HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Дмитрий Фьюче

Ницше «у-у-у» Пелевина или Охота на Оборотней

Обсудить

Эссе

 

 

(продолжение, обязанное роману «Священная Книга Оборотня»)

 

 

«У-у-у» – нечто среднее между воем и зевком. 

Виктор Пелевин
 


«У» по-китайски – отсутствие, пустота. 

Дмитрий Фьюч`е

 

 

Опубликовано редактором: , 5.09.2008
Оглавление

9. Волк
10. Охота на волков
11. Охота на Пелевина

Охота на волков


 

 

 

Я буду говорить сейчас о гендерной природе человека и о его менее всего понимаемой и изученной мужской психической функции, отражающей мужскую физиологию и мужскую генетику. Я буду говорить о той самой «пропасти зла», третьей сверх-нижней чакре (следующей за чакрой Лисы и чакрой Волка) на конце хвоста, где обитает Сверхоборотень или нечто, порождающее энергию и силу, которая в современном языке именуется злой силой, или просто Злом. Вот как его эманации проступают в тексте Пелевина в метафорах:

«Бывает, увидит кто меня, выпучит глаза от вида моей рыжей гордости, а в следующую секунду и сам уже не понимает, что за дрожь его прошибла – ничего ведь нет кругом, только голое поле, над которым ветер крутит сухие листья…»;

«Мы, Лисы, … нащупываем тайные струны человека, а потом, когда они найдены, норовим сыграть на них «Полёт Валькирий», от которого рушится всё здание личности»,

«У Лис есть метод, позволяющий посылать наваждение во все стороны сразу, мгновенно подавляя человеческую волю. При этом мы не настраиваемся на конкретного клиента, а как бы становимся большим и тяжелым камнем, который падает на гладкое озеро «здесь и сейчас», посылая во все стороны рябь, из-за которой у людей мутится в голове. А потом дезориентированный человеческий ум сам хватается за первую предложенную ему соломинку. Не знаю, понятно ли? Называется эта техника «Гроза над Небесным Дворцом».

Эта «загадочная», мужская психическая квинтэссенция с помощью необъяснимой алхимической реакции, трансмутировала в существе Волка до своей магической актуализации – инвольтированный любовью, он научается радикально прекращать любую реальность, которой, выражаясь по-простому и по-русски, наступает… пиздец. Для практической жизни действительно очень полезно порой стряхивать с себя гипноз этих блуждающих и обманчивых иносказаний Ума в Языке, – прекрасных метафор. Всё, знаете ли, лучше всего объясняется посредством простых и близких к телу слов, становится как бы проще и сильнее. Пелевин в этом смысле – дока.

Поэтому также как Любовь есть лишь метафора, отражение женской квинтэссенции, женской физиологии и генетики, женской стороны человека и самой человечности в языке, замутненная множественностью своих смыслов, так и Насилие, как противоположная Любви мужская метафора, есть отражение мужской квинтэссенции, мужской физиологии и генетики, мужской стороны человека в языке, замутненное современными «смыслами» не меньше (разрушение, уничтожение, прекращение и т.д.)

Любовь и Насилие – именно эти два начала, поднимающихся от генетики или «реликтового излучения хвоста» через физиологию до метафорической выраженности в языке, имеют совсем иную по отношению друг к другу, и именно гендерную природу. Их языковые соответствия могут быть выражены следующими простыми цепочками:

Женское = Любовь = Человеческое = Слабость = Инстинкт самосохранения.

Мужское = Насилие = Всякое «Сверх» или «Вне» = Сила = Инстинкт смерти.

Уточнения здесь требуется только два: 1) Мужское определяется и измеряется способностью к Насилию, Женское определяется и измеряется способностью к Любви, 2) Мужское и Женское не есть Мужчина и Женщина, это развившиеся в процессе эволюции и закодированные на генетическом уровне психические проявления пола, присутствующие в каждом человеке и работающие в его жизни в зависимости от их востребованности её обстоятельствами.

В чистом виде Любовь и Насилие в принципе невозможны. Каждый из нас, людей, представляет собой известную смесь этих начал, объединенную бесполым и именно поэтому мутным словом «психика». Дело в том, что там, где утрачивается очевидность и ясность гендерных различий, там утрачивается и ясность вообще, там всё покрывается мутью объединяющих, синтезированных, бесполых, общечеловеческих понятий, предводителем которых выступает великое, выдуманное психологией, «Оно».

