HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 г.

Лачин

РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф

Обсудить

Монография

 

Купить в журнале за февраль 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года

 

На чтение потребуется пять с половиной часов | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 11.02.2016
Оглавление

2. Главные действующие лица
3. Прелюдия к хронике (1955–1969), часть 1
4. Прелюдия к хронике (1955–1969), часть 2

Прелюдия к хронике (1955–1969), часть 1


 

 

 

…народ (ФРГ – Л.) полуинформаторов и полуинформируемых, из которых первые говорят только половину того, что знают, а вторые получают только половину того, что должны знать. Народ, отягощённый предрассудками, окружённый разными табу, затянутый в корсет иллюзий так, что уже не способен ни верно оценивать свои выгоды и преимущества, ни трезво осознавать свои интересы.

Ульрика Майнхоф, «Захолустье – и мелкотравчатое к тому же»

 

 

1955–1966

Ревизионизм СССР – обуржуазивание, тяга к мирному сосуществованию с капитализмом, отказ от мировой революции – влияет на коммунистические партии Запада, отказавшиеся от вооружённой борьбы. И западные революционеры уже не доверяют «парламентским коммунистам» пятидесятых годов, «игрокам в оппозицию», «шлюхам Системы» (Майнхоф, «Социал-демократия и ГКП», 1968 год), вроде нынешних Зюганова с Бортко.

Западногерманская официозная «левая» СДПГ (вроде нынешней КПРФ) в 1966-м становится союзником полуфашистов, «христианских демократов», войдя в правительство Кизингера, гитлеровца с 1933 года, сотрудника Геббельса. «Мирные коммунисты» (образца Зюганова и С. Кара-Мурзы) окончательно опозорились в глазах леворадикалов.

В 1966-м из СДПГ выходит двадцатишестилетняя Энсслин. Как мы видели, Майнхоф отошла от промосковских псевдолевых примерно в том же возрасте, ещё в конце пятидесятых. Марксиста Абендрота, учителя Майнхоф в Марбурге, СДПГ сама исключает из своих рядов.

В 1971-м, уже подпольщиком, Майнхоф скажет о «мирных левых» с той убийственной иронией, что отличает её сочинения: «…их практика главным образом представляет собой конкурентную борьбу интеллектуалов, соревнующихся друг с другом в лучшем понимании Маркса перед мнимой судейской коллегией (явно не рабочим классом, поскольку сам их язык уже исключает участие рабочего класса в обсуждении). Для них неприятнее, если их уличат в неверном цитировании Маркса, чем во лжи относительно их собственной практики. Страницы в своих примечаниях они указывают почти всегда верно, количество членов, которое они приписывают своим организациям, почти никогда не соответствует истине. Они боятся упрёка в революционном нетерпении больше, чем продажности своих буржуазных профессий; для них важно получать бесчисленные учёные степени за исследование трудов Лукача; для них подозрительно, когда агитируют, используя учение Бланки» («Концепция городской герильи», глава 3).

Движение «молодых левых» Франции, Германии, Италии, США и Японии порывает с официозными псевдолевыми, дав студенческие бунты 1967–1972 годов.

На молодых левых влияют идеи латиноамериканской герильи[3] (партизанской войны). Из герильи пятидесятых главным образом известна кубинская, победившая, но герилья охватила весь континент: Никарагуа, Парагвай, Венесуэлу. В шестидесятых – новый всплеск герильи, ставшей городской. Сочинения её теоретиков – аргентинца Че Гевары, бразильянца Карлуса Маригеллы, перуанца Лучо де ла Пуэнте, колумбийца Фабио Васкеса (тексты бразильянца Карлуса Ламарки, возможно, тогда ещё не «дошли» до Европы), а также Мао Цзэдуна, Герберта Маркузе, Сартра и Режи Дебре – становятся подспорьем европейских леворадикалов.

