HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 г.

Лачин

РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф

Обсудить

Монография

 

Купить в журнале за февраль 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года

 

На чтение потребуется пять с половиной часов | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 11.02.2016
Оглавление

20. О профессионализме РАФ
21. Характер клеветы на РАФ
22. Причины особой ненависти к РАФ

Характер клеветы на РАФ


 

 

 

Конечно, Система не уступит нам территорию, и нет никакого средства, и в том числе никакой клеветы, которой они не решились бы использовать против нас.

Ульрика Майнхоф, «Концепция городской герильи», глава 5

 

 

РАФ часто очерняют без прямой клеветы, говоря правду или почти только правду, но не всю правду. Казнённых ею людей выставляют невинными жертвами, умалчивается, что это были крупные гитлеровцы, убившие сотни тысяч невинных людей во Второй мировой и не понёсшие наказания (а порой публично бахвалившиеся своим прошлым), американские военные, убившие миллионы вьетнамцев, в основном безоружных, и полицейские, охранявшие этих гитлеровцев и американцев и убивавшие демонстрантов-пацифистов и случайных прохожих за «подозрительный вид» и «оглядывание по сторонам». Умалчивается, что ФРГ правили военные преступники Второй Мировой, и до перехода к оружию красноармейцы документально доказывали правительству, что крупные чиновники – нацисты, ожидая надлежащих мер, организовывали манифестации за мир, устраивали детские приюты, боролись за права пациентов психиатрических лечебниц и детей эмигрантов, занимались благотворительным трудом в детских домах и больницах, состояли в пацифистских и евангелических организациях, планируя побороть несправедливость мирным путём как журналисты, адвокаты, волонтёры, благотворители, сёстры милосердия и монахини. Умалчивается, что правительство не желало не только репрессировать гитлеровцев, но даже лишать их руководящих постов и персональных пенсий. Что действия РАФ становились всё жестче только в ответ на ещё более жёсткие действия властей, на убийства их командиров в тюрьме, и стрелять в полицейских они стали вынужденно, ибо в них стреляли на поражение без предупреждения. Что само появление РАФ спровоцировали правые – размещением ядерного оружия вопреки воле 80% граждан, участием во вьетнамской войне (в нарушение конституции ФРГ), реабилитацией нацистов и их засильем в органах власти, избиением «коммунаров», привечанием иранского деспота, убийством Онезорга и оправданием убийцы и всех полицейских, избивавших сотни людей, «днём возвратившегося нацизма», травлей и покушением на Дучке, возрождавшим гитлеровский режим чрезвычайным законодательством, разгромом эрбахского лагеря, фашизоидным режимом содержания в детских домах и психлечебницах. Что судили красноармейцев с грубейшими нарушениями законов, срочно переделав их для большего осуждения, переписав даже конституцию, и судьи потворствовали прокурорам, периодически лишали подсудимых адвокатов, а самих адвокатов травили и приговаривали к условным срокам. Что тюремные камеры партизан были пыточными, режим содержания – концлагерным. Что «самоубийства» их командиров – настолько явные убийства, что официальным версиям не поверили даже вполне «правые» священники.

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Ульрика Майнхоф. Рисунок Томаса Килппера

 

Когда убили Онезорга на антишахской демонстрации, правая пресса писала: «Кто провоцирует террор, должен заранее смириться с жестокостью» – мы уже приводили эту цитату, говоря, что фраза двусмысленна, и обещая пояснить это позже. Так вот: это писалось в оправдание полиции – но тупой борзописец не понял, что оправдал именно революционеров. Ведь он прав, правый борзописец. Спровоцировавший террор должен смириться с ответной жестокостью – только вот спровоцировали левый террор правые, правым террором (как когда-то белогвардейцы спровоцировали ЧК). Левый террор – порождение террора правого. «Революционное насилие – это всегда ответное насилие» (Александр Тарасов, «Капитализм ведёт к фашизму…»).

«Мы имеем дело со сращиванием террора общества потребления с прямым полицейским террором…» (Майнхоф, «Все говорят о погоде»). РАФ сражалась против двойного террора – буржуазного и правительственного.

