HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 г.

Художественный смысл

Лишь Россия живёт вопреки или со всеми что-то неладно?..

Обсудить

Критическая статья

 

Купить в журнале за декабрь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 года

 

На чтение потребуется 10 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

 

С реставрацией капитализма в России я заметил, что стал не моден историзм. Наверно, из-за свержения с пьедестала почёта исторического и диалектического материализма. Он же предрекал смерть капитализму, а на самом деле альтернативный ему строй (лжесоциализм) пал, капитализм же пошёл укрепляться дальше. Но в чём? – В потреблении. – А это презренным считалось не только в строе-антагонисте (лживо считалось, а на самом деле почиталось), но и у ницшеанства, от истории улетевшего вообще в иномирие.

Из-за последнего можно лишний раз удостовериться, что Россия живёт вопреки.

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 31.12.2018
В. Иванов. Ночь на Оке. 1991. Масло, оргалит.
В. Иванов. Ночь на Оке. 1991. Масло, оргалит.

 

Уж какой кошмар в 1991-м году настиг СССР, а этому Иванову хоть бы что. Он вечность России воспевает. И даже не России, а космоса, что ли… Надвременье… То есть – ницшеанец.

Ведь казалось бы… С какой стати месяц освещает облака только справа (от нас)? Слева, что ли, нет облаков? Есть. Тем не менее, освещение на небе не централизовано относительно ночного светила. Это как если б на земле отражение в воде от месяца было не на вертикали под ним, а сдвинуто вбок, например, вправо. – Абсурд же? А именно в него и хочется удрать от вечных Скук и неурядиц Тут. – В Странность удрать…

Если так же, как Иванов, весь народ не принял историческую перемену (а он не принял, как показало будущее), то Россия опять зажила вопреки. Хоть внешне, – инициаторы реставрации считали, – что наконец-то Россия зажила не вопреки. – Ошиблись.

Но дело у Иванова даже и не в России. То же с Италией и Грецией. – Как и положено надмирному ницшеанцу.

 

 В. Иванов. Флоренция. 1965. Масло, оргалит.
В. Иванов. Флоренция. 1965. Масло, оргалит.

 

Флоренция, конечно, помладше Рима, вечного города. Но контраст природы (синих гор) и бежевого города как-то уравнивает природу и город. А природа – вечна. Явно старинные постройки усиливают это переживание. Но есть нечто ещё более основательное, чем город и природа – проступающая сквозь краску фактура оргалита. Какая-то сетчатая. Как что-то вневременное.

Тот факт, что при фотографировании этой картины вверху был яркий источник освещения, отразился на репродукции. И получается, что помимо природы и города нам представлено ещё ЧТО-ТО, объемлющее всё это. Внеприродное. Иномирное.

 

 В. Иванов. Греция. 2011. Масло, оргалит.
В. Иванов. Греция. 2011. Масло, оргалит.

 

Тут – то же рассуждение. Как внепрпиродное ЧТО-ТО разлито всюду. Безразличное ко всему. Внеморальное.

Всё-всё – разочаровало как-то. И давно он, Иванов, так. (Он 1924 года рождения.)

 

 В. Иванов. Зимняя речка. 1952. Масло, холст.
В. Иванов. Зимняя речка. 1952. Масло, холст.

 

Тут фактура холста не проступает. Но всё равно. Как бы туман висит… (А мороз-то небольшой – вода не замёрзла.) И – всё неестественно бледное. Как будто между нашими глазами и тем, что они видят, пространство заполнено ЧЕМ-ТО. Безразличным к нам и пространству.

 

 В. Иванов. Судак. 1957. Масло, холст.
В. Иванов. Судак. 1957. Масло, холст.

 

Даже и такая черноморская благодать тоже осложнена каким-то странным маревом, которое рационально никак не объяснишь. Ещё зимой у незамёрзшей реки можно помыслить существование в воздухе какой-то влажности, все краски приглушающей. Чтоб не просто иномирие… А в Судаке в теплынь что за марево? – ЧТО-ТО…

Самый пик сталинских репрессий Иванов застал во вполне сознательном возрасте. Но они-то были бедой нового мира. А ведь до того была беда старого мира. – Вполне можно было разочароваться вообще во всём подлунном мире. 1991-й лишь подтвердил.

 

А теперь дадим слово адвокату дьявола.

