HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2017 г.

Гости «Новой Литературы»

Нет любви иной. Певица Ирина Крутова

Обсудить

Интервью

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 30.08.2017
Ирина Крутова. Фотография из личного архива певицы.

 

 

 

Ей подвластно всё: чарующая сила романса, раздолье русской народной песни, изысканность эстрадной лирики, оперные арии. Имя Ирины Крутовой неразрывно с титулом «Национальное достояние России», но его обладательница скромна, строга и требовательна к себе. Сотни концертов, шесть выпущенных в свет альбомов, победы на международных конкурсах – об этом, кажется, помнят поклонники Ирины, но не она сама. Известность и успех не сказались на характере певицы, выступающей на самых престижных концертных площадках России. Подтверждение тому – видеозаписи выступлений И. Крутовой: она отдаёт слушателям всю щедрость своего таланта и полноту эмоций. Зал и музыканты приветствуют её стоя, и нет никого, кто не откликается на этот волнующий голос всеми струнами собственной души.

С Ириной Крутовой и Иваном Шрамковым, продюсером, музыкантом и супругом певицы, мы встретились в период работы над двумя новыми компакт-дисками: Ирина согласилась рассказать о том, что для неё по-настоящему важно.

 

 

Беседу ведёт Вера Круглова

 

 

 

– Скажите, когда вы впервые ощутили, что музыка, пение – это ваша стихия?

 

– Пела я всегда, с самого раннего детства: просто потому, что не могла не петь. Родные говорят, что этот дар достался мне от прабабушки Софьи Морозовой: она была певуньей, как и вся её семья, хотя музыке у нас никто не учился – я стала первой. Зная о моих способностях, родители отдали меня в музыкальную школу по классу фортепиано, но пение всё равно оставалось главным: я часто участвовала в фестивалях и конкурсах от обеих школ. Из Волгодонска, где я родилась, мы с семьёй переехали в станицу Краснодарского края, и она оказалась особым миром, в том числе и музыкальным.

 

– Ирина, вы окончили школу по классу фортепиано, а потом поступили в Новороссийское музыкальное училище имени Д. Д. Шостаковича, чтобы получить специальность дирижёра академическим хором. Как вышло, что вы выбрали этот путь?

 

– Девять классов и музыкальную школу я окончила одновременно и прослушивалась на вокальный факультет Краснодарского училища, но мне сказали, что я ещё слишком юная для того, чтобы говорить о постановке голоса, ведь мне было всего 14 лет. Поэтому я поступила на дирижёрский факультет и не жалею: уровень профессиональных знаний очень пригодился. Всё сложилось как нельзя лучше.

 

– Попробовать себя на практике дирижёром вам довелось?

 

– Была и практика, и конкурсы, и даже победы на конкурсах, но сказать, что это меня захватывало, я не могу. Гораздо естественнее я себя ощущала, когда что-либо пела. И когда мне после окончания училища предложили поступать на дирижёрский и вокальный факультеты, сомнений не было – я поступила в Ростовскую государственную консерваторию на вокальный, а потом, спустя несколько лет, переехала в Москву.

 

– Вполне понятный поступок для музыканта, но почему в Москву, а скажем, не в Петербург?

 

– Я была на прослушивании в Петербурге, но за те дни, которые провела в этом городе, не ощутила его своим. А когда приехала в Москву, сразу почувствовала, что я дома, что этот город дорог мне не только тем, что он – столица нашей Родины. Шла по улицам, и мне было хорошо, естественно и просто – примерно так же, как выходить на сцену. Думалось, что и Москва меня принимает, раз не ставит на моём пути никаких преград.

 

 Выступление Ирины Крутовой в Мюзик-холле. Фото из личного архива певицы.

 

– В Москве вы получили окончательное образование – у вас диплом Государственного музыкально-педагогического института им. М. М. Ипполитова-Иванова, участвовали в многочисленных фестивалях и конкурсах, в том числе – Всероссийском конкурсе вокалистов им. М. Глинки. Но вашу творческую судьбу полностью изменил конкурс «Романсиада» 2000 года. Как это произошло?

