HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 г.

Лачин

РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф

Обсудить

Монография

 

Купить в журнале за февраль 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года

 

На чтение потребуется пять с половиной часов | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 11.02.2016
Оглавление

12. Хроника (1970–1999), часть 7
13. Хроника (1970–1999), часть 8
14. Хроника (1970–1999), часть 9

Хроника (1970–1999), часть 8


 

 

 

1977

Январь, Штутгарт. Ирмгард Мёллер переведена в тюрьму Штаммхайм, где находятся Андреас Баадер, Гудрун Энсслин, Ян-Карл Распе, Ингрид Шуберт и Бригитта Монхаупт.

5 января, граница ФРГ со Швейцарией. Перестрелка Кристиана Клара с полицией. Промахиваются обе стороны.

25 января, Штутгарт. Председательствующий на процессе красноармейцев Теодор Принцинг отстранён от процесса после 84 обращений адвокатов. Один из адвокатов доказал – Принцинг противозаконно обменивался информацией о процессе с судьёй апелляционного суда, вдобавок передавая прессе следственные материалы с целью дискредитации РАФ. Его заменяет судья Эберхард Фот.

8 февраля, Штутгарт. Бригитта Монхаупт выходит из тюрьмы. Она сразу переходит на нелегальное положение, начав борьбу за освобождение соратников. В 1977–1982 годах «железная Бригитта» руководит вторым поколением РАФ.

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Бригитта Монхаупт

 

Февраль, Гамбург. Кей Вернер Аллнах осуждён за членство в РАФ.

Нач. 1977, ФРГ. В университетских городках закрывают ряд книжных магазинов за продажу «литературы, поддерживающей криминальные элементы» (фактически: левой литературы).

16 марта, Штутгарт. Власти признаются: семь камер красноармейцев дважды прослушивались – во время захвата стокгольмского посольства и в 1976-м. (После суда станет известно: камеры красноармейцев были напичканы микрофонами, прослушивались даже комнаты для бесед с адвокатами).

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Ульрика Майнхоф и Андреас Баадер

 

29 марта, Штутгарт. Гудрун Энсслин, Андреас Баадер и Ян-Карл Распе появляются на суде в последний раз. Манфред Кинзель, назначенный судом адвокат Энсслин, цитирует подслушанные фразы красноармейцев в камерах.

Распе называет Генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака организатором убийства Майнхоф: «Это чёткое, холодно продуманное убийство – так, как убили Хольгера Майнса, как убили Зигфрида Хауснера. Если бы Ульрика решила умереть, если бы она видела в этом единственную возможность сохранить свою революционную волю от медленного разрушения в агонии изоляции, она бы сообщила это нам или, в крайнем случае, Андреасу: таковы были их отношения... Всё время, как я наблюдал отношения между Андреасом и Ульрикой, а это почти семь лет, их отличали нежность, чувство достоинства и определённость. И я считаю, что именно благодаря такому характеру отношений Ульрика продержалась восемь месяцев в «Мёртвом тракте». Это были отношения, которые могли бы развиться между братом и сестрой, объединёнными общей целью… Разговор о «противоречиях», «отчуждении» между Ульрикой и Андреасом, Ульрикой и нами, заведённый, чтобы этим примитивным и грязным приёмом превратить убийство Ульрики в акт психологической войны против нас – в этом весь Бубак и его глупость. Ни одна из этих попыток до сих пор не доказывала ничего, кроме факта, что нынешняя власть в ФРГ – фашистская».

Эта речь решает судьбу Бубака.

7 апреля, Карлсруэ. Начало контрнаступления РАФ. Партизаны называют это «Наступление – 77».

Генеральный прокурор генерал Зигфрид Бубак, член нацистской партии в 1940-1945 годах, и его телохранители Вольфганг Гебель и Георг Вюрстер расстреляны из пистолета-пулемёта партизанами «Коммандо Ульрики Майнхоф» на мотоциклах, когда Бубак ехал на работу. Среди участников акции – Бригитта Монхаупт, Кристиан Клар, Кнут Фолькертс и Гюнтер Зонненберг, предположительно также Верена Беккер и Стефан Вишневски.