Умалчивают (а в постсоветии просто не знают), что ФРГ времён РАФ была политическим и культурным «захолустьем – и мелкотравчатым к тому же». Демократических свобод и де-юре и де-факто было даже меньше, чем в РФ. Левые и еврейские организации десятилетиями боролись за то, чтобы назвать Дюссельдорфский университет именем Гейне, но безуспешно: Гейне не только еврей, но и коммунист, друг Маркса, его запрещал Гитлер – как можно его почитать (и читать)? К 175-летию Гейне власти Дюссельдорфа закупили 20 000 экземпляров его книг в ГДР – в ФРГ, в 3,5 раза превосходившей ГДР по населению, нужного количества не нашлось. Большими тиражами его не издают до сих пор, полного собрания сочинений не было ещё к началу двухтысячных (возможно, нет и сейчас). Ещё в 2008 году около ста сочинений Бёлля пылились неопубликованными в архивах Кёльна (наверняка до сих пор пылятся), а ведь, казалось бы, нобелевский лауреат. Западногерманский кинематограф зародился только в начале семидесятых, он ровесник РАФ. Российские СМИ выставляют Шостаковича почти мучеником – другой классик симфонической музыки, Берндт Алоиз Циммерман, покончил с собой в 1970-м, пятидесятидвухлетним, от полного непонимания его творчества западногерманским обществом (Шостаковичу, прожившему почти семьдесят и «заработавшему» всего две критические статьи, пришлось куда легче). Против этого фашистского болота, где каждый двадцатый был алкоголиком (147 литров пива, «напитка фюрера», на человека в год), и восстала РАФ.

Экспроприирования банков называют грабежом, хотя экспроприаторы изымают денег в общественных целях (например, для репрессирования гитлеровцев), а грабители корыстны.

Постоянно пишется, что РАФ «залила Германию кровью», «держала страну в ужасе», устроила «террористический кошмар», хотя в её акциях погибло всего 115 человек за 27 лет, одна полумиллионная населения, притом, за вычетом единичных случайностей – военные преступники, действительно «залившие кровью» и «державшие в ужасе» Восточную Европу сороковых и послевоенную Юго-Восточную Азию, и полицейские, охранявших этих палачей. Между тем полиция в ходе борьбы с партизанами убила 229 человек, вдвое больше (не считая убитых в тюрьме и умерших при голодовке в борьбе за соблюдение обычных судебных процедур), на 88–90% – случайных прохожих.

Часто выставляют дело так, будто руководство РАФ тиранило остальных партизан, угрожало желающим покинуть Фракцию. Но у командиров не было такой возможности – в подполье идут добровольцы. Любой ренегат при желании мог сдать полиции бывших товарищей. Солдаты поневоле бывают только в правительственных войсках, партизан – доброволец по определению. «То, что у нас будто бы есть «офицеры и солдаты», что кто-то у кого-то в «крепостной зависимости», что расставшиеся с нами товарищи должны нас бояться, что мы с винтовкой наперевес получаем доступ в квартиры или достаём паспорта, что мы осуществляли «групповой террор» – всё это просто грязь» (Майнхоф, «Концепция городской герильи», глава 1).

Именно подпольщики в силу своего положения нуждаются в коллективизме, дружбе. Особенно – левое подполье, находящееся во враждебном окружении. «Поэтому крайне важно было поддерживать внутри организации демократический, эгалитарный дух, отношения равенства и боевого товарищества – и предупредить таким образом появление обиженных и недовольных и возможный переход кого-либо из членов организации на сторону врага. Организация должна была стать одной большой, дружной боевой семьёй, предать которую её члены не смогли бы даже под самыми страшными пытками» (Владимир Тихонов, «Фронт освобождения Южной Кореи», о южнокорейских леворадикалах).

Обвиняют РАФ в сотрудничестве с палестинцами, умалчивая, что палестинцы боролись не за ислам, а с американо-израильским империализмом, убивавшим мирных жителей. (Не случайно Японская Красная Армия включала в список своих врагов «антиарабское движение»). После иракских войн уже многие поняли, что американские солдаты не лучше Саддама Хусейна, каждый второй – похуже. А наблюдательные люди приметили, что США убили именно самых левых исламских политиков (левых на фоне остальных мусульман) – Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи, а с махрово-исламской Саудовской Аравией Пентагон очень даже ладит (как и ФРГ ладило с иранским шахом).

Кстати, ислам – это наибольший патриархат, наибольший агеизм (дискриминация по возрасту) молодёжи и наихудшее отношение к атеизму, нудизму и внебрачному сексу, а РАФ – это молодёжь, атеисты, нудисты, наполовину состояла из женщин (командование тоже), с главным теоретиком женщиной, и не узаконивала свою половую жизнь. Протестантская конфессия, Ватикан и РПЦ куда ближе к исламу, чем РАФ. От сегодняшнего ИГИЛа дальше всего отстоят именно РАФ, хуррамиты и большевики 1917–1927 годов.

