имелись одинаковые тёмно-серые плащи с высоко поднятыми воротниками, широкополые шляпы и солнцезащитные очки. Мужчины сидели на скамье с довольно независимым видом и играли в шашки. Причем оба играли чёрными.

 

Подполковник остановился напротив скамьи и принялся вырабатывать план действий. В это время мужчины в плащах одновременно, как по команде поднялись на ноги. Один из них сложил шашки, а доску сунул себе под мышку. Затем мужчины развернулись через левое плечо и целеустремлённо направились в сторону подполковника. Когда они подошли вплотную, Батарыкин В.В. понял, что вовсе никакие это не мужчины, а демоны. На каком основании подполковник сделал такой вывод, он объяснить не мог. Впрочем, в основном все отличают мужчин от собак или морских свинок, и никому не надо объяснять, на каких основаниях производится это отличие. А демон гораздо дальше отстоит от мужчины, нежели морская свинка. Так почему же подполковнику было не отличить демонов от мужчин?

 

– Здравия желаем, товарищ подполковник! – приветствовали его демоны, однако чести не отдали.

 

– Здравия желаю, товарищи демоны! – ответил им Батарыкин В.В., раздумывая, стоит ли при таких обстоятельствах отдавать честь.

 

– Мы к вам по делу, – объявил демон, державший под мышкой доску с шашками, – кое-что забрать у вас пришли.

 

– Что же? – напрягся Батарыкин В.В.

 

– Так голову вашу! – пояснил демон. – Фуражечку снимите, пожалуйста! Она нам не нужна.

 

Батарыкин В.В. впервые в жизни столкнулся с такой ситуацией, а потому не знал, как себя повести. Это было ещё почище ливерной колбасы! Стоит ли отдавать голову демонам или же не стоит? С одной стороны, они демоны, и, возможно, это им так положено – забирать головы. С другой стороны, какое право они имеют забирать именно его голову? На каком основании? Вот что надо выяснить.

 

– А на каком основании вы со мной так разговариваете?! На каком основании хотите у меня голову забрать?! Какое вы право на это имеете?! – возмутился подполковник тоном, правда, неубедительным.

 

– А что ж мы? Мы ничего. Мы очень вежливо с вами разговариваем. Нам бы только голову вашу. Фуражечку снимите, пожалуйста! Что ж вещь-то портить! – сказал демон без доски под мышкой и стал закатывать рукава.

 

– Постойте! – воскликнул Батарыкин В.В., ощутив всем телом близость беды. – Как же вы у меня голову заберёте?! Я не могу без головы! В ней хранятся секретные сведения, и забирать её никак нельзя! К тому же, зачем вам моя голова? Вы меня так убить хотите?!

 

– Ну что вы! – в один голос ответили демоны. – Как вы могли такое подумать?! Убивать вас мы совершенно не хотим. Мы только голову заберём – и всё. Это потому, что у нас есть свои потребности, так сказать, духовные. Ведь общепринято, что всем необходимо удовлетворять свои духовные потребности. Вот и у вас солдатам не только суп и кашу дают, но и компот, потому что у них духовная потребность такая. И у нас потребность.

 

– Что же это за потребность в моей голове? – удивился Батарыкин В.В. Впервые в жизни он столкнулся с кем-то, так интересующимся его головой.

 

– Так ведь мы – существа бестелесные, как вы успели уже заметить, – пояснили демоны. – Что у нас за жизнь?! Одна сплошная скука! Единственное развлечение – в шашки сыграть. Кстати, не желаете ли партию?

 

– Нет, я в шашки не играю, – отказался от предложения Батарыкин В.В.

 

– А жаль! Нам между собой уже надоело играть. Всё время у нас ничья получается. Скучно! Так вот, никаких впечатлений, переживаний мы не испытываем – вспомнить нечего. Ну и приходится иногда забирать у кого-нибудь голову и память из неё изымать, чтобы потом вспоминать чудесные мгновения чьей-то жизни, как будто нашей собственной. Только и всего.

 

В общем-то, намерения демонов показались Батарыкину В.В. весьма невинными. Ничего плохого они на первый взгляд не хотели. И правда, почему бы не вспомнить чужие воспоминания, раз уж своих нет?!

