HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Художественный смысл

Гвозди в характере

Обсудить

Критическая статья

 

 

 

Гвозди в характере – так назвал меня начальник отдела, возможно, за то, что я не уволился, когда – во исполнение поручения областного куратора КГБ по нашему НИИ – меня велели начальству уволить по собственному желанию, начальство мне сделало плохую жизнь, а я не уволился и продолжил поступать по-леводиссидентски. А потом наступила перестройка, поручение от КГБ стало выполнять не обязательно, мне через 9 лет наконец повысили зарплату. Для чего приглашён я был в кабинет для подписания соответствующего приказа. А я опять учудил – подписал не глядя. За что и заработал ту характеристику. – Неприятный человек. Нет, чтоб поступать, как все…

Я прочёл слова:

«Пропорция картины – золотое сечение или около того (1,3 – 1,6). Это гармония и покой» (Александров. Понимание искусства. М., 2013), –

вот об этой картине,

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 2.05.2019
Брейгель. Охотники на снегу (зима). 1565.
Брейгель. Охотники на снегу (зима). 1565.

 

и подумал: проверить, что ли? – На моём экране – 265х340 мм. Это 1,3х1,66. Верно-то верно, но золотое сечение – 3х5, а тут – 265·5:340 = 3,89, а не 3.

Но насчёт гармонии Александров оказался прав. Брейгель – художник барокко. А того краткая идейная формула – соединение несоединимого. Высокого и низкого. Что и есть гармония. Что я и выявил тут, заметив элементарное: ни один персонаж (ни люди, ни собаки, ни птицы) не видят потрясающей грандиозности скал вдали. А сверхтонкое (по уверениям знатоков техники живописи и если поверить, что она осознаваемо чувствуется знающим все техники) – это что белый грунт просвечивается сквозь очень тонкие красочные слои, так что светится вся картина, даже в тёмных силуэтах. (На репродукциях это не чувствуется, но я готов поверить, ибо чем не соединением несоединимого оказывается и этот нюанс.)

Как вы могли заметить, я оперирую «текстовыми» противоречиями и их как бы геометрической суммой, итогом.

Александров тоже чует итог, но он не владеет методом его получения из противоречий. Поэтому его тянет к образности: одно выражает другое. Золотое сечение → гармония. Или:

«…огромная чаша, здесь люди живут как бы в ладонях невысоких гор. Отсюда защищённость».

Хоть чаша – это выдумка. Слева сзади только возможность, что там тоже есть такие же высокие горы, как справа вдали. Но что если холм, с которого спускаются охотники – это всего лишь предгорье? И тогда оттуда нет защищённости. Впечатление, да, есть. Из-за такого же, как дальние горы, пикоообразного подъёма крыши слева. Но вряд ли защищённость есть образ гармонии.

И потом почему это те скалы вдали – невысокие? Вполне высокие. По крайней мере, кажутся такими, так как они пикообразные. Такими острыми бывают пики очень высоких гор.

Впрочем, противоречивость Александрова одолевает, и он замечает, что пруды под каток зачищены геометрично, а всё остальное (дома, деревья) расположено хаотично. Правда, всё он оценивает вписанностью в природу, что есть позитив. А позитив у него равнозначен гармонии, как заявленной первою. Тогда как на самом деле гармония это позитив плюс негатив. Порядок плюс Свобода.

Но этого Александров не знает. И его тянет к системе образов:

«…дерево показывает процесс увеличения количества веток по уровням, и они все тоньше, пока не растворяются в небе. Вместе с тем это и принцип иерархии».

А иерархия – это Порядок. Значит – хорошо.

«Причем, иерархия-то небесная (клин треугольника идёт сверху вниз)». А верх – это тоже хорошо. А хорошо – понимай – есть гармония.

Полная каша понятийная. Но спасет восторженный тон.

Голость деревьев у него ассоциируется с геометризмом, а тот – с законом, и далее – с Порядком. Что-де хорошо. Тогда как на самом деле голость стоящих деревьев сталкивается с укрытостью снегом лежащей земли, что в итоге даёт-таки гармонию, но как совершенно оригинальное «хорошо», равное «хорошо» Порядка, «хорошо» Свободы.

А Александрова тянет восторгаться абы чем.

«Дорога вся прочитывается за счёт движения воза с дровами… Движение по дороге (интенция) открывает нам мир за пределами этого фрагмента – мы домысливаем из опыта и знания, что дорога приведет в такие же, и другие поселения и города, и страны, и континенты».

