HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Варвара Клюева

День Гнева

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Елена Зайцева, 18.04.2007

Тело на носилках выгнулось, задрожало и обмякло. Врач «скорой» перехватил использованный шприц в левую руку, правой взял узкое запястье пациентки, потом приоткрыл веко, посмотрел на зрачок и бросил шприц в пакет к бесполезной ампуле.

– Отмучилась Анна Григорьевна, – пробормотал он, обращаясь неведомо к кому.

 

* * *

 

Сущность той, что при жизни звалась Анной Григорьевной, покинула бренный сосуд и устремилась вверх подобно пузырьку воздуха, возносящемуся к поверхности сквозь толщу воды. То, что происходило с ней дальше, вообще говоря, описанию не поддается: человеческий язык не оперирует понятиями, выходящими за рамки прижизненного опыта. Собственно, их, этих понятий, в языке попросту нет. Посему рассказ наш не претендует на правдивость, он – лишь слабое эхо истины, до неузнаваемости искаженное грубыми аналогиями и беспомощными попытками втиснуть ее полнозвучие в узкий регистр, доступный слуху.

«Пузырек» пробился наверх, отчаянным усилием одолел поверхностное натяжение и вырвался в родную стихию. Теперь экс-Анна была в двух шагах от Дома. Осталось только стряхнуть с себя все чужеродное, всю мерзость и грязь, налипшую за время скитаний по чуждому миру, и можно возвращаться. Анна сосредоточилась и отдалась на волю эфирного потока, попыталась раствориться в нем, впитать радость покоя, наполняющего ее Космос.

Но ее отвлекли. Новый пузырек всплыл из мутных глубин, ощутил присутствие собрата и вступил в контакт. Их общение ничем не напоминало диалог в том понимании, что один из собеседников посредством голосовых связок, губ и языка вызывает колебания воздуха, а другой нетерпеливо дожидается паузы, чтобы привести в действие собственные голосовые связки, губы и язык. Но за неимением лучшего термина назовем этот прямой обмен образами, мыслями и эмоциями разговором и изложим его в привычной форме последовательного обмена репликами.

 

– Ты ли это, Чуткий? Как же я рад тебя видеть! Свет мой, неужто мы наконец свободны! Нет, ну каков изверг! Маньяк, мерзавец, извращенец! Ты кого играл в его паскудной пьесе?

– Нищую мать-одиночку в России. Я тоже рад тебя видеть, Смутьян. А кем был ты?

– Чернокожей шлюхой в Гарлеме, представляешь? Зарезан, как баран, обкурившимся клиентом. Я всю дорогу сюда воображал, в какую задницу запихнул бы Угрюмого, попадись он мне в лапы. Ох, он бы у меня поплясал! Экая жалость, что это только мечты...

– Да, Угрюмый больше недоступен. Я тоже сначала пожалел об этом, но сейчас думаю: оно и к лучшему. Не хочу, чтобы в моей пьесе кто-то мучился. А с Угрюмым я бы не удержался...

– Да кто бы удержался? – включился в диалог третий собеседник. – Привет, ребята! Я прямо из Израиля. Взлетел на бомбе араба-террориста. Нет, вы скажите, до какого цинизма нужно дойти, чтобы называть себя Единым Богом и каждому племени выдавать указания, противоречащие всем прочим! «Евреи распяли Христа...» А как еще они могли поступить, когда им был обещан мессия-царь, могущественный владыка, несущий мир князьям, славу и благодеяния Иерусалиму, безопасность народу израилеву, а явился нищий бродяга, объявил, что принес не мир, но меч, посеял смуту, стравил простолюдинов с первосвященниками, призвал смириться с произволом римского кесаря и навлек на избранный народ такие бедствия, что куда там казням египетским? Я бы посмотрел, как обошлись бы сами христиане времен Святейшей инквизиции с таким вот мессией, вооруженным новой трактовкой Священного Писания!

