HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Евгений Краснов

Полное погружение

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: , 24.09.2008
Евгений Краснов. Полное погружение. Иллюстрация

 

 

 

Объявление на стене возле деканата висело с пятницы. На стандартном листе формата А4 аккуратными печатными буквами было написано:

"Желающим принять участие в научном эксперименте в области гипноза просьба обращаться в аудиторию 326 на третьем этаже главного корпуса в среду в 12.15".

Деканат находился на том же третьем этаже, но в противоположном от 326 аудитории конце коридора, в непосредственной близости от 302, где вот-вот должна была начаться лекция о научном коммунизме.

Как ни тяжело было заметить это неброское объявление, но с детства привитая привычка читать все подряд, включая и объявления на заборах, на этот раз не подвела Егора Синюхина.

"Э, парни, смотрите, что тут написано!" – воскликнул Егор, озаренный внезапно посетившей его идеей.

"Чё застрял, на заборе х... написано... Пойдем, давай", – это откликнулся Серега Заломов, высокий сероглазый парень, косая сажень, белобрысая бестия.

"Постой, Лом, ты что, не догнал, это же классный повод", – тут же уловил суть вопроса Эдик Семитян, всегда отличавшийся скоростью мышления. Серега его не любил.

"Что ещё за повод?" – по-прежнему тормозил Заломов.

"Прогулять" коммунизм", – не выдержал Егор, обычно не позволявший себе ни малейшего превосходства над товарищем.

Серега посмотрел на Егора сверху вниз.

"Это-то я понял, а нафига нам этот гипноз?" – вывернулся Серега из неловкой ситуации, хотя только сейчас до него дошло, какой это действительно удачный случай, избежать трехчасовой тягомотины, с перекличками, криками "Не спать!"… А вместо этого поприкалываться с ребятами у врачихи, после этого забуриться на пиво к "Хоме", так назывался знаменитый в их институте пивной подвальчик, где они и проводили почти все свободное время. Конечно, пока не кончалась их скудная стипендия.

Серега был парень неглупый, особенно преуспевающий в точных науках, чем чрезвычайно гордился. Он, вообще, очень гордился собой. Его любили девушки, ценили сокурсники, отмечали преподаватели. Он всегда с удовольствием взглядывал на свое отражение в стекле, будь то зеркало или витрина магазина, не важно. Высокая статная фигура, широкие плечи, соломенные непослушные волосы, все приковывало к себе взгляды окружающих. Это было приятно, а главное – заслуженно.

Было у Сереги в последнее время одно увлечение, которое еще никак не успело проявить себя внешне, но затронуло внутренние струны его души до самого сердца, а, может, и селезёнки.

Если говорить грубо, без лишних экивоков, увлекся Серега расовой теорией. Стал почитывать книжки на эту тему, но тайно. Ибо, как я уже сказал, был парень неглупый, даже совсем неглупый, и понимал, что несмотря на всю нелюбовь самой власти к евреям и прочим инородцам, она, т.е. власть, каким-то непостижимым образом совмещала эту нелюбовь с интернационализмом и всеобщим братством. Чем больше читал Серёга эти книги, тем больше отклика находили они в его душе. К Гитлеру с его нацизмом и отношением к славянам как к недочеловеком это не имело никакого отношения, совсем наоборот. По всему выходило, что это не германцы, а именно славяне и были истинные арийцы, что практически все подвиги германских племен, на которых зиждется немецкая национальная гордость, были совершены не ими, то есть племена-то были одни и те же, но вот были они вовсе не германскими, а, наоборот, славянскими.

А особенно гордился Сергей Феодосьевич Заломов, что был он плоть от плоти русский человек, с какой стороны на него ни посмотри. Хоть с папиной, хоть с маминой.