Никакие наши выдумки не могут лишить наши основополагающие психические функции гендерного содержания, которые по факту несут на себе преобладающий след мужского или женского начала. Понимание этого позволяет отбросить распространенное заблуждение о том, что Разум по «своей природе» универсален и беспол, что он есть некий особый физиологический проект примирения половых различий, некая бесполая физиологическая функция, стремящаяся стереть естественные полярности изначально гендерной психики. Разум не имеет собственно «своей природы», отличной от природы человека. Разум, друзья мои, безумен точно также как и Пол, как его крайние проявления – Любовь и Насилие. Он способен обслуживать любое из этих гендерных начал, и на деле обслуживает их одновременно. Но рано или поздно Разум познаёт свою двойственность и либо делает сознательный выбор, либо пытается произвести сугубо практический синтез, ловко используя своё знание этих двух началах, в которых, действительно, нечего понимать, кроме их принципиально разной природы и разного предназначения.

Поэтому вопреки распространенному мнению о том, что человеку для психического благополучия необходим гармоничный, «разумный» баланс между его гендерными проявлениями, посмею утверждать обратное: для психического благополучия, исключающего всякую возможность любого рода психических отклонений, а также предполагающего стабильность психики, необходимо если не тотальное, то акцентированное преобладание и подавление одним началом другого, господство одного начала над другим. Чем ближе к паритету находятся женское и мужское начало в человеке, тем более он будет склонен к состоянию психологического дискомфорта и соответствующего ему «ценностного духовного тупика». Ибо все наши ценности есть не что иное, как отражение в Уме и Языке наших гендерных начал и склонностей (без этих гендерных предпочтений ценности вообще формироваться не могут). Высокое-низкое, сильное-слабое, насилие-любовь, мораль господ – мораль рабов и т.д. – всё это другие названия для мужского-женского. Преобладание мужского начала порождает сильную, высокую личность господина (быть аристократом духа – быть господином над любыми проявлениями женского начала). Преобладание женского начала порождает слабую, низкую личность раба. Другими словами: у женщины лучше получается там, где она любит, у мужчины – где он ненавидит.

Разум неизбежно состоится в интересах гендерной природы человека, то есть послужит верой и правдой своему истинному господину – мужскому или женскому телу. Осознавая свои генетические приоритеты, Разум неизбежно станет тем, чем он только и может быть – инструментом, помощником в реализации жизненных, практических задач личности вполне определенного пола. Такая личность, как мужская, так и женская, являет собой прекрасный пример цельной личности, влечения, умозаключения и поступки которой всегда исполнены чистоты пола, всегда конгруэнтны и обаятельны. Наше гендерное, интуитивное ощущение естественным образом возмущает преобладание мужских начал в генетической женщине или женских начал в генетическом мужчине. Гендерное двуличие действует отталкивающе, поскольку гендерно-двуличная личность всегда идёт вразнос. Да и как ей избежать разлада? Тут, как и в современной семье, равенство супругов лишает гендерного счастья обоих. Но этот разлад – лишь подготовка к решающему выбору и размежеванию.

Ничего не поделаешь, но мало кто понимает слова Ницше и его последователей о том, что мужчина – это воин, а жизнь мужчины – это война; что счастье мужчины звучит – «я хочу!», а счастье женщины – «он хочет!»; что женщина создана для «отдохновения воина», а всё остальное – глупость. Насилие мужчины, преодолевшего и подчинившего в себе внутреннюю женщину, всегда чисто и всегда узнаваемо, и полноценно принять его способно только иное в своей природе начало – Любовь. Человек способен обуздать мучительную смесь Насилия и Любви, клокочущую в нём на трудном для постижения генно-физиологическом уровне, только следуя своей преобладающей половине, ибо исчезнуть этой нашей насквозь пронизанной полом генетике и физиологии просто некуда.

Выражаясь философски, пора произвести радикальное расширение понятия пола, уже предпринимавшуюся русским мыслителем Розановым. Человек весь есть только трансформация его пола. Всё, что мы делаем вне пола, якобы «духовно», есть неузнанное половое. И если Фрейд пел всё еще о своём, о женском, то пора уже говорить о мужском, и даже не говорить вовсе, а просто делать. Отрицание же фундаментального различия полов, или утверждение их равноправия, или желание слить их в нечто «единое» – верные признаки половой перверсии, упадка жизненных сил, но именно такие люди (именно с такими противоестественными влечениями) вчера и сегодня творят наблюдаемую нами «культуру».

