HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 г.

Ибрагим Ибрагимли

С.

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 27.10.2019
Иллюстрация. Название: «Терзания разума»  2010 г. Автор:  Денис Симонов. Источник: http://www.picture-russia.ru/picture/32654

 

 

 

Всё началось во сне. Ночью ему приснился странный сон, и потому с утра у него всё валилось из рук. Знал, за что бы он сегодня ни взялся – все пойдёт прахом. Даже если причиной этих неудач будут его собственная неумелость и безалаберность, он всё равно всё свалил бы на дурной сон. Так он оправдывал собственную никчемность. Как назло, сегодня у него не было никакой особо трудной работы, чтобы в случае неудачи оправдаться перед домашними. С одной стороны, его успокаивало, что этой работы нет, а с другой стороны, вспоминая сон, он начинал тревожиться. Не приведи господь, если сон сбудется. Приснилось ему несколько односельчан, ныне покойных. Если бы ещё он с ними дружил в их бытность – полбеды, а так, какое отношение к С. они могли иметь. В самом деле, будто им нечем было заняться на том свете. Снились бы своим родственникам, семье, так нет же, приснились именно ему. И родственных связей между С. и ними никаких не было. И потом, если бы они просто приснились, а то ведь что учудили во сне. Взявшись за руки, они кружили вокруг него в хороводе. И время от времени так сжимали круг, что С. начинал задыхаться. Хорошо, что мать разбудила его именно в момент, когда круг совсем сузился, иначе, если бы он почувствовал дыхание этих покойников на своём лице, то умер бы прямо во сне. Впервые за всю жизнь он не злился на то, что мать его разбудила, хотя и был, как всегда, недоволен этим. Напротив, вновь и вновь благодарил за это Бога… и, сбросив одеяло, вскочил на ноги.

Умывшись, он неподвижно сидел за столом. Двигаться не хотелось, хотя завтрак ждал его на столе. Осталось только налить чаю. И хотя ему хотелось есть, двигаться с места ему не хотелось, и это было какой-то тайной. Но в это время он услышал мать.

Почистив курятник, она, ворча на кур, поднявших гвалт, возвращалась домой. Услышав её голос, С. вскочил с места, схватил стоящую на столе чашку и направился к плите. Второпях, наливая чай, обжёгся, но не обратил на это внимания. В обычное время он бы поднял шум из-за этого, чтобы привлечь к себе внимание. Но сейчас было другое дело. Он умолял Бога, чтобы мать ещё какое-то время задержалась внизу, а то, если увидит, что он ещё не позавтракал, то…

Она начала бы столько ворчать, что С. целый день не нашёл бы себе места, а увидев, что он завтракает, то уж рта не откроет. Разозлится, конечно, и даже если это покажет, голос не подаст. А С. только этого и надо. Ворчание родителей было невыносимо, и он боялся этого. Лучше бы они его избили, чем изводить бесконечным ворчанием. Всё ещё опасаясь материнского гнева, он направился к столу. Сел и начал торопливо завтракать. Он уже отправлял в рот третий или четвёртый кусок, когда открылась дверь и вошла мать. Хотя он был уверен, что мать уже ворчать не станет, он виноватыми глазами человека, пойманного на месте преступления, уставился на неё. Увидев сына завтракающим, она пришла в замешательство. По-видимому, она ожидала увидеть другую картину. Что было делать С., он беспомощно посмотрел ей в глаза. Не сумев ничего прочитать по ним и переживая это, он остановил свой взгляд на её губах. Мать, недовольно покачав головой, прошла в другую комнату и занялась уборкой.

Загадочное поведение матери настроения С. совсем не прибавило. В другой раз он бы прыгал от радости. Он вспомнил загадочный взгляд матери и почувствовал себя зажатым в тиски. Наверное, был ключ к разгадке и её покачиванию головы и причмокиванию, но как ни старался С. найти этот ключ, в голову ему ничего не приходило. Чтобы окончательно не портить утро, он принялся пить уже остывший чай. Закончив, он опять направился к плите, чтобы налить себе вторую чашку. Наливая чай, он вдруг понял, вернее, вспомнил материнский взгляд. Взгляд у неё был такой же, как у покойников в его сне, которые смотрели на него, как на барана. Разница была только в том, что во сне на него смотрели как на жертвенного барана, а мать – как на обыкновенного живого барана.

