HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Ольга Капцевич

В поисках «русской души» (менталитет – он есть или нет?)

Обсудить

Статья

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 24.05.2011
Иллюстрация. Название: "Он сказал: "Поехали!". Автор: *AWARA*. Источник: http://www.photosight.ru/photos/4158288/

 

 

 

Русский человек… Какая лавина ассоциаций накрывает с упоминанием этих слов! Какой он, и существует ли вообще то, что можно было бы назвать русским характером? Многие считают, что да, существует, причем не является, по их мнению, чем-то достойным. Другие, напротив, превозносят некоторые качества, что, честно говоря, часто выглядит немного… неестественно.

Часто можно встретить людей, убежденных в том, что в России невозможен порядок и она обречена на вечный бардак, поскольку «менталитет такой». Поборники подобных убеждений часто приводят в пример Европу (Америку, Китай и проч.) – там, по их мнению, конечно, все иначе и куда как лучше. Ведь в Европе люди, мол, другие – дисциплинированные и ответственные, поэтому там и возможно сравнительное благоденствие и развитие. А стоит ли винить менталитет, и так ли пагубно он сказывается на развитии государства, или, быть может, это государство пагубно влияет на него?

 

Итак, русский характер. Чего только ни приписывали русскому человеку – и бесшабашность, и лень, и широту, и гостеприимство, и даже склонность к алкоголизму… всего и не перечислишь, но практически каждое качество предстает то в положительном, то в отрицательном свете, в зависимости от отношения авторов.

В моем субъективном ассоциативном ряду относительно «русского человека» возникает смутное чувство чего-то мощного, даже доблестного (не хотелось бы, чтобы в связи с упоминанием таких слов у читателя возникало впечатление патриотического угара или какого-то государственнического пафоса автора; автор этим не одержим). Кажется, я узнаю в этом образе времена Российской Империи – времена героические, когда существовали мощные державы, владевшие полумиром. И Россия, можно сказать, держала себя с ними наравне. За такую державу возникает гордость, пусть и ретроспективная. Ту нашу страну уважали, а главное – в ней было самоуважение. Имперская Россия славилась выдающимися умами, которые, можно сказать без преувеличения, являются и поныне гордостью человечества. Почему-то именно в то время они творили свои гениальные дела, и Золотой век русской культуры не только заставил гордиться россиян своей страной, но и других – восхищаться ее талантом и культурой, ее самобытностью.

 

Думаю, гении своего времени всегда служат чем-то вроде оправдания своей страны, всех ее промахов и недостатков; гордость за них спасает от повального скепсиса в отношении собственной страны. Поэтому сейчас стране просто необходимы великие люди, но их не видно, а достойные представители бегут вон из страны, и людям некем гордиться.

Очень жаль, что сегодня национальная гордость в большинстве случаев ретроспективна и у страны нет предметов для гордости в ее настоящем. Все праздники, нацеленные на расшевеление национальной гордости, обращены в прошлое: изгнание польско-шведской интервенции, победа в Великой отечественной, полет в космос, наконец, – это ведь гордость за прошлое. Но нельзя бесконечно смотреть назад! Однако бессмысленно также и вздыхать о том, что сегодня нет великих пассионариев, нет талантов в масштабе всего мира, и я не думаю, что в этом – вина государства (разве что потерянная некогда интеллигенция). Впрочем, и в других странах сегодня дефицит Тицианов, Шекспиров и Моцартов. Такое время, судя по всему.

Но вздохи о прошлом – верный индикатор насупившей старости, поэтому не буду посвящать этому много слов. А что же в настоящем? Почему сейчас все пришло к застою, и нет культурных прорывов? В чем причина этого? Неужели некуда рваться? Но это невозможно, ведь предел в научной сфере, как и в сфере искусства, недостижим. Или всеобщая унификация ведет к тому, что уникальность теряется, ведь где нет противостояния разных, уникальных культур, там и развитию неоткуда взяться. А может, развитие культуры сменилось развитием техники как таким направлением, которое объединяет все отдельные культуры, стремящиеся сегодня к одинаковости? Или причина нынешней культурной инерции кроется в… глобализации? Или во всеобщей стабильности, ведь времена затишья часто ознаменованы остановкой развития. Возможно, так происходит потому, что падает общая мобилизация населения, и сила, до того бодрствовавшая, засыпает во всех своих проявлениях (как в военном, так и в культурном), и более того – забродившая, она направляется во зло? Впрочем, оставим тщетные поиски причины культурного застоя.

