HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Наталия Корнеева

В Никитском ботаническом саду

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 11.04.2012
Иллюстрация. Название: "Девушка и гора" Автор: Grabo. Источник: http://www.photosight.ru/photos/2476438/

 

 

 

Когда в Крыму выдаётся плохая погода – становится очень скучно. Чтобы развлечь сына, я повезла его в Никитский ботанический сад. Мы сидели на корме катера и смотрели то на хмурое небо, с которого вот-вот закапает дождик, то на серые волны моря, то на побережье Ялты, ставшее вдруг таким тусклым без солнца. Через полчаса мы уже поднимались в гору, направляясь в сад. Там свернули на боковую аллею и стали удаляться от экскурсии, чтобы она нам не мешала. Хотелось просто погулять. Вокруг были незнакомые деревья и кустарники, цветы, названий которых я не знала, и это мне нравилось, как будто я – неизвестно где, неизвестно зачем и почему. Мы увлечённо разговаривали с сыном, и вдруг я услышала скрип гравия за спиной. Испуганно обернувшись, я увидела метрах в десяти от нас женщину, которая остановилась и выжидательно смотрела на меня. Я почувствовала какую-то смутную тревогу, сердито отвернулась, и мы пошли дальше. На всякий случай, взяла сына за руку: мало ли что, ведь ему было всего семь лет. Мы снова свернули с дорожки и пошли в сторону причала. Обернувшись, я увидела, что женщина по-прежнему идёт следом. На вид она была лет тридцати трёх, темноволосая, черноглазая, полноватая. Одета очень просто. На согнутой в локте руке у неё болталась дешёвая сумочка. «Наверное, провинциалка, – подумала я, – приехала на море провести отпуск и заодно кутнуть с мужиками, а теперь денег на обратный билет нет, будет просить». Такие истории на морском побережье были вовсе не редкость. Видимо, у меня был совсем недружелюбный вид, во всяком случае, я не улыбалась, и женщина, оробев, стояла и не могла тронуться с места.

– Извините, – начала она говорить издалека, – вы гуляете?

– Что случилось? – спросила я нетерпеливо.

– Я смотрю, вы гуляете, такая красивая мама, с таким замечательным мальчиком. Я просто залюбовалась вами.

«Цыганка, что ли?» – мелькнуло у меня в голове.

– Вы знаете, – она уже подошла совсем близко к нам, – вы, действительно, очень хорошо вместе смотритесь.

Такую глупость обычно говорили мне мужчины, когда хотели познакомиться. Я каждый год отдыхала с сыном на юге и, благодаря бывшему свёкру, – всегда в хорошем пансионате, в номере на двоих с видом на море, и в чьей-то компании мы с сыном совершенно не нуждались. Так было и сейчас, поэтому я всё ещё не понимала, что ей от меня нужно.

– Вы, наверное, москвичка, – продолжала тем временем вкрадчиво говорить женщина, – ну конечно, москвичка, вон как модно одеты. (На мне был брючный костюм «сафари» и чёрные замшевые босоножки). Вы даже не представляете, какая вы счастливая. Вас, наверное, муж любит без памяти?

– Мужа нет! – отрезала я. – Вам что-нибудь нужно?

– Можно мне с вами погулять? Я вам совсем не помешаю, я даже разговаривать не стану, просто хочу с вами пройтись. От вас, знаете, веет таким благополучием, я вас ещё на катере заметила.

Хорошо, что я не суеверна, а то бы не поздоровилось этой незнакомке, но всё равно её вмешательство в нашу прогулку было мне не по душе. Я пошла дальше, в надежде, что она всё-таки отстанет. Но она засеменила следом, а затем и поравнялась со мной.

 

Звали её Рая. Как-то внезапно и быстро я стала поверенной всей её судьбы. Рая окончила институт с отличием. Училась она в Ленинграде. Распределение на работу получила в Академгородок под Новосибирск. Это была очень престижная, по тем временам, работа, интересная и перспективная. Рая собиралась стать учёным, писала кандидатскую диссертацию. Вскоре ей дали однокомнатную квартиру. В общем, вполне благополучная молодая аспирантка. Не хватало ей лишь одного – настоящего человека рядом, и большая любовь пришла к Рае в лице её научного руководителя, профессора, доктора физических наук Юрия Семёновича. Он был благородным и сдержанным, почти суровым на вид. И – женатым. Роман их развивался по классической схеме: когда они сошлись, Юрий Семёнович посвятил Раю в тайны своей души, и она узнала, что он несчастлив в браке, но жена у него такая порядочная и тихая женщина – заведующей детским садом работает – что у него язык не повернётся сказать ей правду. И Рая терпеливо ждала, молча обожая Юрия Семёновича. Во-первых, у него был вес в научно-исследовательском институте и репутация, во-вторых, он помог ей с квартирой, в-третьих, Рая почему-то была уверена, что без поддержки Юрия Семёновича ей не защититься ни за что. Их роман держался в строжайшей тайне, знала обо всём только близкая Раина подруга. Ни репутация Юрия Семеновича, ни Раина карьера не должны были подвергаться риску. Но близкая подруга Раю и предала…

