HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Ольга Капцевич

Он – есть!

Обсудить

Эссе

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 2.02.2012
Иллюстрация. Название: "Если закт - то в горы". Автор: Andrew Mayovskyy. Источник: http://www.photosight.ru/photos/3172564/

 

 

 

Смерть. Всегда загадочная, как бы нереальная для человека, но в то же время постоянно присутствующая в его жизни, неотвратимая, единственная реальность. Каждый раз, когда сталкиваешься с чужой смертью, особенно людей знакомых и тем более близких, – это вызывает содрогание, недоумение и пронзающий ужас. Это – загадка, по-видимому, для разума неразрешимая: как человек – организм, который ещё недавно двигался, жил, размышлял, чувствовал, страдал, говорил, – вдруг становится бездушным и холодным телом? Невозможно понять, почему и как тело – результат стольких лет роста, трудного развития, образования и воспитания, работы над собой, страданий и любви, – как оно вдруг пустеет, и куда девается всё то, что оно в себе носило? Почему органические процессы не могут возобновиться, что препятствует этому, что не позволяет запустить машину вновь? Почему самостоятельная личность превращается в немую, безответную, страшно реалистичную, тяжёлую куклу, которая безвольно трясётся в катафалке, едущем по неровной дороге; в куклу, которая больше не контролирует выражения своего лица и больше никогда не задумается об этом, которая больше никогда не будет сама для себя существовать?

Загадка смерти страшна и непостижима для человека, ведь так сложно понять, как душа вместе со всеми чувствами и мыслями, – то, что знаем мы в себе, – просто исчезнет, растворится и не останется ничего, вообще ничего после неё?! Этого понять мы почти не в состоянии, а потому легче верить в загробный мир – оправдывая тем самым бессмертие своей души и разрешая непонятную разуму головоломку. Мы ведь привыкли, что ничто в мире не проходит и не исчезает бесследно, что, если и разрушается что-то в природе – то рассеивается в пространстве, переходит в другое состояние, но не исчезает же! Закон сохранения энергии и материи прочно сидит в наших умах. С телом всё примерно ясно – оно не исчезает, но рассеивается в природе. А с душой всё куда сложнее – получается, что она не повинуется закону о сохранении, ибо исчезает в никуда, полностью и навечно! Возможно, мы видим в душе тоже некую материю, а оттого и хотим, чтобы она подчинялась законам материального мира, и потому не в состоянии допустить её бесследного исчезновения. Есть и другие причины, почему мы не можем допустить исчезновения души после смерти, но если взглянуть правде в глаза – придётся признать, что мы имеем на это мало, очень мало оснований.

 

Итак, смерть. Страшная, неотвратимая, настоящая. Когда видишь её – всякий раз жизнь словно обесценивается. Когда понимаешь, что никого не минует участь превратиться в пустую куклу, и что всякая душа, в конце концов, перестанет существовать, и мы не будем больше видеть этот мир, и даже знать об этом больше не будем, и себя осознавать не сможем, – кажется, что жизнь – это такая никчемная тщета, и не имеет абсолютно никакого значения, как ты её проживёшь! Всё равно всех постигнет один и тот же итог: как самых выдающихся деятелей человечества, так и рядового обывателя! Руки опускаются, и становится страшно до недоумения, до изъедающего сарказма, становится непонятно: зачем всё это?! Кажется, совершенно незачем. Но человеческая психика так уж устроена, что не может жить в постоянном полном сознании смерти – постепенно ощущение животного страха выветривается, тускнеет. Чтобы вновь возродиться в очередной раз при столкновении со смертью.

И вот, придя в себя, человек начинает поиски смысла своего существования – досадного недоразумения, такого хрупкого, готового в любой момент рассыпаться… Вот тут и возникает главная загвоздка, потому как смысла почему-то не обнаруживается, а если и обнаруживается – какой-то он всегда сомнительный и спорный.

 

Человек существует какое-то жалкое, ничтожное мгновение. В сравнении со Вселенной человек – мельче и ничтожнее плевка, можно сказать, что он и вообще не существует, его жизнь пролетает так быстро, будто её и не было, и ладно бы что-то оставалось, но душа (кажется, то, ради чего всё это и задумано) – она-то тоже исчезает, и ничего с этим не поделаешь. Кто или что, и для чего вызвал нашу душу к жизни на это мимолётное мгновение, чтобы она опять исчезла и растворилась в небытии? Или нет, точнее будет сказать так: кто создал нашу душу на этот короткий миг, чтобы потом опять развеять её? Зачем ей проходить через этот мир в своём коротком пребывании здесь?

