HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 г.

Борис Горн

Тамбовский волк

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 4.08.2010
Оглавление

11. Часть 11
12. Часть 12


Часть 12


 

 

 

Страх это естественное свойство человеческой психики, но ни один человек не может бояться бесконечно, иначе он просто сойдет с ума. Когда выяснилось, что Виктору Семеновичу можно не бояться мести ревнивого кавказца, он сразу успокоился.

В самом деле, нельзя же пугаться всякий раз, когда малолетние шутники выключают у тебя свет, – думал учитель.

Теперь Виктору Семеновичу было совершенно очевидно, что участковый лейтенант прав и покушение на его жизнь было случайным; а что касается остального, – да мало ли бывает в жизни совпадений!

Окружающая обстановка, казалось, подтверждала такие предположения историка; прошло уже десять дней отпуска, и его никто не обеспокоил.

Несколько раз ему звонила Регина, но учитель разговаривал с девушкой холодно. Он сказал, что не хочет иметь жену, которая не умеет контролировать свой язык и вдобавок заигрывает, с кем попало.

Оправдываясь, Регина по привычке перешла на «вы».

– Я никому не говорила о наших отношениях! – обиженно сказала девушка. – А что касается кокетства… ну, Виктор Семенович! Каждая девушка хочет нравиться, это же так естественно. А поддразнить Котова, – да я виновата, но это было забавно… Виктор Семенович! Неужели вы не хотите меня видеть из-за такой ерунды? Это же глупо!

– Ничего естественного я в этом не нахожу, – говорил в ответ Виктор Семенович, – Нет, я вовсе не ревную, еще чего! Для нас с тобой будет лучше, если мы останемся друзьями…

– Сами-то понимаете, какую вы несете чепуху? – в сердцах спросила учителя Регина.

Виктор Семенович положил трубку, не прощаясь.

Понимает ли он, что ведет себя глупо? Ясное дело, что понимает. Но как иначе отвязаться от этой девчонки? А решение жениться было ошибкой. Что ему, замужних баб не хватает?

Учитель уже успел пригласить к себе домой Ольгу.

Замечательная женщина, – думал он, – прекрасно знает, что хочет мужчина, и жениться на ней не требуется. Встретились и разошлись без взаимных обязательств. Красота!

 

Заявление об уходе из школы Виктор Семенович решил подать после отпуска. Куда ему торопиться? В августе еще найдется время, чтобы подыскать себе новую работу.

В течение всего года Виктор Семенович копил деньги, мечтая отдохнуть у моря, лучше в Турции или Египте, а на худой конец на Кавказе. К сожалению, из-за лишних трат он уже не мог себе этого позволить.

У историка были знакомые продавцы на Крымском валу, где располагается ярмарка художников. Виктор Семенович отвез туда несколько холстов, и просил звонить ему, чтобы он знал, какие картины пользуются наибольшим спросом.

Может быть, мне еще удастся поправить материальное положение? – думал учитель.

Теперь каждодневная жизнь зависела от погоды. В солнечные дни учитель брал рюкзак с этюдником и на весь день отправлялся писать пейзажи в один из парков Москвы.

Чего только не было в станковом рюкзаке ! Кроме этюдника и еды, там лежал раскладной стульчик, двухлитровый китайский термос, запасные носки и кроссовки, фонарик, складной нож и даже недорогой цифровой фотоаппарат.

Для пистолета, подаренного Степаном, тоже нашлось подходящее местечко в рюкзаке. Не то, чтобы учитель чего-то боялся, но со «Стечкиным» он чувствовал себя как-то увереннее.

Иногда учитель брал с собой Вольфа, вместе было веселее, но при дальних поездках на городском транспорте у историка стали возникать проблемы с перевозкой пса.

Не возить же его на такси! – и учитель стал оставлять собаку дома.

 

Почти незаметно прошло около двух недель. В середине июля Виктору Семеновичу позвонил один из торговцев, и он неожиданно получил дорогой заказ на картину. Раньше такого не случалось, и учитель мог порадоваться тому, что кто-то отметил его, как настоящего художника.

Работа предстояла серьезная; здесь нельзя было ударить в грязь лицом, поэтому Виктор Семенович купил новые кисти и обновил запас красок. Ему предстояло написать пейзаж на территории одной из сохранившихся в Подмосковье помещичьих усадьб.