«Для творчества Виктора Иванова, выдающегося советского живописца, характерна живая связь с современностью, отражение самых существенных её сторон, утверждение цельности человека, его красоты и достоинства, красоты окружающего его мира. Ряд картин В. Иванова посвящён жизни современной деревни, её людям, величию их труда. Главным героем этих произведений является простая женщина-труженница. За цикл «Русские женщины» Виктор Иванов в 1968 году был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР».

Посмотрим на репродукцию какой-нибудь картины из этого цикла.

 

 В. Иванов. «Рязанские луга. Из цикла «Русские женщины» 1962-1967.
В. Иванов. «Рязанские луга. Из цикла «Русские женщины» 1962-1967.

 

Это как раз те годы, когда СССР начал закупать зерно заграницей. Из-за экстенсивного земледелия. Плюс нежелания колхозников работать. Нас, служащих, слали им помогать.

 

 

 

Так не делание ли вида, что работают, изображено на картине? Что это за интенсивная деятельность инструментами, каких не существует в природе, перед нами? (Это не грабли – там нет зубьев. И такой формы орудий – я проверил поиском по картинкам – нет в Интернете, а тот, вроде, всё знает.) Но главное не это, а колоссальная тусклость. Оно, конечно, может быть, что к ночи дело (заря догорает на горизонте и чёрная туча небо заволокла). Но…

 

 В. Иванов. «Полдник. Из цикла «Русские женщины» 1964-1966.
В. Иванов. «Полдник. Из цикла «Русские женщины» 1964-1966.

 

Что-то ослепительный солнечный свет и тут подозрительно неярок. А хлебание из одной миски… Не соответствует ли тому уровню сельского хозяйства, который не может прокормить страну?

Есть, правда, другого тона репродукции…

 

   

 

Как тут быть? – Наверно, тусклый вариант – ошибочный. Наверно, грабли без зубьев – это для сбора зерна в кучи. Наверно, луга в название попали случайно. А понять всё можно, как оптимистичный традиционализм. То, что в сознании художника. (А ницшеанство – в подсознании.) Я могу даже о себе, выходит, тоже исповедующем такой идеал, что-то вспомнить. – Я был из очень бедной семьи, безотцовщина. Пользовался лживой пропагандой равенства в СССР, и потому гордился своей бедностью. Например, ходил в шароварах не только на уроках физкультуры (тренингов тогда не существовало). И брезговал насмешками над этим. У меня был единомышленник на этот счёт, Серёжка Строцев. Мы аж на одной парте потому сидели. То же относилось к толстовкам. А потом перешло к пиджакам. Я очень долго не носил курток. Потому что они были в моде. Я был противником стиляг. Я б не стал их ловить и остригать их длинные волосы, но в душе противником их я был более принципиальным, чем иные. Я считаю себе тихонько, что так как первобытный коммунизм был при отсутствии излишков, то в принципе он мог бы сменить – при соответствующей психологии большинства – любой, более технически развитый строй. Раз такое даже и случилось – в Древнейшей Греции, при нашествии дорийцев на ахейцев рабовладельческий строй сменился обратно на первобытно-общинный на какое-то время. – И так как в России ошибочно стали на силовой путь в коммунизм, то, думаю я, единственным спасением был упор политики на гуманитарную сферу. Надо было не ловить стиляг и остригать их, а вскрывать перед остальными индивидуализм их психологии. А главное – переводить понемногу пропаганду на то, что смысл жизни состоит в жизни в искусстве, в сфере условной, а не реальной. И тогда никакой материальный дефицит (а он был хроническим) не страшен. Да и акцент на работизм нужен лишь постольку, поскольку требует оборонная промышленность. Сам я работал в так называемом почтовом ящике, оборонном. И меня бесили сослуживицы, на работе вязавшие, читавшие и обсуждавшие всякие сплетни и т. п. Но я считал себя неправым, ибо никакой радости в той работе, которую исполняли сослуживицы, не было. И их лодырничество можно было понять. В том и было преимущество лжесоциализма над капиталистическим окружением. Так это преимущество надо было поднимать на щит, а не устраивать липовое соревнование за звание бригады коммунистического труда. А если уж и соревноваться, то по каким-то реальным признакам борьбы с отчуждением. По какой-нибудь мере перемены одного скучного действия на другое. Мы были конструктора. Я был ведущим. Проверял чертежи других. Так можно было частично проверку перепоручить кому-то, квалификацией пониже, с последующей перепроверкой и объявлением качества предшествующей проверки. – Мало ли что можно было делать, если не относиться формально.

