HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Евгений Боушев

Гиены

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 3.03.2008
Иллюстрация.  Автор:  Miny Seven. Название: "Тайны питерских дворов (№9)"  Источник: imageserver.ru

 

 

 

Пожалуй, самое обидное, что может случиться с уставшим голодным человеком, стоящим у двери своего подъезда в половину шестого сырым сентябрьским вечером – это застрявший в замке ключ. Домофон обещали установить со дня на день, замок на двери подъезда хотели поменять еще год назад, а теперь Владимир Иванович стоял под потоком льющей с карниза воды и предпринимал отчаянные попытки вытащить сломанный огрызок из железных закоулков. Настроение мигом скатилось с нагретого счастливого места, и, набирая скорость, покатилось под откос вниз – в сторону ухудшения.

Неподалеку степенно прогуливались взъерошенные дворовые коты, нагло сверкая хитрыми глазами в сторону лысоватого мужчины в мокром пальто.

Замок не хотел сдаваться. Собрав последние силы, добавив пару замысловатых выражений из богатого словарного запаса человека с двумя высшими, Владимир Иванович вцепился в свободную часть ключа, и, упершись ногой в мокрое железо, рванул изо всех сил.

Ключ сломался, и человек в пальто, нелепо взмахнув руками, полетел в удачно подвернувшуюся лужу.

Когда осели брызги и иссяк словарный запас, Владимир Иванович неуклюже поднялся, грустно посмотрел на испорченную одежду и впервые за последние полчаса оглядел двор. Коты куда-то исчезли, а из соседнего подъезда вышел мальчик лет шести и сосредоточенно ковырял палкой грязь возле водосточной трубы. Мальчика звали Сережей, и у него были серьезные проблемы с психикой.

 

Личная жизнь жильцов многоквартирного дома все больше превращается в дремучую тайну. Постепенно уходят в прошлое времена, когда соседи одного подъезда – иногда целого дома – были одной большой семьей, вместе проводили отпуска и встречали Новый год. Уже почти никогда матери детей-одногодок не обрывают телефоны друг друга в поисках педагогического озарения. Отцы семейств не ремонтируют впятером одну машину, потому что так веселее, а бабушки на скамейке от разговоров о «Соньке из третьего» переходят на обсуждение сериалов. Никто не слышит семейных ссор, бурных любовных баталий и педагогических внушений, по-прежнему имеющих место за соседской стеной. Никто не приходит попросить полкоробка соли. Новая эпоха, с ее толстыми стенами, железными дверьми и круглосуточными супермаркетами диктует свои правила.

Но Сережа был непростым мальчиком. Он играл роль своеобразной информационной отдушины. Мальчика выпускали на улицу в любую погоду, и двор наполнялся безумными криками, по которым без труда можно было понять, как прошел его день. Сейчас Сережа изо всех сил бил ногами порванный футбольный мячик и тонко, но на пределе легких выдавал следующее:

– Не смей больше подходить ко мне!!! Ублюдок! Мразь!

Мячик гулко бился о стену дома. Бабушки на дальней скамейке давно привыкли к таким акциям, и дружно смотрели в противоположную сторону, сложив руки на груди.

 

Родителей Сережи по понятным причинам недолюбливали, но здороваться не забывали и никогда не вмешивались в их жизнь. В наше время, как справедливо рассуждал Владимир Иванович, воспитание ребенка – личное дело самого ребенка. Сверстники этого ребенка побаивались, а ребята постарше старались не замечать. Сергей был вполне самодостаточен, и никогда не тяготился своим одиночеством. Если придуманная им игра требовала больше одного участника, – а так обычно и бывало – Сережа просто принимал в нее окрестных котов, скамейку под окнами, свой мячик, или странных людей, которых никто кроме него не видел. Его родители не обращали на это внимания, а остальные взрослые просто смотрели сквозь мальчика и проходили мимо, что бы он ни делал.

Владимир Иванович вспомнил, как однажды Сергей встал у двери подъезда с игрушечным автоматом в руках, и требовал пароль у каждого, кто пытался войти. Взрослые на секунду смущались, а затем одной рукой отодвигали мальчика в сторону, другой открывали дверь и спокойно проходили внутрь. Сережа в такие моменты цепенел и только крепче сжимал свой автомат. Скорее всего, дома его били.

 

Владимир Иванович тряхнул головой и продолжал бесплодные попытки пробиться сквозь железную преграду. Позвать кого-то из соседей, или даже просто постучать в окно первого этажа казалось немыслимым нарушением правил добрососедства.

Сережа тем временем загнал мячик в лужу и разразился по этому поводу очередной серией воплей:

– Тварь! Я тебя содержу на свою зарплату, а ты не можешь нормально лужу обойти!

Владимир Иванович дернулся. Ждать счастливой случайности становилось все трудней, и, быть может, опасней. Детей он не любил, к Сереже относился еще хуже.

Мальчик, будто почувствовав эту реакцию, повернулся к нему и заорал, глядя сквозь Владимира Ивановича:

– А ты вообще не суйся! Иди в свою комнату, гаденыш... – и тут же успокоился и начал лепить какое-то сооружение из мокрого песка.

Владимир Иванович зацарапался в дверь. Нет, он не испугался и не обиделся – просто не хотел быть столь явным свидетелем чужой беды. Эта роль вызывала в нем сильный внутренний дискомфорт. Захотелось поскорее попасть в свою квартиру, согреться, почитать журнал...

 

Дверь распахнулась, и кто-то из соседей по подъезду, коротко кивнув Владимиру Ивановичу, зашагал к гаражам на другой стороне двора.

