HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Александр Евстратов

Заказ на сына

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 21.12.2008
Иллюстрация. Автор: I.R.Army. Название: "Мать". Источник: http://www.photosight.ru/photos/2724929/

 

 

 

Анна Ивановна стояла на узкой полосе привокзального перрона, выжидающе всматриваясь в темноту убегающей вдаль железной дороги. Поезд из Москвы задерживался. Так было вчера, позавчера и неделю назад. Она давно ходила встречать сына Митьку, который по ее подсчетам, да и по его последним строчкам, должен был непременно приехать, только неизвестно почему не ехал. Послание его было коротким: “ Жди, я скоро буду”. Не здравствуй, не прощай. Обиделся, только нет ее в том вины. Осенний промозглый ветер шевелит, как листает, ее давно уже поседевшие на голове волосы, холодит по легкому обутые ноги. Но мысли о скорой встрече с сыном не дают замерзнуть, греют сухое, как палка, тело. Анна Ивановна видит ярко красный сигнал горящего светофора, а сама вспоминает то письмо, которое тогда получила “Мама, я тут влетел на тридцать штук ты там подсуетись, дачу продай или займи у кого. За деньгами к тебе придет человек”. У нее от такой просьбы сразу с сердцем худо стало, где ж ей взять такие деньжищи. Походила, правда, поспрашивала, да кто даст под ее две с половиной тысячи пенсии. Когда к ней пришел молодой, совсем не тюремного вида, парень, она, пряча подальше от него глаза, сказала:

– Пусть простит, передай, что денег не нашла.

– Хорошо мать, скажу, – так ни с чем он и ушел. Сидел бы там тихонечко так, пойди ты, с картами связался, а еще с чем же.

На светофоре загорелся зеленый свет, и до слуха Анны Ивановны дошел еще пока далекий шум приближающего поезда. Неизвестно по каким признакам, но что-то подсказывало ей, что сегодня она, наконец-то встретит Митьку. Состав был коротким, всего несколько вагонов, и она, глядя на свет приближающего тепловоза, пошла туда, где должен был остановиться первый вагон. В выборе места она не ошиблась, и теперь Анна Ивановна вглядывалась в толпу вывалившихся на перрон пассажиров. Она надеялась не столько на глаза, которые в последнее время заметно сдали в зоркости, сколько на чутье материнского сердца, которое в этой толчее непременно отыщет сына. Но народ пробежал, как вода в ручье, оставив пустынным слабоосвещенный перрон.

“Верно, по дороге домой что подработал” – с горечью и обидой подумалось Анне Ивановне, и сразу ей стало холодно и одиноко.

Возле кирпичного здания вокзала стояло несколько машин такси. До этого она, жалея денег, шлепала через весь город пешком, а сегодня почему-то ноги не шли, слабли от каждого шага.

– На Фрунзе, пожалуйста, дом девять, третий подъезд, – садясь в легковушку, попросила она.

– Добрый вечер, – улыбнулся ей уже немолодой водитель.

– Здравствуйте, – спохватившись, поздоровалась и она. Таксист как-то озадаченно посмотрел на Анну Ивановну, как что хотел сказать, но не сказал.

– Не встретили? – спросил лишь он ее, когда, петляя узенькими улочками, машина наконец-то выехала на широкий мост через реку.

– Не приехал, как на работу полную семидневку хожу.

– Уж не сына ли из тюрьмы?

– Его, а вы откуда знаете? – насторожилась Анна Ивановна.

– Вез я одного минут двадцать назад по этому адресу, задиристый такой, может и он.

– Говорил хоть чего?

– Да нет, молчал больше.

Это было похоже на Митьку, особо не разговорится, смолоду жил себе на уме. Расплатившись, Анна Ивановна торопко заспешила в подъезд, веря и не веря в возвращение Митьки.

– Где тебя носит? – сын стоял на лестничной площадке, с укором глядя на тяжело поднимавшуюся по ступенькам мать. Встреча вышла не такая, какую себе представляла Анна Ивановна, скомканная, как в кулаке измятая бумага.

– Да тебя встречала, – поравнявшись с Митькой, ответила она. Ее желание – заплакав, припасть к крепкой груди сына, в этой ситуации стало, как лишним они даже не обнялись и не поцеловались, словно расстались вчера.

– Ну, пойдем, что ли? – потоптавшись и проглатывая что-то сухое в горле, то ли спросила, то ли позвала Анна Ивановна. Митька, как всегда был на высоте. Приличная теплая куртка, темно-синий шикарный костюм, белая только без галстука рубашка. Хорошая одежда была его слабостью. Чисто выбритое широкоскулое лицо прорезал свежий шрам.