Однажды утром 1 Мая в дверь Раиной квартиры тихо позвонили. Рая ждала Юрия Семёновича после праздничной демонстрации, он обещал заскочить к ней «на рюмочку чая», но это оказалась Таисия Николаевна, его жена, женщина сорока восьми лет, очень некрасивая, большого роста (выше мужа) и толстая. С проворностью разъярённой супруги она бросилась на Раю с кулаками, и той пришлось бы расстаться с половиной свих кудрей, если б не подружка, влетевшая следом за Таисией Николаевной, потому что сама же и привела её по Раиному адресу. Она кое-как успокоила Таисию Николаевну, объяснив ей, что это – всего-навсего сплетни, которые ходят по институту про её мужа и Раю, и что поэтому-то она и решила женщин познакомить друг с другом, чтобы они назло сплетникам подружились.

Конец был тривиальным. Все всё узнали. Над Юрием Семёновичем нависла угроза партийного взыскания, над Раей – всеобщее осуждение. Юрий Семёнович взял очередной отпуск и не выходил из дома. Раина научная работа застопорилась, но она уже и не хотела, не могла работать, смысл жизни пропал. Настоящий мужчина, герой её романа оказался трусом в самом пошлом смысле этого слова, а люди оказались не коллегами и учёными, а просто любопытными обывателями. Рая решила облить всех презрением. И облила. Выписалась из квартиры, уволилась из института и уехала к родителям в глубокую провинцию, на юг России.

 

Мысленно роман дорисовывался ей таким образом: Юрий Семёнович бросается следом (ведь не могла же она полюбить законченного подлеца), приезжает, разыскивает её (тут и искать-то нечего – их городок не больше заводского посёлка) и умоляет простить. Она его прощает, они женятся, он остаётся в Раином доме (мама и папа, конечно, оценят Раин выбор), и они тихо-мирно живут до старости и трудятся в местной школе, всеми уважаемые и любимые. Но наступила осень, потом зима – никто Раю не искал. От аспиранта, тайно влюблённого в Раю, поздравившего её открыткой с Новым годом, она узнала, что подружка защитилась по её теме у Юрия Семёновича, что он развёлся с Таисией, и та вышла за него замуж.

Через два года от инфаркта умерла Раина мама, ещё через полгода слёг с инсультом отец. Рая, на остывшую голову, хотела было взять реванш: поехать в Москву к знакомым и с их помощью найти работу и прописку в ближнем Подмосковье или вступить в фиктивный брак с москвичом. Узнав истинную цену людям, она поняла, что надо иметь когти и зубы. Но папа был парализован, и об отъезде нечего было и думать. Вот только в отпуск вырвалась, потому что уже пять лет не отдыхала, а соседка согласилась за деньги присмотреть за отцом.

– Вы ведь москвичка, – грустно говорила мне Рая, – вы не знаете, не понимаете, что такое – жить в глуши. Боже мой, там дни тянутся, как годы! Представьте себе, у нас в городе всего один рейс автобуса, всего один, и тот редко ходит, а так целый день посреди дороги куры в пыли валяются, и вокруг – никого!

– Мама, катер! – вдруг встрепенулся мой сын.

Я заслушалась Раиным рассказом и забыла, что нам пора уже на причал, что сын проголодался, а обед в пансионате через час.

– Бежим скорей! – скомандовала я, и мы бросились бежать с крутой горы к морю.

Успели, прыгнув с трапа на палубу в последнюю минуту, и катер плавно рванул вдоль берега.

И только тут я заметила, что Раи рядом нет. Она осталась стоять на высокой горе, и её фигурка стремительно удалялась от нас. «Фу ты, чёрт, как неловко получилось. Человек мне всю свою жизнь рассказал, а я даже не попрощалась», – смутилась я про себя. А фигурка Раина всё ещё была видна. Мне стало как-то тоскливо, не по себе. «Действительно, – думала я по дороге в пансионат, – мы, москвичи, какие-то немилосердные. Живём, как у Христа за пазухой, а до других нам дела нет. Даже на простое сочувствие нас не хватает. Надо будет вечером разыскать эту Раю и пригласить её к нам чай пить».

