HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2019 г.

Художественный смысл

Шипение Шипиловой

Обсудить

Критическая статья

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 7.12.2019
Иллюстрация. Название: из серии «Венецианский карнавал» (фрагмент). Автор: Марсель Нино Пажо (род. в 1945 г.). Источник: https://sladkowa.livejournal.com/43308.html

 

 

 

Проникновение в скрытый смысл произведения настолько трудным бывает, что можно его и не найти порой. Я и не нашёл, почтя рассказ «Старик» (2019) Шипиловой. А потом, наверно, повлиял один, предложивший его читать как хороший, потому повлиял, что в его списке хороших был один, который я уже читал и счёл хорошим. И. Я задумался о чернухе. Стал читать о ней у Чупринина. У того в чернуху попал «Печальный детектив» Астафьева, о котором я писал когда-то. Стал перечитывать себя – не согласился с Чуприниным. Барокко у Астафьева. К умиротворению привёл он в итоге. (Есть такой, умиротворяющий, вариант вообще-то бурного барокко.) Пока у Астафьева – ненависть к народу, а потом – умиротворение, и итог, мол, важнее всего. Ради него и написан весь роман.

И тут до меня дошло, что и у Шипиловой в конце рассказа не чёрно:

«Надёжные успокаивающие объятия той, кто не была ему матерью, но однажды ею может стать».

(Закроем глаза на абсурдный оттенок, что дочь может стать отцу матерью.)

Или это не чёрное всё-таки не конец… В конце:

««Не уходи, доченька!» – безмолвно взывали шесть скомканных простыней, шесть несвежих наволочек, шесть воскресших тел, спорящих с болезнью».

А посетительница, одного из шести соседей по палате, уйдёт в итоге. И выиграет ли спор с болезнью главный герой, отец Танечки, неизвестно, но точно известно, что отвратительное отношение сестёр к больным останется.

Милиционер же Сошнин у Астафьева всё-таки ещё молодой человек, и перед ним брезжит писательский некий успех. Случится он или нет – другое дело, но какой-то позитив, пока он будет писать новую вещь, гарантирован.

Относительно медсестёр же гарантия лишь их отвратительности.

Настоящая чернуха.

Плохое отношение к отдельной личности, мол, в России как было всегда плохим, таким и останется навсегда.

Или зачем-то всё-таки вставлен эпизод с Танечкой?

«Недолго, в действительности всего несколько лет, поцарствовав на литературных подмостках, чернуха эталонного типа скорёхонько ушла. Но не в предание или в архив, а в толщу эпигонской словесности, в произведения, прежде всего, провинциальных писателей» (Чупринин).

Отнести и Шипилову туда? Или подумать ещё?

У Астафьева есть надежда думать, что он продирается к умиротворению. Он ненавидит народ, но что-то его смущает. Можно думать, что его идеал барокко (соединение несоединимого) у него в подсознании. И, лишь самовыразившись, Астафьев его осознал. Ведь было ж у него сплошь то, что называется искусством слова. Читаешь – и прямо видишь глазами раздирающую душу красоту природы человеческой и некрасивость человека в ней… Питник. Так народ назвал свои пикники… Надо же, как метко.

А у Шипиловой есть примеры искусства слова?

«смердящим смертью».

И больше нет примера. Серый язык, соответствующий неприглядности предмета описания.

«В больничной палате негде было укрыться».

Это самое начало. Начало – самое ударное место. И что тут особого? – Ничего. И так до конца. Долбёж словами с негативной аурой: «больничной», «негде укрыться»… Как Лев Толстой в период опрощения. Так его занесло. В нехудожественность. То есть сочинение ради идеи. Вполне осознаваемой. А то его теоретически заносило, мол, искусство – в силе заражения. Прикладное, мол, даёшь искусство, – обостряю я. – Идеологическое искусство часто прикладным бывает. Вот и у Шипиловой всем заправляет идея антиличностности России.

А зачем просвет с Танечкой? – Тень артистизма. Хоть что-то дать наоборот. Тем страшнее станет, что очень вероятно, что перспектива – плохая, сливающаяся с плохой историей.

Тем, тенденциозным (и не способным даже чуять, что бывает подсознательный идеал, а только сознательный воспринимающим), кто считает, что с Россией должно быть покончено, – тем может даже понравиться рассказ.

Мне было противно читать и безрадостно – разбираться, нельзя ли спасти что-то, найти что-то от подсознания. – А эта тень артистизма? – Слишком мало.

 

 

30 сентября 2019 г.

 

 

 

Автор и ведущий

рубрики «Художественный смысл» –

Соломон Воложин

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.01: Ыман Тву. В рай (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2020 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!