HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 г.

Гости «Новой Литературы»

Вера Сторожева: «Режиссёр – фигура ключевая»

Обсудить

Интервью

 

Купить в журнале за ноябрь 2020 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2020 года

 

На чтение потребуется 13 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

Лучистый взгляд, спокойный тихий голос – вне съёмочной площадки Вера Михайловна очаровывает мягкостью и мудростью. Непросто представить её в роли «капитана», но фрегаты своих замыслов В. Сторожева ведёт к желанной цели  упрямо, талантливо и настойчиво. Золотые награды престижных отечественных кинофестивалей заслужены ею недаром: игровые и документальные картины Веры Сторожевой сделаны безупречно, а сериал «Шифр» в дни показа подарил «Первому» лидирующее место среди телеканалов. Своими творческими секретами Вера Михайловна поделилась с нашим журналом в дни работы над новым проектом.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 4.11.2020
Вера Сторожева

 

– Вера Михайловна, вы родились в Троицке – городе удивительной судьбы. Емельян Пугачёв брал его штурмом. Верховный правитель России, адмирал Колчак, назначил Троицк временной столицей Южного Урала. А ещё до того здесь принимал военный парад цесаревич Николай Александрович, будущий император России – последний из Романовых. Скажите, на ваш интерес к истории, прошлому, на выбор будущей профессии повлияла атмосфера Троицка или ваше режиссёрское становление с ним не связано?

 

– Я жила в Троицке только до пяти лет и знакома с его историей не так хорошо, как вы. Наверное, именно в первые годы всё закладывается, но не могу сказать, что ранние впечатления как-то на мне сказались. Знаю только, что в Советском Союзе Троицк считался уникальным по количеству безоблачных часов: этот город – самый солнечный. Я навещала его пару раз, когда приезжала в Челябинск на фестивали, но выросла под кавказским солнцем, в  Ставрополе: нас, троих детей, решил перевезти туда с Урала отец. Я окончила ставропольскую школу и в шестнадцать лет уехала в Москву учиться. В столице я с 1975 года.

 

– Вы окончили Московский государственный институт культуры. С чем был связан такой выбор?

 

– Я мечтала стать актрисой и поступала в школу-студию МХАТ, где был театральный педагог Виктор Карлович Манюков – прекрасный мастер. Он меня брал, но врач-фониатр обнаружила несмыкание связок – профессиональную непригодность. Я рыдала от отчаяния, доктор зачеркнула этот диагноз, но не помогло: в зачислении мне отказали. Было очень обидно… Тогда я и выбрала институт культуры. А потом окончила Высшие курсы сценаристов и режиссёров.

 

– Но ведь и сыграть в кино вам всё же довелось: позже вы снимались в «Астеническом синдроме» Киры Муратовой и других картинах.

 

– Это произошло не по моему стремлению, а по стечению обстоятельств. Я к тому времени поняла, что мне хочется быть не в кадре, а за кадром – как режиссёру. И у меня тогда уже не было прежних амбиций.

 

– На их смену, очевидно, пришли другие, Вера Михайловна: ведь вы не из тех, кто довольствуется малым. Тем более что вашим наставником был Александр Наумович Митта – режиссёр-легенда.

 

–  Да, так сложилось. Александр Наумович подошёл ко мне после одного из туров и спросил, у кого я хочу учиться. Было бы глупо сказать, что не у него (улыбается). Всего же было шесть мастерских, где преподавали Владимир Мотыль, Григорий Чухрай, Владимир Меньшов, Александр Кайдановский, Геннадий Полока. В нашем становлении участвовали практически все педагоги. А ещё у нас был режиссёр Кшиштоф Занусси, к которому мы ездили на производственную практику в Польшу – он многое нам дал. Наш курс был очень энергичным, хотя некоторые до этого вообще не были связаны с кино напрямую – как Сергей Артимович, бывший кардиохирург, или Сергей Урсуляк, который был театральным актёром. Всё складывалось хорошо, но, когда мы окончили курсы, оказалось, что уже нет ни кино, ни Советского Союза – был девяносто третий год… И всё же мы пришли в кинематограф, на телевидение какими-то своими тропинками и до сих пор работаем.