9 апреля, Франкфурт-на-Майне. В офис Немецкого агентства печати приходит письмо: «Это за Ульрику Майнхоф». Разумеется казнённый Бубак. «Мы не допустим, чтобы наших бойцов убивали в западногерманских тюрьмах. Прокуратура не видит иного способа остановить борьбу среди арестантов, кроме их уничтожения. Мы не допустим, чтобы прокуратура и федеральная служба безопасности мстили пойманным товарищам за акции, совершаемые нами на свободе. Мы не допустим, чтобы прокуратура использовала четвёртую голодовку заключённых, требующих выполнения элементарных прав человека, для убийства Андреаса, Гудрун и Яна».

21 апреля, Штутгарт. Последний день для предъявления доказательств на суде над лидерами РАФ.

28 апреля, Штутгарт. Гудрун Энсслин, Андреас Берндт Баадер и Ян-Карл Распе приговорены к пожизненному заключению за четыре совместно совершённых убийства, 27 убийств, явившихся результатом нападений, 34 покушения на убийство, грабежи, поджоги и создание преступной организации, подрывавшей общественную безопасность.

После почти двух лет, 192 дней чтения доказательств и 15 млн. долларов, потраченных на процесс, дело закончено.

Адвокаты настаивают на необходимости пересмотра дела.

3 мая, ФРГ. Арест Верены Беккер (перешедшей в РАФ из «Движения 2 июня» в 1975-м) и Гюнтера Фридриха Зонненберга. В перестрелке тяжело ранены Зонненберг (в голову) и полицейский, Беккер ранит и второго полицейского.

Власти отказывают Зонненбергу в лечении и помещают в «систему мёртвых коридоров». Зоннеберг полупарализован, потерял дар речи и заболел эпилепсией. Адвокаты не могут добиться освобождения Зонненберга по состоянию здоровья. Тогда они требуют дать ему сокамерника, чтобы он учился говорить, слыша чью-то речь, наконец, чтобы кто-то был рядом во время припадков эпилепсии. Тюремщики ограничиваются тем, что ставят в его камере телевизор. Двадцатитрёхлетний Зонненберг, человек «фантастической силы воли» (оценка Александра Тарасова, в чьих устах эти слова дорогого стоят), долгими тренировками вновь обретает дар речи, самостоятельно учиться ходить, одеваться, есть, пить, говорить и писать. При этом участвует во всех коллективных голодовках, требуя перевода в обычную камеру. Адвокаты показывают его судьям, дабы он самостоятельно рассказал о своём состоянии. «Отлично, – заявляет судья, – он научился говорить. Значит, опасаться нечего».

Май, Штутгарт. Тюрьма Штаммхайм готовится принять осуждённых красноармейцев. Их решено изолировать от других заключённых в отдельном крыле. Седьмой этаж тюрьмы срочно реконструирован. На волю попадает записка: «Существует чёткий план нашего убийства. Сдаться мы не можем. Поторопитесь. Больше сказать нечего».

Весна, Штутгарт, Дюссельдорф. Двадцатисемилетний Вилли-Петер Штоль, давний симпатизант партизан, поселяется в штутгартской коммуне, в подпольной типографии которой печатает листовки и брошюры РАФ. Той же весной уходит в подполье. Живёт на конспиративной квартире в Дюссельдорфе.

Штоль – друг Кристиана Клара. О нём также все отзываются как о добром, мягком и чувствительном человеке. Он также с юности поборник социализма. Как и Майнхоф с Энсслин, он начал с пацифизма и вырос в религиозной (протестантской) и буржуазной семье. Порвал с родителями.

2 июня, ФРГ. Красноармеец Клаус Юншке – на основании ложных показаний Герхарда Мюллера (сломавшегося под пыткой бессонницей) – приговорён к пожизненному заключению за убийство полицейского в Кайзерслаутерне в декабре 1971-го, хотя неизвестно, был ли он вообще в Кайзерлаутерне в это время. Суд мстит ему за нападение годом раньше на суде на председателя суда Принцинга.

