HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Олеся Брютова

На пороге нового мира

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 19.11.2009
Иллюстрация. Автор: Иго®ь Уча®ов. Название: "Обломовщина". Источник: http://www.photosight.ru/photos/866110/

 

 

 

«Спрашивается, как должно смотреть на личность, подобную Обломову? (…) На подобные личности должно, по нашему мнению, смотреть как на жалкие, но неизбежные явления переходной эпохи.
Штольц (…) это – тип будущий, который теперь редок, но к которому ведет современное движение идей, обнаружившееся с такою силою в нашем обществе. "Вот, – говорит г. Гончаров, – глаза очнулись от дремоты, послышались бойкие, широкие шаги, живые голоса... Сколько Штольцев должно явиться под русскими именами!"»
Дмитрий Иванович Писарев, публицист, литературный критик и философ-материалист

Бывает такое – выходишь на улицу и заранее знаешь, что столкнешься сегодня с кем-нибудь из старых знакомых.

Уже слова готовишь в голове: «Привет!.. Ну, надо же!.. Сколько лет, сколько зим…», и начинаешь внимательнее приглядываться к прохожим, искательно озираться… Не то, что бы специально – а так; мало ли. Чем, в самом деле, черт не шутит?

 

Я шел в институт, опаздывая, как обычно, и, как обычно, не придавал этому особого значения. Главное, сдать. А присутствие на лекции – явление желательное, но вовсе не обязательное. Это я понял уже к середине второго курса. А раньше летел, как на первое свидание.

Ну, мало ли, что было раньше…

Прокручивая в голове очередной вариант плана «заучил-сдал-забыл», я увлекся, и перестал глядеть в лица прохожих.

Тогда-то, как и водится в жизни – внезапно, – налетает на меня сонная фигура: прилично одетый молодой человек клубного вида; возможно, попутавший утро с вечером.

– Э, ну ты аккуратнее, ё… – говорит он.

Поднимает глаза на меня…

– Илья? Ты, что ли? Ни фига себе.

И я, конечно же, его узнаю. Вот так вот. Готовься – не готовься, а встреча все равно неожиданная.

– Здорово! Сколько лет, сколько… – выдаю я заготовленное, чтоб зря не пропадало.

– Да сколько ни есть – все наши, – обрывает меня улыбающийся приятель. – Ты куда это торопишься с утра пораньше?

– Шутишь?.. – невольно бросаю взгляд на часы. Половина десятого.

– Какое там – шучу. Все приличные люди спят еще после вчерашнего, – зевает приятель. – Учишься, что ли?

– Ага.

– Еще скажи, на философа, – хмыкнул он. – Не, я это гиблое дело бросил.

– Да ты что, Андрюха?.. Ты же такие надежды подавал! Ведь это я в школе под партой сидел…

– Ну, а я за ней насиделся, – пожал плечами товарищ. – Какой резон? Раньше я честолюбием страдал – а теперь вырос, поумнел. Предки в свое время и выучились, и потрудились. А для кого они, спрашивается, трудились? Это вам хоть кто скажет – для потомков. Для меня, то есть. А я же не какая-нибудь скотина неблагодарная, чтоб отказываться от счастливой жизни, трудом и потом заработанной.

– Так ты, что – вылетел?

– Ну, зачем же – «вылетел»? Гордо ушел своими ногами.

– С какого?..

– С четвертого. Надоело. Да и какой смысл? Предки обещали без всяких дипломов на работу устроить. А зачем же еще, дурында, учатся – как не за тем, чтоб трудоустроиться в последствии?..

– А знания?

Андрей фыркнул.

– Нет, ну ты меня убиваешь, наивная душа. Скажи, когда, где и кому в этой стране пригождались знания, да еще полученные в институте? Для успешной трудовой деятельности практика нужна, а не теория. Попробуй, устройся куда-нибудь после своего вуза – я на тебя посмотрю.

Подобная мысль меня никогда не посещала, и потому я оказался ей ошарашен. Нащупал взглядом лавочку, сел. Приятель подошел и развалился рядом.

Наконец я спросил его:

– Значит, ты работаешь, Андрей?..

Он улыбнулся.

– Не совсем.

– Это как?

– А очень просто. Взглянем на вещи трезво: мой папа организовал свое дело, и значится его директором. Я значусь его водителем – нормальная трудовая профессия. Я – работаю?

– Сейчас – явно нет.

– Ну, вот ты себе и ответил. Сегодня выходной у меня; папа никуда не едет. А так он у меня строгий начальник, требовательный, – Андрей вытряхнул сигарету из пачки и с наслаждением затянулся.

Помолчали.

Андрей посмотрел на драного кота, прижавшего уши при виде воробьев, и его пробрало на философию.

– Читаю осуждение на лице твоем простодушном, Илюха, и скажу, что оно напрасно. Это раньше здравомыслящие люди учились, работали и строили светлое будущее. А сейчас – какое, к черту, будущее?.. Светлое будущее уже построили, теперь вкушают его заслуженные плоды… Деятельные дети деятельных родителей. Не знают, как время убить. Разрабатывают новые способы что-то делать, чтоб ничего не делать… Знаешь, какой основной закон рыночной экономики? Спрос порождает предложения; а если нет спроса, надо создать его. Пусть люди научатся любить неизвестные ранее вещи, получать неведомое прежде удовольствие; и пускай то, о существовании чего никто и не догадывался, станет необходимым позарез. Это и есть прогресс, парень. А я – звено этого прогресса. Универсальный Потребитель. Вот скажи мне – зачем ты учишься?