Так же замалчиваются интеллигенты, выступавшие против обращения суда над красноармейцами в судилище, а это все известные писатели тогдашней Западной Германии (и не только Германии, и не только писатели) – Сартр, Генрих Бёлль, Гюнтер Грасс, Мартин Вальзер, Зигфрид Ленц, Петер Вайс, Альфред Андерш, Макс фон дер Грюн, Петер Шютте, Рольф Хоххут, Вольф-Дитрих Шнурре, Ханс-Магнус Энценсбергер, Гюнтер Вальраф, Фридрих Дюренматт, Альберто Моравиа, Клод Мориак, Ролан Барт, Макс Галло, Андре Глюксман, Жан-Мари Доменак, Жак Жюльяр, Ив Монтан, Макс Фриш, Райнер-Вернер Фассбиндер, Маргарет фон Тротта etc. Ещё реже вспоминают, что власти и СМИ травили ряд знаменитостей за инакомыслие, даже нобелевского лауреата Бёлля, а сына Бёлля затравили до смерти. Что Грасса и Вайса – и даже иностранцев Дюренматта и Фриша – довели обвинениями в «пособничестве» до того, что они заявили о возможной эмиграции. Что об этом же написал открытое письмо председатель Союза писателей ФРГ Энценсбергер, и большинство газет отказались его напечатать. Что Бёлль к концу жизни сделал тот же вывод, что РАФ: ФРГ – фашистское государство («Лучше умереть в Никарагуа, чем жить здесь» («Женщины на фоне речного пейзажа»)). И что Сартр сделал этот вывод ещё раньше, побывав в Штаммхайме, отмечая, что ФРГ – наследница фашистской Германии. (Это же доказывал в репортажах-расследованиях известнейший журналист ФРГ Гюнтер Вальраф. А советский писатель-диссидент Фридрих Горенштейн, живший в ФРГ 1980–2002 годов, признавал в конце жизни в ряде интервью, что немцы те же, что при Гитлере). Все они пришли к мысли двадцатисемилетней Энсслин 1967-го: «Это фашистское государство».

Часто рафовцев называют агентами Штази, Министерства госбезопасности ГДР. Но связь РАФ с ГДР была минимальна. Правительства стран Варшавского договора были ревизионисткими, оппортунистическими (и скатились к капитализму). Революционеры всего мира были против именно таких «левых», предавших революцию, и не любили власти СССР и ГДР (Руди Дучке и Ян-Карл Распе эмигрировали в ФРГ именно из ГДР). Японская Красная Армия одним из главных врагов мировой революции называла «советский ревизионизм».

В свою очередь, «мирные коммунисты» (предтечи КПРФ) открещивались от РАФ, клевеща, будто она не коммунистическая, а анархистская. Потому то Майнхоф иронизировала в «Концепции…»: «Так как с давних пор анархисты острее других критиковали оппортунизм, то критикующих оппортунистов упрекают в анархизме. Это, можно сказать, старо как мир» (глава 5). Потому Майнхоф и пришлось уточнять: «Мы не бланкисты и не анархисты, хотя считаем Бланки великим революционером, а личный героизм многих анархистов – вполне заслуживающим уважения» (глава 1).

Буржуазные журналисты, дабы объяснить огромную популярность журнала «Конкрет», говорили о «восточноберлинских деньгах». Но после объединения Германии архивы Штази показали обратное: власти ГДР были обеспокоены успехом «экстремистского левацкого журнала», критиковавшего псевдокоммунистов, правивших СССР и ГДР, и начали кампанию против «Конкрета», навесив на него ярлык «анархического». (Так же писали о РАФ советские газеты семидесятых).

Так уж повелось – выдающие себя за марксистов-ленинцев, от Сталина до Зюганова, называют коммунистов не иначе как «анархистами» или, как минимум, «троцкистами». До сих пор встречаются люди, считающие идею мировой революции троцкистской.

«ГДР действительно финансировала журнал «Конкрет», где работала Майнхоф. Однако финансирование закончилось, когда Клаус Рёль, муж Майнхоф, выпустил статьи, показавшиеся ГДР недостаточно дружественными» (Штефан Ауст, историк, бывший сотрудник «Конкрета», автор одной из самых подробных монографий о РАФ, «Комплекс Баадера-Майнхоф»). Он же: «Штази закрывала глаза на транзитные перемещения рафовцев, но ни о какой другой помощи и речи идти не могло. Это было время разрядки, и риск поддержки подполья, действующего на территории другой страны (к тому же соседней – Л.), был слишком высок. Разговоры об обучении Кристиана Клара – полное заблуждение. Клар участвовал в покушении на американского генерала Крёзена. Рафовцы выстрелили в автомобиль генерала из гранатомёта, но не умели обращаться с гранатомётом, и генерал почти не пострадал. Потом Клар приехал в ГДР, а Штази интересовало, как выглядит покушение с гранатомётом на чиновника, выполненное непрофессионалами, чтобы защититься от подобного. Клару дали гранатомёт на полигоне и попросили показать, как стреляли в американца. О происшедшем составили доклад, и после объединения Германии пробные стрельбы пытались представить обучением Клара. Но это полная ерунда. Что Штази делала, так это предоставляла убежище подпольщикам, выходящим из игры. Рафовцы бежали в ГДР, получали новые паспорта, работу, и рассказывали Штази о происходящем в левом движении. Но этим сотрудничество исчерпывалось».