– Уж не из-за этих проклятых денег? – едва дотронувшись до этого косого разреза, болезненно морщась, спросила Анна Ивановна.

– Да нет, по другому случаю, снимая ботинки, ответил Митька. На этот раз, он вернулся каким-то откормленным, даже с небольшим животиком. Ему к сорока, верно, по возрасту полнел.

– А то я ту просьбу твою никак выполнить не могла. А дачу продать, так бумаги на оформление дороже станут, – попыталась она оправдаться перед сыном, вернуть к себе его хорошее и теплое отношение.

– Да перестань ты, мА, – Митька переобулся в тапочки и, разглядывал себя в большом зеркале прихожей. Анна Ивановна прошла на кухню и стала собирать на стол. Ей была заготовлена и любимая сыном селедочка, и дорогая колбаска, и наваренная укутанная тряпками кастрюлька картошки. На стол была поставлена и бутылка водки. Сейчас сядут они, поговорят после долгой разлуки. Выпьют – Анна Ивановна, как всегда, капельку, ну а сын допьет то, что останется. Но Митька неизвестно зачем взялся за трубку телефона, и стал обзванивать каких-то знакомых. И только они, как грибы после дождя, один за другим стали появляться в их однокомнатной квартире, Анна Ивановна поняла, что никаких вдвоем с сыном посиделок не выйдет.

– А, Чибис, привет, – вваливаясь в двери, они обнимались с сыном и так, не разуваясь, проходили к накрытому столу. К ее бутылке прибавилось еще несколько. Появились молодые, едва не школьницы, девчонки. Собравшийся народ невольно, но вытеснил Анну Ивановну из-за стола.

– У нас тут свои дела иди, мА в комнате посиди, – сказал Митька вставшей у газовой плиты матери. Обиженно поджав губы, Анна Ивановна прошла в комнату и включила телевизор. Но по первой и второй программе пели песни, а по остальным шла какая-то непонятная ерунда. Она все еще ждала, что сын позовет ее, но он так и не позвал. Потом перепитые гости выжили ее из комнаты обратно на кухню. Голодная Анна Ивановна доела, что осталось и запила горячим чаем. В пору и спать ложиться, но шум и гам за тонкой перегородкой не прекращался. Уходить никто не торопился. А затем, через какое-то время все стало стихать, и она поняла, что укладываются, кто где, на ночлег. У нее было свое место, односпальная кровать, а у сына, когда он бывал на воле, диван. Теперь эти пришельцы забрали все – и место, и подушку с одеялом. С антресолей в коридоре Анна Ивановна, тихо поругиваясь, достала старые рабочие телогрейки, и бросила их на измазанный пол. Подмести, убрать грязь у нее просто не было ни желания, ни сил. Выключив свет, она легла. Прикрывшись сверху стареньким зимним пальтишком. Доведенный Митькиными похождениями до инфаркта муж и тот не выдержал. Лежит теперь под деревянным крашеным крестом. А ей неизвестно, сколько богом отмеряно жить да мучаться. Всякое ей приходилось терпеть от сына, но чтобы спать на полу – впервые. После очередного срока Митька становился все дурнее и дурнее. Да хоть бы сидел за что, стоящее, а то так, по мелочам всяким. То в магазине что украдет и тут же попадется, а то кому в физиономию не известно за что заедет. Как свистнул еще в молодости мопед, за который можно было и не сажать, потому как отдал, так и идет по сегодняшний день непонятно по чьей дорожке. Анне Ивановне не спалось, да где ж тут уснешь. Из комнаты до ее слуха теперь доносилось всего два приглушенных голоса. Один с хрипотцой принадлежал Митьке, другой неизвестно кому.

– Варька заочница. Смотри ничего себе девах, – сын, по-видимому, показывал незнакомцу какую-то фотографию.

– Ну.

– Гну. Да пилить надо до Норильска.

– Не хрена себе ближний свет.

– Да и порожняк не прогонишь, деньги надо.

– Где возьмешь? Квартиру опрокину, ни что в ней и есть.

– А матку куда?

– Да в дом интернат отвезу “Не сегодня – завтра” все равно ее путь туда ляжет.