Я поглядел на него так, словно он отвесил мне подзатыльник.

– Как это – «зачем»?..

– А вот так. Наверняка, мама с папой сказали: «Учись, сынок, и будет тебе счастье». А когда-нибудь ты думал, какое место в этом мире тебе предстоит занять?

– Нет, если честно.

– Ну, вот. А я думал. Как ты, наверно, помнишь еще со школы, я отличался деловым подходом к жизни. И вот какая выходит картина: мир разделился на производителей и потребителей. Скажи, кем бы тебе хотелось оказаться?..

Я задумался.

– Конечно, понял, к чему ты клонишь. Но быть потребителем, не производя при этом ничего, это как-то…

– Рационально. Рационально и здраво. Трудиться надо тому, у кого ничего нет. А у меня есть все. Так зачем мне трудиться?

– Но Андрей, ты всегда был умным человеком… Ведь ты зарываешь свой талант в землю!

– Мои предки талантливо устроили свою жизнь. И при этом устроили мою. Теперь я не трачу свой талант на строительство собственной жизни – я талантливо ее проживаю.

– «Прожигаю»…

– Что ты там шепчешь?.. А, ладно. Бог с тобой; всегда был идеалистом.

Между тем, голодный уличный кот, не выдержав, прыгнул вперед, и воробьи брызнули в разные стороны.

Я повернулся к приятелю.

– Но что талантливого может быть в потреблении? Разве не ужасно всю свою жизнь только и делать, что потреблять? Какая-то… какая-то нелепость! Ты, которому все пророчили улетную карьеру, учишь меня, неудачника и посредственность, забросить дела и плевать в потолок? Я не понимаю тебя! Ведь ты же, в конце концов, гражданин своей страны! Если все станут потреблять…

– Почему же – «все»? Тебе вот, как я вижу, нравится вкалывать! – хохотнул Андрей. – Современный мир держится на мозгах прагматиков, деньгах глупцов, честолюбии карьеристов и спинах идеалистов… «Гражданин своей страны» – скажешь тоже. Ты еще скажи, что на выборы ходишь, чудак.

– Да. Выходит, и впрямь я чудак. А кто – ты?

– Я? Ну, я не мозг этого мира, однозначно; деньги у меня папины, честолюбие уже отсутствует – за ненадобностью, равно как и идеализм. Выходит, мира я не держу. Но я тоже занимаю в нем одно из ведущих мест… Я – его содержание.

Мне стало противно сидеть рядом с ним. И противно от того, что он был прав.

Тогда я сказал:

– А какой смысл у твоего существования, Андрей?

Андрей докурил сигарету и раздавил окурок носком лакированного ботинка.

– Я не знаю, – равнодушно опустил он помятое лицо. – Но покажи мне того, кто знает, и пусть он плюет мне в глаза!.. Смысл жизни в том, чтобы жить. Был бы иной смысл, не было б тогда бешеной популярности у всех этих компьютерных игр, которые безо всяких усилий с твоей стороны делают тебя императором, воином, стратегом, героем… Чаты, аси, девочки, порнуха, травка, клубы, бары, МTV… Разуй глаза, идеалист. У миропорядка нет, и никогда не было ни цели, ни смысла. А, значит, нет цели и смысла у каждой жизни в отдельности. Мир не развивается – он колеблется. Тот, кто прежде был наверху, оказывается внизу. Люди с низов взлетают вверх… Чтоб потом в свой черед позорно шлепнуться с самой верхотуры. И – по новой. Производитель стремится вырваться в потребители, потребителя жизненные обстоятельства временами заставляют что-то производить. Так вот и живем. Логика, мой друг – упрямая вещь. Человек, который имеет хоть крупицу здравого смысла, будет брать от жизни все, пока она не даст ему по морде. Ну, а когда даст – тогда и будем думать.

Я поднялся.

Глаза ослепил солнечный свет. Ветер в волосах раздул последние сомнения. Я сощурился на светило, неуклонно идущее ввысь, и тихо проговорил:

– Смысл жизни в том, чтоб сделать что-то хорошее другому. Не себе – хоть это и более здраво… А другому. Мир, на который ты равняешься, рационален – но бездушен. А без души человеку только и остается, что потреблять… Ибо иного смысла он выдумать не в состоянии. Идеализм в наши дни более деятелен, чем рационализм. Потому что у него есть вектор движения. Все верно. Мир держится на моей спине. На моей, приятель. И я его не уроню.

 

Не попрощавшись, я развернулся и двинулся в университет самым быстрым шагом.

Часы укоризненно показывали двадцать минут одиннадцатого.

«Если у этого мира только и осталась одна опора – в моем лице, – нельзя подкачать» – подумал я про себя. «Идеалист берет в руки лопату и взвешивает мир на аналитических весах». Конечно же, я найду ответы на все вопросы, которые он мне задал. Потому что у меня есть резон их искать.

А на пары я больше опаздывать не буду. Ни за что.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.07: Дмитрий Линник. Все красивые девушки выходят на Чертановской (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!