 

– Погодите, – задумался подполковник. Что-то во всём этом его настораживало. Вдруг он понял, что именно. – Ведь без головы я умру!

 

– Хм, и правда, умрёте, – почесали демоны затылки под шляпами. – Но что поделаешь?! Мы б и рады по-другому, но не получается.

 

С этими словами демон, у которого не было под мышкой доски, обхватил подполковника двумя руками за голову и стал совершать аккуратные вращательные движения. Батарыкин В.В. ощутил холодное жжение, как будто на лицо и на шею ему положили сухой лёд. При этом он довольно явственно почувствовал, что голова его действительно начинает от тела отделяться.

 

– Стойте! – прохрипел он сдавленным голосом. – Стойте!

 

– Ну, что ещё? – спросили демоны уже несколько утомлённо.

 

При этом демон без доски под мышкой отпустил голову подполковника, и Батарыкин В.В. сразу почувствовал облегчение.

 

– Вам не надо мою голову брать. Что там за воспоминания?! Так, ерунда одна! Жизнь у меня скучная и серая – ещё хуже, чем у вас. Я даже в шашки не играю. Служба – дом, дом – служба. И всё. Вспомнить толком нечего!

 

Страх придавал голосу подполковника убедительности.

 

– Так ли? – удивились демоны. – Может быть, в интимной сфере что-нибудь пикантное есть? Интрижки какие-нибудь?

 

– Какое там! – махнул рукой подполковник. – У меня одна жена – и то не в интимной сфере, а, скорее, в административно-хозяйственной.

 

– Может, за границей были, впечатлений там набрались? – осведомился демон с доской под мышкой.

 

– Граница – мокрица. Откуда за границей?! Я ж невыездной! Дальше дачи своей отроду нигде не был! – пояснил подполковник, несколько успокаиваясь, позволив себе даже прибегнуть к нехорошей привычке говорить глупые, ничего не значащие рифмованные слова.

 

Демон с доской под мышкой поднёс свое лицо вплотную к виску подполковника и стал обстоятельно его обнюхивать. Батарыкин В.В. замер в оцепенении. Никогда раньше его не нюхали демоны. Однако ничего такого сверхъестественного он при этом не ощущал. Ну, нюхают и нюхают – что ж такого? Но всё равно было боязно.

 

– Да, – подытожил демон. – Действительно, много здесь не почерпнёшь.

 

– Вот-вот, – поддакнул Батарыкин В.В. – Я же вам говорил!

 

Демоны выглядели разочарованными и, казалось, не знали, как им поступить дальше. Подполковник начал ощущать, что для него всё хорошо складывается. Вместе с тем он проникся некоторым сочувствием к демонам. Вполне приличные люди, издалека, наверное, пришли, и всё понапрасну. Батарыкин В.В. решил им помочь как-то.

 

– У нас командир третьей роты – капитан Васильев. Он со мной в одном доме живёт, так что тоже этой дорогой скоро на службу проходить будет. Вот он у дам популярностью пользуется дикой. У него интриг всяких – все не перевспоминаешь! И за границей он служил – в Германии. Вы б его голову-то и забрали! Там много всего!

 

– Нет, – отрицательно покачали головой демоны. – Его голову мы забрать не можем. Он нам не выделен. Нам вы выделены. Ну ладно, набирайтесь пока впечатлений. До свидания и извините за беспокойство.

 

Демоны развернулись и направились к своей скамейке. Батарыкин В.В. не ожидал, что всё так быстро закончится. Его даже охватило некоторое разочарование.

 

– Подождите! – закричал он вдруг.

 

– Что ещё? – развернулись к нему демоны.

 

– Я только спросить хотел, как же это можно – чужую память себе забрать? Я в техническом смысле. Она же память – её ни пощупать, ни увидеть нельзя.

 

– Отчего же нельзя? – удивились демоны. – Она же в голове хранится, в мозгах. Съешь мозги – вот память и в тебе, вспоминай её, сколько хочешь.

 

– А как же её вспоминать?

 

– Мы тебя сейчас научим!