Но вот в одном был Серега согласен с нацистами: самой вредной нацией на свете, несомненно, являются евреи. Все в них вызывало его отвращение – и носатость, и низкорослость, и смуглая кожа. Конечно, бывали евреи и с нормальными носами, и вполне приличного роста, и даже настолько светлокожие, что он, светлый блондин, казался рядом с ними краснокожим индейцем. Но самое главное, что его раздражало – это их пронырливость: при мизерном процентном составе в населении всей страны они были буквально повсюду.

Конечно, в их институте евреев практически не было, во всяком случае явных, но вот всяким скрытым, замаскированным, наверняка удалось проникнуть в его альма-матер.

Антисемитизм, как известно, приобретает самые причудливые формы. Бывает даже антисемитизм, выродившийся в самоуничижение. Такие повсеместно кричат о том, какие евреи умные, куда там другим нациям, и так же во всяком успешном человеке ищут всегда еврейские корни. И если им удается их отыскать, они восклицают: "Ну, я же говорил". Если же нет, то они считают, что эта тайна ещё ждет своих исследователей и рано или поздно правда откроется.

Серегин же антисемитизм начал приобретать какие-то животные формы, он уже начинал требовать выхода эмоций, действий.

 

Троица друзей стояла перед дубовой дверью с номером 302. Очереди не было. Эдик Симитян постучал и, услышав ответ, открыл дверь. Они вошли в кабинет.

Там их ждало разочарование. Никаких экспериментов в этот день пройти им возможности не представилось и освобождение от научного коммунизма получить так же не представлялось возможным. И, наверное, развернулись бы наши студенты и ушли восвояси, если бы не одно обстоятельство. За столом, рядом с толстым лысым мужчиной в тяжелых роговых очках и бородавкой на щеке, который верно и был тем самым врачом-гипнотизером, сидела неземной красоты девушка и вела записи.

Красота её была именно того типа, который виделся нашему Сереге темными ночами, когда читал он свои ядовитые книги, и тогда являлся ему образ его единственно возможной избранницы, воплощения истинно русской арийской красы.

И вот этот мираж, миф, фантазия сидела рядом с жирным мерзким профессором, во внешности которого проглядывали явные семитские черты, и что-то писала в тетради. Участь Сереги была решена в тот миг, окончательно и бесповоротно.

Взяв инициативу в свои руки, Серега решительно направил друзей к столу и все трое они стали-таки участниками – добровольцами исследований, которые проводил кандидат наук Александр Павлович Иванов. Эксперимент должен был проводиться нескоро, где-то через месяц, и целью его было высвобождение творческих потенциалов личности под влиянием глубокого гипнотического погружения. Эксперимент был частью докторской диссертации уважаемого Александра Павловича и он благодарил молодых людей за проявленную сознательность.

Всю эту торжественную речь Серега пропустил мимо ушей, встрепенувшись только, когда речь зашла о сроках. Столько ждать следующей встречи он не намерен, нужно брать быка за рога. И Серега пошел на штурм. Чтоб сильно не затягивать наше повествование, нужно сразу сказать, что такой напор не мог не остаться незамеченным, и крепость, которую, кстати, звали Анной, вскоре сдалась на милость победителя. Чем больше узнавал Сергей Анну, тем больше вспоминал своего дедушку по отцовской линии, церковного старосту, который не уставая талдычил внуку, что Бог есть и он все видит. Чем приводил Сережиных родителей в неописуемый ужас.

Теперь он видел, да Бог есть, ведь Анна была не только идеальна внешне, но, что самое главное, она полностью разделяла его взгляды и даже была, пожалуй, более решительна.

Их роман продолжался уже почти месяц. Их постоянно видели вместе: это была невероятно красивая пара. Он стал вхож в её дом, где приняли его, как родного, он написал об Анне в письме своим родителям, жившим в небольшом городке в Центральной России. Дело, несомненно, шло к свадьбе, когда случилась беда.

 

Но вернемся к тому, с чего всё и началось, к гипнотическим экспериментам Александра Павловича Иванова, который, кстати, тоже был чистокровным русским, насколько это возможно. Ведь именно в них, в этих экспериментах, и заключалось то несчастье, которое постигло молодых людей. Эксперименты начались в положенный срок и проходили вполне успешно, давая результаты, которые вполне устраивали А. П.

