HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Анна Франц

Александра

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 16.03.2012
Иллюстрация. Название: "Парочка". Автор: Дмитрий Ильин. Источник: http://www.photosight.ru/photos/4342820/

 

 

 

Когда остаёшься один, тишина особенно начинает резать слух. Словно лезвием по барабанным перепонкам: не самое приятное в мире ощущение. Кладбищенская же тишина неприятней всех. Здесь, среди печально-пёстрых цветов и траурных венков, где даже далёкий крик ворона воспринимается как неминуемый знак свыше, и начинается моя история. Не самое романтичное место. Но ведь и это отнюдь не самая романтическая история. Я стою здесь, перед могилой моей любимой жены, наверно, не до конца осознавая свою потерю. Все уже разошлись, а я никак не могу заставить себя даже отвернуться. Боюсь ли я? Пожалуй. Ведь я не знаю, что ждёт меня дальше, куда заведёт меня моя судьба, но ясно понимаю одно: всё изменится. Уже изменилось. Я стал совершенно другим человеком благодаря ей, ради неё. Почему? Вы вряд ли захотите узнать ответ.

Я был обычным студентом экономического факультета – она училась на химика. Мне предки на двадцатилетие подарили шикарную квартиру в спальном районе Москвы – она делила комнату в сталинской общаге с пятью соседками. Я был популярен, всегда окружён толпой девчонок, постоянно мотался по клубам – она считалась скромницей и, кажется, вообще не умела танцевать. Единственное, что было у нас общего – лекции по философии по понедельникам.

Я узнал её именно тогда: всегда сидит со своей подружкой, редко говорит и не отвечает на вопросы учителя, но если вдруг обратятся именно к ней, так отстоит свою точку зрения, что все начинают сомневаться, не ошиблась ли она профессией. Тогда я мало что о ней знал: студентка-отличница второго курса, зовут Александра, член студенческого актива, безвозмездно помогает отстающим и постоянно участвует во всевозможных научных конференциях и олимпиадах. Обычная зануда, думаете вы? Но нет. Её острый ум и страстное желание учиться оттеняла особенная природная привлекательность. Она не была сногсшибательно красива, многие мои друзья и вовсе сочли бы её обычной провинциалкой. Но я видел в ней больше. Её глаза, иссиня-чёрные, всегда серьёзный взгляд, скромная беглая улыбка и отточенная спортивная фигура с тонкой талией и длинными стройными ножками давали сто очков вперёд любой большегрудой полуобнажённой модели с обложки Playboy. Хотя, что я говорю! В свои двадцать я и не задумывался о таких девушках, как она.

 

В один понедельник всё изменилось. Тот день начинался с философии. Я ненавидел философию, никогда не понимал, зачем мне, экономисту, этот предмет? Ну, к чему мне Диоген с его бочкой, или Сократ с его нравоучениями, или Кант и его «вещью в себе»? Если они не могут объяснить мне, куда лучше всего вложить капитал и как его приумножить, мне не о чем с ними разговаривать. Мудрость природы, ограниченность познания, первоначало и диалектика – это всё чушь собачья! В современном мире всё решают деньги, философии здесь больше нет места. Она так не считала.

В тот самый день я слегка проспал и не успел позавтракать. Задержался у буфета на какую-то минуту, чтобы купить шоколадку. Естественно, когда влетел в аудиторию, лекция уже началась. Чудаковатая перподша позволила мне войти. Ближайшее свободное место оказалось рядом с ней, и я, не раздумывая, упал на свободный стул.

Пока я доставал тетрадь и ручку, она искоса, с нескрываемым недоверием смотрела в мою сторону. В моём животе всё бунтовало: ни о чём, кроме еды, я думать просто не мог, однако галантность не позволяла мне не предложить шоколадку соседке. Она молча отказалась и отвернулась, покраснев. Меня как током шарахнуло! Да она влюблена в меня! Кто бы мог подумать! От одной этой мысли, а точнее, от осознания её, я самодовольно ухмыльнулся. Вообще-то раньше, когда мне признавались в любви в открытую, мне было неловко, но сейчас, хоть она не произнесла ни слова, почему-то я не мог убрать с лица эту отвратительную самовлюблённую улыбку. Выглядел я, должно быть, по-идиотски, даже наша странноватая женщина-философ заметила и сделала какое-то ехидное замечание вроде того, что любовь крутить нужно вне аудитории и следует отключить на два часа свои примитивные позывы к размножению. Все смеялись, но её это задело. Она готова была заплакать и метнула в мою сторону такой обиженный взгляд, что мне стало неудобно. Нас подначивали всю лекцию, хоть мы за два часа не сказали друг другу ни слова. Она смотреть-то на меня избегала, зато я только и делал, что пялился на неё. Она заметила, и я лишь диву давался, как она не въехала мне в челюсть.