 

Тут один из демонов подошёл к подполковнику, достал из подмышки доску и неожиданно так ей треснул Батарыкина В.В. по голове, что у того в глазах помутилось. Некие странные туманности стали чередоваться перед его взором, удивляя причудливостью своих форм. Сквозь формы издалека доносились голоса: «До чего занудный – ужас!» – «Да, поэтому ему и жена изменяет». Когда в глазах прояснилось, демонов уже нигде не было. Батарыкин В.В. постоял с минуту в оцепенении, а потом пошёл на службу.

 

По дороге подполковника не оставляло дурное предчувствие. Как-то странно эти демоны сказали ему: «Набирайся впечатлений пока». Особенно смущало слово «пока». И это перед самым отпуском. А ещё демоны сказали, что он им выделен. Как это может быть? Кто это его выделил? Командир части, гарнизона, округа? Кто располагает такими полномочиями? Может, это тыловики? Те вечно что-то выделяют.

 

При этом подполковник ощущал и некоторое самодовольство. Всё-таки уверенно он себя повёл с демонами. Не каждый бы так смог. Иные растерялись бы, а он спросил у них, на каком основании и как это технически возможно. Хотя, если бы поменьше спрашивал, тогда бы его и доской, наверное, бить не стали.

 

Придя же в кабинет, Батарыкин В.В. сделался спокойнее. Дурные предчувствия оставили его, а на их место пришли серьёзные мысли. Ведь как всё странно получается: он-то думал раньше, что память – она и есть память. Когда надо что-нибудь вспомнить – сроду не вспомнишь. Он и про годовщину свадьбы забыл месяц назад. А разве это специально? Разве нужен ему был скандал? А тут оказывается, вот оно что! Можно не только свою память помнить, но и чужую забирать. В военном смысле очень полезный навык. Можно запросто получить секретные сведения и всё такое. Очень перспективное направление!

 

Подполковник поднялся и задёрнул занавески. Окна его кабинета выходили на восточную сторону, и оттого по утрам прямо в них светило солнце, мешая размышлять спокойно.

 

Вернувшись за свой стол, Батарыкин В.В. начал сомневаться. Как-то уж ненаучно всё получается. И в военном училище ему ничего такого не рассказывали, и на курсах повышения квалификации. Как это можно – чужую память забирать?! Что ни говори, а Батарыкин В.В. был человек образованный. Он не привык верить на слово первым встречным демонам, а потому решил всё проверить как следует, с научной точки зрения. Решив так, Батарыкин В.В. направился в библиотеку.

 

Там за ободранным столом размещалась Лида. Работать библиотекарем в военной части – служение для женщины вдохновенной, героической натуры, требующее определённого самоотречения и отречения от общепринятых моральных норм. Какое ещё место расположено настолько высоко над «можно» и «нельзя», что становится очевидным принципиальное отсутствие какого-либо «нельзя»? Тяжело забраться на это место, но ещё сложнее удержаться на нём, не скатившись к крайностям. Впрочем, Лида вполне соответствовала занимаемой должности, поскольку имела серьёзно формованное тело, умела намекать, но не увлекаться. Единственным её недостатком являлась полная некомпетентность в области библиотечного дела и незнание номенклатуры доверенной ей на хранение книжной массы. Впрочем, это и недостатком назвать нельзя, потому что в библиотеку приходили в основном не за книгами, а так, поболтать, а это Лида могла.

 

При появлении подполковника Лида перестала грызть семечки и придала своей позе загадочности и вызова. После обмена приветствиями Батарыкин В.В. сразу перешёл к делу:

 

– Лида, мне про память какую-нибудь книжку.

 

– Про память? – сделала круглые глаза Лида. – Желаете улучшить? Это сейчас модно. И вам полезно. Вы мужчина видный – вам тяжело всех упомнить, кому сердце разбили.

 

– Сердце – дверца – перца. Я желаю на занятиях бойцам лекцию прочитать, – пояснил подполковник. От коварного Лидиного взгляда он всегда ощущал неловкость, потребность оправдываться в чём-то.

 

– Про память… – задумчиво произнесла Лида, делая вид, что перебирает личные карточки читателей. – Про память… О, товарищ подполковник! Я вам книгу дать не могу! – с сожалением протянула она.

 

– Почему же? – удивился Батарыкин В.В.