Второй источник новой леворадикальной идеологии – антифашизм. «Новые левые» (особенно немецкие и итальянские) опасались возрождения фашизма. «Не фашизм, а основа для его преодоления будет вновь вытравлена из новейшей немецкой истории» (Майнхоф, «Человеческое достоинство», 1962 год). «Двусмысленная позиция политической, экономической, юридической и военной элит относительно фашистского прошлого и их явная поддержка геноцида во Вьетнаме оставляли без ответа вопрос, не сможет ли фашизм в Германии снова возродиться» (Лутц Тауфер, интервью с заключенными партизанами РАФ в 1992 году, «Они хотят нас сломить»). Выход фашистской диктатуры ожидался не из радикальных неонацистских групп, а из недр капитализма, как результат переворота, совершённого в интересах финансовой олигархии реакционной частью госаппарата. Это случилось в Греции 1967 года, где воцарились «чёрные полковники» генерала Патакаса, коим США выделили 7,5 миллиардов долларов (об этом статья Майнхоф «Путч – как учебное пособие»). США опробовали этот вариант в Сальвадоре в 1961-м, в Бразилии, установив фашистский режим 1964-1985-х, в Гватемале в 1970-м, в Чили в 1973-м, приведя к власти Пиночета, копировавшего нацистов вплоть до покроя одежды, в Уругвае того же года, в Аргентине в 1976-м, то же случилось в Боливии 1980-1981-х при Луисе Гарсиа Месе. В 1976-м фашистский переворот лишь случайно не удался в Португалии. Власти Италии шестидесятых стояли на пороге этого варианта, напуганные популярностью компартии. Издатель Джанджакомо Фельтринелли (первым издавший «Доктора Живаго») стал левым партизаном, именно опасаясь фашизации Италии.

Итак, две опоры леворадикалов – антифашизм и национально-освободительные движения. Они – бойцы Сопротивления Второй Мировой, борющиеся с послевоенным фашизмом, и партизаны «третьего мира» на Западе. Американские «Уэзермены» называли себя пятой колонной Фронта национального освобождения Южного Вьетнама в США. Через несколько лет Хорст Малер заявит на суде: члены РАФ чувствуют себя не столько немцами, сколько пятой колонной третьего мира.

Образец поведения – латиноамериканские герильерос, объект солидарности – вьетнамцы.

 

1960–1969

Группа западногерманской интеллигенции – около тридцати человек – постепенно убеждается, что ФРГ правят гитлеровцы. «Слишком много старых нацистов сидит в армии, полиции, судах, министерствах – словом, в руководящих государственных структурах» (Майнхоф, «Захолустье – и мелкотравчатое к тому же», 1964 год). Правительство ведёт себя так, «Будто нацизм был лишь мелкой досадной оплошностью» (там же). «…штаб чиновников принял – nolens volens – Федеративную республику от фашистов, он подчинил бундесвер офицерам, которые – по возрасту и здоровью – наверняка маршировали перед Гитлером; сохранил учителей, начинавших уроки нацистским приветствием» (Майнхоф, «Против кого? (Ещё раз о германском Законе о чрезвычайном положении)»).

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

На Мюнхенской Олимпиаде 1936 г.

 

Вернер Берст, известный военной Европе как «палач Дании», лично виновен в уничтожении восьми тысяч человек. Нынче Берст – высокооплачиваемый юрист в концерне Сименса. Суд над ним откладывается ввиду его «слабого здоровья». (Со слабым здоровьем Бернст дожил до 1983 года, после чего его амнистировали по причине «преклонного возраста», и дальше, с тем же слабым здоровьем, он жил ещё спокойнее прежнего).

Карл Оберг, группенфюрер СС, организатор массовых убийств во Франции, приговорённый французским судом к смерти, вытребован властями ФРГ и тут же амнистирован. Получает почётную генеральскую пенсию.

Та же история с ближайшим помощником Оберга, Гельмутом Кнохеном.

Теодор Оберлендер, глава эсэсовского батальона «Нахтигаль», истреблявшего мирное население Украины – министр обороны в ФРГ. Заочно осуждённый в ГДР как военный преступник, вышел в отставку, но не осуждён.