Манфред Грасхоф приговорён к пожизненному заключению.

Вольфганг Грундманн осуждён на четыре года тюрьмы.

Конец июня, Штутгарт. В Штаммхайме собраны главные заключённые – Энсслин, Баадер, Распе, Шуберт и Малер, позже – приговорённая к пожизненному заключению Верена Беккер.

1 июля, ФРГ. Во Франкфурте-на-Майне Кнут Фолькертс и Вилли-Петер Штоль в результате налёта похищают три пистолета и пятнадцать револьверов.

20 июля, ФРГ. Лутц Тауфер, Бернхард-Мария Райснер, Карл-Хайнц Дельво и Ханна-Элиза Краббе, участники захвата стокгольмского посольства, осуждены каждый на два пожизненных заключения.

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Сюзанна Альбрехт

 

30 июля, Oберурзел. Бригитта Монхаупт, Хофманн, Петер-Юрген Боок, Кристиан Клар и Сюзанна Альбрехт пытаются похитить президента Дрезден-банка Юргена Понто. Банкир сопротивляется (ударил Клара и попытался отнять у него оружие), получает пять пулевых ранений и вскоре умирает.

Двадцатишестилетняя Сюзанна Альбрехт из богатой буржуазной семьи, дочь друга Понто и его крёстная дочь. «Я пошла в революцию, потому что мне надоело жрать чёрную икру», скажет она позже на суде.

Немецкая буржуазия в панике. «Промышленники перешли на полулегальное положение. Полиция обеспечивала их круглосуточную охрану. Им рекомендовали свести к минимуму пребывание вне дома или офиса. Встречаться с ними могли только те, кого они хорошо знали и кому могли безусловно доверять» (историк Ханс Гросс).

Начало августа, Sensbechtal. Похороны Понто. Присутствуют крупные немецкие буржуа. Например, Ганс-Мартин Шлейер – бывший член гитлеровской партии (с 1931-го, ещё до прихода Гитлера к власти), эсэсовец (эсэсовский номер – 227014). В 1937-м написал донос на ректора Гейдельбергского университета доктора Меца и отправил старого профессора в концлагерь. За ним – ещё несколько десятков преподавателей, служащих и студентов. В 1939-м занялся «чисткой» австрийского Инсбрукского университета, позже – Парижского университета. Строил заводы при помощи рабского труда военнопленных, подлежавших дальнейшей «утилизации». Уничтожил десятки тысяч человек – мирных граждан Чехии, советских, польских и югославских военнопленных, минимум 18 000 восточноевропейских евреев (минимальная цифра из приводящихся в литературе). Чехословакия требует его выдачи, заочно приговорив к смерти, на что правительство ФРГ неизменно отвечает, что Шлейер «слишком ценный кадр для промышленности страны».

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

 

Ныне Шлейер, «ценный кадр» – председатель Федерального объединения германских промышленников, председатель Федерального союза немецких работодателей, член правления Дрезден-банка и наблюдательных советов ряда корпораций. Сделал блестящую партийную карьеру – на сей раз не в нацистской партии, а в Христианско-демократической (вот такие «христиане», вот такие «демократы»). Миллионер (по современным ценам – мультимиллионер). Давит профсоюзы всеми доступными способами.

Но сейчас Шлейер подавлен, как и все – фашистам вновь угрожают красноармейцы, как в 1945-м. И если советская Красная Армия доверяла США, а те реабилитировали фашистов на Нюрнбергском процессе, то немецкие красноармейцы американцам уже не доверяют, собственноручно отстреливая фашистов.

И Шлейер уныло замечает: «следующая жертва наверняка находится в этом зале».

25 августа, Карлсруэ. Монхаупт, Клар и Боок приносят пусковую установку для ракеты в квартиру напротив Федеральной прокуратуры в Карлсруэ. Выстрел не удаётся – детонатор не срабатывает.

