HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 г.

Художественный смысл

Что меня гложет?

Обсудить

Критическая статья

 

Купить в журнале за сентябрь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

 

На чтение потребуется 10 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

 

Толковать живопись я начал стихийно, со спора с одним однокурсником, считавшимся знатоком живописи (мы же на инженеров учились) и имевшим у себя, хоть он жил в студенческом общежитии, массу репродукций. Не знаю, что мне шептало, что он притворяется? И я его вызвал на соревнование. Я ему открыто сказал, что не верю его знаточеству, и предложил способ доказать это. Мы пойдём к нему в общежитие, он выберет две репродукции для толкования. Одну – ему, другую – мне. И кто из нас дольше будет говорить (но по картине, а не абы что), тот и победил. И если он не победит – договариваемся, что он больше не хвастается при мне, что он – знаток живописи. (Я, кажется, вспоминаю, что за хвастовство я его и заподозрил в фальши. Не так, чуял я, говорит тот, кто взволнован какой-то картиной.)

Из этих слов ясно, что тогда я умение взволновать считал признаком хорошей картины. Это был год где-то 1955-й. А был я благовоспитанный школой. И там ценились передвижники XIX века. И мне чуть ли не тоже жаль было русский народ – за бедность и эксплуатацию.

Вокруг в 1955-м было с народом то же, но я не был настроен критически. Меня научили жить будущим, а не настоящим. И я теперь думаю, не потому ли я не имел ничего против передвижников, что приписывал им идеал благой для всех жизни в каком-то историческом будущем, не обманувшем их по большому счёту, ибо вот – сбывается их мечта, и народ строит непосредственно коммунизм (ибо социализм построен уже в 36-м году). И, хоть до окончательного утверждения коммунизма так далеко, что не видно (я тогда думал, что лет сто или все пятьсот), но… Это историческое будущее. А идеал и не должен быть сбывающимся скоро.

Из сегодня глядя, мне представляется, что уже тогда мне важна была для положительной оценки какая-то степень скрытости идеала, чтоб не было выражения «в лоб». Тем более – прямой иллюстративности. И её и близко не было, если – по-сегодняшнему говоря – приписать, например, Перову подсознательный идеал коммунизма, смотря на такое.

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 26.09.2018
Перов. Тройка (ученики мастеровые везут воду). 1866. Холст, масло.
Перов. Тройка (ученики мастеровые везут воду). 1866. Холст, масло.

 

Кстати, теперь полезно как-то отдать себе отчёт, существовало ли тогда уже слово «коммунизм» на свете, и могло ли оно быть в принципе известно в России… – Существовало, конечно. Ввиду всеевропеской революции 1948 года, – я где-то читал, – Маркс отложил исследование психологии рабочего класса, так оно сулило обнаружить падение его революционности, что и произошло в реальности в виде известного перехода центра революционного движения из Западной Европы в Россию. – «В 1883 г. в Петербурге образовалась марксистская группа, которой руководил Д. Благоев». Подходит для неосознаваемости коммунизма в 1866-м. Поисковик показывает статью «Коммуна как отражение образа жизни русской интеллигенции второй половины XIX века». 1866-й – это вторая половина. Художники, правда, народ инстинктивный. И технологичный. Их угнетали правила академической живописи, запрещавшие рисовать угнетение народа. Что годится для моей идеи-фикс, что художественно только то, что имеет следы подсознательного идеала.

А если ориентироваться по силе впечатления… Так ставший на старости лет, наверно, слишком сентиментальным, я почувствовал глаза наполнившимися слезами от одного взгляда на репродукции лиц детей крупным планом.

 

 Перов. Тройка (ученики мастеровые везут воду). 1866. Холст, масло. Фрагмент картины
 
 Перов. Тройка (ученики мастеровые везут воду). 1866. Холст, масло. Фрагмент картины

 

Но зато я и знаю теперь, что нельзя доверять своим эмоциям. Они могут возникнуть от простого заражения. Лев Толстой ошибочно даже считал это самым перцем искусства (благо, ошибка не распространялась на его художественное творчество, и там он творил гораздо и гораздо тоньше). Я молчаливо всегда при слове «искусство» имею в виду неприкладное, которое, в отличие от прикладного, есть общение подсознаний автора и восприемников.

Как прикладное – живопись Перова замечательна. Коммунизма в его подсознании не было, а то, что было – это убеждение, что так жить нельзя. Его живопись «приложена» к идее отрицания наличного социума.

И то же было с Тутуновым (из-за которого я всё с Перовым и затеял).

«Тутунов восстанавливал истинно передвижническую традицию, ориентация на которую прокламировалась официальной идеологией, но на деле размывалась ложным пафосом соцреализма» (Манин).

Тутунов был на 10 лет старше меня, и его отец был репрессирован, а я до 1956 года не знал о существовании сталинских репрессий и был подвержен шпиономании (следил за соседом-литовцем за то, что он ходил в костёл молиться, а это, мол, был признак сочувствия лесным братьям; в моего знакомого, пацана на велосипеде, раз среди белого дня в центре города выстрелили – он был сын военного, да не попали).

Так что с подачи Манина даже самые далёкие от критики, ранние картины Тутунова представляются всё-таки приложенными ко всё той же идее, что так жить нельзя (и нечего мне мучиться, что я стал какой-то предатель, негативно относясь к передвижникам и их последователям).

 

 Тутунов. В избе. 1957. Холст, масло.
Тутунов. В избе. 1957. Холст, масло.

