HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Лариса Маркиянова

Попутчики

Обсудить

Рассказ

На чтение потребуется 17 минут | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 20.02.2014
Иллюстрация. Название: «Скоро домой». Автор: Дмитрий Позняк. Источник: http://www.photosight.ru/photos/4394465/

 

 

 

Вагон дёрнулся, плавно пошёл вдоль перрона.

– Он сказал: «поехали». Он взмахнул рукой, – негромко произнёс молодой человек.

– Слава богу, тронулись, – перекрестилась женщина в платочке, – Дай Бог доехать благополучно.

Двое остальных попутчиков по купе промолчали.

Пока размещались, раскладывали по полкам вещи, переодевались (мужчины вышли из купе, давая возможность дамам переодеться в дорожную одежду, сами просто скинули – один пиджак, другой джемпер), пока передавали билеты проводнице – час с лишним пролетел. До ночи оставалось ещё уйма времени. Поезд отходил от московского вокзала в семнадцать с минутами, прибывал в пункт назначения в девять утра следующего дня.

– Тепло здесь, – заметил старший мужчина, – я думал, будет дуть, оделся потеплее. А здесь градусов двадцать пять, не меньше.

– Так вы бы рубашку сняли, – посоветовала старшая из женщин, та, что в платочке, – рубашка у вас фланелевая, запаритесь. Наверняка внизу маечка или футболочка имеется. Так вы не стесняйтесь, скидывайте рубашку.

– И то верно, – согласился мужчина и снял рубашку. Под ней и впрямь оказалась белая футболка с надписью «Борис, ты прав!».

– Вас Борисом зовут? – полюбопытствовала женщина в платочке.

– Да нет, – улыбнулся мужчина, – это футболка мне досталась много лет назад от агитаторов за Ельцина. Ходили тогда по домам и дарили то футболки, то кепки. Уже и Ельцина давно нет, а вот агитационная футболка ещё жива. Меня Юрием зовут.

– А по батюшке как будет?

– Да зачем это? Ехать нам недолго, потом уже и не встретимся никогда, так что ни к чему формальности. Просто Юрий. А вас как?

– Ну, тогда меня просто Валентина, Валя, – мило улыбнулась женщина, мгновенно помолодев от этой улыбки. И стало ясно, что женщина она ещё не только не старая, а даже и не пожилая. Просто платок на голове, длинная чёрная юбка и объёмная невыразительная блуза добавляют десяток-полтора к её возрасту.

– Очень приятно, Валя, – улыбнулся ответно Юрий, – а вас как, молодые люди?

– Денис, – кратко представился молодой человек.

– Наташа, – сдержанно сказала женщина лет тридцати пяти.

– Ну и славно, – подытожил Юрий.

 

Немного спустя дружно пили чай. Никто не отказался от предложения проводницы насчёт чая. Правда, к чаю каждый припас своё: Валя достала из пакета пачку овсяного печенья с изюмом, Денис – разнообразные пирожки, закупленные в привокзальном буфете, Наташа – бутерброды с колбасой и сыром, а Юрий и вовсе вывалил на стол целый пакет с продуктами: яйца варёные, курочка запечённая, несколько упаковок творожка «Даниссимо», ветчина, нарезанная палка сервелата, помидоры, фрукты, вафли, конфеты, булочки с маком.

– О, да вы, Юрий, чревоугодник, гурман, – снисходительно улыбнулась Наташа.

– Да, знаете ли, люблю повеселиться, а особенно поесть, – ответно улыбнулся Юрий, – я всегда в дорогу беру еды побольше – для себя и попутчиков. Разное случается, иной раз человек второпях пустой в вагон садится, так неловко есть одному, когда у него с собою нет ничего.

– Заботливый вы, – усмехнулся Денис, – и что, часто ездить приходится?

– Работа такая, с командировками связана. Заместитель директора по снабжению. Вот мотаюсь по стране, договариваюсь о поставках, договора заключаю, ищу, где дешевле, выгоднее. Но мне нравится. Ну, давайте трапезничать. Время ужина.