Но я не стремлюсь к возврату старого, я мечтаю о пробуждении мощи, подобной имперской (или той, что сопровождала победу в Великой отечественной), в настоящем, но не той самой мощи, а уже качественно иной, усовершенствованной. Может, это впечатление полусонного времени – моя личная иллюзия? Может, движение в настоящем просто не столь заметно, как незаметны бывают собственные постепенные изменения, в то время как людям, долго тебя не видевшим, перемены сразу бросаются в глаза?

 

Русский менталитет ведет свое начало, как водится,  из глубин истории. На протяжении долгих веков существования крепостного права большинство населения составляли крестьяне, крепостные люди, следовательно, именно они и есть фундамент русского характера, поскольку составляли наиболее многочисленную группу. Какими же они были?

Большинству населения России никогда не жилось хорошо, а длительное существование крепостного права, на мой взгляд, послужило главным фактором становления русского характера. Каким образом? Крепостной человек работает не на себя, он – не ремесленник, поэтому не особо ответственен и мало заинтересован в своем труде. Для барина можно сделать абы как, лишь бы поскорее «отмазаться», и где можно – проявить халтуру, создать видимость. «Типичный русский», если можно так выразиться, привык видеть в труде лишь путь освобождения от долга, затем – путь к деньгам, научился ценить эти самые деньги и лениться, потому как лень была вознаграждением за неприятный труд – можно было бездействовать некоторое время до следующей барщины.

Труд был нелюбимый, тяжелый, от него хотелось избавиться, как от тягостной болезни, к нему не было интереса, а за неимением лишнего времени и сил отсутствовали иные интересы, помимо алкоголизации. Тяжелая жизнь была у крестьян, большую часть своей жизни занятых нелюбимым делом. И вот, постепенно появилось оно – специфическое отношение русского человека к труду, от которого не избавиться быстро – для этого должно смениться много поколений.

От принуждения не получают удовольствия: даже приятное занятие, если человека заставить им заниматься, становится ненавистным, просто потому, что к нему принуждают. Хочешь сделать что-то отвратительным – заставь этим заниматься, навяжи это. Крестьянина принуждали к труду, поэтому возникла привычка ненависти к нему, передающаяся из поколения в поколение, – ненависть к труду на кого-то (на рабовладельца, на барина). Но при этом желания «жить хорошо» никто не отменял. Вот это сочетание, как я полагаю, и есть главная черта русского человека: он ненавидит свою обязательную работу, но хочет жить на широкую ногу, не хочет трудиться, не любит и, возможно, не умеет (с тем нечеловеческим усердием, как, скажем, японцы или педантичные немцы, или трудоголики-американцы). Отсюда и коррупция как способ не выбиваться из сил, но деньги все-таки иметь. Отсюда же и бандитизм из недавнего прошлого, и прочие формы заработка в обход законов, в обход предписаний, и главное – в обход постоянных, таких тягостных усилий.

 

У каждого народа – свой источник силы и свой способ ее выражения. Каждый силен по-своему, и сильные стороны у всех разные. Немцы – педантичны, четки, – в этом их сила. Японцы – сдержанны, по-самурайски собранны, уважительны и беспрекословно привержены своим традициям, как и китайцы, безоговорочно соблюдают субординацию. Их сила – в этом. Американцы сильны своей демократией (как и многие европейские страны), своим «трудоголизмом». А русские не могут быть сильны ни демократией, ни педантичностью, ни дисциплинированностью. Русские сильны своей разнузданностью, широтой. Это часто ставят им в укор и объявляют недостатком, стремятся привить чужие источники силы. Но эти прививки только загубят ту мощь, тот источник чисто русской силы, который кроется в недисциплинированности, в неорганизованности, которые есть своеобразие нашего народа. Нельзя губить свою уникальность, ведь неупорядоченная русская сила может перевернуть мир, когда она организуется вокруг одной цели определенным интересом. Так и было не раз в истории России: вспомним победу 45-го, тот нечеловеческий энтузиазм, который позволил отстроить страну: ведь все это – достижения как будто вопреки правилам: ведь не было строгой дисциплинированности и просчитанного до мелочей плана, но широкий и неистовый, неупорядоченный энтузиазм – вот в чем сила России. И она скрыто пребывает в людях постоянно, а чтобы ее разбудить, необходимо вызвать их интерес.