Перерывов нам не делали (разве можно отрываться от философии ради чего-то материального!), и я решил извиниться перед ней за то, что ей из-за меня досталось, после пары. Приготовил речь, думал об этом почти час. Но, когда мучительница-философ нас отпустила, и моя соседка, откинув назад шикарные русые волосы, начала собирать сумку, я вдруг понял, что единственное, что хочу ей сказать – это:

– Не хочешь со мной поужинать?

Она удивилась, но ничего не произнесла и продолжила собирать листочки и тетради. Я сидел неподвижно, наивно надеясь получить ответ. Всё внутри оборвалось, когда она встала, чтобы идти, но потом она вдруг положила передо мной короткую записочку с номером телефона.

– Позвони мне, – просто сказала она и ушла вместе со своей группой.

Моё сердце бешено колотилось где-то в районе горла, руки, сжимавшие несчастную записку, вспотели так, что чернила начали стираться, и я поспешил достать телефон, чтобы переписать заветный номер и одновременно поискать ресторан, куда можно сводить мою соседку.

Я позвонил ей тем же вечером и назначил свидание на завтра в семь.

 

Я приехал на двадцать минут раньше и весь извёлся, ожидая её. Когда она, такая красивая и непринуждённая, вышла из дверей общаги, я буквально вылетел из машины и сделал шаг навстречу. Вручил ей цветы, она приняла их со спокойной улыбкой. Дорогой мы преимущественно молчали: я не знал, о чём заговорить, и вообще, не мог сосредоточиться на чём-то, кроме сногсшибательной женщины, что сидела на пассажирском сиденье; она тоже не говорила, скорее всего, от смущения.

Свидание прошло великолепно. Ужин был вкусным, ей понравилась рыба в сливочно-чесночном соусе, мне – бифштекс с кровью. Мы разговорились. Вернее, говорил только я, она лишь отвечала на мои вопросы, но всё только от своей скромности. После развратных и распутных девок, которых мы с друзьями клеили в клубах, моя новая спутница казалась мне нежной нетронутой розой. Признаться честно, я был очарован.

Мы долгое время гуляли по набережной. Она замёрзла, и я дал ей пиджак, галантно набросив его ей на плечи. Мне хотелось прикасаться к ней, хотелось всегда держать за руки, и смотреть в эти тёмные глаза-колодцы, и тонуть в них целую вечность. О поцелуе я мог только мечтать, и я знал, что она не позволит. Так и вышло, но мне было достаточно и того лёгкого прикосновения губами к её тёплой нежной щеке на прощанье. Я готов был умолять её о втором свидании, и она не отказала.

 

Весь следующий месяц я вился вокруг неё. Мы ходили то в кино, то в парки, то просто гуляли по городу или сидели в кафешках. Когда она ко мне привыкла, то стала раскованнее. С ней было приятно общаться, она с легкостью поддерживала разговор на любую тему, от футбола до Карибского кризиса. Единственное правило, которое она ввела: мы должны были встречаться не чаще трёх-четырёх раз в неделю из-за её и моей учебы. Я удивлялся, как она всё успевает: она продолжала находить время на подготовку к контрольным, на свой научный проект, на помощь первокурсникам и, конечно, на меня, любимого. Моя же успеваемость снизилась, но она сказала, что, если я не возьмусь за ум, она и вовсе перестанет ходить со мной на свидания, и я прилежно взялся за учёбу.

Это безумие продолжалось полгода, пока однажды мы не поссорились. Это вышло так неожиданно, что я даже не сразу понял, что именно произошло.

Мы с парнями стояли в коридоре, когда мимо прошёл наш местный ботан, любимый снаряд для онемевших кулаков. Он толкнул случайно моего приятеля, и тот завёлся с пол-оборота. Он ткнул очкарика в грудь, тот отлетел на метр. Все смеялись, и я смеялся, а потом появилась она и швырнула мне кольцо, что я ей подарил на наши совместные полгода буквально позавчера.

– Не звони мне больше! – крикнула она и скрылась в толпе, окружившей того парня. Она увела его в медпункт, кажется, он ударился головой при падении.

Весь день я не мог думать ни о чём другом, кроме как о ней. Я ревновал, страшно ревновал. Встреть я опять этого очкарика, я бы, наверно, избил его гораздо сильнее, чем мой приятель, только за то, что она взяла его под руку. Я переругался со всеми друзьями, которые советовали мне забить на эту чокнутую истеричку, но я не мог забить. В тот момент я уже был по уши в неё влюблен, и эта сцена только сильнее уверила меня в том, что я не должен терять такую замечательную девушку, как она.