 

Они не спеша «трапезничали», переговариваясь о разном. За окном темнело, но ещё хорошо просматривались бегущие мимо заснеженные поля, ели под пухово-снежными накидками, прихваченные инеем берёзы. И так хорошо было этим разным по всему людям, волею обстоятельств сведённым вместе на несколько часов на крошечном пятачке, пить горячий крепкий чай из гранённых стеклянных стаканов в подстаканниках, есть большие пышные пирожки, бутерброды, отламывать по очереди куски белого мягкого мяса от курочки, говорить на разные общие темы о том о сём. Больше всех говорил Юрий. По всему чувствовалось, что он любитель общаться, да и человек добродушный, внимательный к другим. Рассказывал забавные случаи, связанные с командировками, разъездами. Рассказывал мастерски, так что остальные слушали с удовольствием, много смеялись.

– А вот у меня тоже был случай в жизни, – пользуясь паузой, вставила Валя, – лет десять назад случилось. Муж мой Павел, ныне покойный, жив был ещё. Летом было дело. Дочка тогда малая была, третий класс закончила, в детский лагерь мы её на месяц по путёвке отправили. Поехали в выходной день навестить. Навестили, убедились, что всё в порядке – весёлая, здоровенькая бегает, новые подружки завелись, кормят хорошо. Ну и ладно. Гостинцы оставили, отправились домой. А идти до автобуса решили не по дороге, вкругаля, а напрямик – через овражек. Спустились вниз, а понизу речушка течёт, неширокая да неглубокая, чистая – донышко видно. Ну, мы разулись, обувь в руки взяли, да пошли через речку. Муж мой первым прошёл, я за ним. И вот на серединке... До сих пор не знаю, как это объяснить. Вдруг, в одно мгновение показалось мне, что я под водою оказалась вся. Вода надо мною сомкнулась, вижу – через толщу воды наверху вроде солнце светит, а внизу так сумрачно, странно как-то. И слышу я смех – тихий такой, девчоночий, озорной, вроде как шаловливый, и нежный-нежный, что колокольчик. Всё это в одну секунду, я даже испугаться не успела. И вдруг чувствую, как кто-то невидимый меня за ногу схватил. Крепко держит. Вот тут я испугалась. Дико испугалась. Крест на себя кладу и «Отче наш» читаю, а саму колотит, трясёт всю, а я молюсь изо всех сил. И вдруг вижу: стою я посередь речки, а воды мне и до колен нет. Павел смотрит на меня удивлённо с другого берега. А я всё «Отче наш» читаю и крещусь, крещусь – рука так и мелькает. Не помню, как на берег выскочила. Павел мне: «Валя, ты чего?». А я ему: «Бежим отсель скорее!». Побежали. И что интересно: мы вверх торопимся, ногами сучим, и край овражка – вот он, рукой подать, метров пятнадцать, а никак мы до этого края не добежим. Из сил выбились, запыхались, пот катит градом с нас, а никак не выберемся. Что за напасть? Кричу Павлу: «Молись!». А он, надо сказать, хоть в детстве и крещённым был, а не верил в душе. Мне не препятствовал в церковь ходить, но сам не ходил никогда, молитвы ни одной не знал. «За мной повторяй! – кричу, а сама: – Отче наш! Иже еси на небесех! Да святится имя Твоё! Да приидет Царствие Твоё! Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли! Хлеб наш насущный даждь нам днесь! И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим!» А Павел за мной как заведённый всё слово в слово повторяет в голос. И вот когда мы с ним прокричали: «И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого!», так тут же из оврага одним махом и выскочили. Повалились без сил на траву, мокрые все. Смотрим друг на друга ошалевшими глазами, ничего не поймём. Уже потом, когда в автобусе ехали, немного успокоившиеся, Павел говорит мне: «Валюш, что это было? Как думаешь?» А я ему: «Нечистая сила нас с тобою в том овраге водила. В воде русалка за ногу меня хватала. Плохое место, страшное. Только с божьей помощью и спаслись. Так бы и сгинули иначе». На следующий день в воскресенье проснулись, солнце светит ярко, всё хорошо, Павел мой и говорит с усмешкой про вчерашнее: «Показалось нам, померещилось. Коллективная галлюцинация». А ему на ногу свою показываю: «глянь». А на щиколотке моей отпечаток – пять синяков чётких, каждый с хороший пятак: четыре рядышком с одной стороны, а пятый с другой. Ровно как кто пятернёй крепко держал за ногу. Вот такой случай. Крест истинный, не вру!

 

– М-да, – удивлённо крутит головой Юрий. Остальные тоже под впечатлением.