А неправда. Это ж по смыслу противоречит заявленному ранее «как бы в ладонях». Не противоречит только всё та же восторженность. Что бы ни говорить, лишь бы с восторгом и – пройдёт. Да? – А это плохо. Это называется заниматься внушением. То, что внушается, что Брейгель – велик, не противоречит тому, что он действительно велик. Но действительное его величие в том, что он выразил дух времени. А дух этот был усталость от того, что уже десятки лет идёт кровопролитная война Реформации против Контррефоомации, и идёт она из-за каких-то оторванных от жизни принципов. И это – плохо. И хорошо, что этому противопоставляется соединение противоположностей. А не то, что «мы домысливаем» что-то далёкое, такое же безусловно хорошее, как и высокое, как иерархия, как порядок. – Нет. Домысливание одностороннее («что дорога приведёт в такие же») есть плохо, как и принципиальность религиозных догм каждой воюющей стороны.

Из-за восторженного говорения ради восторженного говорения получаются ляпы. Только написал Александров, что «дорога приведёт в такие же, и другие поселения», а через строчку это забыто и «…охотники и их собаки входят в жилое пространство из дикого внешнего мира (леса), а воз едет за пределы этого жилого пространства».

А зачем везти дрова туда, где никто не живёт? – Просто в картине нет этого противопоставления движений. Есть бытовая обусловленность ВСЕХ движений. Смотрения вниз всех. И это противопоставлено вздыманию гор – вверх. Принципов. Религиозных.

Об одном из двух противостоящих принципов, Реформации, говорит и Александров. Но как?! – Грубой натяжкой. Он проводит прямую линию по склону холма, что слева на третьем плане, и она упирается в кирху. Он обрезал картину так, чтоб слева эта прямая была около левого верхнего угла нового, им сделанного кадра. Сделано это для того, чтоб получить характерную точку для второй прямой, упирающейся в кирху же. Это левый нижний угол картины.

 

 

 

Сделав такой передёрг, Александров пишет:

«Визуальный клин композиции слева направо сходится на церкви. Он задан ритмом деревьев, идущих с левой стороны, прямо в смысловой центр картины – местный храм, в церковь. А это – идея Бога, создавшего и сохраняющего этот мир».

А на самом деле я, прочитав о кирхе, принялся её искать на более чёткой репродукции и еле-еле смог её найти. Что и соответствует «фэ» Брейгеля принципам, что Реформации, что Контрреформации.

Подобную манипуляцию с прямыми он осуществляет по отношению к линии гор справа на заднем плане и к линии обрыва на переднем плане. И пишет:

«Этот клин – идея материи, вещественности… этот клин упирается в горящий огонь».

Вообще-то – не упирается. Надо опять схалтурить, чтоб упёрся. Надо для одной точки прямой взять правый нижний угол картины и коснуться прямою дугообразной линии обрыва переднего плана. Тогда макушки пламени коснётся-таки.

 

 

 

И тогда:

«…два встречных треугольника, причём очень вытянутых. Они смысловые: небесное и земное взаимопроникают друг в друга».

То же, что моё соединение несоединимого. Но. Смухлёванное.

Или вот:

«Куда летит в пространстве эта птица? Она пролетает над осью храма. И это тоже символ – символ Духа, аналог Голубя небесного. А сама птица всё-таки тёмная, поскольку мир этот – земной».

Птица-то летит совсем безотносительно к кирхе. Но Александров может притянуть всё ко всему – на вопрос «куда», он, вопреки грамматике, отвечает: «над осью храма».

Впечатление, что Александров загипнотизирован тем, что имя Брейгеля гремит века, вот он и взялся на свой лад восхищаться, чем ни попадя, по поводу Брейгеля.

Впрочем, есть полюс в его ошибках. Он не абы кто, а доктор философских наук. Его звание и ошибки наглядно демонстрируют некую беду.

«В сознании современного исследователя, так или иначе, живёт представление о первофеноменах культур прошлого, о первоосновах и первопричинах: средневековье – трансцендентность и особый спиритуализм, Возрождение – новый гуманизм, и т. п. Найти первофеномены послеренессансной  культуры Европы представляется не только заманчивым, но и необходимым большинству историков, литературоведов, искусствоведов. И вот здесь-то искание первофеноменов и первопричин переживает тяжёлые неудачи» (Якимович. Барокко и духовная культура XVII века. В кн. «Советское искусствознание ʼ76» второй выпуск. М., 1977. С. 93).

Якимович-то дал «формулу» барокко ещё 45 лет назад: соединение несоединимого. Но она, видим, до сих пор не усвоена так твёрдо, как «формула», скажем, Возрождения. То есть, есть какой-то шанс быть правым мне со своей идеей фикс, что художественно только то, что несёт следы подсознательного идеала, усваиваемого подсознанием восприемников. Иначе: мы-то чуем, не понятно, как, что Брейгель – это ого что. А в чём это ого, не можем выразить. Так не исключено, что 450 лет назад сам Брейгель тоже не знал (сознанию его не было дано), что он хочет сказать зрителям. Вот его незнание и корреспондирует с теперешней путаницей в словах доктора философских наук.

 

 

9 марта 2019 г.

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

12.09: Дмитрий Аникин. Новый курс русской истории (повесть в стихах)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!