HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 г.

Гости «Новой Литературы»

Творить для света. Интервью с дирижёром Азимом Каримовым

Обсудить

Интервью

 

 

 

Беседу ведёт Вера Круглова

 

Он выходит к оркестру легко, стремительно и застенчиво. Полуоборот к зрителям, упругий взмах руки, и в зале расцветает музыка – пленительная, светлая, многоликая. Волшебство прекрасного, финальный жест, овации – так на концертных площадках Москвы проходят симфонические концерты под руководством молодого талантливого дирижёра Азима Каримова. Его профессия – и публичность, и неведомое публике закулисье. О нём мы и попросили рассказать.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 12.02.2020
Гости «Новой Литературы». Творить для света. Интервью с дирижёром Азимом Каримовым

 

– Азим Далерович, вы часто исполняете с различными оркестрами музыку старинную, написанную в давние столетия, в духе иного времени. Но звучат последние ноты, заканчивается концерт, и вы снова оказываетесь в 21-м веке. Скажите, не возникает ли у вас, как у дирижёра, душевных противоречий и диссонанса?

 

– Я действительно люблю старинную музыку, но не только её: я с большим удовольствием исполняю музыку от барокко до наших дней. В этом сезоне вместе с оркестром Центра Павла Слободкина, помимо традиционных классико-романтических программ, мы представили публике много произведений, написанных в 20-21 веках – музыку живого классика Арво Пярта, австрийского композитора Арнольда Шёнберга, американцев Чарльза Айвза, Сэмюэла Барбера и Аарона Копланда. В октябре мы отметили юбилей Альфреда Гарриевича Шнитке, а в декабре вместе с прекрасными английскими солистами и оркестром Entre Nous осуществили московскую премьеру оперы-притчи «Река Керлью» Бенджамина Бриттена. Первым выступлением в новом году для меня стало участие в знаменитом фестивале «Возвращение», где мы с оркестром Entre Nous и солистом Романом Минцем, одним из художественных руководителей фестиваля, исполнили сочинение «Плач» 2001 года Елены Лангер. А по поводу диссонанса: нет, ничего подобного не испытываю. Любая музыка живёт тогда, когда она звучит. Мы просто исполняем её так, как слышим сейчас. Даже если попытаться сыграть что-то самым аутентичным образом, наши собственные мысли и чувства никуда не денутся. Ведь эстетика исторически информированного исполнительства, которая мне близка, не подразумевает попытку воссоздать все обстоятельства исполнения музыки того или иного времени. Мы можем только постараться понять и прочувствовать время и эпоху через какие-то косвенные источники: манускрипты, сохранившиеся и дошедшие до нас инструменты тех эпох и, конечно же, эпистолярное наследие.

 

– Перед тем, как сыграть то и или иное произведение, вы действительно так глубоко погружаетесь в личность композитора, изучаете его письма, литературу о нём?

 

– Если нет какого-то форс-мажора, конечно. Это некий вектор, который задал мой учитель, великий музыкант Геннадий Николаевич Рождественский. Он говорил, что с новым сочинением нужно провести хотя бы месяц: анализируя партитуру, изучая её за фортепиано, сидя с книгами, чтобы по-настоящему прочувствовать эту музыку, примерить к себе – и только потом выходить к оркестру. Но это, конечно же, некий идеал, который, к сожалению, в наше время всё меньше достижим.

 

– Вы начинали свой творческий путь как музыкант-инструменталист и играли на гобое – инструменте особенном, удивительном. Как случилось, что вы переключили себя на дирижёрскую деятельность?

 

– Я и сам иногда задаю себе этот вопрос, ведь я учился у невероятного музыканта и педагога Анатолия Сергеевича Любимова. Но мне, видимо, чего-то не хватало, хотелось большего. Речь не столько об ощущении собственной значимости, ни в коем случае, а о том, что оркестр – это совершенно другая звуковая палитра. Когда я играл на гобое, на меня, тогда ещё совсем юного человека, это производило неизгладимое впечатление. А поскольку я не из семьи музыкантов и у меня в детстве не было насыщенного музыкального бэкграунда, то даже выход оркестра и его настройка были чем-то сакральным. Это ощущение до сих пор живет во мне.

 

– В оркестре играют люди с разными амбициями, кому-то наверняка хочется стать «первой скрипкой», солистом, быть на виду, но музыкантам нельзя выделяться – нужно звучать как единое целое. Как вам удаётся добиться этого, найти психологический подход к артистам?