Молодые люди приходили, А. П. погружал их в гипнотическое состояние, они возвращались в своих воспоминаниях к моменту рождения и прошлым жизням. Да, непременным условием эксперимента было то, чтобы молодые люди после пробуждения помнили все об этих прошлых жизнях.

Когда эксперименты начались, слух о них пронесся по всему институту, если не дальше, что вызвало невероятный ажиотаж и прилив желающих поучаствовать в нем. Но, как говорится, что умерло, то умерло... Группа была набрана, и счастливцы своих мест уступать не собирались.

Настала, наконец, и Серегина очередь. Аня присутствовала и нежно смотрела на Сергея, когда он усаживался в удобное кожаное кресло напротив гипнотизера. И вот тут все и случилось. Все дело в том, что в прошлой жизни Сергей Феодосьевич Заломов, плоть от плоти русский человек, оказался... киевским раввином, расстрелянном фашистами в Бабьем Яру.

И это еще не все. Всё дело в том, что Анна, принимавшая непосредственное участие в проведении экспериментов, мягко (кто бы смог ей отказать?) уговорила А. П. продолжить погружение в прошлые жизни. И оказалась странная и удивительная вещь. Во всех своих прошлых семи жизнях Серега был иудеем. Он был резником в белорусской деревне, адмором Тверским, воином восставшего иудейско-хазарского племени каваров, убитым в битве с войсками Великого Кагана возле Мыса Тагана на берегу Азовского моря, золотых дел мастером в предместьях Вавилона, пиратом из Карфагена и поденщиком в Мемфисе.

Пробуждение было ужасным. Первое, что увидел Сергей, очнувшись от транса, было холодное, как лед, лицо его невесты.

Но шок, в котором пребывал сам Сергей, был ничуть не меньшим.

Он в панике покинул кабинет доктора и пропал на несколько дней. Не знаю, пытался ли он связаться с Анной, но знаю точно, что красавица к нему потеряла всякий интерес.

Объявился он однажды поздно вечером, побитый, грязный, серый лицом, от него несло псиной и мочой. Он отмылся, одел чистую рубаху и лег спать. Он ещё спал, когда мы ушли на учебу следующим утром. А через три часа его случайно обнаружил Игорь Мостовецкий, только под утро вернувшийся с гулянок и рыщущий по комнатам в поисках еды.

Серегу откачали, неделю он провел в обычной больнице, месяц – в психиатрической. В институт он больше не вернулся и исчез из поля моего зрения.

Да, эксперименты после этого сразу же прикрыли, а бедного А. П. и вовсе уволили.


 

*******************************

 


В прошлом году, гуляя по Иерусалиму, забрел я из любопытства в район ортодоксальных евреев, Меа Шеарим, и на узкой грязной улочке увидел Серегу собственной персоной. Не знаю как, но я сразу узнал его, хотя узнать было мудрено. Он стоял возле старенького «Фиата», высокий, худой, с длинной, какой-то пегой бородой и такими же пейсами, в черной, на полголовы кипе, и высаживал из машины все свое многочисленное семейство в старой застиранной одежде. Двух мальчиков, двух девочек и беременную жену. Жена тоже была худая, но в отличие от него, маленькая, с длинным носом, торчащим из-под нелепой шляпки.

Я окликнул его, но вначале он вовсе не отреагировал на мой крик. И только когда я подошел поближе, он вяло взглянул на меня и сказал тихим голосом: "Меня теперь зовут Иуда".

"Понятно… Скажи мне только одну вещь, хорошо? Что привело тебя именно сюда?"

Он посмотрел на меня и таким же тихим голосом ответил:

"Тогда, перед тем, что случилось, Он впервые открылся мне. Но после всего я понял, что Он – это не добрый христианский дедушка, а жестокий, безжалостный Б-г евреев".

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.10: Григорий Гуркин. Каталог художественных работ

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!