 

Уже год прошёл после разоблачения культа личности Сталина, уже, казалось бы, можно живописать неоптимистично. Что Тутнов и исполняет, но так скрытно, что можно и не заметить. – Почти всё – в холодных тонах. Ну и что за низкопробное украшательство комнаты? Все эти занавесочки, салфеточки, скатёрочки, накидочки. Но до этой мысли попробуй дойди. Только неоштукатуренные стены и потолок, покосившийся абажур да грубая тканая дорожка на полу выдаёт авторскую усмешку. Да отсутствие лица у прихорашивающейся перед зеркалом девушки. (Я не знаю, во что прозрачное в 57-м году могла быть завёрнута бутылка водки, ибо целлофан в СССР появился в 70-х годах. Калька, что ли? А кадка у окна завёрнута в декоративную гофрированную бумагу, мне кажется.) Потуги – так можно переназвать картину.

Но в ней нет даже колорита, имевшегося у Перова… И ведь учился в МГХШ и МГХИ.

Ну так зачем такую картину разбирать?

А я не сразу додумался, что и это – критический реализм. Подумал, как всё радостно: зелень, утро… Совсем не так щемяще, как у него же впоследствии. И вдруг увидел салфеточки. И стало как-то нехорошо, что я предал передвижников 19 столетия. – Ну а не очень внятные переживания – это ж теперь самое то для меня. Я ж всё хочу убедить себя самого, что умею чуять следы подсознательного идеала. Вот и… Разобрался. В самом себе. Если я на собственном примере учу отделять зёрна от плевел, то…

Я где-то когда-то читал, что формальным открытием передвижников было внедрение как бы театра в живопись. Смотришь на холст и понимаешь больше, чем видит глаз. Столкновение стенных и потолочных брёвен с легко достижимым украшательством при дате «1957» говорит об очень тяжёлой жизни в избах во второй половине ХХ века, в эпоху научно-технической революции.

Ну так повторение открытого ничего само по себе не говорит ожидающему ЧЕГО-ТО, словами невыразимого.

Можно возразить, что в 19-м столетии незнание художниками, что делать в социальном плане (не зря Чернышевский в 1863-м так назвал свой знаменитый роман), разве не является тем самым, невыразимым словами?

И вся смута душевная возвращается.

Тутунов не только смеётся над сельским отсталым бытом. Он им и любуется. Он как бы предвидит среди этой НТР (овладения космосом и ядерной энергией) ценность традиционализма, которая широко всех захватит скоро, когда захотят поворачивать вспять течение северных рек в русла, вырытые ядерными взрывами, чтоб обводнить Среднюю Азию и прикаспийскую пустыню. Как отказать в подсознательном чутье художнику, рисующему природу почему-то без вездесущих признаков индустрии, когда  при его жизни, через несколько десятков лет, встанет вопрос о катастрофическом потеплении климата планеты, а то и вообще о глобальной экологической катастрофе от прогресса. В 1950-м Ферми сформулировал свой принцип, что Вселенная подозрительно молчит. Не потому ли, что цивилизации уничтожают себя на каком-то этапе? Мог этот вопрос докатиться до Тутунова? Или не обязательно – достаточно заметить, как индустриализация всё вокруг губит.

 

 Тутунов. Весна. 1971.
Тутунов. Весна. 1971.

 

Вот уж и колорит классный. Весна-красна… А чувствуете, что что-то нехорошо в этом столкновении тёплого и холодного тона? Может, блеск от освещения вносит оттенок странности? Но, может, и без него что-то тут нехорошо? Мазки тревожные… «Форма становится экспрессивной… обрисовка… проводится колченогим рисунком [деревья какие кривые, да и заборы, да и сараи], а цвет, благодаря мазку, суетится [облака, трава], создавая нервную неустойчивость» (Там же). Или это просто пейзаж на закате красного солнца?

Неужели тут только тихий протест против индустриализации? И опять нет следа подсознательного идеала возврата к традиционализму? И – только почти повторение передвижничества 19 столетия?

Разве не говорящий пейзаж и у Перова в «Проводах покойника»?

 

 

 

Говорящий. Но только не мазками. У Перова мазков не видно, как и у академистов, против которых передвижники выступили. Манин прав, говоря про «…пластические коррективы, воспринятые как освоение опыта художественного творчества, которое возникло в конце XIX века…» (Там же).

Так и хочется спасовать перед решением… Но нельзя. Тутунов 70-х годов, наверно, всё же прорвался к выражению своего подсознательного традиционализма как будущей сверхценности, а не просто как осознаваемого того, что уходит, а жалко.

А может, и не прав я.

Ох, тоска, тоска…

Но, по-моему, лучше она, чем такая удовлетворённость:

«То, что ему нравилось делать – было остро востребовано обществом. Та стилистика, манера, в которой он писал – была самой модной. Те темы, которые он выбирал – были на острие общественного внимания, их все обсуждали. Тот художественный подход, который он избирал – подчеркнуть какие-то конкретные вещи, обратить на них внимание, это был тот метод, который в то время особенно ценили. Ему удалось отразить свою эпоху… Подчёркивать то, что являлось темой произведения, у него получалось намного лучше, чем у других.

 

  Перов. Проводы покойника.    Размарицын. Панихида.   Ярошенко. Похороны первенца.

 

Перов. Проводы покойника. – Размарицын. Панихида. – Ярошенко. Похороны первенца.

 

 

Он умел делать все отчетливее, «громче», перчёнее».

Конъюнктурнее.

Как с Кобзоном, вчера похороненным.

Так для прикладного искусства это таки важно. Да и то… Доведи до публицистики, до крика, до срыва голоса – будет ещё больнее воспринимать, будет ещё действеннее. Зато исчезнет постепенно испытание сокровенного. Которое самое особенное, когда и не осознаёшь, что с тобой происходит. А что-то происходит.

 

 

3 сентября 2018 г.

 

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению сентября 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.12: Владислав Шамрай. Рождающая дождь (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!