HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Гумер Каримов

Dance, Julia, dance!

Обсудить

Новелла

На чтение потребуется 10 минут | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Иллюстрации Саши Николаенко (заявки на иллюстрирование: newlit@newlit.ru)

 

Купить в журнале за апрель 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 23.04.2015
Иллюстрация. Название: «Dance, Julia, dance!». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

…и был вечер, и мы, обнявшись, сидели у реки, такой большой, что противоположного берега не видно. Только круглая луна повисла низко над горизонтом, бросив на поверхность реки живое воплощение кисти Куинджи.

 

– Жизнь, я люблю тебя, – тихо сказала ты.

– Я люблю тебя, Жизнь! – громко и весело запел я.

– Тсс! – Ты приложила свой пальчик к моим губам, – не ори, дай послушать…

– Ты слышишь, как она течёт?

– Как сама жизнь…

– Ого! Ты научилась слушать реку?

– А ты тоже узнал у реки секрет, что время не существует, да, Жизнь?

Лицо Бинки озарила светлая улыбка.

– Да, – ответила она. – Ты ведь имеешь в виду, что каждое мгновение река находится повсюду – у истока и устья, у водопада, у переправы, на быстрине, в море, в горах, повсюду, каждое мгновение, и что для неё существует лишь настоящее и ни малейшей тени грядущего?

– Верно, – сказал я. – И когда я постиг это, то посмотрел на свою жизнь, и она тоже была рекою, ничего не было, ничего не будет; всё живо здесь и сейчас.

– Почему Жизнь – в русском языке женского рода, а в татарском – мужского?

 

Мы были детьми… Та, с которой сидели у реки и собирались прожить большую жизнь, оставила меня, а я живу, много-много лет живу без неё… Это она называла меня Жизнь, шутя переводя на русский моё имя с тюркского[1]. Ах, как давно это было!

 

Альбинка Райнгольф была самой маленькой в классе. Да и я не гигант. Сохранилась фотография: мы на уроке физкультуры в строю, и мы с Альбиной стоим где-то в хвосте. В первом классе нас посадили за первую парту. Так мы и просидели рядом четыре года начальной школы. Когда нас куда-нибудь водили, мы шли, взявшись за руки. До сих пор помню её маленькую тёплую ладошку.

Альбинка была девочкой удивительной красоты. Кожа белая-белая, волосы иссиня-чёрные, коса толстенная, тяжёлая… А глаза такие карие, что почти бордовые, цвета перезрелой вишни. Если и бывают в этом возрасте какие-нибудь чувства, то, наверно, у нас с ней была первая любовь. Я понял это сорок лет спустя, когда выросла моя дочь и стала балериной.

Смотрю на пожелтевшую фотографию. У Альбины две косы тяжело лежат на её плечах. За них я её и дёргал.

– Ещё подёргай, – просила она и смеялась. – Мама говорит, если дёргает за косы, значит влюбился. Ты влюбился в меня?

– А ты?

– И я! Только это ничего не значит. Мама говорит, что первая любовь проходит, но не забывается.

– Ты не забудешь меня?

– Не забуду.

– Никогда?

– Никогда! А ты?

– И я.

 

Мы тогда ещё совсем малы были, с нетерпением ждали каникул, и летом тоже не расставались. На песчаном берегу чистой реки мы и пропадали всё лето. И было весело, радостно от звонкой воды и журчащего её смеха. Обычно на ночь мы расходились по домам, но однажды заигравшись, припозднились. Стемнело.

– Нам пора домой, Бинка!

– Ничего не пора. Я сказала маме, что заночую у бабушки. И ты не бойся: она скажет твоей маме, где ты.

И Альбинка повела меня к своей бабушке. Жила Фарида-опа неподалёку от реки на косогоре – до Агидели – с крутой горы сбежать. Она бросила на чистые, крашенные охрой половицы толстый пуховый матрац, подушки и огромное одеяло. Сначала мы дурачились, дрались подушками, пока бабушка на нас не шикнула. Забравшись в чёрное тёплое логово, мы слушали, как вздыхала бабушка, лаяли на улице собаки, как засыпал мир. Всё теснее прижимались друг к другу, ещё не понимая тайны законов этого тяготения.