Иоганн Кремер, врач-палач Освенцима, приговорённый к смерти в Польше, благоденствует в Западной Германии.

Ганс-Мартин Шлейер – бывший член гитлеровской партии, строил заводы при помощи рабского труда военнопленных, руководил утилизацией обращённых в рабство славян (восточных, западных и южных), осуществлял геноцид восточноевропейских евреев. Ныне Шлейер председатель Федерального союза немецких работодателей и Федерального объединения германских промышленников, член правления «Дрезден-банка». Миллионер.

Виалон, госсекретарь федерального министерства развития, при Гитлере заведовал конфискацией и реализацией еврейского имущества, будучи главой финансового управления Рейхкомиссариата Остланд в Риге.

Ойген Герстенмайер, военный преступник и друг Отто Скорцени (ближайшего помощника Гитлера) – председатель бундестага (парламента).

Вольфганг Френкель при Гитлере был судьёй Имперского суда в Берлине, известным жестокостью отношения к антифашистам. Минимум в семнадцати случаях ужесточил приговоры чрезвычайных трибуналов, заменив тюремное заключение смертной казнью. В 1962-м стал федеральным прокурором ФРГ. После того как ГДР опубликовала обличающие его документы, ушёл в отставку, но к суду не привлечён.

Герман Хёхерль при Гитлере репрессировал антифашистов как прокурор, но не менее успешно, чем судья Френкель. В 1961–1965 годах – министр внутренних дел ФРГ.

Хайнц Райнефарт, генерал-эсэсовец, руководил «Боевой группой Райнефарта», занятой массовым уничтожением населения Варшавы. В 1961-м предстал перед судом, но процесс прекращён по «недостаточности улик». До 1969-го – бургомистр (мэр) города Вестерланда.

Ганс Шпейдель, гитлеровский генерал, начальник оккупационных войск во Франции, до 1955-го представлял ФРГ в НАТО, с того же года начальник управления вооружённых сил Министерства обороны. Требовал вооружить ФРГ не только тактическим ядерным оружием, но и стратегическим.

Ханс Глобке – основной автор антисемитских Нюрнбергских расовых законов. После войны – статс-секретарь канцелярии федерального канцлера. В 1966-м заочно приговорён в ГДР к пожизнённому заключению как один из главных преследователей евреев при Гитлере. После этого ушёл в отставку, но перед судом так и не предстал.

Фридрих Фёрч – гитлеровский подполковник, в Великой Отечественной выполнял спецзадания по уничтожению населённых пунктов, в случае падения Ленинграда должен был возглавить операцию по уничтожению города. В ФРГ стал генерал-лейтенантом и генеральным инспектором бундесвера (вооружённых сил).

Людвиг Эрхард, творец «немецкого экономического чуда», ранее устраивал «экономическое чудо» для Гитлера, доведя до смерти сотни тысяч узников концлагерей.

Военным преступником является и министр внутренних дел Баварии Альфред Зайдль.

Фридрих Флик – финансист эсэсовцев, одним из первых начал финансировать Гитлера, друг Гиммлера. В 1947-м осуждён на семь лет. Досрочно освобождён, ныне – вновь глава огромной промышленной империи.

Президент ФРГ Генрих Любке проектировал бараки концлагерей.

Сам федеральный канцлер, Георг Кизингер – член партии Гитлера с 1933 года, сотрудник министерства пропаганды Геббельса, разработчик антисемитской пропаганды, призывавшей к геноциду евреев.

Три первых послевоенных начальника полиции Кёльна – гестаповцы и руководители карательных отрядов (эйнзацгрупп и зондеркоманд), осуществлявших геноцид славян.

Из 1200 палачей Бабьего Яра, чья вина документально установлена, осужден 1% (двенадцать преступников), из коих только один повешен в 1945-м, а остальные получили несколько лет тюрьмы в 1967-м.

Из трёхсот преступников, убивавших людей в Освенциме, чья вина доказана, суды ФРГ в 1965–1974 годах приговорили к тюрьме 5%, к пожизненному заключению – 2%, причём из шести приговорённых только один умер в тюрьме, остальные быстро освобождены.