 

– Вера Михайловна, вы дебютировали в документальном кино и создали картины о гениальных писателях XIX века. К сожалению, не нашла в Интернете ваше «Последнее путешествие Гоголя» зато мне удалось посмотреть фильм «Трагедия Льва Толстого», а ваш «Живой Пушкин» – это великолепная, потрясающая работа! Съёмочной группе удалось побывать в разных точках земного шара, которые связаны с Александром Сергеевичем, и показать абсолютно всё! Такие съёмки наверняка требуют немалых расходов.

 

– На тот момент компания НТВ имела почти неограниченные возможности. Всё было как из рога изобилия: игровые эпизоды «Живого Пушкина» мы снимали на пленку Kodak и на старую французскую камеру. Я попросила – и они дали, это была такая роскошь! Но по всему миру лично я не ездила, потому что документальную часть Парфёнов снимал сам. Меня пригласили снять игровые истории, а потом всё собрать воедино, смонтировать – сделать полноценную картину. У нас получилось создать сценки в стиле немого кино, меняя скорость съёмки, и даже профессионалы приняли это за фрагменты немых кинолент 1900-х годов. Парфёнов рассказывал, как ему позвонил знаменитый Виталий Яковлевич Вульф, который досконально знал кино: «Леонид, я видел эти кадры начала 20 века – напомните мне, пожалуйста, из какого фильма о Пушкине вы их взяли». Парфёнов ответил, что мы сняли это сами. Пауза, и Вульф положил трубку.

 

 

 

– Признание успеха бывает разным. А как отреагировали на «Живого Пушкина» другие ваши коллеги?

 

– Положительных отзывов было много, нам даже дали «Тэфи» за него. Этот проект был очень популярным, и в рейтинге моих фильмов он до сих пор получает одни из самых высоких оценок.

 

– В «Живом Пушкине» вы разделили творческий триумф с коллегами и стали знаменитой – вместе с ними. Вера Михайловна, а фильмы о Льве Николаевиче Толстом, о Гоголе – это исключительно ваши проекты?

 

– Нет, не только мои. Идея принадлежит компании «Всемирное русское телевидение», сейчас она называется «Фишка-фильм». Александр Радов, который, к сожалению, одним из первых погиб от коронавируса, был тогда моим первым продюсером на телевидении. Он и Ира Васильева пригласили меня для работы над документальным циклом, в который входили сюжеты о Льве Толстом, Николае Гоголе, великомученике Вениамине, расстрелянном советской властью в 1922 году. Потом я эти фильмы и свой дипломный проект показала Александру Левину, ставшему на тот момент генеральным продюсером НТВ, и он сразу позвал меня на проект года – пафосный, дорогой, пушкинский, создаваемый к 200-летию великого поэта.

 

– Скажите, лично вам писатели-классики девятнадцатого века очень интересны?

 

Безусловно. Как и всякому читающему, образованному русскому человеку. Девятнадцатый век – расцвет мысли. Эпоха, в которую писатели и поэты были значимыми фигурами, властителями дум, философами – наверное, так же, как у нас с 60-х до 80-х годов. Сейчас это как-то ушло.

 

 
На съёмках

 

– Они остались властителями дум – просто не для всех. Вера Михайловна, как вы считаете, глубокое документальное кино способно оценить и понять новое поколение? Или ваша работа больше адресована зрителям от сорока и старше?

 

Знаете, пытливые молодые люди были всегда. Просто разное время диктует разные приоритеты, формирует интересы – я вижу это по своим студентам четвёртого и пятого курсов, которым читаю лекции в институте современного искусства. Они другие. Живут и мыслят иначе. Нельзя упрекнуть этих ребят в том, что их по большей части интересует карьера – это важно в нынешнем обществе. Что к чему-то вечному они часто равнодушны, поскольку при этом они всё равно образованные и вдумчивые люди.