(В суде в 1981-м Боок скажет, что наблюдал за работниками офиса, изменил свои взгляды и вывел из строя таймер, предотвратив взрыв. Суд не поверит ему. В тюрьме он напишет воспоминания, где дистанцируется от РАФ, но не заслужит доверия властей).

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Вилли-Петер Штоль

 

5 сентября, Кёльн. Эсэсовца и крупного бизнесмена Ганса-Мартина Шлейера, напророчившего месяц назад, что следующая жертва присутствует на похоронах Понто, похитила из его автомобиля «Коммандо Зигфрида Хауснера» – пять партизан в масках, вооружённые двумя дробовиками, двумя полуавтоматическими винтовками и автоматом Калашникова. При похищении убиты три охранника-полицейских и шофёр Шлейера – Марчич, Брендле, Ульмер и Пилер.

Двое полицейских стреляют из автомата и пистолета, но промахиваются. Согласно воспоминаниям Боока, Вилли-Петер Штоль заметил полицейского под прикрытием автомобиля, прыгнул на капот «Мерседеса» и расстрелял полицейского сверху. Это явилось очень важным фактором в успехе операции – одни партизаны в тот момент расстреляли все патроны из магазина, другие не видели цель из-за автомобиля.

Вся операция заняла менее тридцати секунд.

Несколько дней назад Шлейер ответил журналистам на вопрос, как он относится к своей службе эсэсовцем: «горжусь ей». Есть версия, что эта фраза и решила его судьбу.

Это продолжение «Наступления – 77» и первый день названного позже «Немецкой осенью».

6 сентября, ФРГ. Письмо «Федеральному правительству» оставлено в почтовом ящике протестантского декана города Висбадена. В конверте фотография Шлейера с подписью: «Боевики Зигфрида Хауснера взяли в заложники президента Ассоциации предпринимателей и Федерации немецкой промышленности», и требование освободить Энсслин, Баадера, Распе, Шуберт, Мёллер, Беккер, Хоппа, Дельво, Краббе, Бернхарда Росснера и Гюнтера Зонненберга (помещённого в тюрьму тяжелораненным), выдать им по 100 000 марок и позволить улететь в выбранную ими страну. Освобождённых должен сопровождать в полёте известный восьмидесятипятилетний пастор Нимеллер (принявший сан после прихода к власти Гитлера и возглавивший движение церковного сопротивления нацизму).

Ещё в конверте записка от Шлейера: «Мне сказали, что если преследование РАФ продолжится, моя жизнь будет в опасности. Мне грозит смерть, если требования не выполнят. Но решение всё же не за мной».

Белый микроавтобус «Фольсваген», использованный похитителями, найден вечером, в гараже стоянки Вернер Вег в многоквартирном кёльнском доме. В автобусе ещё одно письмо, с угрозой казнить заложника в случае невыполнения требований красноармейцев.

В свете этих событий канцлер ФРГ Гельмут Шмидт создаёт «Кризисный комитет» и лично возглавляет его.

Более ста заключённых по всей стране лишаются возможности общаться друг с другом и с внешним миром.

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Шлейер. Фашист-бизнесмен не думал не гадал, что через тридцать два года после Великой Отечественной красноармейцы пойдут в контратаку

 

7 сентября, Висбаден, Кёльн. Партизанам отправлено сообщение Хорста Герольда, главы Федерального ведомства криминальной полиции (ВКА). Он хочет убедиться, что Шлейер жив. Партизаны отправляют ему кассету с записью голоса Шлейера. Они перевозят нациста в квартиру в тридцати километрах от Кёльна, арендованную месяц назад Моникой Хелбинг, ни разу не «засвеченной» полицией.

Спустя много лет историк Стефан Ауст выяснил: подозрительную съёмную квартиру вычислил рядовой полицейский на третий день после похищения, но начальство неоднократно давало подчинённому понять, что его инициатива никого не интересует.