– Гум, мы делаем что-то нехорошее? – Альбинка жарко дышала мне в ухо и, не дожидаясь моего ответа, – ты меня любишь?

Ах, Альбинка! Я помню! Помню ту сказочную ночь… А нашу реку, она ещё часто будет с нами.

 

Знаменитая танцовщица Башкирского театра оперы и балета, народная артистка СССР Тамара Худайбердина, оттанцевав своё, стала преподавать. Однажды она пришла в нашу школу и отобрала нас с Альбинкой в свою группу. Так мы с одноклассницей стали партнёрами по танцам. Увлечение танцами у нас взаимное, но до Альбины, просто влюблённой в хореографию, мне далеко. Она без умолку говорила только об этом. Как мальчишка, я больше любил футбол, однако, девочка и меня заражала своим восторгом.

– У тебя такой высокий прыжок! – Альбина восхищённо таращила на меня свои огромные глаза, когда я плюхался рядом с ней после упражнений. – Ты качайся! Скорее будь сильным! Я так хочу, чтобы ты подбрасывал меня высоко-высоко!

Особенно нам нравилось выступать. На концертах и смотрах наша пара неизменно вызывала овации, и успех немного кружил нам головы.

Наша преподавательница пришла к нам и сказала маме: «Соня, твоего сына надо отправить учиться в Ленинград, в хореографическое училище имени Вагановой. Он у тебя талантливый». А мама ответила: «Ты с ума сошла? Как я могу отправить маленького ребёнка – одного в Ленинград?».

Пройдёт много лет, я всё равно поеду учиться в Ленинград, правда, не в хореографическое училище, а в университет. Но судьбе будет угодно, чтобы дочь, по моему настоянию, поступила и закончила Академию русского балета имени Вагановой.

 

А тогда нас, конечно, никто таких маленьких в Ленинград не отпустил. А мы продолжали заниматься танцами. И вскоре вообще перестали расставаться надолго. Ходили друг к другу, вместе делали уроки, то у неё, то у нас. По воскресеньям ходили в кино. И однажды, там, в тёмном зале, в первый раз поцеловались.

Из кинотеатра пошли к ней, родителей дома не оказалось. Сидели в большой комнате на диване, слушали музыку и разговаривали. У Альбинки был набор пластинок и радиола «Урал». Она поочерёдно ставила Утёсова, Нечаева, Лемешева, Шульженко. Клавдия Ивановна была у неё любимой.

– Знаешь, я иногда думаю про то, как вырасту, выйду замуж, и сколько детей у меня будет.

Она сидела на диване, поджав под себя ноги, это была её любимая поза, в своей тёмной юбке с голубыми ромбиками и в голубом свитере, который часто был на ней. Он удивительно шел к её волосам цвета синей ночи. А мне она такая нравилась больше всего на свете! И Альбина это чувствовала. Впрочем, вряд ли тогда я мог бы что-то сказать.

– А ты задумывался об этом?

Девочка водила пальчиком по подолу, обводя свои ромбики. Я заворожено следил за её рукой и медленно соображал, что могу ответить. Чтоб в двенадцать лет думать о таких вещах, такое мне и в голову не приходило. Я неопределённо пожал плечами.

– Я думаю иногда, чем бы я стал заниматься, когда вырасту, – сказал я. – Кем я буду? Когда отец брал меня иногда с собой, уезжая далеко в командировку, мне нравилось видеть отца за рулём грузовика, и я мечтал тоже стать шофёром. Но теперь я хотел бы летать… А ведь ты права, взрослые люди женятся! Но я, правда, об этом не думал.

– А я часто об это думаю.

Альбина положила руку на спинку дивана. Я продолжал следить за её рукой.

– И сколько детей ты хочешь иметь?

– Я хочу мальчика и девочку. И чтоб мальчик был старшим и опекал сестрёнку.

– А я один сын в семье. И у меня три сестры. Самая маленькая – Надя, я опекаю её.