Сотрудничавшие с Гитлером концерн Флика, фирма Дёгусса (переплавлявшая в слитки золотые коронки убитых в концлагере Треблинка) – процветают по-прежнему; «рурские господа» (концерн Круппа, «ИГ Фарбениндустри»), финансировавшие приход фюрера к власти – тоже, вдобавок вычёркивая из бюджета статьи о пособиях для нуждающихся рабочих.

Обвинительные приговоры фашистам единичны, и приговоры смехотворные. Например, комендант концлагеря Дахау Михаэль Липперт и генерал-эсэсовец Зип Дитрих получили по полтора года тюрьмы. Всё равно как получить пятнадцать суток за убийство одного человека.

Известный публицист леворадикал Фриц Тойфель вспоминал, какое неизгладимое впечатление в 1963-м на него, тогдашнего абитуриента, произвели судебные процессы над гитлеровцами во Франфурте-на-Майне и Штутгарте. Тойфелю бросилось в глаза сходство между судьями и подсудимыми – это были единомышленники.

«Казалось бы, государственные учреждения Федеративной Республики Германии должны по всей строгости закона преследовать малейшие проявления неофашистской деятельности: ведь неслыханные преступления гитлеровского фашизма ещё так свежи в памяти. Тем более что такая деятельность запрещена конституцией и законодательством страны. Но сколько препятствий приходится преодолевать государству, да еще капиталистическому (правда, провозглашающему себя демократическим и правовым), чтобы проводить в жизнь положения своего основного закона, может порой подумать какой-нибудь наивный человек.

В действительности всё иначе. В духе нерушимых традиций образца 1933 года нацистские сборища в ФРГ проходят под охраной полиции. Пожертвования организациям-хранителям нацистских традиций относятся к «общественно полезным» и не облагаются налогом. Коричневые партии получают прямые субсидии из Бонна, то есть из средств налогоплательщиков. И не реже, чем раз в квартал газеты сообщают, как в очередной раз тому или иному нацистскому преступнику вынесен оправдательный приговор.

[…] …судьи Гамбурга отказались преследовать одного эсэсовского главаря, по собственному признанию собственноручно топившего еврейских детей. По мнению судей, его действия нельзя рассматривать как убийство, дескать, отсутствовали характерные признаки такового. Во-первых, о коварстве не было и речи, так как матерям, у которых он отнимал детей, было совершенно ясно, что он их тут же убьет. О жестокости, якобы, тоже не может быть речи, так как он «только» топил свои жертвы. Беспримерный цинизм!

Юристы Гамбурга упустили из виду ещё один признак, по которому действия обвиняемого можно квалифицировать как убийство: «произвольное присвоение себе права распоряжаться человеческой жизнью», «низменные побудительные мотивы», а если конкретнее: «расовая ненависть». Азы правоведения, известные любому студенту юридического факультета, очевидно, не пришли в голову высококвалифицированным судьям Гамбурга. К таким приговорам у нас уже привыкли, и никакого общественного резонанса гамбургский процесс не вызвал.

Столь вопиющие факты, свидетельствующие о терпимости, да какой там терпимости – поддержке коричневой нечисти официальными лицами, нельзя объяснить только атмосферой круговой поруки, именуемой старыми нацистами чувством «товарищества». Федеративная Республика охотно предоставляет высшие государственные посты лицам, в свое время бывшим никак не наивными юнцами, а активно проводившим в жизнь гитлеровскую преступную политику. Причем порой более рьяно, чем требовала сама нацистская партия» (Дитрих Киттнер, известный публицист, бард, актёр и режиссер театра в ФРГ 1970-х, «Когда-то был человеком…»).

Судят фашистов так же, как «судили» убийцу Лермонтова.