– Я бы тоже не отказался, если бы тот мессия был воплощением Угрюмого, – вступил в беседу бывший шахид, всплывая вслед за своей жертвой. – Единый Бог, прах его возьми! Милосердный Аллах, наставляющий детей своих: «Убей неверного, и душа твоя попадет в рай»!

– «Бог есть любовь!» – ядовито процитировал Смутьян. Он подпустил в свечение вокруг себя фисташковой зелени, обозначая насмешку, но багровые всполохи выдавали клокотавшую в нем ярость. – Если уж речь зашла о цинизме, как не вспомнить это милое изречение! Знаете, чего я никогда не прощу Угрюмому? Наглой доктрины о благости Божьей и греховности человеческой. Бывало, моя героиня на коленях ползала, выпрашивая себе хоть капельку счастья, вымаливая прощение за грехи и более всего – за страшный грех блудодейства. Казнила себя, проститутку. Можно подумать, она сама выбирала ремесло! Ей и тринадцати не исполнилось, когда ее посадили на иглу и привели первого клиента.

– Между прочим, за что Угрюмый так ненавидел ярких? – поинтересовался Чуткий.

Термин «яркие» весьма и весьма приблизителен. Все одушевленные сущности Межмирья делятся на четыре типа, разнящиеся между собой способностью излучать, поглощать и отражать эмоции. Прибегнув к аналогии взаимодействия света с веществом, эти типы можно условно назвать «яркий», «матовый», «темный» и «прозрачный».

– Вы обратили внимание: практически всех ярких он воплотил в женщин?

– Думаете, это признак ненависти? – вступил в дискуссию новый собеседник. Его окружало спокойное бело-голубое свечение, но мелькание алых искр показывало, сколь обманчива эта невозмутимость. – Как же тогда назвать отношение Угрюмого к прозрачным и матовым, коих он превратил в свою флору и фауну? Задумывались ли вы в своем земном воплощении о том, что чувствует лошадь, весь свой век проработавшая на людей и приведенная на бойню?

– Да, это ужасно, – согласился Чуткий. – Но моя героиня тоже всю жизнь пахала, как лошадь. В тридцать лет вены повылезли, точно у старухи. Руки потрескались, никакие мази не помогали. Да и денег на них, на мази, все равно не было. Денег вечно не хватало. В иные дни даже ребенку на еду. Знаете, каково матери утешать плачущего от голода малыша? И сколько таких матерей было в том захолустном городишке! Кто совсем без работы, кому повезло чуть больше, но платят гроши, да и те от случая к случаю. Матери бьются, как рыбы об лед, а отцы пьют горькую или вовсе сваливают искать лучшей доли. Пусть где-то там дети голодают, им-то что? Глаз не видит – сердце не болит. Знать, Угрюмый возлюбил одних темных, раз сделал их мужчинами, хозяевами своего мира.

– Возлюбил? Нас?! – хором возмутились подорвавшиеся на одной бомбе экс-израильтянин с экс-палестинцем.

– Да мой араб в детстве сам пух от голода! – Ореол бывшего террориста, словно отрицая термин «темный», полыхнул огненными разводами. – Мать в двадцать два года сгорела от перитонита – аппендоктомия была не по карману. Отца унес исламский джихад, а дядька кормил чужого щенка преимущественно пинками.

– А у моего еврея сгноили отца в Бухенвальде! Беременная мать успела бежать в Америку, где ее чудом спасенного сыночка-жида исправно лупили сыновья итальянцев, латиносов, англосаксов и прочих ревностных христиан. А перебравшись в шестидесятом в Землю обетованную, он испытал на собственной шкуре и религиозные чувства правоверных мусульман.

– По-моему, Угрюмый ненавидит абсолютно всех, – включился в беседу еще один прибывший темный. – Мой персонаж не жаловался на голод, холод, болезни или побои. Он родился в богатой семье и имел все, что ни пожелаешь. Что не помешало ему спиться от ненависти и отвращения к себе. Сознание собственной греховности и никчемности отравило ему жизнь. Никогда, ни разу ему не удалось почувствовать себя счастливым.

