HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Татьяна Букова

Цель жизни

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: , 20.08.2007

Уже темнело, когда старик, наконец, отложил работу и направился к баньке. Переступив через шаткое крыльцо, он оказался в узком предбаннике. С трудом согнув натруженную спину, сел на чурбан возле стены. Нашарил в кармане висевшей рядом куртки зажигалку, дотянулся до скомканной газеты в углу, открыл дверцу печки, поджег газету и торопливо сунул её в топку. Мелкие поленца и щепки занялись сразу. Он торопливо захлопнул дверцу и медленно поднялся, опираясь руками о колени. Некоторое время постоял в раздумье и вышел. Не отходя от баньки, в который уже раз стал оглядывать свое, как он считал, единственное и необходимое на земле место. Умывальник, нитка колючей проволоки по верху забора, ивы, которые он сам пересадил на берег. За ивами в заводи слышался плеск воды, а дальше, невидная отсюда, бурлила огромная река. Грязная, стремительная, большая от половодья в верховьях вода несла в фарватер чей-то мусор, гнула и тормошила затопленные кусты, настойчиво сбивала со стрежня медленно ползущий против течения буксир, толкавший перед собой пустую баржу. Сергей Юрьевич поднял голову и посмотрел на небо. Уже отчетливо обозначились краски заката, на фоне которых струился торопливый дымок из трубы его дачной баньки.

Комаров, как всегда к вечеру, становилось все больше и больше. Их гнусавое надсадливое нытье и постоянное мельтешение перед глазами раздражали и мешали думать. Сергей Юрьевич зашел во времянку, вплотную прилегающую к баньке, и торопливо, чтобы не налетели комары, захлопнул за собой дверь. Во времянке было темно, душно и грязно. На столе, стоявшем под самым окном, – давно не мытая посуда, остатки еды, залитая супом плитка с одной конфоркой. Все выдавало застарелое мужское одиночество, пренебрежение к порядку и уюту. Если человек много лет живет один, для кого ему стараться и убирать? Да и некогда заниматься бессмысленной, как ему казалось, уборкой. Все время отнимало строительство дома и работа на огороде.

Старик прихлопнул на стекле давно не мытого окна комара и нашарил под столом большой туристский рюкзак. Достал из него и выложил на стол две буханки хлеба, несколько пачек лапши. На дне рюкзака отыскалась и старая, без обложки и первых листов книга, привезенная из дома на растопку. Сергей Юрьевич прихватил книгу с собой, чтобы бросить её в печку и снова вышел во двор. Каждый раз, отрываясь от какого-либо дела, он, со скрываемыми от самого себя удовольствием и гордостью, оглядывал сделанное за все прошедшие годы. Но чаще всего его взгляд останавливался на Доме, возвышавшемся над участком. Смотреть на него он мог бесконечно.

Войдя в предбанник, он подложил в печь поленьев и хотел вслед за ними отправить и книгу, но его заинтересовали первые прочитанные слова. В них говорилось о бессмысленности чей-то прожитой жизни и о скорой смерти. Эти слова оказались так созвучны его частым и длинным мыслям, особенно донимавшим его в последнее время, что он прикрыл дверцу печки и с книгой в руках осторожно опустился на чурбан. Стал читать дальше. Время от времени подкладывал в печь дрова, но скоро они кончились. Тогда он отложил книгу, вышел, взял топор, быстро и умело нарубил поленьев, занес их в предбанник и, бросив на пол, снова сел на чурбан и, удивляясь самому себе, продолжил чтение. В полутьме буквы были плохо различимы, и тогда он, не отрываясь от книги, протянул руку и, нашарив выключатель, зажег свет.