«Нацистские профессора, врачи, юристы занимали посты вплоть до администрации федерального канцлера (вкупе с самим канцлером – Л.) После войны лишь одного судью нацистских трибуналов предали суду – и того оправдали (В 1945-м нацистские трибуналы повесили за «паникёрство» тысячи немцев – Л.). Когда я учился в университете, у меня был профессор права, которого мы все очень любили и лишь потом узнали, что он из теоретиков «фюрерского государства», разрабатывавший юридическое обоснование тому, что Германию должен возглавлять фюрер. Или директор нашей городской больницы – с его дочерью я был очень дружен, а через несколько лет узнал, что он соучастник массовых убийств в Польше» (Ганс-Кристиан Штройбель, вице-председатель парламентской фракции «зелёных» двухтысячных годов, бывший адвокат Андреаса Баадера).

Многие нацистские судьи не только не были осуждены (не осудили вообще никого), но и остались судьями. Как с горечью подытожил драматург Рольф Хоххут, из них не пострадал «ни один-единственный».

(Кстати, в Австрии происходило то же, а испанское правительство даже в девяностых фашисты (франкисты) заполняли не меньше, чем нацисты в ФРГ 1960–1970-х).

В 1951 году канцлер Конрад Адэнауэр заявляет: «Пора положить конец поискам нацистов». В 1955-м реабилитированы все гитлеровские чиновники и военные. Они подлежат восстановлению на прежних должностях; если это невозможно, им выплачиваются пенсии. В 1961-м реабилитированы эсэсовцы, включая офицеров, хотя СС признано на Нюрнбергском процессе преступной организацией.

Федеральная разведывательная служба (БНД): буквально реликт нацистского периода – состоит только из гитлеровцев.

В результате всего этого гитлеровцы составили 85% чиновников ФРГ.

Сплошь из военных преступников состоит и высшее офицерство.

«Денацификация» официально закончена 1 января 1964 года, но она и раньше проводилась в мизерном масштабе.

Параллельно с укреплением позиций фашистов запрещаются антифашистские организации – Объединение лиц, преследовавшихся при нацизме, Национальный фронт демократической Германии, Демократический женский союз, Союз свободной немецкой молодёжи, Комитет борцов за мир, Культурбунд. Вслед за Коммунистической партией Германии запрещаются её «дочерние» организации, плюс организации, которых власти также посчитали дочерними. Далее власти постоянно отказывают в требованиях запрета фашистских организаций (ведь они за капитализм, как и правительство). Например, очень уютно живётся ХИАГ, «организации взаимопомощи бывших членов СС». В 1951-м в нарушение конституции созданы политические суды, разбирающие дела о «коммунистической пропаганде», с резким ограничением прав подсудимых.

Даже Красный крест ФРГ, уж на что, казалось бы, безобидная организация, спонсирует нацистских преступников и предупреждает их в случае опасности, если их разыскивают правоохранительные органы других стран (именно других, ибо местные органы сами из нацистов и состоят).

(Есть сильный роман Фредерика Форсайта «Досье ОДЕССА», с массой документальных сведений на эту тему (Форсайт знаменит дотошностью при сборе материала). Думаю, это лучший его роман, хотя «День Шакала» известнее).

Преступления гитлеровцев тотально замалчиваются. Большинство молодёжи не знает о существовании евреев, считая их мифическим библейским народом. О замалчивании геноцида советских народов говорить излишне. Учебники истории не говорят о фашизме. (Многие западные немцы, приезжая в Россию девяностых, смотрели фильм о войне «Семнадцать мгновений весны» разинув рты, как откровение).

«Фашизм, его преступления и война (мой отец тоже был солдатом вермахта) были запретными темами, и это давило на всех, создавая глухую атмосферу зажатости и молчания. Я уже тогда смутно догадывалась, что в основе всего этого лежит чудовищная вина, о которой никто не говорит вслух», «Мы, дети, слышали и о лагере, и о газовых камерах, и печах, где сжигали трупы. Но нам никто ничего не говорил, мы знали это только из случайно подслушанных разговоров взрослых. Если взрослые замечали наше присутствие, разговоры, всегда ведшиеся полушёпотом, тут же прекращались. Мы не знали точно, что происходило раньше, мы только пытались составить себе представление об этом по обрывкам фраз: «все же знали, что стало с этими людьми в автобусах» или «все же чувствовали этот запах»» (из речи на суде члена РАФ Биргит Хогефельд в 1995-м. (Все цитаты из Хогефельд оттуда же). В деревне, где жила Хогефельд, располагался концлагерь; в близлежащем городке Хадамер проводилась «эвтаназия» – уничтожение неизлечимо больных).