Виктор Семенович отыскал в Интернете карту, чтобы прикинуть маршрут. От железнодорожной станции до бывшего поместья было не больше пяти километров, и учитель решил добраться до нужного места пешком; всем известно, что в области автобусы ходят гораздо реже, чем в Москве.

– Сегодня ты останешься дома, – заявил он Вольфу, размахивающему хвостом в предвкушении длинной прогулки, – стереги квартиру, как следует!

 

Тропинка к месту, куда стремился попасть Виктор Семенович, шла через перелесок. Утро было пасмурным, но теплым, в лесу на разные голоса пели птицы; на душе учителя было хорошо. Он рассчитывал, что погода разгуляется; накануне телевизионные синоптики обещали ему солнечный день.

Лишь бы метеослужба не ошиблась! – глядя на рваные облака, несущиеся по небу, подумал учитель. На случай непогоды у историка имелась полиэтиленовая накидка; но как же он будет работать под дождем?

Внезапно в тишине леса громко хрустнула ветка. Учитель посмотрел в ту строну, откуда послышался странный звук.

Может быть, это грибники? – Виктор Семенович сообразил, что грибной сезон еще не начался. К учителю вернулось уже забытая тревога. На всякий случай он расстегнул карман рюкзака, и выставил пистолет в режим автоматической стрельбы.

Навстречу ему попалась парочка нетрезвых мужчин, и Виктор Семенович учтиво отошел с тропинки в сторону, чтобы пропустить их. Пьяницы ушли, но беспокойство не оставляло учителя. Ему стало казаться, что из леса за ним кто-то следит, и учитель нервно прибавил шаги.

Сзади послышался топот бегущих ног.

Виктор Семенович оглянулся назад, и в этот момент что-то рвануло его за левое плечо; на лицо учителя брызнули капли крови.

В него стреляют! – Виктор Семенович резво бросился на землю, укрываясь за рюкзаком и вытаскивая пистолет.

Форсированным шагом к учителю приближалась уже знакомая ему фигура в маске и камуфляжном костюме. Окровавленное лицо ввело душегуба в заблуждение, он даже не подумал о том, что раненый учитель может сопротивляться.

– Ну что, сволочь, – глухим голосом сказал убийца, – вот мы и встретились!

Его рука с пистолетом начала подниматься, для того, чтобы произвести контрольный выстрел, но Виктор Семенович выстрелил первым.

Грохот «Стечкина» разорвал лесную тишину. С близкого расстояния промахнуться было невозможно. Виктор Семенович успел заметить, как на груди убийцы лопнула одежда, а затем чудовищная сила выстрелов отбросила его тело назад.

Прогремел гром. С потемневшего неба упали первые капли дождя, начиналась непредвиденная синоптиками гроза.

Виктор Семенович сорвал с убийцы маску и вгляделся в лицо мертвеца. Учитель хорошо запомнил лицо Руслана, когда рассматривал его портрет в квартире Нины. На лбу покойника был заметен красноватый шрам от острого края ведра, брошенного в него учителем.

Хлынул ливень, потоки воды начала смешиваться с кровью убитого, образуя при этом причудливые узоры.

Я убил человека! – глядя на покойника, опустошенный Виктор Семенович попытался вызвать у себя раскаяние, но почему-то ничего не ощутил.

Сильная боль в плече отрезвила его. Промокшего историка начинала бить дрожь.

Надо уходить, – подумал Виктор Семенович, – не хватало того, чтобы его обнаружили возле остывающего трупа!

Морщась от боли, учитель оттащил бездыханное тело в лес и наскоро замаскировал место преступления, надеясь, что ливень смоет следы крови.

В конце тропинки послышались голоса, и он спрятался в лесу. Боль в плече усиливалась. Виктор Семенович присел на поваленное дерево и разорвал свою футболку, чтобы хоть как-то перевязать рану.

Дождь не прекращался; теперь он стал для учителя спасительным. Поверх куртки Виктор Семенович натянул на себя дождевик; историку оставалось надеяться, что никто не заметит его ранения. В ожидании электрички историк выбросил пистолет и маску Руслана в выгребную яму станционного туалета, – все закончилось и ему не хотелось вновь встречаться с милицией.