 

Но ни вечером, ни на следующий день, ни потом нигде я Раю не увидела. Мы с сыном много раз прочесали всю набережную Ялты, по которой вечерами фланировали отдыхающие – тщетно. Через неделю мы уезжали в Москву, и когда наше такси вырулило с курортной зоны к автовокзалу, я вдруг увидела Раю. Она стояла в очереди за помидорами, в том же сером в пёстрый цветочек платье, с той же сумочкой через локоть. Я остановила машину и, вырвав страницу из записной книжки, быстро написала Рае свой адрес и телефон. Она взяла этот листок, но как-то не очень обрадовалась, и у меня промелькнуло в голове, что я опять перегнула палку, только теперь уже в другую сторону.

Первое письмо от неё пришло через полгода. В нём она сообщала, что папа умер, что теперь она одна во всём доме, что очень тоскливо, а по ночам скрипят половицы, будто кто-то ходит по комнатам. Я ответила ей немедленно очень длинным, эмоциональным посланием, в котором подробно рассказала о себе, что у меня, мол, тоже не так всё великолепно, что сын пошёл в первый класс – с ним теперь много мороки, что работой недовольна, а на личном фронте – ничего интересного. Ответа я не получила. Потом стали приходить от неё поздравительные открытки то с Новым Годом, то с Днём Победы, но очень нерегулярно, и в них Рая ничего о себе не писала. Поскольку я вообще не любила состоять в переписке, а уж тем более, рассылать открытки к праздникам, я ей и вовсе ни разу не ответила. Постепенно я забыла Раю.

 

Прошло десять лет. Однажды вечером раздался телефонный звонок. «Лариса! – позвал меня женский голос. – Это я, Рая!» Я вспомнила нашу давнюю встречу, и у меня опять возникло смутное беспокойство, смешанное с непонятным чувством то ли вины, то ли неловкости, но голос Раи звучал энергично и весело, она расспрашивала меня, а я автоматически отвечала: «Да, сын вырос, в армии служит. Да, я одна, то есть, нет, не совсем. Работа всё та же». Оказалось, Рая давно в Москве, занимается мелким бизнесом, снимает квартиру в Чертанове. У меня перед глазами встала забытая картина: мы на катере стремительно мчимся вдоль берега, а одинокая женская фигурка с опущенными вдоль тела руками, удаляется… Да что это я, в самом деле! Какие-то дурацкие комплексы! Надо её в гости позвать, вот и всё.

