HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Сергей Корнилов

Младенец

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 26.12.2008
Иллюстрация. Автор: Malinnikov Maxim. Название: "Жестокость". Источник: http://www.photosight.ru/photos/2734089/

 

 

 

С тех пор, как Петр Иванович Пинягин вышел на пенсию, своему всегдашнему увлечению – рыбной ловле – он посвятил почти все свободное время. Не то, чтобы он был таким уж заядлым рыболовом, просто любил посидеть с удочкой на берегу. Раньше его даже особенно не интересовало, много ли он наловит, к тому же маленькая речушка, протекающая под мостом, никогда не славилась обилием рыбы. Петр Иванович считал, что на рыбалке он получает удовольствие исключительно от единения с природой. Выйдя на пенсию после многолетней службы в вагонном депо, он все чаще стал уходить из дома с удочкой. И так год за годом. Сидя на берегу, старик предавался размышлениям, чаще философского направления. Дома размышлять было как-то неловко. В отношениях с женой в последнее время не стало никакой теплоты, они перестали понимать друг друга на старости лет, и это было удивительно. Жене никогда не нравилось, что Пинягин часто ездит на реку, но когда он приносил домой десятка два отборных карасей, она бывала довольна.

Петр Иванович бросил курить лет 20 назад, не пил и был в свои почти 70 крепким подвижным стариком с круглой седовласой головой и наивными голубыми глазами.

 

Однажды в воскресное утро Петр Иванович собрался, как всегда, на электричку. Он знал одно такое место на реке, где водилась щука. Старик собрал кое-какую снедь, надел резиновые сапоги, взял удочку и вышел из дома.

Через полчаса езды на электричке пенсионер спустился к реке. Он выбрал подходящее место, устроившись под навесом крутого обрыва. Вокруг не было ни души, и Петр Иванович, закинув удочку, полностью ушел в свои мысли. Спустя какое-то время его отвлек шум мотора наверху. На полянку заехала компания, состоящая, судя по голосам, из одних женщин. Старик решил, что рыбалка уже наполовину испорчена. Плохо и то, что клев был совсем незначительный. Настроение у Петра Ивановича портилось все больше и больше, наверху визгливо хохотали женщины, и за полчаса бестолковой рыбалки ему удалось поймать лишь двух крошечных карасиков на червя. Шум наверху раздражал нестерпимо, и старик хотел, было вскарабкаться и сказать девицам, чтобы вели себя потише, но от этого намерения его отвлекло движение в воде. Вода у берега мутная, разглядеть там что-нибудь было невозможно, и старик просто сидел и ждал. Он поводил удочкой по поверхности, и там что-то показалось. Что-то белое. Показалось и снова ушло. Старик подумал вдруг почему-то про сома. В конце концов, он не выдержал и поболтал в воде сапогом. И в этот момент на поверхности появилось нечто совсем неожиданное. Из мутной воды показалась верхняя часть туловища разбухшего посиневшего младенца. Старик сначала принял его за какой-то гадкий куль, потом за куклу, а когда разглядел, вскрикнул и попятился. Мучнистое личико было одутловато, маленькая рука – окоченевшая и скрюченная. Пенсионер проворно вскарабкался наверх. Шумные женщины испуганно умолкли, увидев перед собой внезапно появившегося старика. Они прервали свой пикничок. Их было три. Одна из них, загорелая брюнетка средних лет, сидела в свободной позе, задрав колени. На расстеленном покрывале стояла бутылка вина, и лежали рассыпанные в беспорядке фрукты.

– Здрасьте, – сказал Петр Иванович, тяжело дыша после совершенного наверх скачка и косясь на брюнетку, – Я тут внизу рыбу ловил, и вот, всплыл ребенок. Мертвый…

Женщины молча уставились на старика, наконец, брюнетка переспросила недоверчиво:

– Ребенок?

– Да. Новорожденный. Разбух уже.

Женщины несмело подошли к краю обрыва. Младенец теперь полулежал в воде и покачивался.

– Какой ужас! – воскликнула одна, – Что же вы стоите, вытащите его из воды!

– Да.…Да, конечно, – бормотал растерявшийся Петр Иванович. Он неловко спустился с обрыва, скользя подошвами по глине, поскользнулся, упал. У берега было достаточно глубоко, и старику пришлось погрузиться в воду по пояс, прямо в одежде. Несколько минут ему потребовалось на то, чтобы удержаться на ногах на илистом дне, после чего старик осторожно, кончиками пальцев подтолкнул безжизненное тельце к берегу. Выбравшись, Петр Иванович, как мог, бережно, кряхтя, втащил его наверх. Теперь мертвый младенец лежал на траве рядом с покрывалом, на котором были разбросаны яблоки и бананы, стояла бутылка вина и тарелка с салатом. Брюнетка принесла из стоявшей неподалеку «девятки» какое-то пестрое тряпье, которым тут же был укрыт утонувший новорожденный мальчик.