Это открытие совершенно выбило его из колеи. Самое обидное то, что хоть мать часто ругала его за никчемность и неумелость, никогда не относилась к нему, как к барану. Впрочем, какая разница, с каким бараном тебя сравнивают, с живым или мёртвым. И не было большого различия между взглядом человека с этого или того света. Может быть, поэтому мать с лёгкостью присоединилась к покойникам и вместе с ними стала кружить вокруг С. С. думал о том, что надо бы выйти из этого круга, но дальше постановки вопроса дело не двинулось. Что он мог сделать? Круг постепенно сужался. Напряжение нарастало, когда расстояние между ними сократилось настолько, что в тишине он уже слышал их тяжёлое дыхание, С. забеспокоился. А им делать было нечего, проделали за ним весь этот длинный путь. Но почему-то странным ему казалось не это, а взгляд матери, взирающий на него спокойно и жалобно. Казалось, она не дышала от страха в ожидании того, что произойдёт. Не веря своим глазам, он перехватил её взгляд. Убедился, что догадка его верна, глаза матери стали постепенно увеличиваться. Он стал нервничать, вдруг опоздает, и сердце матери разобьётся. Он плеснул из стакана горячим чаем на покойников. Стакан с блюдцем упали на пол и разбились. Он не понимал, что делает, послышался испуганный голос матери, зовущий его, вслед за этим в комнату вошла и сама мать. Увидев, что натворил сын, не нашлась что сказать. И сил уже не хватало, чтобы побить его и как-то остудить пыл. Только и сделала, что руки раскинула.

– Бестолочь. Вот божье наказание! Ну никакой пользы от тебя нет, одно расстройство.

Странно, но С. почему-то в этот раз не растерялся от ругани матери. Нагнулся и стал собирать осколки. Его неуклюжесть совсем вывела мать из себя. Она со злостью направилась к нему. Оттолкнула сына.

– Убирайся к чёрту. Да приумножит аллах твои беды, мне ты, кроме бед, ничего не принёс.

С. встал, выпрямился. Расстроенный, он взял в соседней комнате пиджак и вышел из дома. Закурил сигарету и пошёл вниз по улице к парикмахерской, где собирались его друзья. Было пустынно. Он постоял у забора, рядом с хлебной будкой, докурил сигарету. Потом неожиданно решил пойти к дяде. Некоторое время нехотя поиграл со своими двоюродными братьями и сёстрами. Когда и это ему надоело, вышел и обвёл глазами двор. Перехватил свою тётю Товуз, которая несла кизяк в сарайчик, где пекли хлеб (семейная жизнь у Товуз не сложилась, и она вернулась в отчий дом).

– Товуз, – сказал он, – натопи баню. Я сегодня вечером приду купаться.

– Ладно. Но приходи пораньше.

Только на полпути от дядиного дома до него дошли последние слова Товуз. Он хотел вернуться и спросить, почему ему нужно прийти пораньше, но ему было лень. С. медленно направился опять к парикмахерской. Уже дойдя до поворота, он почувствовал, что кто-то неотступно идёт за ним. Чтобы отвязаться от внезапно пришедшей мысли, он остановился и обвёл взглядом место, где он обычно встречался с друзьями. Увидев головы своих друзей, выглядывающие из-за забора, он успокоился. Понял, что игра в разгаре. Хоть игра и не привлекала его, он всё же поспешил к товарищам, чтобы среди них заглушить охвативший его страх. Он уже явственно слышал дыхание человека, идущего за ним. От страха С. не решался оглянуться или посмотреть по сторонам. Он зашагал по направлению к друзьям, если бы не было стыдно, он бы пустился к ним бегом.

Обычно держащийся подальше от таких шумных компаний, теперь он на крыльях летел к ним. Его даже не волновало, что если кто-нибудь увидит его здесь, донесёт отцу.

Ни с кем не поздоровавшись, С. примостился в стороне и стал наблюдать за тем, как режутся в карты. Он не придал значения странным взглядам, с которыми его встретили товарищи. Ясно, опять С. был не в себе (За это его даже прозвали «чёртик С.»). В таком состоянии с ним лучше не разговаривать. Понаблюдав немного за игрой, он обратился к парню, раздающему карты.

– Мне тоже дай, – сказал он. Достал из кармана деньги, поставил на кон. – Это от меня.

Увидев это, парень с мешками под глазами, раздающий карты, улыбаясь, сказал:

– Ты смотри, мы и его заразили…

Неожиданно для себя С. осадил парня, слывущего очень находчивым.

– Пусть я и больной, но до тебя мне далеко.

Парень сразу понял намёк, постарался замять ответ и, улыбаясь, сказал:

– Разве я чем-то обидел тебя? Хочу только сказать, что вот и ты начал играть. Говоришь «Дай карты» – пожалуйста. Ему и слова не скажи, всё не так понимает.

Игра разгорелась вновь. Через некоторое время С. освоился в игре. Даже настроение у него поднялось. Ему везло. Но это было недолго. Удача ему изменила. Это его начинало злить. Повернувшись, он увидел парня, стоящего над его головой, и прогнал его. Потом стал переживать за проигранные деньги. Ушли не только выигранные, но и свои деньги. Как назло, в кармане не осталось даже копейки, хотя бы для утешения. Только на сигареты. Если он и их проиграет, превратится в «стрелка». А дома деньги не попросишь. Сразу начнётся допрос. И сразу выявится, куда были потрачены деньги. И тогда уж не отвяжешься от домашних.