 

Сновидческое эхо фашизма – это эманации мужского начала, взыскующего чистоты своего проявления – Насилия, движения духа за существующие пределы бытия, способность к актуализации и проекции в мир неограниченных возможностей небытия. Каждый мужчина хорошо знаком с этими реликтовыми волнами сокрушительной энергии, опирающейся на бездонную пропасть инстинкта смерти, на конечное и изначальное небытие, ничто, пустоту, лежащую в основе всякого бытия. В этом смысле извечное смешение и уравнивание звериного, яростного и злого получает хорошее объяснение. Мужское начало подобно ядерному реактору, источнику безграничной и опасной энергии, источнику вечной молодости духа, поскольку оно непосредственно соприкасается с небытием, способным без ограничений прекращать и порождать любое бытие. Перестать бояться этого «непостижимого» источника зла, смертельного инстинкта, философского камня, признать его, ощутить всю его мощь, воспользоваться им и, наконец, сознательно жить мужественно, – вот ближайшая задача для всех, взыскующих сверхчеловечности. Знания для контролируемого запуска этого мощнейшего, внутреннего, мужского реактора неуклонно копятся и однажды достигнут своей критической массы. Познавание сверхчеловека – так называю я процесс созидания, освоения (фиксации), накопления и передачи этих особых и практических знаний!

Это всесильное, разумно-волевое мужское начало в филогенезе и онтогенезе проявляется труднее и позже всех женских начал самосохранения и удовольствия. Оно выглядит как более молодая психическая функция, трудно вызревающая даже в самых лучших мужских организмах (достаточно указать на возникновение патриархальности и психо-физическое развитие мальчиков). Этим же движением осознаваемых мужских начал психики следует в помощь Ницше объяснять такой феномен как рессентимент, который есть проявление нового уровня неотступно набирающего силу мужского начала в еще преобладающей женской психике (после чего рабы и женщины становятся способными порождать ценности, требовать свободы и даже умирать за неё). История человечества – это всё еще женская история, история преобладающе женской психики, направленной на самосохранение и комфорт. Вся история «мужского мира» – это почивание на лаврах весьма незначительного проявления мужской психической функции, выражавшейся в основном бессознательно. В женском мире и психике мужскому началу, злой сути, злой натуре, способной к тотальному Насилию и Смерти, не нужен весь его бездонный потенциал, чтобы преобладать и господствовать. Даже известные воины и властители, все эти Александры, Цезари, Наполеоны лишь в небольшой дозе исторгли из себя в мир возможности мужского властного злоеволия, сверхсмертоносного сверхбеспредела. Последний всемирно-исторический всплеск этого гендерного движения в силу своей несвоевременности и слабости был задушен в ходе Второй Мировой Войны. Известный нам исторический фашизм тоже успел явить миру свой «необъяснимый» звериный оскал, однако так и не раскрылся, не состоялся во всей своей взыскующей чистоте. Именно поэтому он обязательно вернётся, но еще «страшнее» предшествующего, с еще большей «злой силой». Современный, внутренний «психофашист» ждёт и подрастает, чтобы в новых формах продолжить внутреннюю человеческую неизбежность – разумную дорогу зла и насилия, пролегающую в поле сознания смерти и небытия.

Скажу больше: всё великое, человеческое Созидание и Творчество, как вынашивание и рождение плода, – есть лишь вторичная и женская деятельность, основанная на первичной мужской способности уничтожать прежние и ограничивающие пределы бытия, оплодотворяя бытие к новому бытию. И чем более необузданным, поразительным и великим является Созидание и Творчество, тем более глубоко оно опирается на зло и насилие.

В будущем, еще более мужском мире, законы будут анти-либеральны, иерархичны и очень жестоки. Тот, кто не поймет необходимости взять на себя всю полноту зла и насилия, имманентного мужскому началу, кто не сможет принять на себя трагическую и дикую с точки зрения современной гуманности миссию Волка-фашиста, тот в своей неравной и бессмысленной борьбе против него с необходимостью станет его жертвой, и он придет к нему в роли палача.