8 сентября, Висбаден. ВКА снова обращается к партизанам через СМИ. Те, памятуя историю с Лоренцом, требуют посредника для переговоров.

10 сентября, Женева. Немецкий государственный адвокат Денис Пейот заявляет на пресс-конференции, что нанят швейцарцами как посредник. Через два месяца ему заплатят 200 000 франков. Партизаны требуют, чтобы один из заключённых товарищей сказал по телевизору, что идут приготовления к отлёту. Пейот передаёт Бонну эти требования.

12 сентября, Висбаден и Штутгарт. Власти принимают решение не уступать. На этом особенно настаивает «полицейский-компьютер» Хорст Герольд. Во-первых, напоминает он, из пяти партизан, освобождённых в обмен на Лоренца, четверо вернулись в герилью. Во-вторых, капитуляция перед РАФ дискредитирует правительство, ему придётся подать в отставку, усугубив хаос в стране. В-третьих, Шлейером можно пожертвовать – уж очень это одиозная личность. (Тут надо добавить: Герольд, как и канцлер ФРГ Гельмут Шмидт, бывший офицер вермахта. А вермахт недолюбливал СС – армия Гитлера, убивая людей, и сама рисковала жизнью, а эсэсовцы убивали почти только безоружных, и жили на войне припеваючи).

Альфред Клаус, член ВКА, едет в Штаммхайм опросить заключённых, куда они хотят лететь. Предполагается, что их интересуют Вьетнам, Алжир и Ливия. Власти выясняют, примут ли эти страны красноармейцев.

13 сентября, ФРГ. Газета «Мир» требует создания против партизан «охотничьих команд», не подверженных «сомнительным бюрократическим влияниям». «Мы не можем только реагировать, мы должны разыскивать террористов (похищающих гитлеровцев – Л.) и наносить им упреждающие удары…» Фактически предлагается создание неонацистских групп образца латиноамериканских «эскадронов смерти», например, бразильских «Коммандос охоты на коммунистов» (см. статью Педру Медейруса «Коммандос охоты на коммунистов, или Коммандос террора»).

Та же газета публикует предложение министра внутренних дел Баварии Альфреда Зайдля – возродить смертную казнь вопреки Конституции: «Вопросы о применении смертной казни, как меры наказания, не должны рассматриваться Конституцией. Они должны регулироваться уголовным законом…»

14 сентября, ФРГ. Вестфальский премьер-министр Кюн на страницах газеты «Мир» прозрачно намекает: партизаны должны понимать, что судьба командиров РАФ зависит от жизни заложника. То есть пытается превратить самих заключённых красноармейцев в заложников правительства.

13-21 сентября, Висбаден. ВКА, через Дениса Пейота, тянет время, вычисляя местонахождение Шлейера. Партизаны проявляют нетерпение.

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Ангелика Шпейтель, одна из красноармейцев, удерживавших Шлейера

 

16 cентября, ФРГ. Немецкая конфессия епископов и совет Евангелической церкви Германии – католики и протестанты – публикуют совместное открытое письмо, выражая поддержку властям в деле спасения гитлеровца.

22 сентября, Утрехт (Голландия). Перестрелка в баре. Красноармеец Кнут Фолькертс арестован. При аресте Фолькертс убивает полицейского Ари Краненбурга и ранит ещё двух полицейских. Бывшая с ним партизанка скрылась. Позже выяснится, что это была Бригитта Монхаупт.

Конец сентября, ФРГ. Принят закон, позволяющий судьям запрещать контакты между осуждёнными и кем-либо ещё. Обычно западногерманские законы обсуждают много месяцев, прежде чем примут. Этот приняли за неделю. Только три члена Бундестага голосовали «против».

Тысячи полицейских прослушивают телефоны всей страны, чтобы перехватить разговоры похитителей. Это самая известная телефонная «прослушка» в истории Германии.