Поэтому-то С. и изворачивался как мог. Но пользы не было. Но ситуация всё больше и больше складывалась не в его пользу. Он решил, что опять кто-то стоит за его спиной. Бросив карты, он, ругаясь, обернулся и замер. Позади никого не было. Удивительно. Что это? Ведь он ясно слышал чьё-то дыхание.

Чтобы отвлечься, он пересчитал лежащие перед ним деньги. Большую часть своих денег он проиграл. Оставшихся денег хватало только на пачку сигарет. С. решил, что пора уходить. Поднялся было, но когда парень-паук со слащавой улыбкой нагнулся к нему, протягивая карты, С. увидел в его глазах отражение лица одного из покойников из его сна. Теперь он понял, чьё дыхание он чувствовал всё это время. Это было дыхание этого покойника. От ужаса осознанного он замер на месте. Через некоторое время он попытался встать и как-то избавиться от этого ощущения. Бесполезно. Но некто, стоящий и дышащий ему в спину, не позволил ему сделать это. Он надавил на плечи С. и усадил его обратно на место. С. вынужден был продолжать игру. По мере продолжения игры отражение мертвеца в глазах слащаво улыбающегося парня увеличивалось, и с увеличением этого отражения деньги, лежащие перед С., таяли. Но, несмотря на это, страх перед всё увеличивающимся отражением не давал ему возможности сдвинуться с места. Увидев подходящего к ним своего дальнего родственника, С. обрадовался.

– У тебя деньги есть?

Родственник с важным видом подошёл и, вывернув карманы, отдал ему все имеющиеся при нём деньги. Это приободрило С., и у него опять появился интерес к игре. Но через два-три кона воодушевление его испарилось. Какое-то время внутри него царила тишина. Дух, стоявший над его головой, будто только этого и ждал. Он начал проявлять себя и полностью овладел своей жертвой. Вначале в душе С. воцарилось блаженство. Ему стало безразлично, выиграет он эту игру или проиграет. Потом это блаженство стало переходить в состояние оцепенения. Вскоре это оцепенение стало расходиться по рукам, охватило дыхательные пути. Казалось, руки отсоединились от плеч, а плечи – от головы. Только при движении рук он сознавал, что отторгнутые от него части тела всё ещё находятся при нем. С. даже не подозревал, насколько кстати пришлось это оцепенение. Оно не дало ему возможности почувствовать это страшное дыхание за плечами, а то бы от страха он снова вернулся бы и сел за игру. А так он легко вышел из игры. Было ли связано это с тем, что покойник покинул его? Но когда С. встал и отошёл в сторону, продолжая наблюдать за игрой, он вспомнил, что просил затопить баню. Попросив у рядом стоящего парня сигарету и прикурив, он направился к дому. С. почувствовал, что голоден, и прибавил шагу. Знал, что мать обязательно заставит его поесть.

Когда он вошёл, мать что-то шила. Она даже не взглянула на него. С. сделал вид, что не заметил этого.

– Собери мне смену белья, я иду купаться.

– Сам себе всё собери.

С. нехотя собрал свои вещи, завернул в газету. Он уже выходил из дома, когда мать его окликнула:

– Вернись, помоги заправить нитку в иголку.

С. обрадовался. Может, мать по его лицу сможет понять, что он голоден. Он как можно дольше заправлял нитку в иголку, но из этого ничего не получилось. А сам он попросить не решился.

Он вышел из дома. Когда он заходил во двор к дяде, Товуз мыла зелень.

– Всё готово. После бани никуда не уходи, – сказала она.

С. так обрадовался, что к его приходу баньку уже затопили, что без слов направился купаться. Не теряя времени, он стал раздеваться, чтобы встать под струи горячей воды. Спина его, в том месте, где он ощущал дыхание мертвеца, сильно болела, и он хотел как можно скорее смыть с себя это дыхание. Он был уверен, что в противном случае заболеет. Пришлось бы поваляться в постели, а сегодняшними своими выходками он уже и так рассердил мать. Если отцу донесут, что он играл в карты, то родители не то чтобы ухаживать за ним не будут во время болезни, но и изведут своей бранью и ворчанием. Потом он стал изводить себя вопросом, отчего он не спросил у Товуз, почему он не должен никуда уходить после бани. Но мучающий голод дал подсказку. Наверняка у кого-то из его двоюродных братьев или сестёр день рождения. Горячая вода и предвкушение вкусного сытного ужина подняли ему настроение. Посвистывая, он вошёл в баню и начал купаться. Он стоял под струями горячей воды и с наслаждением чувствовал, как вода стекает по его телу. Наконец-то он смог унять боль и дискомфорт в своём теле. Боль в спине постепенно стала покидать его. Отходили затёкшие плечи и руки, он снова стал чувствовать своё тело как единое целое. Вместе с этим пришло осознание проигранной суммы. Где была его голова? Мысли лихорадочно бегали в голове: господи, я же не работаю, как я буду отдавать одолженные деньги?