 

– Если бы вам предложили выбрать ещё какие-нибудь документальные проекты – возможно, о художниках или композиторах, кто стал бы вашим новым героем?

 

– На данном этапе – никто. Знаете, я всё-таки предпочитаю игровое кино, потому что люблю создавать свой мир. Мне нравится его насыщать, делать то, чего ещё не было. Придумывать новые истории, ситуации, персонажей. Поэтому я не могу сказать, что хотела бы сделать о ком-то конкретном документальное кино. В девяностые годы, когда не было игровых фильмов, ситуация была другой. Я благодарна компании НТВ, Евгению Киселёву, Леониду Парфёнову, с которыми работала. Были прекрасные условия, я получила отличный профессиональный старт, но возвращаться к этому мне бы не хотелось.

 

– Один из придуманных вами миров запечатлён в фильме «Мой парень – ангел», и лично мне в нём видится связь с произведениями писателя Леонида Андреева: в вашей картине тоже материализуются  божественные, сверхъестественные силы. Был ли у вас такой замысел, или такое восприятие – случайность?

 

– Религиозный мотив здесь, естественно, есть. Мудрецы, философы и Святое Писание говорят нам о том, что в жизни нет случайностей. В фильме мы показываем один день студентки Саши и закольцовываем все события, понимаете? Эта девушка, если бы отец привёз ей парня знакомиться, никогда не стала бы с ним общаться – это не её выбор. Поэтому и понадобился день, полный испытаний, и она принимает человека, которого только что потеряла – как некое проведение. Работать над «Ангелом» было сложно: автор сценария, Наталья Назарова, и я долго трудились над тем, чтобы в фильме сочетались развлекательное новогоднее кино, романтическая комедия и идея того, что всё в нашей жизни предопределено.

 

 Кадр из фильма Веры Сторожевой «Мой парень – ангел»
Кадр из фильма Веры Сторожевой «Мой парень – ангел»

 

– Любопытно представить, что будет с Сашей и Серафимом-Сергеем дальше: в фильме – открытый финал. Как и другой вашей картине – «Девять дней и одно утро». Вы нарочно оставляете зрителю возможность додумывать?

 

– И нарочно, и нет. Есть такие вещи, как телепроекты, где жанр и сама телевизионная аудитория не даёт подобной возможности. Там нужно всех объединить, развести, обвенчать – поставить судьбоносные точки. А здесь мы можем себе позволить сделать открытый финал. Некая незавершённость – это скорее авторское кино. В нём – другая стилистика драматургии.

 

– Зато ваш сериал «Шифр» именно телевизионный проект, который так всех увлёк, но во второй части история неожиданно обрывается. Раскройте, пожалуйста, секрет: продолжение будет?

 

– Да, мы сейчас работаем над завершением второго сезона: съёмки пришлось остановить из-за моей болезни (накануне нашей встречи Вера Михайловна преодолела Covid – В. К.). «Шифр» – это детектив, но судьбы наших героинь занимают всё больше места: в их жизни происходит много всего, и это смещает акценты, хотя мы по-прежнему стремимся к детективу и думаем над третьим сезоном. Его четыре истории сейчас на рассмотрении у продюсеров. А пока я попутно готовлюсь к съёмкам другого проекта. Всё в этом сложном 20-м году сместилось, и октябрь 1941 года придётся снимать в январе…

 

 Героини сериала «Шифр»
Героини сериала «Шифр»

 

– Ваш новый проект связан с «Шифром»?

 

– Условно. Главные героини «Шифра» в прошлом – участницы Великой Отечественной войны, а мой новый игровой фильм будет посвящён обороне Москвы в 1941 году.

 

– То, что ваши женщины-офицеры из «Шифра» прошли войну, сблизило их крепко, на всю жизнь: фронтовое братство. И это передалось актрисам, которые сыграли великолепную четвёрку – все они, несмотря на разные характеры, стали единым целым. Не ощущается никаких профессиональных амбиций, желания превзойти коллег по съёмочной площадке. Как вам удалось их так настроить?

