HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Лариса Чернова

Палата № 5

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 18.08.2007
Иллюстрация. Автор: Maxim K. Название: "Телецентр - как больничный коридор (на мобильник)". Источник: http://www.livenn.ru/?id=4177

 

 

Что? Что такое? Боже мой, ну какая из этих перечниц опять не закрыла дверь? Неужели так трудно закрыть за собой дверь?! Видят же, все ещё в постели! Почему я (господи!) в полседьмого утра должна просыпаться оттого, что в коридоре от боли матерятся мужики и на весь коридор кричат медсёстры: «Курносов! Неси мочу! Мочу неси, говорю! Иванова! Кровь сдавать! Светка, тебе Рустик звонил?»

…Где мои костыли, пойду, сама закрою дверь, сделаю это громко и резко, со злостью, чтоб они все увидели, что надо уважать чужой сон.

«Ларисонька, дочка…» Тамбовский волк тебе дочка.

«Проснулась? А я вот с пяти утра уже гимнастику делаю».

Я заметила. По скрипу досок на кровати.

«Расчёсываюсь теперь. Знаете, расчёска у меня какая хорошая – дочка подарила. Она, посмотрите, Лариса, с редкими зубчиками, волос-то не стало совсем, щёткой не могу чесать. А раньше у меня, знаете, какие косы были! У- у-у… Заплетёшь, накрутишь вокруг головы – и никакой шапки не надо. Не закрывайте, Лариса, дверь-то, санитарки ведь сейчас придут, и Юленька – уколы делать».

«Тёть Оль, я спать хочу, рано ещё. А санитарки придут, пусть закроют за собой».

Хорошо, что муж принёс плед, приятно опять нырнуть в тёплую постельку.

«А дочка-то моя, Светочка, очень хорошая, дарит мне сорочки (себе купит, а потом мне дарит), приезжает ко мне, сама-то она из Нефтекамска, расчёску вот подарила…»

«Девочки, кому вынести горшок?» – слышу санитарку.

Хорошо, что я попала в травматологическое отделение и ХОЖУ. Кто когда-нибудь лежал и ходит в туалет в судно («горшок» – это уже оскорбление), меня понимает. Ходить на костылях здесь – привилегия.

Накрываюсь пледом с головой.

«Чернова, укол!» Одна рука выскальзывает из-под пледа и обнажает нужную медсестре «часть» тела.

Жалкие попытки поспать хотя бы до завтрака не увенчались успехом и сегодня. Кажется, я начинаю понимать, для чего в больнице придумали тихий час.

 

 

* * *

 

Лежу я в травматологическом отделении, в пятой палате. Здесь у меня три радости: великолепный врач, не очень серьёзная травма и муж, который скучает и приезжает два раза в день. К моему великому несчастью, в палате со мной три бабульки, которые рано ложатся спать и также рано просыпаются. Они любят учить меня, как мне нужно жить с мужем и когда рожать детей, что мне кушать, как разговаривать по телефону, много не читать, свет вечером не включать, окно не открывать, окно не закрывать, маму уважать. Да, самое главное: отдать этот плед обратно мужу и пусть он принесёт какое-нибудь плохое одеяло – нечего хорошее в больницу таскать. Ликбез по полной программе. На второй день я готова была выть и бежать из этой палаты.

Бабуля номер один. Тётя Нина. Громогласная, злая и мстительная. Она грозилась доползти (тётя Нина «не ходячая» – её сбила машина) и выключить свет сама, если его тут же не выключат. С одними санитарками она ругается, других – угощает соком, третьих никак не запомнит по имени. С нами она этакая грозная тётка, которая превращается в капризного ребёночка со страдальческим выражением лица и слезами на глазах («Плохо мне…») при появлении на пороге палаты её дочерей. Да, к тому же, тётя Нина жуткая матершинница. Причём, категорически этого не признаёт, ссылаясь на то, что не знает ни одного матерного слова.

Бабуля номер два. Тётя Дуся. Добрая, с чувством юмора, открытая и чувствительная. К ней толпой бегают внуки, дети, сёстры и братья. Операцию ей так и не сделали – поднялось давление, а это опасно для жизни. Тётя Дуся из всех «моих бабушек» самая мудрая. Умный отличается от мудрого тем, что всегда найдёт выход из сложившейся трудной ситуации, а мудрый в трудную ситуацию просто не попадёт. Так вот, тётя Нина – она умная, она выкрутится из любой ситуации (попросит прощения со слезами на глазах, накричит и обвинит, притворится миленькой бабулечкой и т. д.), а тётя Дуся не вмешается в склоки и пререкания, она промолчит, много улыбается и шутит, всегда пытается разрядить обстановку.