 

– А вы запамятовали?! – взглянула на него Лида из-под лихо вычерченных бровей. – Вы же месяц назад книгу у меня брали про любовь и не возвратили в срок!

 

– Срок – курок. Какую это я книгу брал?! Не брал я никакой книги! – возмутился подполковник, сомневаясь при этом: вдруг и вправду брал.

 

– Как же не брали? Я прекрасно помню! Такое не скоро забудешь, когда импозантный мужчина книгу про любовь спрашивает, – настаивала Лида. – Что-что, а про любовь я никогда не забываю. Вот и в карточке вашей указано… – она продолжила перебирать карточки читателей, придавая своим пальцам искусственное изящество. – Ой! А вашей карточки-то и нет!

 

– Как нет? – удивился подполковник. – Куда же она делась? Была же!

 

Он чувствовал, что начинает краснеть. Батарыкин В.В. терпеть не мог неловких ситуаций, а сейчас случалась именно такая. И от того, что у Лиды на блузке был глубокий вырез, неловкость ситуации только усугублялась. Умом подполковник понимал, что его разыгрывают, но ничего не мог с собой поделать и продолжал краснеть. И видимо, основную роль здесь играл вырез.

 

– Вот, сами посмотрите! Нет! – воскликнула Лида. – Мы с вами уже сколько знакомы! Всё приходите сюда, намёки делаете даме, а ни одной своей карточки мне не подарили на память! А как бы мне хотелось! Посмотришь вот так на досуге на ваш мужественный подбородок, вспомнишь и прослезишься! – здесь Лидия зашлась звонким смехом.

 

– Ты, хватит шутить! – смущённо сказал подполковник, стараясь придать своему голосу некоторую лёгкость. – Ты мне про память книжку дай!

 

– Про память у меня нет, – ответила Лида, резко прекратив смеяться. – Но у меня есть что помять!

 

Это уже был перебор, переход через Альпы изящества. При таких словах взгляд подполковника автоматически упал на вырез блузки. Заметив, что неуклюжий её каламбур произвёл ожидаемый эффект, Лида вновь звонко рассмеялась. Батарыкин В.В. почувствовал, что стал совершенно красным.

 

– Наша библиотека!.. – вспылил он. – Это дурдом, а не библиотека! Чёрт-те что! Когда надо, ничего нет! Только шуточки да прибауточки!

 

– Ну что вы, Виктор Васильевич, так разнервничались?! – проговорила Лида ласковым тоном, моментально прекратив смеяться. – Я ж пошутила только. Вам про что книгу надо?

 

– Книгу – фигу. Про память мне надо, – в который раз повторил подполковник.

 

– Ага, про память. Понятно. Вот стеллажи с книгами – ищите! – обвела рукой библиотечное помещение Лида.

 

Подполковник пошёл искать. Начал он с самых дальних от Лиды полок, чтобы уберечься от дальнейших острот. «Впрочем, можно было б тоже как-нибудь пошутить», – размышлял Батарыкин В.В., проводя рукой по пыльным книжным корешкам. Перед глазами его нет-нет, да и появлялся вырез Лидиной блузки. Он вспомнил о презервативах, лежащих в заднем кармане брюк. Всегда их носил с собой подполковник на всякий случай. Может, подойти к Лиде, сказать что-нибудь такое? Но нет, поздно уже. Надо было сразу думать.

 

Лида навела себе чаю, не зная, чем ещё заняться. Она прислушивалась к шороху, производимому подполковником, и кривила губы. Печально устроено мироздание. За всю жизнь только один мужчина любил её по-настоящему – тот, который в 1997 году изнасиловал её в Парке Победы. Ради прелестей любви этот сумеречный странник на всё был готов. И если бы не выбитый зуб… Но протезирование дорого. Шизофреника искали потом долго, но не нашли. А жаль. Любопытно было бы ещё раз поглядеть при нормальном освещении.

 

Подполковник долго рылся в различных книгах, только о памяти ничего не нашёл. Лишь в Большой советской энциклопедии значилось: «Память – способность к воспроизведению прошлого опыта, одно из основных свойств нервной системы, выражающееся в способности длительно хранить информацию о событиях внешнего мира и реакциях организма и многократно вводить её в сферу сознания и поведения». Такое определение Батарыкину В.В. очень понравилось, потому что оно было полное. Но из него совсем не ясно было, можно ли забрать себе чужую память с точки зрения науки. Высказав недовольство скудностью научной литературы, имеющейся в наличии, подполковник покинул библиотеку.