 

– Сложно объяснить в двух словах. Романса как такового в те дни в моём репертуаре не было, и на конкурс я приехала, совершенно к нему не готовясь, выучив что-то впопыхах и почти не понимая, куда я попала. Уже оказавшись в сердцевине конкурса, услышав народные, городские, классические романсы, произведения в исполнении актёров, я была очарована этим многообразием. Для меня всё зазвучало по-новому, увлекло, заворожило. Я стала часами просиживать в библиотеках, просматривать сборники, пропевать про себя мелодии, читать стихи – чтобы понять, есть ли в этих нотах что-то, что отзывается во мне. Моя домашняя коллекция пополнилась кипами ксерокопий, и это было огромным наслаждением. Сейчас я немного скучаю, потому что есть Интернет, откуда можно многое взять, но это – совсем другое. Прикасаться к живым нотам, напечатанным сто с лишним лет назад, ощущать особый аромат былой эпохи – одно из моих самых любимых занятий. Так и вышло, что в мою жизнь вошёл романс, и это уже не изменить.

 

 Выступление Ирины Крутовой. Фото из личного архива певицы.

 

– Скажите, не было ли у вас мысли пойти по пути популяризации романса, обрести большую известность – как, скажем, Николай Басков?

 

– У каждого свой путь. Николай Басков тоже участвовал в «Романсиаде», это было одним из его первых, публичных и ярких заявлений о себе – Галина Сергеевна Преображенская, талантом и силами которой «Романсиада» существует уже двадцать лет, отметила его ещё тогда. А пойти по пути шоу-бизнеса… Нет, никогда не хотела. Я совершенно не гонюсь за популярностью и очень дорожу именно теми зрителями, которые приходят на мои концерты, поскольку они знают, чего хотят. Это люди неравнодушные, умеющие почувствовать и оценить что-то важное, люди, умеющие работать – я имею в виду работу внутреннюю, эмоциональную. И потом, все артисты разные: кому-то нравится быть на виду, проводить время в тусовках, это органично их натуре, а кому-то – наоборот. Я люблю общаться с теми, кто мне близок, моими единомышленниками – это гораздо интереснее, чем то, что происходит под флагом вечеринок.

 

– Ирина, вы чаще всего поёте о любви – в самых разных её проявлениях, хотя у вас самой любовь взаимная и счастливая. Как вам удаётся передавать такие глубокие и контрастные чувства?

 

– Мне многое довелось испытать, и в жизни были разные ситуации – радостные и не очень, огорчающие, ранящие, поэтому я понимаю, о чём пою (улыбается).

 

– Ваши выступления на сцене – ещё и большая актёрская работа. Отточен каждый жест, каждая спетая фраза, и при этом вы абсолютно искренни. Скажите, вы пользуетесь системой Станиславского?

 

– Наверное, можно и так сказать. Но это происходит естественным образом благодаря слову и музыке – в них уже заложены все эмоции, которые усиливаются моим личным восприятием.

 

– Вы каждое произведение подаёте очень по-своему.

 

– Мне кажется, что в искусстве (собственно, как и в жизни) нужно быть собой – все остальные роли уже заняты. Порой меня удивляют комментарии под видеозаписями в Интернете: «Ну, это не Шульженко» или «Это совсем не Юрьева». Как можно смотреть запись конкретного исполнителя и упрекать его в несходстве с другим артистом? Почему я должна быть Клавдией Ивановной, если я – не она? Я же не работаю в пародийном жанре, где нужно в точности повторять все нюансы – у меня совсем другой подход. Да, я пою то, что когда-то исполняли великие певицы прошлого, но не вижу смысла копировать их манеру: у них были свои чувства, своё видение и своё, совершенно другое время – со иными законами восприятия. А я выступаю как другой исполнитель и верю, что найдутся те, кто примет именно моё видение произведений.

 

– Огромное вам спасибо, что вы не даёте им уйти в забвение.

 

– Конечно, потому что мне порой бывает обидно за многие романсы и песни, которые не обрели широкой известности во время их создания, хотя они, на мой взгляд, прекрасны по своей сути и звучанию. Может быть, сейчас, благодаря нашей работе, они обретут свою аудиторию и станут более известными.

 

– Не может быть, а наверняка, Ирина. Скажу вам, как слушатель: вы находите творения, написанные много лет назад, и в вашем исполнении они удивительно современны, гармоничны и естественны – как «Мой Вася» Оскара Фельцмана и Георгия Ходосова и другая лирика. Это так неожиданно!