То, что раненый учитель добрался до дома без неприятностей, можно было считать просто чудом.

 

В первые дни Виктор Семенович надеялся, что его ранение заживет само собой, но день ото дня его состояние становилось хуже и хуже. Рана воспалилась и у историка поднялась температура. Учителю следовало пойти к врачу, но он слышал о том, что в таких случаях медики обязаны обращаться в милицию, и медлил с этим, опасаясь следствия и суда.

Конечно, он совершил убийство в порядке самозащиты, но как объяснить в суде, откуда он взял оружие?

Неожиданно в дверь позвонили. Виктор Семенович выглянул в глазок и узнал своего участкового инспектора. При создавшихся обстоятельствах учителю меньше всего хотелось видеть этого человека, но все же он открыл ему дверь.

– Вы плохо себя чувствуете? – спросил милиционер.

– Неважно, – согласился учитель, – я попал под дождь и сильно простудился.

– Я ненадолго. Хочу задать вам несколько вопросов.

– Давайте!

– У вас есть сын, – участковый назвал имя, фамилию и отчество покойного пасынка, – давно вы его видели?

– Руслан не мой сын. Я не видел его с тех пор как развелся с женой.

– Вы не поддерживаете с ними связь?

– Они меня совсем не интересуют, – холодно сказал учитель.

– Значит, для вас не будет большим потрясением узнать, что Руслан убит?

– Как убит? – притворно удивился учитель, – от общих с бывшей женой знакомых, я слышал, что он ученый, живет и работает в Германии. Кто же мог его застрелить?

Лейтенант усмехнулся и посмотрел в глаза :

– Это пока неизвестно. Меня попросили задать вам вопросы в рамках следствия.

– Расскажите подробнее!

– Ваш сын…

– Он не мой сын!

– Ваш пасынок не был ученым. Он был рецидивистом по кличке Рыжий. Мы подозреваем, что он и его подружка совершили целый ряд преступлений, но это пока недоказано.

– У него была подружка?

– Она тоже погибла, – сказал участковый, – ее столкнули под поезд в метро. Похоже, что кто-то решил свести с этой парочкой счеты.

– Я никогда не думал, что с ним может произойти такое! – вздохнул учитель.

– Всякое бывает, особенно, когда ребенок растет в неполной семье!

– Вы уже выяснили, то, что хотели? – случайный намек милиционера не понравился Виктору Семеновичу. От злости он забылся и задел больным плечом дверной косяк. Лицо учителя скривилось от боли.

– Да, пожалуй, выяснил! – участковый приоткрыл входную дверь, – а что у вас с рукой?

– Я неудачно упал! – солгал учитель.

– Хотите хороший совет? – вдруг спросил его милиционер.

– Какой еще совет?

– Выбросите железяку, из-за которой вы упали, в какой нибудь глубокий водоем, иначе вы можете упасть гораздо сильнее!

Участковый ушел, оставив недоумевающего наедине с самим собой.

Откуда лейтенант знает, что у меня есть пистолет? – подумал историк.

 

На следующий день Виктор Семенович почувствовал себя совсем плохо. Он ненадолго вывел Вольфа, а готовить у него уже не было сил. Учитель открыл две банки консервов, себе и собаке. Вид тушенки вызвал у историка отвращение, и он скормил обе банки Вольфу.

Внезапно на учителя навалилась такая слабость, что он еле дошел до дивана, чтобы лечь. Лежать было хорошо. Виктор Семенович глотал пенталгин; боль временами отпускала его, и тогда учитель погружался в какой-то вязкий сон.

Ему снилось, что он опять призван на службу в армию и ему выдали оружие. Автомат почему-то оказался картонным, и мог изгибаться во все стороны. Оказалось, что перед использованием оружие надо опустить в раствор эпоксидного клея и тогда оно выпрямится, и будет стрелять. Клея в воинской части почему-то не оказалось, а Тамара Петровна обвинила в этом, поэтому его ждал суд присяжных.

Из сонного оцепенения учителя вывел очередной звонок в дверь. Может быть, за ним пришла милиция?

– Кого там черти носят? – выругался он. – Вольф, лежать!

Заглядывая в дверной глазок, Виктор Семенович никак не ожидал такого сюрприза; – за дверью оказалась Регина.

Учитель с трудом открыл девушке дверь.