И, наконец, фрукт номер три. Тётя Оля. Или радиоприёмник, настроенный на радиостанцию «У меня всё хорошо: дочь хорошая, квартира хорошая, волосы хорошие (были), сорочки хорошие, расчёска хорошая…». Радиостанция иногда заедает и выдаёт одну и ту же информацию по восемь раз, но это ничего, ведь её давно никто не слушает, потому что все уже могут сами рассказать о хорошей жизни тёти Оли.

Когда я слушаю (или делаю вид, что слушаю) тётю Олю, я пытаюсь найти объяснение такому её поведению: может быть, женщина, прожившая много лет, хочет показать себе и людям, что прожила эту жизнь не зря, что всё у неё в жизни получилось, что она довольна своей жизнью.

Тётя Нина и тетя Дуся недолюбливают её, не слушают, может, завидуют даже. На рассказы тети Оли о дочери шипят: «своя рубаха ближе к телу». В принципе, я была с ними согласна. Кто же в больнице станет рассказывать о своих конфликтах или недомолвках с родными? Лучше уж похвалить своих, да к тому же не такие уж твои родственники и монстры. Жизнь есть жизнь, и выяснять отношения приходится всем, только с разной частотой.

Тётя Оля шесть лет назад похоронила мужа. Она рассказывала, что жила с ним душа в душу, даже в старости они сидели на лавочке и ворковали как молодые, а она была счастлива уже оттого, что он держал её руку в своей. «Сдохшая корова всегда с молоком была, – парировали бабульки. – Все с мужиками хорошо жили». Может быть и хорошо, только я никогда не слышала ни от тёти Дуси, ни от тёти Нины тёплых слов и воспоминаний о мужьях. Хотя, не все ведь любят рассказывать о себе.

Как-то к тёте Оле пришла женщина – уставшая и деловитая – она принялась расспрашивать её о здоровье.

– Принесла? – прервала её тётя Оля.

– Конечно, принесла.

«Сноха моя это была, девочки. Хорошая женщина, как сестра ко мне относится. Печéньки вот мне принесла. Я вам дам сейчас. Всем дам. Кушайте печеньки».

И тётя Оля, которой очень тяжело ходить (кроме как в туалет она вообще никуда не ходила) стала медленно подходить к каждой из нас и давать по две «печеньки».

«Да не надо, тёть Оль. Спасибо, я не хочу», – отнекивалась я от протянутых дешёвеньких «печенек». Не ем я это мучное сомнительного качества. Две мои «печеньки» пролежали на тумбочке до вечера, а перед сном я аккуратно положила их в пакетик для мусора.

 

 

* * *

 

– Лариса, а как сказать «реяльно» по-простому? – начала разговор тётя Оля утром следующего дня.

– Реáьно, наверное?

– Ну да, «реяльно». Это Путин так говорит. Я всегда его слушаю. Сейчас уже все грамотно говорят. И я учусь потихоньку. Так как?

– Реально – это значит по-настоящему, в действительности, подлинно.

– Да, нужно грамотно говорить, культурно. Я вот у врача спросила, на перевязку позвать его или нет. А он мне: «Не надо меня звать, меня пригласят». Стыд какой!.. Вот ведь как теперь: уже не зовут, а приглашают. Как бы мне, Лариса, выучить-то все эти новые, культурные слова?

Я смотрела на тётю Олю и думала, неужели она и правда считает, что врач поправил её, ведь он имел в виду, что ей не нужно беспокоиться о том, чтобы он был на перевязке – его пригласят, для этого здесь есть медперсонал.

– Оль, тебе сколько годов-то? – поднялась тётя Нина.

– А сколько дадите?

– Тьфу на тебя, бабка! Молодуха ты чё-ль?! «Скока дадите?» Тьфу!

– Зачем Вы, Нина, злитесь? Просто хочу знать, на сколько я выгляжу. Мне ведь никто моих годов не даёт – лет пять да скинут. Не то, чтобы хвастаюсь, но я ведь даже платки не ношу – беретки только у меня, гимнастику делаю. Повороты, знаете, как хорошо действуют? Вот так в одну сторону, потом в другую. Вы, ежели хотите, тоже делайте, я вас научу повороты-то делать. Енергично надо, резко, тогда польза будет.

– Тьфу!

Тётя Дуся промолчала.

Да, женщина – она всегда и в любом возрасте женщина. Если честно, мне было приятно смотреть на тётю Олю и эти её повороты (я ведь тоже для чего-то торчу в тренажёрном зале, бегаю раз в неделю в баню, бассейн и на массаж четвёртый год подряд). Я представляла, как тётя Оля проходит мимо соседских бабушек у своего подъезда в берете, кокетливо надетом чуть набок, и они с презрением (читай: с завистью) смотрят ей вслед.

– Бабка, у тя одна дочь, чё ли? – виновато начала разговор тётя Нина, поостыв.

Вопрос в точку. В те годы не рожали по одному ребёнку. И странно, к тёте Оле ещё никто, кроме «уставшей женщины» не приходил.