Анна Ивановна слушала и не верила своим ушам. Вот, оказывается, родной сынок какую ей участь уготовил. Как господь бог распорядился. Ей бы в пору сейчас встать и разогнать вместе с сыном эту шайку – лейку, но сил не было, ноги, как пристегнули к полу, и она лишь беззвучно и неутешно заплакала. В ту ночь она так и не сомкнула глаз. Митька тоже спал или не спал, но появился на кухне первым и даже не удивился, застав мать лежащей на полу. Сунул свою взлохмаченную голову под кран с холодной водой, повернутое к ней его лицо от страшного похмелья болезненно морщилось. Глядя на страдания сына, Анна Ивановна не выдержала, встала, полезла рукой в шкаф на стене.

– Ну, ты, мА, молодец, – увидев бутылку, внезапно заулыбался Митька.

Ей казалось, что он сейчас сядет за стол, похмелится, и они хоть немного поговорят. Очень ей хотелось узнать про Норильск, квартиру и дом престарелых. Может это его пьяный треп. Но снова вышло совсем не так, как хотелось Анне Ивановне. Митька как-то на ходу выпил стопку, схватил бутылку и понесся в комнату. Оттуда послышались разбуженные голоса. Через какое-то время, едва она успела убрать с пола свое барахло, объявился Митька.

– МА, ты свари чего поесть, – попросил он. Из комнаты, он вышел с каким-то черноволосым парнем, который надел кожаную куртку, обулся и куда-то ушел. Вскоре он появился с полной сумкой водки. Снова Анна Ивановна наготовила и опять, как вечером, места ей за столом не нашлось. На этот раз она позвала сына в комнату и тихо спросила:

– Когда, Митька, этот балаган кончится?

– Да что тебе, жалко, пусть братва погуляет.

– Мне то, каково – горько усмехнулась Анна Ивановна.

– Потерпишь, – холодно ответил Митька и ушел.

Пьянка, начавшаяся с нескольких бутылок, теперь мерялась ящиками и полыхала разгоревшимся костром. Пили и ночью, даже на кухне Анне Ивановне не было никакого покоя. Еду, они теперь носили из магазина – колбасу, копченую курицу, но и ее похлебкой не брезговали. Как-то сварила себе маленькую кастрюльку рыбного супа, но не успела в руку и ложку взять, как, учуяв горяченькое, налетели словно воронье, даже ей на хлебок ничего не оставили. В тот вечер Анна Ивановна решила сходить в магазин, купить себе чего, да и съесть где нибудь, дома из рук вырвут. Деньги у ребят кончились, Митька даже продал свой костюм с курткой. Сунулась она в маленький чайничек под крышкой, что стоял в укромном месте, в котором оставались ее последние полторы тысячи от пенсии, а там ничего, пусто.

– Митька, – сердито позвала она, глядя на разбросанные по комнате тела.

– Чего тебе, – отозвался он, едва подняв с пола от батареи, свою какую-то раздавленную физиономию.

– Пойди-ка сюда. Митька недовольно поднялся и пошел к матери.

– Чего орешь? Чего?– спрашивал он.

– Деньги мои где? – губы Анны Ивановны подрагивали от волнения.

– Ну, взял и чего?

– Так они у меня последние.

Анна Ивановна отчетливо поняла, что и идти некуда, а и больше ей в этой квартире оставаться незачем. Она обулась и только хотела надеть летний плащ, так как более теплого у нее ничего не было, как Митька вырвал его из рук и бросил на пол. Нагнувшись, он схватил чьи-то грязные ботинки и прошлепал ими по тонкой материи. Протянул матери перепачканную одежку:

– Милостыню собирать как раз, так естественнее.

– Ну, спасибо тебе, сынок, – едва справляясь с душившими ее слезами, Анна Ивановна накинула на себя эту грязь и закрыла за собой входную дверь. Чтобы как-то перекоротать наступающую ночь, голодная и холодная она зашла в один из подъездов многоэтажного дома. Остальные, как в тюрьме, были закрыты железными дверьми. Она не остановилась на первом, а зашла на последний этаж, там меньше ходили, и было больше надежды, что не выгонят. Вздрагивая от каждого шороха, она присела на подоконник узкого окна. От него сильно дуло, и она мелко дрожала от подступавшего холода. Когда хлопнула одна из дверей ее пятого этажа, Анна Ивановна, как бездомная собачонка, сжалась вся, со страхом вслушиваясь в наступившую тишину:

– Эй, а что ты тут делаешь? – спросил ее грубый мужской голос. Не зная, что и говорить, Анна Ивановна повернулась и теперь растерянно смотрела на молодого, ладного собой мужчину.

– Анна Ивановна, – неожиданно проговорил тот, – не признаете?

Она вглядывалась в этого крепыша и действительно не узнала, она в этой жизни забыла, что когда-то была учительницей начальных классов.