 

– В последнее время я прихожу к выводу, что оркестр – это не набор инструментов, как многие, к сожалению, до сих пор считают, а именно команда. Пожалуй, всё получается тогда, когда музыканты смотрят в одну сторону с дирижёром. Моя задача – увлечь, убедить какой-то новой трактовкой весь коллектив в том, что лучше сыграть именно вот так. Попытаться объяснить, почему. Если удаётся, то всё получается.

 

Гости «Новой Литературы». Творить для света. Интервью с дирижёром Азимом Каримовым

 

– Некоторое время вы работали в Центре Павла Слободкина. Скажите, это произошло сразу после консерватории, или у вас был до этого какой-то дирижёрский опыт?

 

– Да, это произошло почти сразу после окончания московской консерватории, спустя год. Но и опыт уже, конечно, был. В процессе обучения помимо практики со специальным концертным симфоническим оркестром консерватории были выходы к студенческим коллективам и оркестрам музыкальных колледжей и училищ. Выход к оркестру для студента-симфониста – на вес золота! Сложно представить себе, что это такое. Ты месяцами готовишь произведения, представляешь себе оркестр, моделируешь у себя в голове репетиции и вдруг получаешь возможность опробовать всё это на практике. Я невероятно благодарен своим наставникам-дирижёрам, которые доверяли и позволяли мне выходить к их коллективам. Ну а сразу после выпуска из консерватории постепенно стали появляться уже профессиональные предложения с концертами в качестве приглашённого дирижёра.

 

– Вам очень повезло.

 

– Да, мне посчастливилось попробовать дирижировать – иначе это не назовёшь – ещё во время своего обучения в колледже. У меня была мечта: я страстно хотел попробовать себя в композиции, и замечательный педагог Валерий Васильевич Сариев взял меня под своё крыло. У меня появился факультатив, итоговым экзаменом для которого было написание и исполнение сочинения. Оркестр всегда производил на меня сильное впечатление, и моим амбициозным решением стало написать и продирижировать небольшое симфоническое сочинение. Оркестр студентам этого факультатива не предоставлялся – студенты писали сочинения для своих инструментов. Поэтому я обратился к своим друзьям, с которыми мы собирались, и они великодушно согласились помочь мне исполнить моё сочинение под моим же руководством.

 

– Прекрасное начало!

 

– После экзамена я вдруг осознал, как же это здорово, как интересно – дирижировать! С тех пор мы решили не только собираться и музицировать для себя, но и попробовать давать концерты. В 2010-м году у нашего оркестра появилось имя – Entre Nous, а с 2011-ого года при поддержке музыкантов, профессуры и, конечно, с помощью спонсоров мы стали участвовать во всероссийских конкурсах. Став победителями некоторых из них, мы осмелились на более серьёзный шаг и отправились на международный фестиваль хоровых и симфонических коллективов, который каждой весной проходит в Праге. Там мы получили, помимо двух других наград, гран-при этого фестиваля. После этого успеха я окончательно убедился, что хотел бы стать профессиональным дирижёром, поэтому подал документы в Московскую консерваторию на кафедру оперно-симфонического дирижирования и попал в класс Геннадия Николаевича Рождественского.

  

– Скажите, какие музыкальные направления, кроме классики, вам интересны?

 

– Мне повезло быть всеядным, я с большим интересом слушаю самую разную музыку. Например, есть замечательные классические образцы рок-музыки и поп-музыки, которые я с удовольствием слушаю. В этом нет ничего странного: многие музыканты увлекаются не только той музыкой, которую они исполняют.

 

– Один из ваших проектов – композиции 19-20 веков: есть концерт, где звучат многие имена. Как вам удаётся гармонично объединить творения разных композиторов?

 

– Наверное, на уровне интуиции. Создание программы – это головоломка. От её решения получаешь удовольствие не меньше, чем от выступлений. Когда мы ощущаем какую-то неуловимую связь между сочинениями, и она волнует до мурашек по коже – это, наверное, главный показатель того, что программа составлена хорошо. Эти связи могут быть самыми разными: как чисто музыкальными, так и порой самыми неожиданными. Однажды Геннадий Николаевич спросил у меня: чем можно связать Берлиоза и Стравинского? Совершенно разные композиторы, жившие в разных странах, в разные эпохи – из разных пространств. Но в тот момент мне пришла в голову только неожиданная мысль, что в «Мастере и Маргарите» Михаила Булгакова есть два персонажа: доктор Стравинский и председатель МАССОЛИТа Берлиоз. В ответ Геннадий Николаевич слегка улыбнулся, и я подумал, что либо сильно вляпался, либо удивил. Это, конечно же, практически шутка. Но даже на таких ассоциациях иногда и создаются музыкальные программы. Главное, чтобы чувствовалась какая-то драматургия, а дальше можно делать всё что угодно, если это оправдано.