– Упоминать о счастье в мире Угрюмого – верх нелепости, – заметил очередной пузырек. – Даром, что ли, родилась легенда о мудреце, уложившем всю историю человечества в одну фразу: «Люди рождались, страдали и умирали». Если кому-то и удавалось испытать счастье, то лишь для того, чтобы потом сильнее мучиться. Выше вознесешься – больнее будет падать. Моя земная ипостась побывала на самой вершине – весь мир готов был носить ее на руках, – а умерла от СПИДа в одиночестве и нищете…

Один за другим всплывали все новые пузырьки и, булькая от ярости, наперебой перечисляли свои претензии к только что оставленному миру. Пространство перед Домом полыхало всеми оттенками красного. Лишь один робкий «голос» прозвучал в защиту Угрюмого:

– Но ведь было же у него и хорошее...

В ответ ему налетел шквал.

– Хорошее?! Все хорошее Угрюмого – бездарный плагиат! Небо и звезды он спер у Мечтателя…

– А моря и океаны – у Переменчивого, только Угрюмый превратил их в убийц и населил злобными тварями...

– Его вино – это тот же веселящий нектар Грациозного, только с придатком в виде похмелья и цирроза!

– А птицы – изобретение Затейника. Помните, как мы парили над просторами Велеи, как сражались с ветром? Ах, какой прекрасный был мир!

– Мне больше полюбился Лахис Отшельника, где каждому дозволялось выбрать себе тело по вкусу. Славно мы тогда позабавились!

– Если уж говорить о забавах, то в них непревзойденным мастером был Непоседа со своим Лабиринтом. Помнится...

– Словом, украл лучшие идеи прежних Создателей и все их испоганил. А что родил он собственным воображением? Только многообразные способы издевательства над живыми тварями. Тут ему нет равных.

– Мне одно непонятно: как мы-то так глупо просчитались? Зачем допустили его в Игру?

– Да кто же мог предвидеть, что он такое учинит? С этими темными разве угадаешь, чего ждать! Никакого эмоционального свечения.

– Отстранить темных от Игры!

– Позвольте! На каком таком основании? Безумство одного не означает, что порочно целое сообщество! Упомянутый Отшельник тоже был темным...

– И Меланхолик, и Молчальник, и многие другие. Кто скажет против них хоть слово?

– Но риск, что найдутся последователи Угрюмого...

– Это произвол! Вы не посмеете! Мы честно соблюдали все правила!

Собрание засияло, переливаясь всеми цветами радуги. Будь оно людской толпой, в окрестностях Дома поднялся бы невообразимый гвалт. Общее возбуждение нарастало, грозя возмутить покой самого эфира. И тогда – небывалый случай! – к спорщикам обратился один из прозрачных. Всем известно, что эти достойные собратья избегают внимания; обычно их присутствия не замечают. Но если уж прозрачный решает вступить в контакт, ему внимают с благоговением.

– Угомонитесь, друзья! Принимая правила Игры, все вы согласились с ее целью – исчерпать ВСЕ желания, дабы достигнуть просветления и блаженства. И раз пьеса Угрюмого отвратила нас от насилия, нам надлежит радоваться, ибо никто не знает своих подспудных желаний. Быть может, благодаря нынешнему Создателю не один участник Игры излечился от потребности причинять и испытывать боль. Когда Угрюмый обретет покой и придет ваш черед сочинять Сценарий, я уверен, ваши миры будут добрее и радостнее. А теперь настало время очиститься от худых мыслей и чувствований. Нас ждут Дома.

 

* * *

 

Один за другим пропадали огоньки, сливаясь с ровным свечением эфира. И только экс-Анне никак не удавалось раствориться в гармонии. Мешала назойливая мысль: «Придет срок, я сочиню Сценарий и создам свой мир – немного печальный, но пронзительно прекрасный. Я воплощу в нем все свои мечты, осуществлю все чаяния. Кроме одного. Мне никогда, никогда не удастся поквитаться с Угрюмым. Интересно, можно ли достичь нирваны, не утолив одного желания?»

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.12: Константин Гуревич. Осенняя рапсодия 5 (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!