Я не готов относиться буквально к как бы призыву Иванова кушать семье из одной миски. Но поветрие покупать хрусталь или ковры я презирал. И можно придумать условия, при которых можно было всё же не покупать зерно за границей. Уже при капитализме мне как-то случилось жить несколько месяцев одному с мизерной зарплатой (мне, инженеру, пришлось работать подметателем лестничных клеток). Так я, помню, проедал в месяц 10 долларов США. Вместо мясных котлет ел соевые… И был счастлив своими открытиями (если они таковыми были) в искусствоведении, от которого я не отказался и при крахе из-за варварской реставрации капитализма.

Мне стало ясно недавно, что коммунизмов имелось в виду два. Один, №1, марксовский, ориентированный на неограниченный материальный прогресс, ошибочный, так как не было учтено, что массовое производство разовьёт массовое потребление и кончится всё всемирной глобальной экологической катастрофой, смертью человечества от перепроизводства и перепотребления. Другой, №2, ориентированный на ограниченный материальный прогресс, традиционалистский, с акцентом на разумности в удовлетворении потребностей каждого. Так слово «разумное» мне как-то не ново в формуле коммунизма. Но официальная политика в СССР его в виду не имела. Вот СССР и прогорел. А традиционализм искусство – культивировало. Это было до незаметности, но всё же оппозиционное искусство. Прикладное. От ума идущее. И оно было исторически оптимистичным. Сбудется, мол, в исторически недалёком будущем. (Ошибка, но она истинности у переживания не отнимает.)

Оттого бравурные краски у Виктора Иванова кое-где.

Так, худо-бедно, я от адвоката дьявола отбился.

 

А теперь можно погрустить.

Дело в том, что у меня есть (и много раз подтверждалась) заимствованная идея, что вдохновляющие художника идеалы, плавно и почти незаметно превращаясь друг в друга, в веках повторяются. От полюса коллективизма к полюсу индивидуализма и так далее. По кругу. Или по синусоиде, если развернуть круг во времени. Например, слева направо. С идеалом гармонии посредине синусоиды. И с инерционными вылетами сверхвверх и субвниз на перегибах (считая коллективизм, например, вверху, а индивидуализм внизу). И вот ницшеанство – на нижнем вылете. А исторически оптимистичный традиционализм видится на восходящей ветви посредине.

Так приятней было б, чтоб вид кривых обеспечивал плавность перехода с осознаваемого традиционализма к вечной России, к Вечности вообще и к вневременности, которая уже есть метафизическое иномирие ницшеанства. А с середины поднимающейся ветви синусоиды как плавно попасть на вылет с нижнего перегиба субвниз? – Никак.

Как себя успокоить?

Только тем, что плавность-то – образ для всего осознаваемого или, наоборот, для всего подсознательного.

Зримый образ для процесса вообще хромает. В принципе.

 

Может возникнуть другой коварный вопрос: а не случайности ль процесса репродуцирования (блики от освещения, проявление фактуры оргалита от освещения картины) сказались на возникновении того невыразимого ЧЕГО-ТО, что неоднократно приводило к мысли о ницшеанском иномирии?

К счастью, тут ошибки нет. Иванов не раз доходил до рисования просто растром (создающего то же впечатление странности видимого зрителю).

 

 

 

Слова Иванову подчиняются плохо. «Далёкое от казацкой вольницы» – это мещанство. То, чему ницшеанец – враг злейший. А когдатошний казак ницшеанству – родственник. Иванову б хотя бы запятую поставить после «далёкое»… Ибо сейчас казаки – это что-то театральное, не совсем естественное. А точечный растр и как бы во времени отдаляет изображённое от зрителя сегодня, и какую-то иррациональность вводит в изображение: ибо что это такое изображено? ЧТО-ТО… «Над Добром и Злом». Мутный фраер, как называли блатные Жжёнова в лагерях, опасаясь с ним связываться. – Ну как не вспомнить обрезанное мною выражение Феофана Затворника: «Дело не главное в жизни, главное – настроение сердца». А мало ли какое нахлынет на сердце настроение… Если это сердце русское. Непостижимое. До ницшеанства тут один шаг. А оно – с мистикой. Чему образом является растр.

А когда мистика уходит, появляется не мистическая, но и не рациональная любовь к вечной России.

 

 

 

 

 

3 ноября 2018 г.

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению декабря 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.01: Андрей Евпланов. Стерва (повесть)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!