Один из немногих агентов Штази, входивших в окружение РАФ (не саму РАФ) – Клаус Круассон, получивший 2,5 года тюрьмы за «превышение адвокатских полномочий», ставший в 1981-м «внештатным осведомителем» Штази. Круассон даже завербовал свою помощницу, супругу депутата Европарламента Бригитту Хайнрих, но это – один из единичных контактов Штази с РАФ.

Добавим, что ГДР приютила всего около десяти партизан (это выяснилось в объединённой Германии на суде над руководителем Штази Эрихом Мильке), да и то переставших быть таковыми. Более того, именно они – почти только они – и стали предателями, после объединения Германии свидетельствуя против товарищей, вследствие чего ряд красноармейцев получил новые тюремные сроки. Это даже породило термин «отступники из ГДР».

Более того, деятельность РАФ даже повредила ГДР – из-за тотального полицейского контроля и шпиономании, охватившей ФРГ во времена РАФ, агенты Штази проваливались один за другим.

Остаётся вспомнить, что во время похищения Шлейера правительства СССР и ГДР солидаризировались с ФРГ (в советских газетах партизан называли… агентами ЦРУ). А когда член «Движения 2 июня» Тиль Мейер, бежав из тюрьмы, решил передохнуть в Болгарии, то вместе с соратниками был негласно выдан болгарскими спецслужбами ФРГ. Вот такие были из них «коммунисты».

Пользуясь деградацией Малера, намекают, что убитые командиры РАФ – Майнхоф, Баадер, Энсслин, Распе – могли бы кончить тем же. Но намёки бездоказательны, а большинство красноармейцев не сломались ни в каком возрасте и после тюремных сроков любой длительности и строгости режима. Они умирали при голодовке, могли сойти с ума, потерять память, дар речи, способность передвигаться, но никто не ломался. Да что говорить – они отказывались не только выдавать товарищей, но даже получить свободу ценой раскаяния. Малер начал деградировать ещё в тюрьме (потому и убили не его, а остальное руководство РАФ). В семье не без урода, но негоже чернить всю семью из-за последнего.

«Мы прошли через исключительно жёсткие ситуации и в тюрьме, и на воле. Но даже сейчас, стоя лицом к лицу с очень сложной ситуацией переходного периода, мы не говорим о том, что мы «побеждены»» (Кнут Фолькертс в 1992-м, «Они хотят нас сломить»).

«Людей, отказывающихся прекращать борьбу, сломать невозможно – они побеждают или умирают, вместо того чтобы потерпеть поражение и умереть!» (из документов РАФ 1972 года).

Любят ещё буржуазные авторы писать, что РАФ «играла» в революцию. Это самый тупой аргумент – не объясняется, на основании чего сделан такой вывод, во-вторых, «играющие» не рискуют жизнью. «Играющий» может поболтать о революции, максимум – пойти на демонстрацию (без стрельбы и дубинок, конечно), но никогда не будет – читать классиков левой литературы (сложно, это не «Мастер и Маргарита» с Коэльо, не по уму для него), тем более – писать тексты, за которые могут убить или посадить, и (вдвойне тем более!) – браться за оружие. «Не оставляя для себя возможности вернуться к буржуазному образу жизни…» (Майнхоф, «Концепция…»).

Более того – в последнем случае «играющий» не только не примкнёт к революционеру, но и прервёт отношения с ним, «от греха подальше».

Ну а если борьба грозит смертью или пожизненным заключением, требуется не только серьёзное отношение к делу революции, но и героизм, самоотверженность. Несколько десятков человек, объявляя войну шестидесятимиллионному полицейскому государству, где 85% чиновников были гитлеровцами времён войны, хорошо понимали, что их ждёт.

«Иногда я думаю, что она (Майнхоф – Л.) была вся – одно только сердце, и ещё она была исключительно последовательна в своих действиях. Быть последовательным – значит, быть логичным и идти до конца. Она до конца – прошла» (http://colonelcassad.livejournal.com/1248300.html). То же касается её товарищей (просто цитата из статьи о Майнхоф). Играющий не пройдёт до конца.