 

Разброд (как способ мышления, как его неупорядоченность), неорганизованность, отсутствие желания работать и стремление, как Емеля, жить на печи – вот нестройная сила России. При желании можно проследить здесь некоторые параллели с темпераментом итальянцев, только те им вроде как гордятся, а русские – особенно те, что считаются «гражданами мира», – все больше стремятся отмежеваться от такого представления, все больше стремятся быть похожими на европейцев или американцев, теряют идентичность. Но зачем стыдиться своей уникальности?! Ведь специфическое русское отношение к труду, к работе, если его не отрицать, а наоборот, представлять в нужном свете – может толкнуть на такие изобретения, например, которые облегчили бы жизнь человека, позволили бы ему меньше напрягаться. Пока такая деятельность идет в направлении коррупции, а может служить на благо науки! Пылесос, автомобиль, – все это не для того ли было изобретено, чтобы потворствовать человеческой лени? Русские могут преуспеть в этом направлении, только бы заставить их гордиться собой.

Мыслить в направлении «емельянства» – валяться на печи и ничего не делать, при этом имея все необходимое, – это ведь тоже философия, и если ее не стесняться, не прятать и не отрицать, можно заставить других уважать себя за это. «Авось» – тоже философия. Сложная философия, не позволяющая ничего дотошно продумывать и просчитывать до мелочей, но требующая рубить с плеча, со всей широтой и размахом! И эта философия тоже оправданна, ведь всегда есть вероятность случайного успеха. На такое не способен ни один народ мира, и это надо выпячивать, превозносить, надо заставить себя и других этим восхищаться, и главное – надо уметь правильно это использовать. Надо уметь, в конце концов, найти в себе некоторые, хотя бы отдаленно положительные, качества, и сделать из них венец творения, как некрасивая женщина, которая делает из своего, скажем, огромного носа, такое достоинство, которым восхищаются миллионы. Надо гордиться своей уникальностью, и только тогда можно будет добиться уважения!

 

Но здесь необходимо оговориться: я отнюдь не призываю к тому, чтобы только признать свои качества и возгордиться ими. Нет! Надо их осознать, донести до населения, чтобы оно тоже их осознало, чтобы на этой основе у него возникло единство и та самая гордость, и все это – для того только, чтобы эти качества пробудили силу и мощь людей, чтобы эта энергия направлялась на развитие, на благо страны. Не просто гордиться, но использовать.

 

Не следует винить во всех неудачах менталитет: он не может быть хорошим или плохим. Он может быть неправильно задействован, его сила может быть направлена не в то русло, или вообще никуда не направлена. Его необходимо учитывать, ведь он есть, и если пытаться закрывать глаза на лень, неупорядоченность и проч., они никуда не исчезнут. Почему сейчас так много сетуют на отсутствие ясной идеологии, точной идеи, которую никак не может предложить государство? Думаю, именно потому, что от государства требуется направлять силу народа, содержащуюся в его менталитете, в нужное, а главное – подходящее для этого менталитета русло, ведь лишь тогда будет происходить развитие. И в истории России есть масса примеров того, что с данным менталитетом и в данных реалиях, страна способна развиваться, рваться вперед так, что другим остается только удивляться.

 

Как хочется, чтобы Россию уважали! Не столько за военную мощь, как в былые времена, сколько за достоинство, успешность в развитии, за своеобразие, за здоровую силу и мощь. Ведь получается же добиться подобного уважения, скажем, у Китая, у Японии; получалось у европейских стран, у США (что вообще удивительно, поскольку страна, не имеющая глубоких национальных исторических корней, созданная из европейских переселенцев, обзавелась такой идентичностью и национальной идеей, которой не могут похвастать и страны с глубочайшими культурными корнями, скажем, африканские страны, где когда-то, как считается, появилось человечество. Где их пафос, где идея, посредством которой они стремятся возвыситься над всем миром? Скорее всего, у них это еще впереди).