– Ей повезло, что у неё есть брат. А у меня только старшая сестра, но мы с ней не очень ладим. У неё свои заботы. Я бы тоже хотела иметь старшего брата.

Альбинка умолкла, приблизила своё лицо.

– Поцелуй меня.

Мы долго целовались. А Клавдия Шульженко пела. Почему-то запомнились слова:

Нет, не потому, что старость подошла,
Я в очках письмо твоё читала.
Просто слишком много слёз пролила,
Слишком часто глаз я не смыкала.

 

Сколько нам было тогда? Лет по двенадцать? Мы, наверно, учились в классе шестом. Не заметил, как стянул с неё свитерок…

Пишешь, что опять
Вернуться хочешь к нам.
Но я уже устала
и ответа не дам.
Сын умеет писать,
он тебе напишет сам.

 

Вдруг она сказала, что могут родители прийти. Мы, отвернувшись друг от друга, быстро оделись и снова сели на диван. Пластинка давно кончилась. Стемнело. Мы сидели в темноте и молчали, переживая то, что только что произошло между нами.

Когда я уходил, Альбинка в дверях обняла меня, поцеловала и сказала: «Спасибо тебе!».

Мне всё вспоминается этот диван в Альбинкином доме, первая сказка, я рассказал ей её на этом диване... Помню, пришёл в воскресенье утром, после долгой разлуки, мы накануне договорились пойти в кино, но Альбина проспала, открыла мне заспанная.

 

Много лет спустя ту же сказку я рассказал своей двенадцатилетней дочери. Только не сказал ей, что сочинил её в 12 лет для одной девочки, которой тоже было двенадцать. Было одно удивительное совпадение, о котором я вспомнил, когда дочь сказала:

– Папа, ты помнишь, что ты мне обещал?

Дочка задала вопрос с зубной щеткой во рту. Получилось:

– Уыпонишстоымнэоисял?

Но я перевёл.

И я вспомнил, как Альбина тоже чистила зубы и тоже сказала:

– Уыпонишстоымнэоисял?

Надо же! Между двумя этими вопросами 45 лет жизни! Моей жизни!

– Помню. Я обещал тебе сказку.

О чём была сказка, которую я рассказал Бинке, а потом дочке, я теперь не помню. Помню только, что, взглянув в окно, увидел двух дворняг. И на ходу сочинил историю о детской мечте. В сущности, все сказки об этом…

 

Сказка закончилась и я очнулся. На диване сидела Альбина в халатике и как девочка в сказке – забыла закрыть рот. Пауза слишком затянулась.

– Ты сам придумал?

– Тебе не понравилось?

– А давно ты это сочинил?

– Только что.

– Не ври!

– Не вру. Посмотри в окно. Видишь двух дворняг? Я про них и рассказал.

Бинка уставилась в окно и надолго замолчала.

– Ты никогда не будешь водителем грузовика, – задумчиво и грустно сказала Альбинка. – И лётчиком не будешь.

– Почему?

– Потому что ты будешь писателем и скоро навсегда уедешь из нашего города.

– А ты поедешь со мной и станешь великой балериной. Но сначала мы будем учиться в Ленинграде. Я – в университете, а ты в хореографическом училище… И затмишь славу Галины Улановой! А я, так и быть, буду писателем. Бинка! Из нас получится отличная пара!

 

Иллюстрация. Название: «Dance, Julia, dance!». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

А потом она заболела… Альбинка! Милая Бинка!

Она выходила сначала со мной в коридор, в голубом халатике, с растерянной улыбкой. Вернее, потерянной…

Однажды я пришёл к ней в больницу, и Альбинка сказала, что хочет со мной погулять. Я потеплее укутал её и повёл на улицу. Было начало апреля, весна, солнышко ласковое, небо синее. Альбинка взяла меня под руку, и мы медленно побрели по аллее.

– Как хорошо! Спасибо тебе за эту прогулку.

Но вскоре она устала, мы присели на скамейку.

– Ненавижу больницу, – сказала. – И чего мои меня здесь держат? Ясно же: моя песенка спета! Лучше бы дома провести последние дни…

– Перестань, Бин, ты поправишься!