Снаружи быстро темнело. Старик знал, что каждый вечер солнце закатывалось за крышу его Дома, потом погасало в проемах пустых окон, а когда оно пряталось под подоконником, на окрестности наваливалась серая мутная полумгла. Дом будто выплывал навстречу наступающей ночи и иногда был похож на большой корабль, полный какой-то таинственной и скрытой от всех жизни. Но на самом деле этот двухэтажный дом с балконом и верандой, построенный по его собственным чертежам, был пока только стенами и крышей. Внутри же были пустота, песок, доски, мешки с цементом. Но он уже любил этот Дом больше всего на свете, потому что каждый кирпич, каждый гвоздь, каждая доска хранили тепло его рук и надежду на будущую жизнь. Он видел и чувствовал эту жизнь. Ночью, когда он выходил из времянки во двор, Дом, освещенный луной, казался ему достроенным и ожидающим его прихода. Можно было подняться на крыльцо, потянуть на себя тяжелую дверь и войти в теплые и чистые комнаты с чуть уловимым запахом вымытых полов и еды.

"Вот только, – думал он в эти минуты, – хватит ли отпущенной Богом оставшейся жизни?" Ему было уже под шестьдесят. А в Бога он не верил.

Читать стало скучно. Чужая жизнь перестала казаться похожей на его собственную, а запутанность непонятных событий вызывала раздражение. Старик захлопнул книгу и бросил её на пол. Стук упавшей книги совпал с громко зазвучавшей музыкой, раздавшейся с соседней дачи. "Теперь это на всю ночь", – устало подумал он и тяжело поднялся. С "музыкой" мешались пьяные крики. Затем взорвалась и завизжала, взлетая, шутиха. Он вздрогнул от неожиданности.

Дрова дотлевали в печке, сухое удушливое тепло вползало уже в предбанник. А он все еще думал о прочитанном. Он думал, что у героев этой книги, как и у всех людей вокруг, как у него самого, своя правда, своя жизнь, и делает её каждый сам. И соединять их все в одно что-то похожее и цельное глупо и бессмысленно.

Сергей Юрьевич снова вышел во двор и увидел, что на небе появились первые звезды. Можно было идти мыться, но надо еще убрать инструменты. Он подошел к верстаку, забрал с него ножовку, рубанок, молоток, отнес их в высокий железный ящик за поленницей. Доски тоже прибрал – вдруг дождь. Огляделся по сторонам – не забыл ли что-нибудь. Кажется, нет, ничего не оставил. Остановился на тропинке между времянкой и будущим Домом. И неожиданно увидел, как на фоне прозрачно-темного неба колышутся от легкого ветра ивы. Его ивы. За ними, за тонкой полоской берега начиналась вода. Несколько метров протоки, потом кусты, деревья, а за ними – река.

"С балкона будет видно реку", – подумал старик. Не видя, он отчетливо представлял, как в заводи набегают на берег короткие редкие волны, как вода покачивает отражения звезд, как нижние ветви ив в поклоне касаются воды.

Он знал этот кусок своей земли наизусть и любил его больше всего на свете. И если бы у него его отобрали, он бы просто не смог жить. Не потому что ему было жалко потерять все это, просто у каждого человека, как он считал, должна быть в жизни цель. Целью его жизни давно уже стал этот Дом. Больше у него ничего не было.

Он неторопливо пошел вдоль забора. Со стороны заводи доносились крики, смех, плеск воды – соседи предавались шумному дачному отдыху. Будто оберегая её от пьяного шума, старик подошел к яблоньке. Это была его любимица. Сколько уже лет он прививал её, лечил, берег от морозов, от мышей. Вон какая поднялась! И не ранетками уже плодоносит, а самыми настоящими большими яблоками. Старик с несвойственной ему нежностью прикоснулся к одному из плодов. Еще зеленый. К концу августа плоды созреют, и он отвезет яблоки бабушке – так он называл свою приемную мать. Она погладит их своими старыми сморщенными руками и обязательно скажет: – Неужели сам вырастил? Да какие красивые и большие! Молодец, Серёжа!

Смородина и крыжовник росли у самого забора. Дальше были грядки с клубникой. Сергей Юрьевич вдруг вспомнил, что не полил их сегодня.