Владимир Иванович проскользнул внутрь, поднялся на лифте до своего этажа и вошел в квартиру. Он повесил одежду сушиться в ванной, надел на ноги шерстяные носки и прилепил на холодильник записку с напоминанием сделать дубликат сломанного ключа. Он приготовил себе довольно вкусный ужин, выпил стакан вина и задернул шторы. Темнело.

– Почему этот человек шатается, господин капрал? ... Сволочь! Сходи за хлебом! ...Гиены! Где вы, гиены?! – орал Сережа снаружи.

Владимир Иванович поставил чайник, достал из сумки журнал и принялся искать очки. С работы шли люди, и Сережа, сталкиваясь с ними, выкрикивал совершенно абсурдные вещи. Владимир Иванович нацепил очки и углубился в первую страницу.

– Я не боюсь вас, гиены! – доносилось из открытой форточки.

"Врачу бы показали, – беззлобно подумал Владимир Иванович. – Современые представления о кажущемся равновесии между средним классом и..."

– Гиены! Ржавая вода!

"...нередки случаи, когда такие..."

– Я разорву тебя! Выходи, трус! Смотри в мои глаза, гиена!

Гиены были новым словом в непрерывном Сережином бреду. Владимир Иванович встал, выключил свет и подошел к окну.

Мальчик спокойно пытался установить сухую ветку на вершине построенной им песчаной пирамиды. При этом он продолжал кричать, обращаясь преимущественно к гиенам.

Владимир Иванович отложил очки и журнал, и принялся наблюдать.

– Сдохни, тварь! Гиена! Я не боюсь твоих сородичей!

Сережа воткнул палку в песочную пирамиду и отошел в сторону, оглядывая совершённое. Машина соседа сверху, разворачиваясь на пятачке перед окнами, наехала задним колесом на импровизированный курган. Мальчик дернулся всем телом, и, подобрав с земли палку, стал подкрадываться к автомобилю широкими зигзагами.

– Р-р-разорвать на части!

Владимир Иванович хихикнул. Сережа постоял немного перед задним бампером, проводил глазами уходящего соседа, уронил палку и принялся переносить песок из-под заднего колеса на новое место.

Владимир Иванович смеялся, держась руками за бока. Вечер оказался неожиданно веселым.

– Тать-тать-тать-тать-тать, гиены, – приговаривал Сережа, сооружая новую конструкцию.

 

...Пожалуй, самое обидное, что может случиться с уставшим голодным человеком, стоящим у двери своего подъезда в половину шестого сырым сентябрьским вечером – это внезапное появление домофона на двери. Квадратная коробка упрямо светила в лицо красными квадратными кнопками, и теперь, чтобы попасть в подъезд, нужно было звонить кому-то из соседей. Разговаривать с незнакомыми людьми, объяснять им, кто он и откуда, просить об одолжении – Владимир Иванович воспринимал это как самую страшную пытку.

На этот раз ему не везло. Проходили часы, но никто не появлялся. Стемнело – заканчивалась осень. Владимир Иванович бродил по двору, бросая грустные взгляды на дверь; садился на скамейку; ковырял ботинком песок из Сережиного кургана; долго и выразительно смотрел на часы, а затем на окна.

В семь часов Владимир Иванович решился на робкий стук в дверь подъезда.

В пятнадцать минут восьмого родилась мысль позвонить в любую квартиру и сказать "это я".

Без пятнадцати восемь, после продолжительных мыслей о случайностях, роке и простудных заболеваниях возникло необычное желание согреться рюмкой коньяка в ближайшем кафе.

 

В одиннадцать часов, после нескольких рюмок и превосходного пирога с капустой, Владимир Иванович с почти восстановившимся настроением решительно шагал к двери подъезда. В результате многочасового диалога с самим собой он пришел к выводу, что традицию добрых соседских отношений необходимо восстанавливать, причем силами каждого из жильцов. Он твердо решил позвонить в двадцать седьмую квартиру и сказать примерно следующее:

– Э-э-э... Добрый вечер. Извините за беспокойство, я ваш сосед по подъезду. Дело в том, что... Гм... поскольку домофон поставили лишь сегодня, я не успел обзавестись ключом. Не будете ли вы так любезны...

Далее он собирался в самых вежливых выражениях попросить открыть дверь, и, чтобы не оставаться обязанным, тут же подняться к этим милым людям и немного побеседовать с ними. Выбор именно двадцать седьмой квартиры не имел никакого логического смысла – Владимир Иванович просто посчитал количество полосок на переднике официантки.

Итак, вопрос с дверью можно было считать решенным. Владимир Иванович свободной походкой проследовал к двери, вдруг зацепился подошвой за торчащий камень и упал в ту же самую лужу.

На этот раз буря была свирепой. Метая молнии, Владимир Иванович поднялся, рванул дверь и забарабанил в нее кулаком. Домофон равнодушно слепил ему глаза красными цифрами.

Хорошее настроение исчезло. Чтобы как-то успокоиться перед тем, как говорить с соседями, Владимир Иванович предпринял небольшую прогулку по двору, расшвыривая ногами пустые пивные банки, отряхивая пальто и глупо озираясь по сторонам.

– Надо же, как всё получается, – пробормотал он.

Поднял глаза вверх, и вдруг увидел, в желтых квадратах окон темные силуэты человеческих голов. Соседи наблюдали за его вечерним променадом.

Владимир Иванович дернулся, огляделся по сторонам.

Желтые глаза окон.

Черные зрачки черепушек соседей.

Беззвучный смех десятков невидимых оскаленных ртов.

Владимир Иванович замер.

– Гиены, – прошептал он.

 

 

 

Реклама:
куплю запчасти белаз со склада
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.11: Лачин. Три русских стихотворения об Ульрике Майнхоф (рецензия)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!