Все это доказывает, что в любых условиях можно достичь величия, подняться на самый верх, – стоит только правильно оценить обстановку и условия, и главное – использовать те особенности, которые есть в данной стране, задействовать их, разбудить и возвести в абсолют. Гордиться можно только своими отличиями, и упаси Господь – своим сходством с общими идеалами. Экспортные ценности – как экзотические растения, – они очень нелегко приживаются на иной почве, в ином климате. Да и нужны ли они там? Известны случаи, когда чужеземная флора и фауна разваливала всю местную экосистему… Каждый должен думать своим умом и учитывать свои реалии.

 

Смею быть уверенной в наличии одной очень важной особенности и характерной черты русского человека: если ему что-то станет действительно нужно, если к чему-то все-таки возникнет большой интерес, тогда он всеми силами, всеми правдами и неправдами этого достигнет. Только в случае интереса проявляется его сила, и он своего таки добивается. Главная проблема – это апатия русских: они потому ничего не пытаются делать, что нет интереса, а не потому, что в принципе пассивны или слабы. Их интерес однажды удалось пробудить социалистической идеей, да и войну мы выиграли, казалось бы, каким-то чудом, и промышленность развивалась нечеловеческими темпами, и человек полетел в космос. Почему? Потому что русский обладает огромной силой, стоит только поддеть ее, только заинтересовать.

Заинтересованный человек способен на все. Откуда же его взять – этот интерес? Это – серьезная задача, которую можно решить различными способами – эпигонами, неубедительно и посредственно, или решить блестяще. Какое решение наиболее приемлемо? Что вызовет интерес русского человека? Модернизация?

 

Источник той силы, которая позволила восстановить страну после войны, скорее всего, можно определить – он в чувстве всесилия, возникшего после победы. Грандиозные стройки производились как бы по инерции. Но откуда до этого возникла сила, позволившая победить? Судя по всему, из угрозы и необходимости встать на защиту отечества.

Есть такая психологическая закономерность – стоит совершить в отношении кого-то добро, как автоматически меняется отношение к адресату такого поступка, даже если до того оно было отрицательным. Упрощая, можно сказать, что, совершив для страны подвиг, народ полюбил ее стократно. Таким образом, находим, что первотолчок интереса – в угрозе, и неспроста поэтому во все времена правители стараются найти врага, чтобы страна объединилась против него. Но всегда ли необходим внешний враг? Неужели нельзя вызвать интерес иначе? Ведь есть такое мнение, что перманентное наличие врага внешнего, по мере его закономерного истощения, вызывает поиски врага внутреннего (в условиях многонациональности это как нельзя актуально). В конце концов, это разваливает общность. Надо искать другие способы заинтересовать людей, пробудить их силу и направить в нужном направлении.

Социалисты в свое время нашли такой «рычаг» (но не смогли отступить, когда интерес народа к социалистической идее стал угасать). Демократы – сложно пока сказать. Итак, помимо врага и угрозы, интерес можно пытаться пробудить идеологией, но это не менее опасно. Какие еще существуют пути? Я полагаю, есть еще и третий – гордость за страну, за ее таланты, за свою уникальность и культурную идентичность. В многонациональной стране этот способ тоже несет в себе некоторую опасность. Но опасность эта едва ли угрожает, ведь пока нет действительно выдающихся представителей государства, которые пробудили бы такого рода гордость, а гордость прошлым не обладает большой силой. Получается замкнутый круг: чтобы гордиться страной, нужны личности, а чтобы возникли личности, нужна достойная страна, а чтобы страна была достойной, необходимо ей гордиться…

 

Надо искать пути пробуждения интереса русского человека, это вызовет к жизни его силу и мощь, которые пока творят мелкие разрушения там, куда не простирается государственная десница. Потенциально интерес существует где-то «в недрах» менталитета, и возможно, за долгое время отсутствия должного предмета интереса для выражения имеющейся силы, люди, истосковавшись по нему, самостийно найдут этот интерес в обход власти, и станут сами ему следовать. Но не стоит следовать принципу недеяния и ждать, когда народ сам все сделает. Главная роль в предложении интересов все-таки принадлежит тем, кто управляет страной, или ученым, писателям, которые более способны понять русскую душу и выразить ее, но участие политики необходимо в этом деле. Ах, до чего же хочется увидеть на своем веку, как Россия вновь станет великой, достойной страной, ведь это у нее уже не раз получалось!

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!