HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 г.

Виктор Герасин

Для всех быть всем

Обсудить

Повесть

 

Так довелось, что святому старцу Амвросию Оптинскому я ныне прихожусь земляком по месту его рождения. Как писателя, меня давно занимает личность и жизненный путь святого земли русской. Его афоризм – «Где просто – там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного» – ставлю девизом ко всему своему сочинительству.

6 декабря 2012 года в с. Большая Липовица Тамбовской области в честь 200-летия со дня рождения Амвросия Оптинского освятили новый храм Троицы Живоначальной. Храм построен на пожертвования земляков великого Святого.

Я посчитал обязанным себя откликнуться на юбилей земляка, Святого земли русской Амвросия Оптинского, в миру Александра Михайловича Гренкова, повестью, что и предлагаю вниманию читателей.

 

На чтение потребуется 3 часа 40 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.01.2013
Оглавление

13. Глава 4. 4
14. Глава 5. 1
15. Глава 5. 2

Глава 5. 1


 

 

 

По установившейся традиции начался новый учебный год. В духовном училище ничего не поменялось. Александр Михайлович Гренков учил детей греческому языку. Казалось, он забыл о тех вопросах, которые смущали его, неотступно следовали за ним. Утро. Класс. Урок. Обед. Подготовка к урокам на завтра. Вечер. Прогулка. Сон. Как заведённый механизм. Ни шага вправо, ни шага влево. И так до самого креста. Этим путём, при таком распорядке идут тысячи и тысячи коллег-учителей. И не только. А другой ли распорядок у крестьянина? У плотника, каменщика, лекаря, купца, чиновника, наконец, священника? Всё одно и то же. Плюс к этому дом, жена, дети…

Что в этом духовного? Есть ли место постижения истины? У этой массы должен быть пастырь. Должен быть тот, кто перед Всевышним будет испрашивать благодати на головы сынов и дочерей Божьих.

Подобные вопросы и рассуждения постоянно внутренне вёл Александр Михайлович. Знал он – его путь в обитель, в приближение к общению с Создателем. Но как, когда? Чувствовал в себе нерешительность, понуждал себя избавиться от нее, изъять из себя. Но пока ничего не получалось. Даже в уныние впадал, чувствуя в себе эту слабость перед окончательным решением, наконец, перед исполнением обета. Не шуточное дело – обет. Это клятва. И кому данная, кому! Всевышнему! Творцу и Создателю всего и вся! Клятву давал в самый скорбный, самый трудный для себя час. А выходило, что минул час тот, живым остался – и клятву забыл? Не порядок. Не будет душе покоя. Клятвоотступник – великий грешник. И что его ожидает?

В конце сентября приснился сон. Будто сидит он, Лекса, на лесной полянке. Нежится под тёплым солнышком. Вокруг цветы дивные цветут. Птички ласковые летают. Садятся то на плечи, то на голову. Щебечут весело, радуются теплу и свету. Хорошо Лексе на полянке, так и сидел бы на ней беспечно, бесконечно. Но вот из леса на край поляны вышел Иларион. Сердце Лексы замерло при виде старца. А Иларион будто знал, что Лекса здесь, издали будто ветерком опахнул голосом своим смиренным:

– Иди в Оптину. Ты там нужен.

Лекса что-то хотел спросить у Илариона, но не успел, старец скрылся в лесу.

 

Учителя и наставники устроили новую вечеринку, теперь уже встречную. Как же, два с лишним месяца не виделись, соскучились друг по другу. Гуляли в лесу, на поляне. Было еще по-летнему тепло, но уже ни комара, ни оводов, ни другой какой кусачей живности. И снова Лексу понесло. Анекдоты, говорливость, остроты, смех. Многолюдье заводило его, он будто взлететь хотел в своём веселье, оторваться от земли, стать лёгким как воздух и как воздух необходимым присутствующим. Всё внимание друзей и подруг замыкал на себя. И снова чрезмерное веселье его и словоохотливость обрывалось замкнутостью, печалью, раскаянием. «Ну сколько можно шутовать? Ссколько можно смешить, веселить людей? И почему я и я это делаю? Порой вовсе некстати, неуместно. Вижу, как люди иной раз смеются, ждут моих выходок, чтобы только посмеяться, чтобы ещё раз посмотреть на меня как на шута. Зачем мне это? Почему я не могу при людях быть степенным, учтивым, рассудительным? Что, что меня возносит? Зачем мне всё это? Я же вовсе не тот и не такой, в кого играю.

И эта вечеринка закончилась для Лексы расстройством и головной болью.

 

А уже на следующий день Лекса настроил себя жёстко: иду в Оптину. Разыскал друга своего, Павла Степановича, на квартире. Позвал на воздух. Отойдя от дома, остановился, внимательно поглядел на Павла:

– Всё, Павел Степанович, я окончательно принял решение – сегодня же, не мешкая, отправляюсь в Оптину. Путь неблизок, дня за четыре – пять доберусь. Уже оттуда отпишу тебе. К тому же вечером опять веселье намечается, опять праздновать. Теперь начало нового учебного года. Не хочу. Не по мне это. Лицемерия всякого много. Пойми меня правильно.

– Хорошо. Допустим, всё так. А на кого ты оставишь учеников? Почему не сделаешь по доброму согласию? Заяви об отставке. А когда найдут замену, то тебя отпустят с миром. И ты будешь свободен в своём выборе.

– Всё так, всё так, Павел Степанович. Но ведь уговаривать, отговаривать станут. Сам знаешь, что учителя греческого языка не в очереди стоят. Найти непросто замену.

– Ну, тем более. Вот и подождёшь, пока найдут.

– Нет, Павел Степанович. Заговорил вот с тобой, а ты мне другой путь подсказываешь, а во мне уже сомнение заговорило. Нет, не отговаривай меня. Пойду, как ты предлагаешь, и меня уговаривать будут, а я на уговоры слабый. Не устою. Я только с вида такой самостоятельный, даже вроде бы жёсткий, а чуть попроси меня о чём, то как воск растаю. Податливый уж очень я на просьбы. Слаб. Совесть терзает, если не отзовусь, если просьбу откажусь исполнить. Вот в чём беда-то. Потому одному тебе доверяю свою тайну. Уйти, чтобы ни одна живая душа не знала, так тоже негоже. Мало ли, грех какой случится, голову не сношу, а где я, где меня искать – о том никто не ведает. Вот тебе и доверяю тайну свою. А ты до времени не говори о ней. А как в монастыре обоснуюсь, то извещу тебя письмецом. Тогда можно будет смело открывать мою тайну.

– Да, неисправимый, – сказал Павел Степанович и обнял Лексу.

 

 

 


Оглавление

13. Глава 4. 4
14. Глава 5. 1
15. Глава 5. 2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.04: Ыман Тву. Клюв (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!