Я поехал извиняться в тот же вечер, но она прогнала меня и даже не пустила в общагу. Я ждал под дверью всю ночь до утра, сердобольные охранники даже напоили меня чаем. Около девяти, когда она собралась на занятия, я встретил её внизу, упал на колени и молил о прощении. Сделай так кто другой, я бы решил, что это унизительно, но тогда моя гордость пострадала бы больше, если бы я даже не попытался её вернуть. Она назвала меня самовлюблённым кретином, сказала, что я ей противен, но я мог видеть только её опухшие красные глаза, открыто говорящие о том, что страдал от нашей ссоры этой ночью не только я. Она простила меня, конечно, не сразу, но к вечеру я снова получил возможность надеть кольцо обратно на её пальчик. Мне так было спокойнее: колечко было символом того, что эта девушка принадлежит мне. В знак примирения я подобрал к её кольцу серёжки, но она отказалась их носить и сказала, чтобы я вернул их в магазин.

 

Через два года мы оба закончили универ. Я занялся бизнесом, она пошла в магистратуру с намерением после защищать кандидатскую и докторскую. Она работала в лаборатории, занималась какими-то серьёзными научными исследованиями в области фармакологии. Мой бизнес процветал, мы жили безбедно.

Спустя ещё полгода мы узаконили отношения. Она настаивала на венчании, и я не смог отказать своей принцессе. В своём свадебном платье, что они подобрали вместе с матерью, она была самой красивой невестой на свете. На протяжении всей церемонии я не мог поверить, что эта девушка способна сказать мне «Да», но она сказала, сделав меня самым счастливым человеком на планете.

А потом грянул кризис. В нём потонули почти все сферы экономики. Моя компания пришла в упадок и с трудом держалась на плаву. Конечно, мы не голодали, но и на широкую ногу жить больше не могли. Впрочем, мою любимую это нисколько не беспокоило. Она, как и раньше, повела себя как очень умная, хозяйственная женщина и умудрялась поддерживать и ободрять меня, хотя я и чувствовал, что вся моя жизнь катится к чертям. Я стал бояться, что не смогу обеспечить её, что она уйдёт к другому, подаст на развод… Моё сознание с каждым днём рисовало всё более ужасные картины, а я от этого постепенно впадал в уныние.

Как-то вечером меня навестил на работе друг и предложил выпить. Я позвонил любимой, предупредить. Она не возражала, только попросила не перебарщивать и возвращаться до полуночи. Мы пошли в бар. Лишних денег у меня не было, зато мой друг, такой же бизнесмен, как и я сам, сорил ими как шелухой. Я был озадачен и напрямую спросил, как ему удалось не потерять бизнес. Он ответил, что кризис отобрал у него все до единого. Он остался без гроша, но потом вложил кое-куда давние сбережения, и через неделю вернул весь капитал. Я заинтересовался. На самом деле, к тому моменту я уже стал настолько мнителен, что был готов на что угодно. Друг предложил мне поучаствовать. Он рассказал подробнее о предприятии и предложил мне аферу: подделать бумаги, провести деньги через детские дома и вытянуть их из государства. Я заколебался, долго думал, что жена, наверняка, не одобрила бы, и отказался.

Домой я вернулся раньше, чем планировал, и услышал часть разговора любимой с её коллегой. Она говорила, что их лаборатории сильно урезали бюджет, а без денег она не сможет закончить эксперименты вовремя, то есть может не успеть дописать докторскую. Я попытался успокоить её, пообещал во что бы то ни стало достать деньги и следующим утром перезвонил другу.

 

Всё прошло как по маслу. Спустя две недели я уже вновь был богат. С деньгами я чувствовал себя спокойнее и уверенней, что теперь-то любовь всей моей жизни навсегда останется со мной рядом.

Поначалу я не знал, как сообщить эту новость, но потом решил сделать ей приятное. Купил ей в подарок шубу, цветы и дорогое вино. Дома она встретила меня, как всегда, тепло и нежно. Она не понимала, почему я выгляжу таким счастливым, пока я не протянул ей цветы и подарки и не сказал:

– Милая, мы снова богаты!

Она удивилась, я понял это, потом на смену удивлению пришёл шок. Я, пожалуй, и не ожидал другой реакции: она редко в открытую выражала свои чувства. Весь вечер она молчала, даже позже пошла спать. Я не возражал, хотя и рассчитывал на некоторую благодарность. Впервые за долгое время я был собой доволен. Сон унёс меня мгновенно.