 

– Я их очень люблю: они прекрасны и как актрисы, и как люди. У меня прежде бывали случаи, когда я выбирала на роль именитого артиста, а он оказывался с ужасным характером, просто мучил на площадке меня и всю группу. Теперь я подбираю артистов и по человеческим качествам: долго репетирую, делаю пробы, общаюсь. Может быть, это отличный актёр или прекрасная актриса, но, если у нас несовпадения, то я не буду с ними работать. Потому что нам предстоит долгий путь, и мы не просто команда, мы – семья. А что касается работы над «Шифром», то перед съёмкой сложных эпизодов, когда собирается вся великолепная четвёрка, и у них происходит прорыв в расследовании, я всегда напоминаю девочкам, что они должны вести себя как знатоки: набрасываться на решение задачи, слышать друг друга и рваться вперёд. Конечно, мы говорим о том, что их героини были мозгом армии, ходили напрямую на доклады к генералам, и такие женщины-офицеры действительно существовали. В армии они были самыми-самыми, а потом оказались лишними. Кто-то отсидел, как наша Катерина, а другие не смогли найти себе место в жизни, потому что у них и психология была определённая: они понимали, что они исключительные, всё могут, что их ум и способности ценят. А потом, оказавшись в обычной жизни, они, со своими уникальными способностями, оказались невостребованными. Поэтому разгадка преступлений для них как спасение: девушки могут показать себя.

 

– Вера Михайловна, сейчас в кино многое решают продюсеры и руководители телеканала, для которого снимается сериал. Вы ощущаете, как режиссёр, какое-то давление, в ваши замыслы вмешиваются «отцы» проекта?

 

– Знаете, после первого сезона «Шифра» меня вызвал к себе Константин Львович Эрнст, поблагодарил и сказал: «Какой у вас неочевидный кастинг! Но он очень хороший». Я поняла, что если бы мы были под пристальным вниманием, то, может быть, мне бы не утвердили этих девочек-актрис, которых я подобрала. Мне никогда никакой актёр не был навязан. Я боюсь этого, потому что продюсеры действительно всё больше влияют на процесс. Я не знаю, что будет со следующим проектом, но здесь – большое спасибо продюсерам «Первого канала»! – мне дана полная свобода.

 

– А какая атмосфера у вас на площадке?

 

– Потрясающая. Мы постоянно что-то придумываем, у нас – свои флешмобы. Например, вся группа в какой-то день может одеться в одной цветовой гамме. К тому же актрис связывает давняя дружба: Катя Вилкова училась вместе с Марьяной Спивак – они однокурсницы. Всё время шутят, подкалывают друг друга, веселят. Атмосфера у нас отличная. Девочки любимые, красивые, и …знают свой текст (улыбается).

 

 Вера Сторожева с актрисами Еленой Пановой и Екатериной Вилковой
Вера Сторожева с актрисами Еленой Пановой и Екатериной Вилковой

 

– Вера Михайловна, а вы очень строги на площадке? Вы можете повысить голос, потребовать? Или вы такая же мягкая и деликатная, как в беседе со мной?

 

– Ну, вы же мне ничего не сделали плохого (смеётся). Я не строгая, но во мне есть... [...]

 

 

Беседовала Вера Круглова.

 

 

 

(в начало)

 

 

 

Внимание! Перед вами сокращённая версия текста. Чтобы прочитать в полном объёме этот и все остальные тексты, опубликованные в журнале «Новая Литература» в ноябре 2020 года, предлагаем вам поддержать наш проект:

 

 

 

Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2020 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению ноября 2020 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.04: Альфия Шамсутдинова. Дайте мне тишину! (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего ЮМани-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература» (без рекламы):

Номер журнала «Новая Литература» за март 2021 года

Все номера с 2015 года (без рекламы):
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru

 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2021 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!