– Вот и ты туда же! Гум, давай не будем об этом… Я же лучше знаю. Мне недолго осталось. Не хочу тратить последние силы на ненужные слова. Помолчи! Я важное хочу сказать тебе. Посмотри на меня!

Худенькая, маленькая ручка Альбинки слабо сжала мою ладонь. Она помолчала. Огромные глаза – а кроме них и не было ничего – распахнуто и жадно смотрели на меня. Будто хотели запомнить или… я не знаю, как выразить это.

– Гум, послушай, только не перебивай, ладно?.. Я много думала о тебе. Ты помнишь ту ночь? Ну, у бабушки?

– Помню! Как её можно забыть, Бинка?

– И я помню! И как ты был нежен, и как целовал… Это было мимолётно, по-детски, я понимаю… Но другой такой ночи у меня уже не будет, Гум, понимаешь! Никогда!

Бинка плакала. Слёзы градом текли по щекам, но она их не замечала, говорила всё быстрее, словно боясь не успеть сказать.

– Вот и выходит, что ты у меня – единственный мужчина… Не смейся, это правда!

– Я и не смеюсь. И ты у меня единственная! У меня такого ни с кем не было…

– Будет, Гума, будет. У тебя ещё все будет впереди! И любовь настоящая, и счастье! Вся жизнь впереди! Интересная, большая! И у тебя будут дети… Я знаю, у тебя будут чудесные дети. Хорошие! У тебя будет Жизнь! Слышишь, Жизнь, у тебя будет жизнь!.. А у меня её не будет, понимаешь? И я хочу, я прошу тебя… нет, я умоляю: помни меня! Пожалуйста! Как... как свою первую женщину.

– Альбинка, милая! – но ком застрял в горле, говорить не мог, просто обнял её и заплакал.

– Нет, ты пообещай! Поклянись, что не забудешь меня!

– Клянусь! – тихо сказал.

– Спасибо! Это важно, понимаешь? Важно для меня. Мне так будет легче уходить… Я буду думать, что проживаю жизнь рядом с тобой. А теперь поцелуй меня.

Я неловко поцеловал девочку, она порывисто обняла меня, прижалась всем тельцем и долго сидела прижавшись.

– Ну, всё! Я устала, хочу лечь. Отведи меня…

Потом уже не вставала. И таяла, таяла… Оставались только глаза – огромные, на бледном исхудавшем лице, глаза цвета зрелой вишни, пылающие жаждой жить… Лейкемия. Так называлась та болезнь. И сколько врачи ни бьются, а найти средство противоядия ей не могут.

Сколько мне было? Четырнадцать? Пятнадцать?

Пройдёт шесть лет, я женюсь, и всё пойдет, как предсказывала Альбинка.

 

Дочка нам с мамой приготовила роскошный подарок: мы сидим в артистической ложе и ждём мировую премьеру великого испанского хореографа Начо Дуато. Наша Юля занята в спектакле. Накануне премьеры на репетиции она сильно ушибла ногу. Ей сделали обезболивающие уколы, а Начо строго сказал: «Dance, Julia, dance!». И дочка танцевала! Великолепно! А я смотрел на Юльку и вдруг увидел в ней Альбинку, маленькую, хрупкую, танцующую подружку детства…

– Танцуй, Юлия, танцуй, милая! – Ком в горле мешал мне шептать эти слова молитвы. – Танцуй, родная, во имя себя, своего счастья, во имя нас, любящих тебя, во имя той девочки, которая так хотела жить, так мечтала танцевать! Танцуй, дочь! Ты в себе воплотила все наши несбывшиеся надежды и мечты! Живи, долго живи и радуй людей своим даром, даром вселенской любви!

 

Иллюстрация. Название: «Dance, Julia, dance!». Автор: Саша Николаенко. Источник: http://newlit.ru/

 

 

 

Май 2014 г. Санкт-Петербург – Павловск

 

 



 

[1] Гомер – сущ. жизнь (тат).

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение апреля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!