Это навевает такую метафору: вот, мириады людей, неисчислимые тучи только что сотворённых душ, толпятся на входе в крохотную тёмную камеру, сырую и холодную, чтобы пройти через неё к выходу, и, едва шагнув за дверь, опять раствориться навсегда. А на покрытой плесенью стене, под низким потолком, находится крохотное окошко, сквозь мутные стёкла которого едва можно разглядеть бескрайние земные просторы и синее, высокое, бесконечное небо.

И вот, кажется, нашей душе только и позволено существовать этот жалкий миг именно для того, чтобы, проходя через камеру, мы могли взглянуть на небо и узнать, что есть бесконечность, и изумиться ей! Именно в сравнении с собственной тщедушностью и тленом мы догадываемся, насколько несравненно более великое, совершенное, высшее и вечное существует в мире! Нам даётся такой подарок, такой великолепный шанс в виде мутного неудобного окошка! А ведь могло его вовсе не быть. Можно даже не надеяться понять бесконечность, но попытаться хотя бы прикоснуться своим разумом и чувствами к этой загадке и восхититься ею! Разве это – не награда и не единственная цель нашей тщедушной жизни – узнать, что есть бесконечное?!

 

А люди видят, прежде всего, камеру, сырую и зыбкую, с тараканами, и негодуют: зачем это их сотворили и заставили толпиться в очереди, проходить через это неуютное место, испытывая такие неприятные ощущения? Они в недоумении, кому это могло понадобиться, им хочется хотя бы прибраться и согреться, покуда уж они здесь.

Мы зачастую даже не видим окна, мы можем его не заметить, ведь для этого нужно осмотреться и поднять взор, и приподняться самому, да и стекло такое мутное, что сразу толком в нём ничего и не разглядишь. Некоторые могут вообще утверждать, что вид, который за ним открывается – подделка и бутафория, что он нарисован, а могут и вообще отвернуться и смотреть вниз или на стену и утверждать, что никакого окна не существует – есть только грязный пол, плесень и смрад.

Но скажите: разве оправданно было бы утверждать, что какое-то отношение в этой ситуации правильное, а другое – ложное, что смотреть в окно – должно, нужно и истинно, а смотреть в пол – неправильно? Нет, нельзя, ведь пол не менее (а может быть, даже более) реален, чем небеса за мутным стеклом, и поэтому спор межу материализмом (стремлением хотя бы отремонтировать камеру, через которую мы проходим), и идеализмом (посвящением всего отмеренного мига тому, чтобы глядеть на небо и восхищаться) неразрешим, и каждый выбирает согласно своим склонностям.

 

Так вот, нам почему-то даётся шанс взглянуть на бесконечность и ввысь! О, пусть все мы умрём, пусть души наши перестанут существовать, пусть все мысли и чувства, откровения и истины, которые казались нам единственно важными, растворятся и не останется после них ничего, – но вправе ли мы ещё и требовать какого-то бессмертия – мы, которым и так почему-то разрешили узреть вечность?! Это ли не есть высший дар, для которого нам даётся жизнь?! А мы, неблагодарные, недовольны!

Но мы всё же видим эту вечность, и восторгаемся ею, и пытаемся её понять, исчислить, почувствовать, и постигаем её в науках, в музыке, в Боге. Мы выдумываем способы, на которые только горазды, чтобы её как-то помыслить и ощутить, но это всё – вторично, а главное – мы понимаем, что вечность есть, и восторгаемся ей!

Кажется, природе и Вселенной нужны почитатели, чтобы её красота и величие не пропадали втуне. Это, конечно, наивный антропоморфизм, но я не имею средств лучше выразить свою мысль. Вот, например, картина великого мастера, воплощающая в себе идеал красоты. Если толпы паломников и почитателей не будут тянуться к ней с восхищёнными глазами каждый день, не будут одаривать её своим вниманием, – что тогда толку в прекрасном произведении? Чем бы шедевр отличался от грязной лужи на окраине города, если бы ему уделялось ровно столько же внимания, то есть нисколько? Но шедевр только тогда и становится шедевром, когда его почитают за его выдающиеся характеристики, за красоту и близость к идеалу. Кажется, природа создала разум человека для того, чтобы он был таким почитателем бесконечности, восторженным зрителем, дарил ей своё внимание и восхищение, доказывая тем самым её величие. И можно сказать, мы свою задачу выполняем.

Мы думали, в жизни смысла нет, а он, кажется, есть!

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.05: Олег Бондаренко. Ужин с гением (одноактная пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!