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Кристина и Гудрун Энсслин. 1959 год. На вокзале Штутгарта. В этом городе родился их великий предок, в его же окрестностях произойдёт развязка в жизни Гудрун.

 

Большинство людей старше сорока лет и не скрывают, что остались гитлеровцами. «Соседи могли подойти к тебе и сказать в лицо: «При Гитлере тебя отправили бы в газовую камеру»», вспоминала сестра Энсслин, Кристина.

«Выбраться из царившей в обществе атмосферы затхлости и тесноты было некуда. Реакция окружающих даже на самые слабые попытки что-то изменить своими силами ясно показала, что позиция властей и большей части общества не оставляет места иному образу жизни, иным идеям. Мы отчётливо почувствовали это противостояние, когда ещё пятнадцати-шестнадцатилетними школьниками участвовали в демонстрациях (неважно, за школьное самоуправление или против вьетнамской войны). В лучшем случае прохожие кричали нам: «Если вам здесь не нравится – убирайтесь в зону!» (ГДР – Л.) Но нередко мы слышали и другое: «Таких, как вы, при Гитлере мигом отправили бы в печь!». И это были вовсе не отдельные голоса: вокруг таких людей всегда собиралось множество сторонников, и реплики противоположного свойства были исключением» (Биргит Хогефельд). «В шестьдесят восьмом мы поднялись на борьбу за справедливый и гуманный мир, а наши родители почти сплошь были нацистскими преступниками или их пособниками, и огромное большинство взрослого населения этой страны в то время было так или иначе связано со своей историей и всю жизнь пыталось свалить с себя ответственность за неё. Сама мысль, что эти люди могут стать нашими союзниками, показалась бы нам тогда абсурдной: в этом отношении исходные условия были иными, чем у левых в других странах» (там же).

Одних лишь людей, публично называющих гитлеровский период лучшим в истории Германии, в социологических опросах пятидесятых 40% населения. Большинство остальных восхваляют фюрера более осторожно, в узком кругу.

Карл Ясперс (из крупнейших экзистенциалистов) подсчитывает количество совершеннолетних немцев, не причастных к нацизму, и не может насчитать более полумиллиона – это примерно полтора процента взрослого населения (Ясперс, «Куда движется ФРГ? Факты. Опасности. Шансы»). Неудивительно, что Томас Манн настаивал на коллективной ответственности немцев за нацизм, не пожелав вернуться в послевоенную Германию.

Можно вспомнить оценку Фридриха Горенштейна, собиравшего материалы о нацизме: «Спорить можно только об одном – 98% или 99% немцев поддерживало Гитлера».

Реакция наступает по всем направлениям. «О захолустности свидетельствует и дисциплинарное взыскание в адрес депутата бундестага за то, что в его журнале публикуется статья, где автор сомневается в существовании геенны огненной. О захолустности говорит и запрет светского правительства критиковать папу римского», «Как же обычному потребителю газетной и телепродукции составить объективное представление о развитии мировой истории в атмосфере такого убогого провинциализма, среди этой затхлости, заплесневелости и вони?» (Майнхоф, «Захолустье – и мелкотравчатое к тому же»).