Рая не заставила себя уговаривать, приехала через час. Она изменилась. Несмотря на то, что теперь ей было уже за сорок, выглядела моложе. Похудела, остриглась и на тон осветлилась. Одета она была в обтягивающие её широкие бёдра джинсы (ей очень это шло) и шёлковую цветную блузку, а на плечах у неё стильно болтался белый, связанный в английскую резинку, свитер. Какое-то время я рассматривала её. Поскольку Рая уже ничего общего не имела с прежним обликом, я вновь почувствовала, что в третий раз перегнула палку. Мне было уже не интересно коротать с ней вечер, ведь это был совсем не знакомый мне человек. И чего ради я так рванулась звать её в гости? Рая, между тем, рассказала, что семь лет была замужем за своим одноклассником, но три года назад, когда началась перестройка, развелась, продала родительский дом и уехала в Москву. Хочет, наконец, устроить свою жизнь, наверстать упущенное в молодости. «Что ж, очень хорошо», – думала я, слушая её совершенно отстранённо. Планы у Раи были определённые: пока она торгует импортной косметикой, но хотела бы преподавать в московском вузе, а всё упирается в прописку и квартиру. И в деньги, конечно. Рае очень понравилась моя квартира, но она удивилась, что я живу так скромно. «А что ты евроремонт не сделаешь?» – спросила она. Я пожала плечами, подумав про себя: «Надо же, откуда что взялось! То улица с пыльными курами, то сразу – евроремонт». Надо сказать, я была совершенно не приспособленной к жизни. Первую её половину прожила таким образом: сначала обо мне заботились родители, потом обо мне и сыне пёкся свёкор. Мы с мужем разошлись очень быстро из-за его мамы, которая была очень амбициозной и сильно давила на сына, а меня всё учила жить. А свёкор, наоборот, хоть и был министром, был добрым и мягким, он как бы старался загладить своим отношением вину за свою супругу и за наш с мужем разрыв. Свёкор умер, когда его сняли с поста министра, а министерство его ликвидировали в начале перестройки, и все материальные блага, которые были у меня на тот момент, приобрёл для меня он: и кооперативную квартиру, и мебель. Я работала переводчиком в одном издательстве, которое тоже почти перестало существовать, и после смерти свёкра у меня была просто катастрофа с деньгами, я не умела зарабатывать, зашибать деньгу. Привыкла просто иметь работу и жить спокойно. Конечно, рассказывать Рае обо всём этом я не стала, не хотела говорить и о личном. Всего полгода длился мой роман с Игорем, но мысленно я была уже его женой. Бывает так, когда буквально с первого взгляда тебя пронзает: вот он! И больше уже ни о чём думать не можешь, для тебя уже всё решено, и мысль выйти замуж за этого человека превращается в идею фикс. У меня даже дрожь пробегала по спине, когда я представляла нас в загсе. Мне безумно нравилось в нём всё, начиная с фамилии – Залесский – до его манер, голоса, характера, хотя… В характере его, может быть, следовало бы разобраться глубже, но это я теперь знаю, когда прошло уже столько времени, а тогда я боялась задумываться, боялась анализировать, просто видела перед собой конечную цель: я – Лариса Залесская, а он – мой муж. А каким образом это должно было произойти – Бог его знает! То, что мы были парой – это несомненно. В свои тридцать девять я оставалась по-прежнему тонкой в талии, одевалась с большим вкусом, создавая наряды при помощи своей фантазии, и не всегда они были дорогими, но зато всегда производили впечатление недешёвых. Я даже дома выглядела так, чтобы меня невозможно было застать врасплох. Игорь мог появиться в любую минуту. С самого начала у нас установились такие отношения, что он появлялся неожиданно, не запланировано. Это держало меня в тонусе, щекотало нервы, от каждого телефонного звонка сладко замирало сердце. Правда, когда мне уже захотелось всерьёз за него замуж, я стала думать, что неплохо было бы как-то упорядочить наши с ним встречи, чтобы я могла реально на что-то рассчитывать, но перехватить у Игоря инициативу боялась, вернее, не знала, как сделать это незаметно. Вот и сейчас он мог явиться в любую минуту. Я дважды набрала его мобильный телефон, чтобы прояснить ситуацию, но всякий раз равнодушный компьютерный голос отвечал, что «абонент временно недоступен».

Ну и конечно, вдруг мой Дон залаял и дружелюбно замотал хвостом. Я рванулась с места, а Игорь уже входил, открыв замок своим ключом. Дон бесился от радости, а я увидела, как у Раи от удивления глаза разъехались в разные стороны.

Дальше всё было как в кошмаре. Игорь прошёл в комнату, представился Рае и приложился к её руке, которую та смело ему подала. И при этом так глупо выглядел, Боже мой! Я метнулась в кухню, стала резать салат из помидоров и огурцов и уронила нож. Потом никак не могла попасть в розетку вилкой от кофемолки. А из комнаты доносился Раин смех и негромкий баритон Игоря. Смех у неё был красивый, какой-то голубиный, с переливами. Чёрт возьми, ведь раньше я никогда не слышала её смеха! Дон притащился на кухню и лёг под столом. «Иди отсюда!» – злобно зашипела я на него, пытаясь выгнать обратно в комнату: Рая овчарок боится, может, смеяться бы перестала. Но, похоже, в этот вечер даже моя собака меня предала. Потом плохо помню, как накрывала на стол. Игорь даже не спросил, как обычно: «Помочь?». Час был уже поздний, и Рая, пригубив кофе, резко встала: «Побегу, а то опоздаю на метро». «Я подвезу», – легко и охотно отозвался Игорь. Мой вопрос – «Разве ты не останешься?» – застрял у меня где-то внутри. В дверях Игорь очень-очень нежно обнял меня. Так обнимают на вокзальном перроне у поезда дальнего следования. Я поняла, что все кончено…

Конечно, целый месяц я ждала его звонка. У меня было ощущение, что я не живу больше, что меня застрелили в тот вечер. Потом я решила позвонить ему домой. Трубку сняла Рая. Второй раз я позвонила ровно через год. Трубку опять сняла Рая, но очень быстро положила обратно, потому что в комнате надрывался от крика младенец.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.12: Константин Гуревич. Осенняя рапсодия 5 (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!