– Да я Володька Петров, помните, может, такого ушастого пацана.

– Вспомнила, – все еще присматриваясь к своему бывшему ученику, не совсем уверенно ответила она. Сколько их прошло через ее руки, тысячи, и разве всех запомнишь. Они ведь росли, менялись. Хоть ее узнавали и то ладно.

– Все-таки признали, – обрадовался Володька.

– Я вижу, у вас никак беда. Пойдемте ко мне, погреетесь и расскажете. Володька уважительно подхватил ее под руку и повел в квартиру. В прихожей раздел и проводил на кухню. Там за столом сидели два коротко стриженых крепыша.

– Ты что-то шустро, как и до магазина не дошел? – обиженно насупился один из сидящих.

– Да вот Анну Ивановну встретил, свою бывшую учительницу, – ответил Володька, указывая на рядом стоявшую женщину.

– Ну, учителей мы уважаем, – проговорили в ответ, и как показалось Анне Ивановне даже поклонили головы. Усадив учительницу на мягкую табуретку, Володька пошел в комнату и принес оттуда бутылку водки.

– Вот из заначки взял, – сказал он заулыбавшимся приятелям.

От выпивки Анна Ивановна отказалась, ну а они пропустили по рюмке, за ее здоровье, чем немало порадовали ее.

– Ну, а теперь Анна Ивановна давайте рассказывайте, – слегка закусив, предложил ей Володька.

Почему-то, доверившись этим людям, и не в силах больше сдерживать в себе то, что накопилось в сердце за это последнее время, она выплакала все. Про украденные деньги, про дом престарелых, про гульбище, которое никак не кончалось.

– Вот значит, какой расклад, – выслушав ее, Володька, шевельнул посеревшими скулами. Встал, подошел к холодильнику, налил из кастрюли что-то в блюдо, погрел на газу, а затем поставил на стол перед ней.

– На-ко щей похлебай Анна Ивановна, а то, поди, когда и ела. Хоть и неудобно было, но она взялась за ложку. Потом попила чая с булкой и маслом.

– Вот и накормил ты меня Володюшка, спасибо тебе, – поблагодарила Анна Ивановна. – А ты что, тоже сидел? 

Она только сейчас обратила внимание на тюремные наколки на руках своего бывшего ученика.

– Иногда бывает. И мать для меня святое. Все ждала как вы Анна Ивановна, а вот не дождалась. – Володька вздохнул, взял бутылку, налил только себе один и выпил.

– А вы Анна Ивановна, в каком доме живете? – спросил мужчина, с каким-то квадратным лицом. У нее спросили, и она ответила. Чего ей молчать, если им полностью доверилась. Хоть это тоже выходило тюремщики, но не такие, как Митька и его друзья шелопутние.

– Уж не Чибисом вашего сына кличут, – спросил все тот же мужчина.

– Чибис, Чибис, – подтвердила Анна Ивановна.

– Ну, я это дело на тормозах не спущу, – как сквозь зубы процедил Володька.

Анна Ивановна молчала. Пусть поговорят, пугнут хоть, а то совсем Митька от рук отбился, мать ни во что не ставит. Еще посидев, она засобиралась уходить.

– Пойдемте, я вас немного провожу, – встал со своего места и Володька.

– Спасибо вам, сыночки, за все, – Анна Ивановна растрогалась, едва не расплакалась.

Володька проводил ее до выхода из подъезда и там они расстались.

– Домой ступайте Анна Ивановна. Нечего по чужим подъездам ошиваться. Все будет хорошо, – наказал он ей на прощание.

Только пройдя с полдороги, Анна Ивановна с ужасом поняла, что ж она наделала. На современном языке выходило, что она невольно заказала своего сына. Без денег, так, используя доброе отношение к ней своего бывшего ученика. Митька же совсем не промах, просто так никому не дастся. Будет драка, поножовщина. А эти опытнее, матерее. Убьют они сына. Нет, ничего не надо. Пусть все будет так, как есть. Она потерпит. А там, может, его и посадят, вот тогда она и отдохнет. Что было сил в ногах, Анна Ивановна заспешила, заторопилась обратно. Поднявшись на пятый этаж, она позвонила в знакомую, обитую дерматином дверь. Постучала. Неизвестно почему, только ей не открыли...

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.04: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

29.04: Йордан Йовков. Другой мир (рассказ, перевод с болгарского Николая Божикова)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

25.04: Бранислав Янкович. Соловей-пташка (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

22.04: Александр Левковский. Девушка моей мечты (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!