 

– Я и сама в восторге, когда нахожу такие необычные «характерные» песни – есть мысль сделать особую программу из таких вещей.

 

– Но в вашем репертуаре звучат и произведения наших современников – так называемые эстрадные хиты, баллады, романсы. Что вам в них нравится? Как авторы относятся к тому, что их композиции подаются вами очень непривычно, в другой манере?

 

– Меня привлекает в первую очередь слово и мелодия. Если сердце откликается на песню или романс, то я могу включить её в свой репертуар. Конечно, я исполняю всё в своем стиле и трактовке, и надеюсь, что авторы будут только рады ещё одной интерпретации своих сочинений. Иногда им даже самим интересно новое прочтение своей музыки – так было с романсом Давида Тухманова на стихи Ларисы Рубальской «Напрасные слова». Когда снималась юбилейная передача Давида Тухманова на телеканале «Культура», маэстро высказал пожелание, чтобы этот романс прозвучал от женского имени в программе «Романтика романса» именно в моём исполнении. Мы сделали новую оркестровку, и «Напрасные слова» обрели новое звучание.

 

 Ирина Крутова и Иван Шрамков. Фото из личного архива певицы.

 

Иван Шрамков:

 

Слушатели признательны Ирине, потому что в её исполнении современные песни воспринимаются совершенно иначе – мы получаем об этом много отзывов в Интернете. Более того, некоторые признаются в том, что впервые поняли их смысл – благодаря Ирине песни раскрываются для слушателя полностью. Интерпретация играет большую роль, а Ирина подаёт эстрадные песни в классической, романсовой, балладной манере – своём уникальном исполнительском стиле, и это позволяет донести до публики суть песни и свой взгляд на неё.

 

– Ирина, вы подарили героиням современных песен глубокий внутренний мир, и они стали такими же неповторимыми, как и персонажи других произведений в вашем репертуаре. Признайтесь, пожалуйста, такая работа над образом идёт лично от вас? Вы представляете в разных ситуациях себя или стараетесь создать образ другой женщины?

 

– Одна и та же женщина может проявлять себя абсолютно по-разному: все мы многообразны, поэтому во всех песнях – именно я. Наверное, если бы я играла в театре, меня ограничивали бы условностями мизансцен, декорациями, гримом, но я вольна действовать по-своему. У меня нет никаких рамок, административных напутствий. Я сама себе режиссёр, и эта свобода меня очень радует.

 

 Истра-5. Фото из личного архива Ирины Крутовой.

 

– У вас не возникает ощущения, что ваш свободный выбор по большей части связан с ретро, и что романс, который вы так цените, остался в прошлом?

 

– Вы знаете, бывает, что нас пытаются в этом если не убедить, то кольнуть, и от слова «нафталин» меня передёргивает – хотя бы потому, что это неправда. Да, к сожалению, у некоторых сложилось мнение, нелестное для жанра и тех, кто его искренне любит и ценит, но это мнение ошибочное. Уже пятнадцать лет я бываю в самых разных городах нашей необъятной родины и вижу, как люди слушают романсы со слезами на глазах и как в финале концерта публика аплодирует стоя. Покажите мне тех, кто так же трепетно слушает популярную музыку, которую нам зачастую навязывают! Жанр романса жив – в наши дни не только исполняются произведения прежних лет, но и пишутся новые. Далеко не все из них шедевры, но романс очень востребован – и авторами, и певцами, и слушателями. Галина Сергеевна Преображенская создала не только вокальный конкурс «Романсиада», которому уже двадцать лет, но и детскую «Романсиаду», где юные артисты исполняют лирические песни, а ещё есть «Романсиада без границ», международное движение, объединившее Россию со странами зарубежья. Существует ещё и авторская «Романсиада» – конкурс новых произведений, лучшие из которых издаются Галиной Преображенской в нотных сборниках, пополняя библиотеки ценителей жанра. Есть воинская «Романсиада» – конкурс офицерского романса... Романс сегодня – это огромный, живой, особенный мир, и убеждать, что он отсутствует, глупо. Я была очень удивлена, когда один человек заявил мне, что не может найти исполнителя песни «Синий платочек», и что романсовых исполнителей сейчас просто нет. Не убедили даже мои слова о том, что я сходу назову, не считая себя, нескольких артистов, которые живут этим жанром: это Юлия Зиганшина, Евгений Южин, Герман Юкавский, Майя Балашова, Владислав Косарев. Говорить, что их не существует, по меньшей мере, нехорошо. Но кому-то не хочется увидеть то, что так реально и близко.