– Да нет, девочки. Ещё дочь у меня есть. Здесь, в Стерлитамаке живёт.

Ничего себе! Тётя Оля про неё даже ни разу и не сказала! Да к тому же, мама в больнице, а она ни разу не пришла. И живёт в Стерлитамаке.

– Внуки, чать, есть?

– Есть, а как же? Как без внуков-то? Вот Саша у меня милиционер, в институте отучился. Только девушку себе нашёл больно плохую: чёрная вся какая-то, волосы чёрные, одевается в чёрное. К чему ему такая? Сейчас девушки как одеваются – чистенько, ярко, аккуратненько – в троллейбусе аж залюбуешься! Мы ему сказали, чтоб её ноги у нас… А он… Так ведь все родственники от него отвернутся! Сейчас не понимает, а потом поздно будет… Родит она, и будет он всю жизнь платить алименты… Не понимает…

Оказалось, что не всё так уж хорошо в жизни этой женщины, и я не удержалась от нескромного вопроса.

– А дочка почему в больницу не приходит, тёть Оль?

– Болеет она. Нервы у неё.

– Так у тя две дочки, чё ль?

– Сын у меня ещё… был. Похоронила я его. Второго августа вот год был. Не могу я о нём говорить… Заплачу ещё…

Господи, второго августа! Да ведь второго августа тетя Оля раздавала нам свои «печеньки»! И я даже не прикоснулась к ним и сгребла их в мусор! Ком подкатил у меня к горлу, захотелось отвернуться и ни на кого не смотреть. Ведь можно же было догадаться! Ведь к ней приходила сноха! Сноха может быть, только если есть сын!

 

 

* * *

 

Так вот как они и живут, наши бабушки. Они живут одни, потому что смерть забрала мужей и даже сыновей. Каждый день эти мамы ждут в гости своих детей («Может, дочка из Нефтекамска сегодня приедет. Да нет, она работает. А может, и приедет…»). Они лежат в больницах и рассказывают, что всё у них хорошо. Они оправдывают своих внуков и детей, которые не приходят к ним по целым неделям. Они боятся, что мы не захотим даже поговорить с ними, они учат современный, «наш» язык, чтобы быть нам интересными, чтобы не отставать от стремительности лет. Вот так и бегут они вслед за уходящим поездом-жизнью, на ходу пытаясь одеваться не по-старушечьи, говорить по-современному, угождать детям похвалой, и кричат на бегу: «У меня всё хорошо!» А поздними вечерами, когда уже ушли все посетители, медсёстры сделали уколы, когда выключен свет и слышится чьё-то посапывание, в углу, на кровати тихо плачет старушка, к которой никто сегодня не пришёл…

В ту ночь плакала и я, осознав свою занятость только собой и своей жизнью. Тогда я поняла, как одинок по сути своей каждый человек и как мало на самом деле нужно для счастья человека – другой человек, который любит тебя, смотрит на тебя, слушает тебя и улыбается тебе. Вот и всё счастье.

Где-то в мире есть доктор, который помогает людям выйти из сильнейшей депрессии (такой, когда человеку ничего и никто уже не нужен, когда он потерял смысл жизни, самого себя и веру). Так вот, этот доктор выводит человека из депрессии всего за одну ночь очень необычным способом: он кладёт его живого в гроб и закапывает в землю на ночь. Человек всю ночь лежит в этом гробу. Эта самая длинная ночь в жизни человека, он несколько раз всерьёз думает, что про него забыли и не выкопают, он колотит в крышку гроба, кричит, плачет и хочет назад. Ему страшно в этом тесном ящике, в котором нельзя даже повернуться набок, у него затекла спина, ноги, руки, он потерял счёт времени, ему кажется, что он лежит здесь целую вечность и скоро к нему начнут заползать змеи и черви. И вот тогда, в ту самую минуту человек понимает: «Да что же это я делаю-то?! Да как же я живу? Жизнь-то проходит, да на что я её трачу?!» И человеку больше всего на свете хочется видеть и слышать своих вечно поучающих родителей. И человеку больше всего на свете хочется обнять свою вечно недовольную жену. Человеку больше всего на свете хочется почувствовать рядом другого человека. Когда утром этого человека выкапывают, он просто убегает домой. По дороге он видит, какое чудесное небо, как светло от солнца и как хорошо ходить, а не лежать. И никогда, никогда в жизни у него не будет больше депрессии, потому что он понял, что на самом деле он счастлив, просто раньше он не замечал этого.

Палата № 5 в моей жизни оказалась тем самым тесным ящичком, в котором понимаешь смысл жизни и начинаешь жить по-новому. Невероятно счастливо.

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

24.06: Дмитрий Зуев. Мадонны на стене (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

14.06: Дмитрий Москвичев. Ю. (повесть)

17.06: Деян Стоилькович. Нет храбрости (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!