 

До обеда Батарыкин В.В. ломал себе голову над вопросами памяти, а потом решил сходить к начмеду части. Тот представлял из себя врача, а потому должен был разбираться, как устроены у человека мозги. Кроме того, начмед был человеком чрезвычайно образованным и знал немецкий и английский языки. Хотя это, наверное, не имеет отношения к делу.

 

Была у подполковника и другая причина к посещению медпункта – медсестра Настя. Молодая совсем Настя, с большими глазами цвета зонта, промокшего под тёплым летним дождём. Глаза эти были такими, как будто Настя всё на свете понимает. При этом подполковник, будучи человеком умудрённым, подозревал, что Настя на самом деле ничегошеньки не понимает, и от этого ощущения, охватывавшие организм Батарыкина В.В., делались ещё трепетнее. И он регулярно посещал медупнкт под различными предлогами и каждый раз думал, что вот сейчас встретит Настю и что-нибудь такое произойдёт. Но чаще всего подполковник её не встречал, а если и встречал, то здоровался, и ничего такого не происходило. Тому было много причин. Ведь из ничего не может получиться что-то. Чтобы вышло что-то, нужно нечто. Впрочем, нечто у подполковника было, иначе зачем бы он таскался в медпункт. Но было ли это нечто таким, каким ему надлежит быть, либо же это было совсем ненужное нечто? На этот вопрос Батарыкин В.В. не мог найти ответа, сколько ни пытался. К тому же Настя была существенно моложе его. Но в жизни ведь бывает всякое… но не со всеми.

 

И ещё одно дело. Близился отпуск – время подумать о культурном времяпрепровождении и поправке здоровья. Дряхлел организм подполковника, требовал внимания к себе. Желудок что-то подводил, изжога случалась часто, бурления всякие. И куда же нести беды свои, как не в медпункт? Тем более что путёвки в санатории как раз начмед распределял. В хорошее бы место какое-нибудь.

 

И подполковник направился в медпункт, который располагался неподалёку и был аккуратно покрашенным зданием. Батарыкин В.В. прошёл мимо больных бойцов, накуривших на крыльце, поднялся по лестнице и без стука заглянул в кабинет начмеда. По дороге он совсем никого не встретил, хотя и имел будоражащее предчувствие. Может быть, на обратном пути? Начмед был на месте – сидел за столом и читал книгу. «Всегда-то он что-нибудь читает», – с уважением подумал подполковник и сказал:

 

– Здравия желаю, Терентий Николаевич!

 

Начмед оторвался от книги.

 

– И вам не хворать, Виктор Васильевич! – он окинул взглядом подполковника. – Вы что же, стукнулись?

 

С этими словами начмед встал со стула и подошёл к Батарыкину В.В.

 

– Дайте-ка посмотрю! – потребовал он, пытаясь разглядеть что-то под козырьком фуражки подполковника. – Здоровенная шишка! – обрадовался он. – Где ж вы так?! Стойте! Ну-ка, посмотрите-ка сюда!

 

Начмед достал из кармана халата авторучку и стал водить ею перед лицом Батарыкина В.В.

 

– Что ж, нистагма, вроде, нет. Не тошнит? Голова не кружится?

 

Подполковник ответил отрицательно.

 

– Сотрясения нет, – печально констатировал начмед. – Могу дать бадяги. Помажете – рассосётся быстрее.

 

Батарыкин В.В. неуверенно ощупал свой лоб и действительно обнаружил выпуклость приличных размеров, которая немного побаливала от прикосновения.

 

– Я не по этому вопросу пришёл, Терентий Николаевич. Я спросить у вас хотел об одном научном предмете.

 

– О каком же? – оживился начмед. Судя по всему, он любил научные предметы.

 

– Я хотел узнать, можно ли забрать чужую память?

 

– То есть как это, забрать?

 

– Ну, изъять воспоминания у одного индивида и перенести их другому индивиду.

 

Начмед положил авторучку в карман халата, уселся за свой стол и загадочно посмотрел на подполковника.