От горячей воды косточки его разомлели. Именно этого и добивался С., чтобы горячая вода разогрела не только его тело, но и его кости, изгнала подступающую к нему болезнь. Но горячая вода уже заканчивалась, и вскоре С. стоял уже под почти холодной водой. Он немного постоял в оцепенении. Потом, стуча зубами, попросил Товуз принести ведро горячей воды, сполоснулся. Вышел из бани, оделся и поспешил к дому дяди. Увидев, как домочадцы дяди, завидев его, стали посмеиваться, он спросил:

– Ещё и смеётесь, почему горячая вода кончилась?

– Детей купали, – ответила Товуз.

Он прошёл и сел за стол. Принесли чай. Он почти уже допивал свой чай, когда в комнату вошёл его отец. Но где же мать, её он ещё не видел. Значит, её не пригласили. Да и отец, скорее всего, о дне рождения племянника узнал незадолго до того, как прийти сюда. Это обрадовало С. Он был уверен, что мать ещё сорвётся на отца за то, что её не пригласили на этот семейный праздник. А С. только это и нужно было, они займутся выяснением отношений и уж ворчать на С. не будут. На три-четыре дня о нём забудут. Успокоившись, он стал ждать, когда же начнётся обед. Наконец, когда отец допил чай, начали накрывать на стол. Немного подкрепившись, подняли первый бокал в честь именинника. Чокнулись с носиком именинника и выпили. С. при отце не пил и потому, опустив голову, уплетал за обе щёки угощение. Если бы дядя не поднял второй бокал в честь семьи своего брата, С. так бы и не поднял своей головы от тарелки. Он вместе с отцом поблагодарил дядю за тост и мысленно взмолился, чтобы больше не говорили никаких тостов. Третий тост поднял отец. Он повернулся к брату и его жене и с многозначительным видом начал говорить.

– А этот бокал давайте выпьем за здоровье ваших детей. Да хранит их аллах. Пусть радуют они вас. Дай аллах нам дожить до их свадьбы.

Дядя и его жена стали наперебой благодарить его. В числе этих «спасибо» послышался и другой голос. Кажется, это был голос Товуз. С. не стал прожёвывать кусок во рту. Оглянулся. Каждый был занят собой. За столом смеялись, разговаривали, его удивило, что никто не обратил внимания на слова Товуз. Она достаточно громко сказала «спасибо», так что её могли услышать все. Он опустил голову и стал исподлобья наблюдать за Товуз. Глаза несчастной Товуз бегали от одного лица к другому, пытаясь понять, понял ли кто-нибудь её ошибку и не пожалел ли кто её. Она боялась, что кто-нибудь её пожалеет и этим испортит праздник. Поняв, что никто не понял её оплошности, она успокоилась. От этого С. стало не по себе. Только сейчас он понял, что значило для Товуз это случайно слетевшее с губ «спасибо», и чётко осознал, какое место в жизни занимает его тётя. Несчастная, разочарованная, уже ничего не ожидающая в своей судьбе, она теперь всю жизнь связывала с малолетними племянниками. И самое ужасное было то, что ей стыдно было признаться в этом. С. оглянулся. Он тяжело вздохнул, пытаясь освободиться от угнетающих его мыслей. От этого кусок застрял у него в дыхательном горле. Глаза его стали расширяться. Перед его глазами появились покойники, которых он видел ночью во сне, и начали надвигаться на него. От страха он попытался откашляться, чтобы привлечь внимание сидящих за столом. Первой его поняла Товуз. Побежала за водой. До ее возвращения покойники, несколько раз наваливаясь на него, пытались придушить его, потом отпускали. Товуз с водой подоспела как раз в тот момент, когда покойники предприняли очередную атаку на него. Она дала ему воды и стала бить по спине. Придя в себя, С. оглянулся. Все, кроме Товуз, смеялись над ним. Видений больше не было. Странно, но по мере того, как видения и присоединившиеся к ним родственники смеялись над ним, он чувствовал, как в душе что-то обрывается и покидает его. Ему становилось легко. Как ни старался С. понять, что же это такое, ничего не получалось…

Единственный, кто понимал…

Только Бог знал, кто и что умирает в этот момент в душе С.

 

 

 

Перевод с азербайджанского
Натаван Халиловой

 

 

 


Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.11: Владимир Левин. Судья (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!