Реставрируется гитлеровский режим. В 1951 году, как уже говорилось, создаются политические суды против коммунистов. Адвокаты ограничены в правах: не получают всех материалов дела, не могут их копировать etc. В 1953-м Закон о собраниях ограничивает право на собрания и манифестации. В 1956-м в ФРГ запрещено ввозить марксистскую литературу и запрещена Коммунистическая партия Германии (в 1968-м возникло её миниатюрное кастрированное подобие, Германская коммунистическая партия, чья программа лишена слов «революция» и «диктатура пролетариата»). В 1957-м четвёртый Закон об изменении уголовного права вводит уголовную ответственность за устные и письменные выступления против ремилитаризации ФРГ. В 1960-м дополнение к Закону о воинской повинности даёт правительству право проводить в мирное время всеобщую мобилизацию – без одобрения парламентом. В 1961-м Закон о цензуре почтовых отправлений легализует перлюстрацию (вскрытие писем). Восстанавливаются нацистские законы об измене, посягательстве на безопасность страны, «О защите государства и партии от предательских посягательств».

Будущие красноармейцы делают вывод – произошла не официально заявленная денацификация, а «ренацификация». Царит «институциональный фашизм». К началу семидесятых они составляют досье на 364 000 безнаказанных гитлеровцев, зачастую крупных чиновников и персональных пенсионеров. (Всего военных преступников гораздо больше – в одних только СС и СА, признанных Нюрнбергским трибуналом преступными, состояло 4,5 млн. человек). Они ещё верят, что правительство не знает этого и примет меры.

(К 1980 году перед судом предстало 4,2% преступников, осудили 1,7%, почти всех – на символические сроки. Серьёзно наказанных – менее 0,5%).

Антифашистской молодёжи ещё «не стало ясно, что ни «свобода, равенство, братство», ни права человека, ни Устав ООН не составляют содержания этой демократии; что здесь ценится то, что всегда считалось признаком колониальной и империалистической эксплуатации Латинской Америки, Африки и Азии: дисциплина, подчинение и жестокость для угнетённых, для тех, кто встаёт по ту сторону, протестует, сопротивляется, ведёт антиимпериалистическую борьбу» (Майнхоф, «Концепция городской герильи», глава 3).

 

Иллюстрация. Лачин. РАФ, и особенно Ульрика Майнхоф (монография)

Ульрика Майнхоф

 

Вокруг вычисляющих военных преступников сплачиваются сотни студентов, главным образом из левых групп «Красных ячеек».

Круг чтения будущих красноармейцев – первоочерёдно Маркс, Маркузе, Ясперс, Фромм, Сартр, Вильгельм Райх, Энценсбергер, Че Гевара, Мао, а также Ленин, Троцкий, Хоркхаймер, Адорно, Режи Дебре, Руди Дучке, Майнхоф, латиноамериканские теоретики герильи.

«Разрыв с нацизмом не может быть низведён до уровня детской игры в песочнице. Это касается и молодёжи, и старшего поколения», «Тот, кто бичует «старых наци», должен сделать и следующий шаг: должен подвергнуть критике и все устаревшие политические концепции» (Майнхоф, «Гитлер в вас»).

Отсюда лозунг студентов 1967–1969 годов: «Капитализм ведёт к фашизму – долой капитализм!»

Левая молодёжь чувствует вину за своих родителей, почти поголовно поддерживавших Гитлера. Отец Майнхоф был членом нацистской партии; свёкр Энсслин, Вилли Веспер – крупнейшим нацистским поэтом. Когда чуть позже леворадикала Фрица Тойфеля спросят на суде: «Кем был ваш отец?», он ответит: «Фашистом, разумеется. Ведь он из вашего поколения».

«Это был конфликт поколений» (Александр Тарасов, «Вьетнам близко, или Партизанская война на берегах Рейна»).

Писатель Генрих Бёлль (вскорости нобелевский лауреат и президент международного пен-клуба) называет происходящее «шестеро против шестидесяти миллионов». Эти шестеро – Майнхоф, Энсслин, Баадер, Распе, Малер и студент-кинематографист Хольгер Майнс.

Борьба с преступным прошлым и борьба за лучшее будущее слились воедино.

 

 

 



[3] Испаноязычное наименование партизанской войны (прим. ред.)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2016 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Главные действующие лица
3. Прелюдия к хронике (1955–1969), часть 1
4. Прелюдия к хронике (1955–1969), часть 2
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.01: Художественный смысл. Развенчание поклёпа на Джорджоне (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!