 

– Интересный вопрос, Виктор Васильевич! – произнёс он, подчеркнув свои слова жестом. – Чтобы ответить на него, следует уяснить себе, что же в физиологическом смысле представляет собой наша память. Последние исследования дают нам возможность с уверенностью утверждать, что воспоминания хранятся в клетках головного мозга. Образуются они в результате изменения белкового состава этих клеток. В упрощённом виде это выглядит так: в силу определённых процессов под влиянием раздражителей в клетках образуются особые белковые соединения, которые не разрушаются длительное время и оказывают влияние на функционирование клетки. Это и есть воспоминания. Таким образом, наша память – это набор химических веществ, набор белков, размещённый в соответствующих клетках мозга.

 

– Белков? – задумался подполковник. Во второй роте служил лейтенант Белков. – Это что же, их съесть можно?

 

– Практически, да! – подтвердил начмед. – Здесь мы и подходим к вопросу о трансплантации памяти. Подобные опыты проводились на червях, крысах и других животных. Но более показательные результаты получены с червями. Так, если червём, у которого выработан какой-либо условный рефлекс (то есть воспоминание), накормить других червей, то у последних вырабатывается тот же условный рефлекс (воспоминание). Белковые соединения, образовавшиеся в нервных клетках первого червя, не перевариваются съевшими его червями, а переносятся с кровью в их нервные клетки. То есть происходит трансплантация памяти! Нечто похожее наблюдалось и у крыс. Таким образом, то, о чём вы спросили, теоретически возможно, но практически не осуществимо. Слишком уж тонок и сложен этот механизм, и мы слишком мало о нём знаем, – закончил свою речь начмед. – А почему вас заинтересовал этот вопрос?

 

Подполковник не сразу придумал, что ответить.

 

– Я телевизор смотрел… передачу. Вот и решил спросить, – пробормотал он неопределённо.

 

Начмед покивал головой.

 

– А вообще как здоровьице?

 

Ждал этого вопроса подполковник.

 

– Вообще не очень. Желудок что-то беспокоит. Тяжесть, изжога.

 

Начмед оживился. Любил он больных.

 

– А со стулом как? Запоры, поносы?

 

– Это редко.

 

– Так-так. Ложитесь-ка на кушетку, поднимайте рубашку.

 

Подполковник послушался. Может, даст путёвку-то.

 

Начмед сосредоточенно крепкими пальцами принялся тыкать в одряхлевший живот Батарыкина В.В., осведомляясь, больно ли тут, а здесь больно ли. Как ему ответишь? Конечно, неприятно, когда в живот пальцами тычут. Как правильно ответить, чтобы путёвку дал?

 

– Я вам направление на ФГС выпишу, – заявил начмед, пока подполковник заправлял рубашку. – Это шланг глотать. Посмотрим, что с желудком у вас.

 

– Шланги – штанги. Это я не смогу. Времени нет совершенно, – замотал головой подполковник. – У меня отпуск скоро, дача, родственники. Некогда мне.

 

Вот угадай этих докторов! Тебе путёвку надо, а они про шланг какой-то! Будто не понимают. Или издеваются специально.

 

– Отпуск? – начмед почесал переносье. – А давайте, Виктор Васильевич, мы вам путёвку в санаторий оформим. На воды.

 

– Давайте! – просиял подполковник.

 

Давно бы так.

 

– Вы заявление напишите. Нам должны в этом году выделять. В Кисловодск. А бадягу всё-таки возьмите! Ни к чему вам по части с такой шишкой расхаживать.

 

Через минуту Батарыкин В.В., довольный, возвращался в свой кабинет с тюбиком бадяги в кармане. Выходило, что с точки зрения науки демоны его не обманули. Очень интересно. Очень, очень интересно. Зайдя в кабинет, он снял фуражку и стал разглядывать шишку на лбу. «Крепко он меня доской! – думал подполковник. – Ишь, малиновая какая!» Батарыкин В.В. выдавил на палец тёмную пасту из тюбика и стал обильно смазывать ею шишку. За этим делом и другими служебными хлопотами, за мыслями о Кисловодске подполковник про память как-то позабыл.

 

 

 


Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

02.08: Юрий Сигарев. Грязь (пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!