 

 Ирина Крутова и Галина Преображенская. Фото из личного архива Ирины Крутовой.

 

– Вы назвали имена своих коллег. Вам хочется быть первой в мире русского романса, вы честолюбивы?

 

– Нисколько. Для меня, простите за избитую фразу, действительно важна не победа, а участие – творчество, мой личный результат в конкретном выступлении. А то, как оценило это жюри, не моя забота. Главное – то, что ты можешь как исполнитель, что получится без звукорежиссёра, даже без музыкантов – живьём.

 

Иван:

 

– Однажды перед выходом на сцену Ирине поставили условие: петь под минусовую фонограмму. К сожалению, так бывает часто в сборных праздничных концертах. Но фонограмма у Ирины остановилась – прямо во время выступления. Техники сделать ничего не смогли, и в итоге она спела свой романс а капелла, к огромному восторгу публики – люди горячо откликаются на живое.

 

– На такой чарующий голос невозможно не откликнуться. Скажите, как вышло, что Ирина Крутова считается национальным достоянием России, но не имеет звания заслуженной или народной артистки?

 

Иван:

 

– Для оформления звания нужно собрать огромное количество самых разных бумаг. Возможно, я когда-нибудь это сделаю. Пока что мы всё время проводим в гастролях и новых проектах, и на это нет времени. А национальным достоянием России Ирину назвал замечательный актёр Аристарх Ливанов, который был на её первом сольном концерте в зале Чайковского. Спустя два или три года на церемонии в храме Христа Спасителя нам дали бумагу с титулом «Народное достояние», потом это попало в какой-то пресс-релиз, слилось и стало неразрывным с именем Крутовой.

 

Ирина:

 

– Сама о себе я не сказала бы так никогда, но спорить уже отчаялась. Единственное и самое ценное для меня звание – имя, которое мне дали родители и которое я должна нести с достоинством. Это не псевдоним, как некоторые думают, в нём нет ничего фальшивого.

 

– Как и во всём, что с вами связано. Ирина, я представляю, как ваши родные гордятся вами.

 

– Надеюсь, у них есть повод.

 

– А у вас самой есть то, о чём вы думаете если не с гордостью, то с удовлетворением?

 

– Да. Это мой первый сольный концерт в зале имени Чайковского – незабываемый, эталонный для меня. Всё было волшебным – мне аккомпанировали на двух роялях великие Михаил Аптекман и Виктор Фридман, а потом – ансамбль солистов оркестра народных инструментов имени Осипова под управлением Дмитрия Дмитриенко. Кстати, в этом прославленном коллективе некогда работал Иван, мой муж, с которым тогда мы не были знакомы – в том концерте он не участвовал. Может быть, в моём выступлении и было какое-то вокальное несовершенство, но в любимейшем зале всё звучало так искренне! Мне не стыдно ни за одну секунду этого концерта, ни за одну ноту, и все последующие выступления я мысленно возвращаюсь к нему, чтобы быть на той же высоте. Всякий раз, снова оказываясь в зале имени Чайковского, я благодарю судьбу за это счастье.

 

 В Большом зале Московской консерватории. Фото из личного архива Ирины Крутовой.

 

– Глядя на вас сейчас, трудно поверить, что когда-то вы не были знакомы. Иван, а какая ваша жена вне сцены?

 

– Совсем другая. Многие даже не узнают её, когда она приезжает на гастроли, потому что на сцене она – королева: властная, величественная, нарядная. А в жизни – озорная, весёлая, простая. Вкусно готовит, любит нас с дочкой и котом. И это хорошо – потому, что с людьми, которые «включают звезду» вне работы, очень тяжело: я видел это в сборных командах. Ирина, как мне кажется, правильно разобралась с тем, какой надо быть на сцене, а какой – в жизни. Она большая труженица – создала солидное количество программ и сценических образов, с полной отдачей эмоций и энергии, она мастерски умеет переключаться и работать как с одним концертмейстером, так и с большим коллективом – мы сотрудничаем с народными, джазовыми, симфоническими оркестрами по всей России. Кто-то знает Ирину по «Романсиаде», телеканалу «Культура», кто-то интересуется жанром и высылает приглашение приехать, а с кем-то мы связываемся сами. Музыканты работают с ней с большим удовольствием.