 

– В чём для вас прелесть и таинственность музыки? Что вас особенно привлекает?

 

– При исполнении – гармоничное звучание. Ощущение, что мы все творим одно, что у музыкантов есть доверие ко мне. Это просто завораживает! Даже тишина в паузах насыщенная, её можно почувствовать в воздухе. Мне кажется, что концентрация такого количества людей, которые в этот момент ощущают одно и то же и вкладывают переживания в свой инструмент, это удивительно.

 

– Вы увлекаетесь не только гармонией звучания оркестра, а изучаете своё ремесло и с научной точки зрения. Известно, что вы работали над темой «Дирижёрские ретуши в симфониях Бетховена». Этот труд завершён?

 

– К моему огромному стыду, ещё нет. Но надеюсь, что я всё-таки это сделаю. Всё началось с того, что во время обучения в консерватории я увлёкся разными публикациями дирижёров о том, как надо исполнять Бетховена. В ту пору меня особенно притягивала его музыка, а с бетховенскими симфониями связано такое количество книг и статей старших коллег, какого не найти ни у одного композитора. Знакомясь с этими откровениями, я подумал, что эта тема меня очень волнует, и взялся за неё. Когда-нибудь непременно завершу.

 

– А какие произведения Бетховена вам больше всего нравятся?

 

– Очень сложный вопрос. Сочинение, которое нравилось бы мне больше других, выделить невозможно. Я стараюсь влюбиться в каждое произведение, над которым работаю. Недавно мы исполнили с оркестром Центра Павла Слободкина четвёртую симфонию Бетховена, и в тот момент особенное удовольствие вызывало именно это творение. Оно действительно очень любопытно с первых тактов. Вступление к этой симфонии можно сравнить со вступлением к первой симфонии Малера.

 

Гости «Новой Литературы». Творить для света. Интервью с дирижёром Азимом Каримовым

 

Я надеюсь, что в следующем полугодии удастся провести эксперимент: мы возьмём балетную музыку Бетховена. Не все знают, что он написал два балета: «Рыцарский» и «Творения Прометея». С театром у Бетховена были особые взаимоотношения. В отличие от других композиторов, он в большей степени занимался симфонической музыкой, а не театральной, как диктовало время. Знаменитый хореограф Сальваторе Вигано заказал молодому, но уже известному Бетховену музыку к своему балету «Творения Прометея». А в дальнейшем, после премьеры, он немного переработал либретто и дополнил постановку музыкой других композиторов, в том числе и своей собственной. У меня появилась немного дерзкая идея поставить с современной хореографией вторую расширенную версию этого балета, дополнив музыку Бетховена музыкой современных уже нам, а не Вигано композиторов. Мне кажется, это может быть любопытно, особенно в год 250-летия композитора.

 

– Прекрасный замысел для 2020 – бетховенского года!

 

– У нас в планах исполнить все его симфонии, включая девятую, а также затронуть малоизвестные сочинения. Кроме балетной музыки, которую я уже упомянул, есть удивительная авторская версия переложения на рояль скрипичного концерта Бетховена: можно попытаться исполнить его именно в таком виде.

 

– Азим Далерович, в вашем творчестве и настроении гармонично уживаются прошлое и настоящее. Но если бы вы выбирали эпоху, в которой жить, что бы это было за время?

 

– Мне любопытно, что будет дальше, но жить, наверное, я хотел бы в своём столетии. Ведь всё складывается так, как должно, и мы живём в удивительную эпоху. Посмотрите, как быстро всё меняется! При этом мы занимаемся искусством, которое объединяет времена. К тому же профессия дирижёра как отдельное ремесло очень молодая – ей чуть больше ста лет. Занятно наблюдать за её развитием. А если бы была возможность заглянуть в прошлое, то, конечно, я бы выбрал встречу с Моцартом. От него, кроме нот, почти ничего не осталось, и непостижимо, каким был этот человек, чья музыка и сейчас озаряет нашу жизнь. Понимаю, что вряд ли смог бы составить с ним адекватный диалог, но хотя бы посмотреть, как он выглядел, шёл, говорил – хочется. Это было бы очень интересно!

 

 

Беседовала Вера Круглова

 

 

 

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

30.06: Алексей Горшенин. Морские волки (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2019 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!