– Милицию надо вызвать. – Робко предложил Петр Иванович.

– Да, правильно, надо милицию. – Поддержала брюнетка. Но никто не двигался с места, только одна из подруг, та, что помоложе, покинула поляну. Ей стало нехорошо.

– Кто же мог такое сделать? – произнес Петр Иванович, глядя в сторону.

– Понятно, кто, – резко сказала брюнетка, – Какая-нибудь мамаша. Тварь какая-то.… Нарожают детей…

– Да-а… – протянул пенсионер и замолк.

Брюнетка была, выпивши, она несколько раз пыталась позвонить по мобильнику, но связь прерывалась.

– Ладно, надо самим ехать, – сказала она, – Отвезти в милицию, что ли…

– С богом. – Ответил Петр Иванович.

– То есть как? И вы поедете. Будете свидетелем.

Петр Иванович никуда ехать не собирался.

– Да как-то… Вы уж сами… – отнекивался он застенчиво, – Это не мое дело, и потом, у меня сердце…

– Но это же убийство, вы что, не понимаете? – не унималась брюнетка.

– Да чего ты к нему пристала, – одернула ее подруга, – Кому охота связываться. Да и потом, как ты поедешь в таком состоянии в милицию, ты пьяная.… Звони лучше Вадику, он что-нибудь придумает…

Петр Иванович, пользуясь моментом, покряхтывая, спустился с обрыва на берег, где лежали его вещи и удочка. Его брюки промокли, в сапогах хлюпало, случившееся оставило на душе очень неприятный осадок. Дамочки наверху что-то еще обсуждали и не переставали кому-то звонить. Судя по всему, ехать они теперь в милицию раздумали и ждали какого-то Вадима.

Петр Иванович отошел подальше от злосчастного места, где обнаружил утопленника, и сел чуть поодаль, машинально закинул удочку. Да, то, что произошло, было ужасно, но все-таки надо ведь что-то и поймать, вернуться с пустыми руками было как-то неловко.

Начало клевать, старика вновь охватил азарт, и вот уже на крючке затрепыхался упитанный карась. Спустя какое-то время приехал Вадим на темном «Вольво». Это был полный светловолосый мужчина с красным лицом.

– Ну, что случилось? – спрашивал он брюнетку густым басом, – Тебя, что, на минуту нельзя одну оставить? А это кто? – кивнул он на Петра Ивановича. Ему объяснили. Вадим брезгливо приподнял цветной лоскут, поморщился и тут же кому-то по-приятельски позвонил.

– Милиция сейчас приедет. – Сообщил он.

Девушке, которой стало плохо, сделалось еще хуже. Она была сильно пьяна, ее рвало возле машины. Потом ее накрыли пледом, усадили, и она успокоилась, только икала и бессмысленно всхлипывала. Вадиму предложили сейчас же отвезти ее домой в город, а заодно подбросить и Петра Ивановича, в его присутствии не видели больше необходимости. Они поехали, не дождавшись милиции. Вадим обещал вернуться. Всю дорогу девушка громко икала на заднем сидении, ее растрепанная голова моталась из стороны в сторону, но на нее никто не обращал внимания. Вадим говорил, поворачиваясь к Петру Ивановичу:

– И это называется, прирост населения…Рождаемость превышает смертность. Вот вам демография. Вот вам возрождение нации. Утопили, как котенка. И всем наплевать. Страшно, но все равно наплевать. И вам, и тем. Вот эта приснодева, когда проснется, вообще ничего не вспомнит.…А разве та мамаша виновата в том, что у нас человеческая жизнь – ничто? Она просто продукт, так сказать, разложения всего общества. Чисто русский феномен – необъяснимое зверство друг к другу на протяжении веков. Вот в чем все дело.…Много наловили? Карась? Здесь, говорят, полно…

Петр Иванович пришел домой в отвратительном настроении. Он выложил несколько жалких карасиков, молча разделся и долго стоял под душем. Вечером он рассказал жене о случившемся.

– …Ведь это продукт разложения общества, понимать надо, – разглагольствовал старик на кухне, – Русский феномен, и всем наплевать…

Жена слушала его молча и внимательно, но ему всегда было трудно понять, о чем она на самом деле думает.

 

Нижегородская область, г. Арзамас

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!