О подобных типах Майнхоф и писала презрительно в «Концепции…»: «Мы ничего не можем поделать с болтунами, для которых борьба с империализмом разыгрывается за чашкой кофе».

В этом, кстати, одна из заслуг РАФ – её появление размежевало «играющих» и серьёзных смелых людей, провело меж ними, говоря словами Мао, «чёткую грань».

Оказалось живучим и обвинение, ранее использовавшееся советскими СМИ – что партизаны шли на поводу у провокаторов спецслужб, и сами, вольно или невольно, были провокаторами. Этот миф подпитывается вышедшим из РАФ Бомми Бауманом, пишущим в современной Германии об использовании левого подполья спецслужбами НАТО и о провокаторах в левом движении 1960–1970-х годов. Во-первых, многие уже признают, что Бауман несколько помешался на «теории заговора», перенося реалии «стратегии напряжённости» Италии семидесятых на современную ФРГ. Кроме того, на взглядах Баумана отразилась его личная жизнь: он испытал потрясение, сблизившись с провокатором Урбаном и не заподозрив, что его водят за нос, и ему теперь легче думать и утверждать, что все левые подпольщики – марионетки спецслужб. Наконец, Бауман зависим от героина (включён в метадоновую программу), что, несомненно, отразилось на его психике.

На каждого командира РАФ припасена отдельная клевета, ложный образ, карикатурный персонаж, заменяющий реального героя. Например, что «любимца женщин» Андреаса Баадера с прозвищами «Красавчик» и «западноберлинский Марлон Брандо» привело в партизаны желание покрасоваться перед женщинами. Это чушь. Мужчина, пользующийся успехом у женщин, тоже имеет право стать героем. Во-вторых, пустой вертопрах, любящий только бары и случайные связи, не рискнёт жизнью и здоровьем, дабы покрасоваться лишний раз (тем более если и без того пользуется успехом), и не будет голодать для облегчения жизни других узников. В-третьих, прозвище «Красавчик» – отсыл к роману Роже Вайяна, где главным герой с тем же прозвищем погибает на демонстрации от полицейских дубинок.

Гудрун Энсслин в буржуазной прессе принято изображать этакой фурией, бесноватой истеричкой, крушащей мебель и кидающейся стаканами, плюс наркоманкой или полунаркоманкой. Примечательно, что при этом никогда не приводятся факты. Опять чушь. Пробыв девять лет студентом и восемь лет преподавателем вуза, могу сказать – среди студентов, восхищающих профессоров и знаниями, и поведением, скандалисты и наркоманы не водятся. Такого не бывает. Смею думать, что среди занимающихся благотворительным трудом они также не водятся.

С Ульрикой Майнхоф особый случай. Её положение схоже с ленинским и блоковским. Леворадикалы образца Ленина, Блока, Че Гевары и Майнхоф настолько умны, одарённы, обаятельны, что врагам ужасно хочется… перевести их на свою сторону, выставить дело так, что они не за революцию, не с коммунистами, они как-то случайно, они не хотели, они раскаялись… (Если взять всё левое движение, то та же ситуация с Лермонтовым). Правые никак не выработают единую тактику относительно вышеупомянутых – то осуждают их, клеймят, то журят, сочувственно вздыхая: что делать, они ошиблись…

В частности, Майнхоф порой изображают абстрактным гуманистом, по наивности попавшим в банду, ужаснувшимся содеянному и повесившимся. Среди запевал этого хора: одна из дочерей Майнхоф, ошмёток святого человека, клевещущая на мать особым способом – под соусом сочувствия. Ряд её интервью примечателен тем, что кривда содержится буквально в каждом члене предложения её речей. Каждое утверждение противоречит фактам – Майнхоф была единственной интеллектуалкой во Фракции, единственная успешно делала карьеру, хотела вернуться к обычной жизни, но не знала, как, и повесилась. На чём и как она повесилась, почему власти путают потолок с форточкой и дату смерти, почему это не сразу заметили при постоянном контроле и откуда следы насилия – об этом дочь не говорит, а интервьюеры не спрашивают. На детях героев природа часто отдыхает. Опять Данте: «взгляни – и мимо». Словами Майнхоф – «…всё это просто грязь».

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2016 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

20. О профессионализме РАФ
21. Характер клеветы на РАФ
22. Причины особой ненависти к РАФ
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.06: Олег Герт. Лавка весёлого Йозефа (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

13.06: Леонид Кауфман. Синклер против сильных мира сего (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!