Не стоит понимать мои слова примитивно. Не в среде националистов или преступных авторитетов увидим мы настоящих будущих повелителей, готовых к ужасным экспериментам в рамках естественной актуализации своей сути. По ту сторону коллективистских идеологий и банального криминала, по ту сторону добра и зла, в полуденный час слияния мужской воли и разума снимут Волки свои темные, пока еще лишь внутренние маски. Они вооружатся ласкающим руки оружием и простыми, но сильными словами: не о свободе, этом тумане для рабов, не о любви, этом обмане для женщин, но о господстве, утверждающем мужское колесо небытия-бытия. Они выстроятся в суровую и беспощадную (прежде всего к самим себе) иерархию и начнут окончательно выстраивать по её подобию весь мир. Это будет похоже, выражаясь словами Пелевина, на «цепную алхимическую реакцию». Они появятся неожиданно и внезапно, как властный факт, но они будут не злы и не жестоки сами по себе. Разве Волк-Александр зол и жесток? Их Насилие будет спокойно и холодно, иронично и ритуально, естественно и благородно.

«Каждый пустой орех хочет быть расколот» (Ницше), или оплодотворён. Каждая Лиса и есть такой пустой орех. Его колкой или оплодотворением займется Волк, «страшный» в своей реальности персонаж заката гуманистической цивилизации, обретающий сейчас свое грозное рождение в текстах всевозможных оборотней. Пример Ницше в этом смысле – наилучшая демонстрация моих мыслей. Все его тексты и поразительные философские достижения могут быть объяснены этим полу-сознательным, гендерным психическим движением, взысканием собственной мужественности, прорывавшейся к господству сквозь преобладающую женскую реальность. Дорога Ницше уже в скором времени будет радикально продолжена теми, кто без страха взглянет в глаза источнику своего мужества и осознает его природу и задачи. Избавиться от всех современных духовно-ценностно-лингвистических тупиков, упирающихся в небытие, как общую точку разрыва, прекращения и возникновения всего и вся, можно лишь одним способом – самому стать его источником. Мужество – это быть источником небытия, от которого веет насилием, злом, свершениями и тревогой во всей их мощи и непредсказуемости. Оно ведет не к фантазийной свободе, а к естественному для него господству, мощи, власти. Постичь или уверовать в это, принять такое истое мужество как первичный факт и главный смысл своего бытия и начать действовать сообразно этому, – только здесь на деле пролегает путь ко всякому высшему бытию, а с ним также к любви и благу, только здесь возможно «сердце, которое попало под власть зла, а потом вернулось к добру». Все великие вещи, словно дикие звери, ласкаются и лежат у ног всякого будущего обладателя такого мужественного сердца.

 

Итак, Волк, Зверь, как тайный облик нашего Оборотня, выслежен и теперь мне, как охотнику, загнавшего добычу в тир, под выстрел, остается лишь определить его судьбу.

Дослушаем сначала мнение Борхеса, прочитанное Лисой среди заметок Волка:

«И тут мы поняли, что «!идёт их последняя карта!, они !хитры, слепы и жестоки, как матёрые звери в облаве!, и – !ДАЙ МЫ ВОЛЮ СТРАХУ ИЛИ СОСТРАДАНИЮ – ОНИ НАС УНИЧТОЖАТ! И тогда мы выхватили по увесистому револьверу и С НАСЛАЖДЕНИЕМ ПРИСТРЕЛИЛИ БОГОВ» (вся пунктуация и шрифты – Волка).

Хорошо еще, что всяким Борхесам такое может только сниться. Кто желает вместе с Борхесом-Лисой пристрелить этих поганых волков, тот должен не иначе как пустить пулю себе в лоб или разбить этот свой лоб о стену, как это делает герой известной пьесы «Косметика для врага». Волк – это неотъемлемая и, сдается мне, центральная часть Оборотня, поэтому, убивая его, мы неизбежно убиваем самого Человека.

Не будем же неблагодарными: именно Волк извечно выручает Лису. Внешне – когда он спасает её, загнанную, от конных милиционеров, внутренне – когда лишением девственности он освобождает её для познания «истинной любви» :-), и вообще – именно Волк своей реальностью придает реальность Лисе.

Лично я не стану убивать Волка, и предпочту в слове «охота» другой его смысл. Хотеть быть Волком, желать волчьего сердца для великих свершений или просто для нормальной и цельной жизни, перестать держать своего внутреннего Волка на голодном пайке, перестать охотиться на того, кто сам есть символ охоты, – вот единственный, реальный и достойный мужской выбор. Я отпускаю Волка.

 

 

 


Оглавление

9. Волк
10. Охота на волков
11. Охота на Пелевина

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Виталий Семёнов. Сон «президента» (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!