– Потерпите, потерпите, завтра полью, – пробормотал он. – С самого утра и полью…

Он дошел до ржавой железной калитки, проверил, хорошо ли заперта. Отсюда были видны соседние дачи, но он не любил смотреть в ту сторону. На ближней к нему сейчас сидят на досках три мужика, курят. Три брата-бугая. Целыми днями ничего не делают. На дворе сплошной песок, даже трава не растет. И когда он землю на себе таскал, берег укреплял, огород высаживал, у них было все так же. И когда Дом поднялся – ничего не изменилось. Разве только мат с той стороны становился все злее…

Дальше, забор в забор с ним, дача Алексея. Лентяй беспросветный. Если жена станет рядом и закричит: – Копай! он еще будет нехотя ковырять лопатой землю. Но стоит ей отойти, лопата тут же останется без дела…

С этой стороны у него растут помидоры, картошка, несколько больших кустов малины. Здесь же и насос, который он сам собрал и установил.

Старик неожиданно вспомнил дочь. Отчетливо увиделось её лицо, настороженные зеленоватые глаза.

– Пап, пить хочу, дай воды!

– Иди, накачай, – улыбается он.

– Не могу, – захныкала девочка.

– Учись.

Дочка шла со стаканом к насосу, повисала всем туловищем на ручке чуть ли не на полметра отрываясь от земли, затем опускалась и изо всех сил толкала ручку вверх. Так взлетать и опускаться ей приходилось три-четыре раза. Наконец текла чистая холодная вода, девочка подставляла стакан и начинала жадно пить. Он гладил её по голове и спрашивал: – Видишь, насколько вода вкуснее, когда сама потрудишься? Дочка, глядя на него, тихо соглашалась: – Да.

Сейчас у него нет семьи. Были две, но обе распались. Первый раз ушла жена, во второй – ушел сам. И работы любимой не случилось, на нынешнюю он ходит, как на каторгу.

За насосом, рядом со сваями будущей веранды, растут еще два куста смородины. Справа – недостроенное крыльцо дома. А прямо перед ним – большие ворота, через которые он затаскивает лодку. Моторка стоит слева у забора. Из-под брезента высовывается её желтый нос. Он поправил брезент, постоял немного и пошел к верстаку. Снова стали видны баня и времянка – он обошел весь двор и вернулся к тому месту, с которого начал свой обход.

Сел на порог времянки и, сгоняя зло завывающих комаров, провел рукой по волосам.

"Зарос, скоро люди пугаться будут. Надо ехать в город, подстричься".

Внезапно больно царапнули сердце надсадные звуки визгливой, без признаков мелодии песни, донесшейся с того берега протоки. Вода и ночь усиливали звуки, казалось, они раздаются совсем рядом. В висках заломило. Старик закрыл руками лицо и внезапное отчаянье вдруг спутало все прежние спокойные воспоминания.

"Зачем все это? Ведь не успею закончить, не успею! А если успею, то и пожить толком времени не останется. Умру, а сыновья будут тут с девками гулять, все запустеет, зарастет, от огорода ничего не останется. Берег надо все время укреплять, если не укреплять – размоет, разрушится, все затопит. Аньке с матерью я тоже не нужен. Может, продать все это, пока не поздно? Прямо сейчас, все бросить и уехать. Лодочник еще сидит, а там на попутке до города…"

Песня неожиданно стихла, и от обрушившейся тишины он очнулся. Снова стали видны звезды, которых уже было на небе бессчетно, стал слышен плеск воды в заводи, шелест ив…

"Чего это я засиделся?" – подумал он. – Пора идти париться и на покой. Завтра пораньше полью огород, а потом буду настилать пол. До конца недели надо еще столько дел переделать…"

Старик встал, зашел во времянку и стал собирать одежду для бани.

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.05: Андрей Усков. Грусть, тоска, печаль и радость (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

05.06: Евгений Даниленко. Кипяток (сборник прозы)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!