 

Наутро я проснулся один. Её рядом не было. Я позвал её, никто не откликнулся. Без неё в большой квартире стало пусто и одиноко. Я скучал по ней безумно, хоть и не видел её не большее полусуток. По телефону она не ответила: заработалась, наверное. Меня немного насторожило, что она не оставила завтрак. На кухонном столе стояла лишь полупустая чашка кофе и свёрнутая вчетверо вчерашняя газета с большим ярким заголовком: «Мошенники наживаются на бедных сиротах!» Я почувствовал лёгкий укол под сердцем. Было ли мне стыдно? Не знаю, не думал об этом. Желание счастья и спокойствия затмило для меня всё остальное. Она была со мной, была моей и это все, чего я только мог желать от жизни. Никогда не думал, что можно так сильно любить. Ради неё я был готов на всё.

Вечером после работы я решил позвонить ей и забрать из лаборатории. Она не ответила на звонок, домашний тоже молчал, и мне пришлось ехать наудачу.

За один квартал до университета, где она работала, меня обогнали две пожарки и скорая. Издалека был виден густой дым. Возле университета собралась толпа, хотя время совсем не учебное, около девяти. Увидев огонь, дым и пожарных в крыле, где работала моя любимая, я перепугался и бросился туда.

– Вадик! Вадик! Слава Богу! Я уж думала, она осталась там! – я столкнулся с Машей, подругой жены и её коллегой.

– Что произошло?

– Утечка газа. Охранник услышал телефонный звонок, пошёл проверить, вдруг кто остался в кабинетах, включил свет и… Половина лаборатории взлетела на воздух. Слава богу, Саша вовремя уехала… Она была так подавлена, не хотела идти домой. Хорошо, что вы помирились.

– Помирились? Мы не ссорились… – я был ошарашен. Маша ещё не отошла от потрясения и тараторила без умолку, не давая сосредоточиться. Тревожные мысли мелькали в моей голове, но сформироваться в единую не могли.

– Она была так подавлена. Сказала, что не спала всю ночь, – удивлённо продолжала Маша. – А ещё она что-то говорила о том, что любит тебя, потом что-то о полиции. О том, что должна кого-то сдать в полицию, но не может.

У меня холодок пробежал по спине. Я начал догадываться, но не хотел выражать эту мысль. Сейчас для меня главное – выяснить, где моя любимая.

– Маш, я не видел её весь день. И утром тоже. Она не отвечает на звонки…

Договорить я не успел. Из дверей, ведущих в лаборатории, выносили человека. Не помня себя от страха, я побежал к скорой, расталкивая всех, кто стоял на пути.

– Это моя жена! – закричал я в панике. Меня пустили в машину, но врачи не говорили ни слова.

Я смог понять только то, что она сейчас была в тяжелом состоянии и без сознания. Она получила серьёзные ожоги. Я не мог прийти в себя, я не верил, что такое возможно. Она должна была поправиться, должна была выжить. Как я смогу прожить без неё? Это невозможно! Невозможно…

Врачи были бессильны. Моя девочка держалась из последних сил. Она не приходила в сознание всю ночь, а я сидел у ее постели и плакал.

Всё случилось только из-за меня. Она узнала, что это я тот вор, что наживается на детдомовцах, узнала и была разочарована. Она хотела уйти от меня, афериста и мошенника, и должна была сообщить в полицию. Но она этого не сделала. Она любила меня так сильно, что готова была ради меня переступить через свои непоколебимые принципы, переступить через себя. Я плакал, рыдал как младенец, держа её за руку и умоляя о прощении.

– Я верну все деньги, все, до последней копейки, только очнись, милая, пожалуйста! Очнись… – шептал я, в порыве отчаяния глотая слезы. – Прости меня, умоляю, прости! Каким я был дураком! Зачем я это сделал?! Почему не слушал тебя? Ведь ты всегда знала, как поступить правильно. Почему я не смог так же? Но теперь всё будет по-другому. Я изменюсь. Я больше никогда не буду воровать, никогда не сделаю ничего такого, чего ты бы не одобрила. Я клянусь тебе. Только не оставляй меня. Пожалуйста!.. – мне показалось, наверное, но она улыбнулась слегка.

И всё.

Через двадцать секунд её не стало…

 

И вот теперь я стою здесь, на кладбище, перед её могилой, усыпанной цветами. Она прожила прекрасную жизнь. Она несла в себе добро, олицетворяла самое чистое и восхитительное чувство в человеке. Теперь её нет, и я тоже не хочу жить. Но я дал слово.

Я вернул все деньги, продал всё, кроме нашей квартиры, передал отцу свой бизнес. Всё это отныне было лишено для меня смысла. Оставалось только горе и безграничная любовь, которая теснилась в груди, не имея выхода наружу.

Неизвестность повисла надо мной. Всё поменялось, смысл моей жизни исчез, растаял как в тумане. Но я больше не боялся. Смятение исчезло из моего сердца. Теперь я точно знал, что должен сделать.

– Идём, сын мой, – я почувствовал на своём плече крепкую, надёжную руку.

– Как скажете, Святой Отец…

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!