25 сентября, Висбаден. ВКА, выигрывая время, сообщает партизанам, что Алжир, Ливия и Южный Йемен отказались принимать заключённых (неизвестно, проводились ли вообще переговоры), и они ждут ответ из Вьетнама. Узникам Штаммхайма оставляют лишь транзисторные приёмники, никаких контактов друг с другом и внешним миром, они вынуждены верить сообщениям властей.

27 сентября, Штутгарт. Альфред Клаус летит в Штаммхайм по просьбе Яна-Карла Распе. Распе вручает Клаусу записку: если названные красноармейцами страны не примут их, есть Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау и Эфиопия. Оттягивая время, власти для большей правдоподобности ставят условие: если заключённых обменяют на Шлейера, они должны обещать не возвращаться в ФРГ. Энсслин, Баадер и Распе соглашаются.

Сентябрь, ФРГ, Нидерланды, Дания. Тысячи тайных агентов и осведомителей проверяют все подсобные строения, все арендные бюро по съёму квартир и машин и договора на приобретение легковых автомобилей. На всех вокзалах, аэропортах и перекрёстках главных дорог встают усиленные полицейские блокпосты. В поле зрения ВКА попадает каждый человек 20-35 лет, воспользовавшийся в последнее время арендными бюро или купивший легковой автомобиль.

Подтверждая, что похищённый жив, в ВКА периодически поступают магнитофонные записи голоса Шлейера, зачитывающего газетные новости. Эти послания изучаются криминалистами. Прослушивая одну из плёнок, эксперты ошибочно предполагают, что Шлейер удерживается на морском судне вблизи Нидерландов, приняв неясные звуки за шум морского прибоя и звуковые сигналы морских судов. Международное расследование, проведённое ФРГ, Нидерландами и Данией, не даёт результатов.

Среди немецкой буржуазии разгорается паника, грозящая политическим кризисом. Ни один директор крупной компании, известный бизнесмен или политик не чувствует себя в безопасности. Бизнес требует от силовых структур надёжной защиты, но никто в стране предоставить её не может. Ощутимо проявляется мощный потенциал, заложенный в маленьких мобильных партизанских группах.

Полиция и жандармерия переходят на усиленный режим работы. Установлено, что большинство телефонных звонков, сделанных партизанами, исходит из телефонных будок возле кёльнского вокзала, но это ничего не даёт. В отчаянии полиция даже обращается к знаменитому экстрасенсу – по указанию шарлатана прочёсывают громадный кёльнский район, где «необычно взбудоражен астрал». Прохожие постоянно вызывают полицию, подозревая друг друга, особенно если видят группу молодых людей.

Награда за любой донос на партизан возрастает до 800 000 марок.

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

 

30 сентября, Париж, Штутгарт. Арестованы адвокаты Клаус Круассон (в Париже) и его коллега Арндт Мюллер (в Штутгарте).

2-7 октября, Штутгарт. Юридическая фирма Круассона, Арндта Мюллера и Армина Неверлы опечатана после обыска.

8-11 октября, Женева, Штутгарт. Пейот получает письмо от Шлейера с фотографией. Альфред Клаус постоянно летает в Штаммхайм.

Сентябрь-нач. октября, ФРГ. Медкомиссия, обследовав узников Штаммхайма, заявляет, что глубокая депрессия Яна-Карла Распе не исключает самоубийство, и примерно таково же состояние остальных. Это заключение вызывает протест партизан. Андреас Баадер заявляет: «Суммируя все меры, принятые против нас за последние шесть недель, можно сделать единственный вывод: администрация тюрьмы провоцирует нас на самоубийства. Или пытается хотя бы сделать наши самоубийства правдоподобными. Я заявляю: ни у кого из нас нет никакого желания убить себя. Если же, говоря официальным языком, нас «найдут мёртвыми», значит, нас убили в лучших традициях юридических и политических мер, применяемых к нам всё это время».

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2016 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

12. Хроника (1970–1999), часть 7
13. Хроника (1970–1999), часть 8
14. Хроника (1970–1999), часть 9
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.06: Олег Герт. Лавка весёлого Йозефа (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

13.06: Леонид Кауфман. Синклер против сильных мира сего (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!