– Что с тобой, – ужаснулась она, взглянув на своего возлюбленного, – ты пьян?

– Я прибо-болел, – язык учителя оказался удивительно непослушным.

– А что у тебя с плечом?

– Бандитская пуля попала.

– Ты что, бредишь? – Регина коснулась ладонью лба историка. – Да у тебя жар!

– Жар, – охотно согласился учитель, – я пью таблетки от него! Можно я лягу?

– Ложись, если хочешь…

– А ты ложись рядом! – предложил девушке историк.

Ложиться Регина почему-то не захотела, она присела на диван и провела рукой по лбу. У девушки была прохладная рука. Это оказалось настолько приятно учителю, что он решил рассказать Регине о том, что с ним случилось.

– Представляешь, я убил человека! – начал свой рассказ историк.

– За что это? – девушка и не подумала воспринимать эти слова серьезно.

– Он когда-то был моим сыном. А сейчас прострелил меня насквозь!

– Так ты, в самом деле, ранен? – испугалась Регина. – Дай-ка я взгляну!

Девушка размотала бинты учителя, и ее лицо стало серьезным.

– Тебе надо немедленно лечь в больницу.

– Тогда меня посадят за применение огнестрельного оружия! Пистолет там лежит, под ванной… – выговорив эти слова, Виктор Семенович совсем выдохся и погрузился в сонное оцепенение.

– О, Господи! – Регина вытащила из-под ванны пистолет, еще пахнувший порохом. После недолгого раздумья, она положила кобуру с пистолетом в полиэтиленовый пакет найденный на кухне и тщательно протерла пол под ванной. Никаких лекарств, кроме пенталгина в доме учителя, ведущего холостяцкий образ жизни, не нашлось.

Девушка решительно набрала номер телефона; вызвав абонента, она непринужденно перешла на армянский язык.

Виктор Степанович очнулся потому, что его трясли чьи-то руки.

– Как ты сюда попала? – удивленно спросил он у Регины

– Сейчас сюда придет врач; это мой дядя. У него большой опыт лечения таких ранений. Скажи собаке, чтобы она лежала тихо!

– Вольф, лежать!

Скоро Виктору Степановичу была оказана медицинская помощь; его рана была обработана опытным врачом, который впоследствии приезжал к нему еще несколько раз.

Обязанности сестры милосердия выполняла Регина, которая не отходила от учителя ни на один час. Через неделю здоровый организм Виктора Семеновича с помощью антибиотиков справился с инфекцией, и учитель быстро пошел на поправку.

 

Начало августа будущие супруги посвятили подготовке к свадьбе. Для невесты было заказано шикарное свадебное платье, а Виктору Семеновичу купили новый костюм.

К великому удивлению учителя, у Регины не оказалась материальных или жилищных проблем. Ее столичные родственники были весьма преуспевающими людьми и помогали девушке не только советами.

Участковый милиционер к Виктору Семеновичу больше не заходил, но когда учитель встречался с ним на улице, они всегда здоровались. Вот странно; некоторое время назад напуганный историк не только не доверял симпатичному лейтенанту, но даже подозревал его в неискренности.

Пистолет учителя Регина утопила в одном из многочисленных Бутовских прудов, позаботившись о том, чтобы в квартире не осталось ни капли оружейной смазки.

На похороны Руслана Виктор Семенович приглашен не был, что вполне объяснимо. Нине трудно было бы признаться в том, что ее сын вовсе не преуспевающий ученый, а пошел по совсем иной дорожке.

Общие знакомые рассказали учителю, что на могиле Руслана поставлена базальтовая плита с надписью о том, что молодой человек трагически погиб в расцвете жизненных сил. Мастер выгравировал на камне портрет, образцом для которого послужил тот самый рисунок, который висел у Нины в комнате для гостей.

Зря самолюбивая женщина не рассказала сыну про завещание своего бывшего мужа!

Виктор Семенович не видел могилу, но часто представлял себе, как Руслан высокомерно глядит на прохожих с каменной плиты.

Интересно, как повела бы себя Нина, если бы ей довелось узнать, при каких обстоятельствах убили ее сына? – думал учитель.

 

 

 


Оглавление

11. Часть 11
12. Часть 12


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.04: Альфия Шамсутдинова. Дайте мне тишину! (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!