 

– Это заметно на всех видеозаписях: сначала смотришь и слушаешь само выступление, а потом обращаешь внимание на реакцию оркестра, дирижёров – они, как в песне Окуджавы, действительно хотят взлететь. Ирина, скажите, а как вы относитесь к телевизионным шоу «Голос», «Точь-в-точь»? Вам хотелось бы в них участвовать?

 

– Не очень...

 

– А вообще вы смотрите эти шоу?

 

– Иногда, ради интереса – могу пересмотреть какие-то фрагменты уже не в режиме реального времени, просто чтобы быть в курсе событий. Я не считаю участие в шоу каким-то достижением, но у нас в стране люди упорно верят телевидению: им кажется, что если ты мелькаешь в «ящике», значит, чего-то стоишь, а если нет, то не заслуживаешь внимания. Я считаю, это несправедливо – говорю не о себе, а обо всём концертном «цехе». Обидно, что увлечённые телевизором люди не утруждают себя тем, что нужно расширить свой кругозор или хотя бы дойти до пятой кнопки на пульте и включить канал «Культура».

 

– Скажите, люди из шоу-бизнеса входят в ваш круг общения?

 

– Доводилось не раз принимать участие в сборных праздничных концертах, представляя русский романс, где были артисты разных жанров. Я уважаю чужой труд и профессионализм в любых его проявлениях, но особой дружбы с людьми шоу-бизнеса у меня нет.

 

– Ирина, вы без всякой поддержки достигли международной известности – вас приглашают не только в разные регионы России, но и в бывшие республики Советского Союза. Доводилось ли вам выступать в более дальнем зарубежье, скажем, во Франции?

 

– Конечно, но пока в основном на представительских мероприятиях и в отдельных проектах в русских центрах. В этом сезоне я выступала на Мальте и в Германии. Несколько лет назад мы путешествовали на круизном лайнере, объединившем русский мир. Там были эмигранты, покинувшие Россию много лет назад вместе со своими родными – потомки князей Трубецких, представители других аристократических семей. Интересные встречи были каждый день: среди путешественников оказался 90-летний старик, который проделал тот же путь, что и после революции, только в обратном порядке – взошёл на палубу в Канаде, а сошёл в Севастополе. А другой пассажир слушал романс «Караван» со слезами, а потом признался, что его пела любимая мамочка – оказался очень трогательным, душевным человеком. Вообще то, как потомки эмигрантов сохранили русскую культуру, – просто невероятно. Я слышала, как внуки тех, кто уехал во Францию, исполняли под гитару песни Алёши Димитриевича – абсолютно точно, один в один: так, как было принято петь тогда. Причём эти русские французы были моложе нас – культура передалась им по наследству.

 

– Вы тоже многое делаете для того, чтобы сохранить бриллианты музыкальной культуры. Ирина, скажите, пожалуйста, о чём вы мечтаете как певица? Какой вы себя видите лет через десять?

 

– Это нелёгкий вопрос. Мне хотелось бы не растратить искренность, не потерять способность быть открытой на сцене и в жизни. Не замкнуться в себе, несмотря на горестные события, которые происходят вокруг и остаются в сердце как заноза. Меня огорчает и тревожит многое из того, что происходит в нашей стране, особенно – отношение людей друг к другу и к природе. Я очень ценю тех, кто приходит на мои концерты, и радуюсь, когда слушателей становится больше – это для меня самая большая награда, ведь кто-то стал более чутким, отзывчивым, живым. Мы порой за суетой и хлопотами забываем о настоящей сути жизни, её глубине – надеваем маски, ограничиваем своё сознание самыми плоскими вещами. Мне кажется, что люди, умеющие погрузиться в творчество и глубины собственной натуры, – совсем другие, они поднимаются на иной качественный уровень, а я стараюсь помочь им открыть самих себя тем, что мне дано. Очень хочется, чтобы у нас было как можно больше отзывчивых людей, которых прельщают не поверхностные эффекты, а красота человеческой натуры, воспетая в чудесной музыке. Об этом я и мечтаю...

 

 

3 июля 2017 года. Москва.

 

 

 

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

20.09: Юрий Гундарев. Консультант (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!