– Есть многое на свете, друг Гораций, что и не снилось нашим мудрецам, – вставляет к месту цитату Денис. – Я, когда в армии служил, тоже несколько раз был свидетелем труднообъяснимых, с точки человеческой логики, случаев. Один особенно запомнился. Мой друг Иван – в армии подружились – зимой на военных учениях вынул чеку и кинул боевую гранату, а она зацепись за рукав бушлата и ему под ноги упади. По всем законам физики и прочим, ему тут и должны быть полные кранты. Он сам потом рассказывал мне: «Вдруг как будто время остановилось, замерло. Я всё вижу, всё понимаю: вот граната медленно падает мне в ноги, вот сейчас взрыв, и меня не станет. И я вылетаю одним махом из окопа и пулей лечу дальше от этого места. Как можно дальше! И успеваю отлететь на несколько метров и упасть в снег, закрыть руками голову, вжаться в землю. И тут только взрыв». Посекло его немного осколками, так, пустяки. Зимой одежды на солдате много. В общем, полежал с недельку в госпитале, и в строй вернулся, как ни в чём не бывало. Но как это может быть, чтобы солдат успел выскочить из окопа и пробежать несколько метров, прежде чем граната взорвалась?

Наступила долгая пауза. Каждый что-то важное подумал о себе, о жизни.

– Вы, Денис, стало быть, в армии служили? Похвально. Сейчас многие стараются уклониться под любым предлогом, – сказала Наталья.

– Я сначала институт закончил. Потом служить пошёл. Теперь вот работаю. Сейчас из командировки домой возвращаюсь.

– Молодец, – сказала Валя, – это правильно. Молодой человек должен пройти всё в своей жизни. А то сейчас столько бездельников, болтаются, ни работать, ни учиться, ни служить в армии не хотят. Не то что в наше время. Очень много распущенности, вседозволенности. Вот мою дочку взять. Такая девочка росла послушная да хорошая. А ласковая какая, всё «мамулечка» да «красотулечка». Просто ясный свет в окошке нам с мужем была. И училась в школе хорошо, и по дому мне всегда помогала. Я с работы приду, а дома всё прибрано, ужин сготовлен. Так радостно на душе делалось. Когда Павел умер, она меня очень поддержала, не дала духом упасть. А как выросла да влюбилась – всё, пропало дело. Перешла жить к парню, уже год как без регистрации, без венчания живут. Я ей говорю: «Нельзя так. Грех это большой. Разврат». А она: «Ты, мама, ничего не понимаешь. Сейчас всё по-другому. Главное – что мы любим друг друга». А я так считаю: люби, коли любится, но сначала распишитесь. Я даже отказалась знакомиться с ним, с этим сожителем дочери моей. С дочкой-то помирились, теперь хоть общаться стали.

 

– А может, ничего парень? Вы бы сначала на него посмотрели, прежде чем выводы делать, – предположил Юрий.

– А чего на него смотреть, – нахмурилась Валя, – чай, не картина, чтоб на него любоваться. Ясное дело, что непутёвый. Путёвый всё по-человечески бы сделал.

– Да не переживайте вы, – попытался успокоить Валю Денис, – ничего страшного в том, что сначала поживут вместе, потом распишутся. У меня почти все друзья так живут, половина уже оформили отношения. Другие – вот-вот оформят. Штамп в паспорте – это не главное. Мы тоже гражданским браком с женой жили, но как раз перед моим отъездом решили подать заявление – жена в положении.

– И правильно! – горячо поддержала его Валя. – Правильно, Денис. Дитё должно от законных родителей рождаться. Видится мне, что у вас хорошая, крепкая семья получится.

– М-да... – задумчиво произнёс Юрий, – крепкая семья – это в жизни самое наиглавнейшее. Теперь я это знаю точно. Никакая работа, никакая карьера, свобода, деньги, власть – ничего не заменит человеку хорошей семьи. Я вот по глупости и по молодости семью не сберёг. Теперь страшно каюсь!.. Да поздно. Поздно! А ведь всё было у меня. Было! Как поёт София Ротару: «Было, было, было, но прошло. О-о-о. О-о-о». Еду сейчас в город, где был когда-то счастлив. Пятнадцать лет там не был. Уехал от любимой дорогой жены и двоих родных сынов. Зачем?! Дурак! Думал, на время. Оказалось – навсегда. Жену вернуть уже вряд ли удастся. Старший сын меня тоже наверняка не признает. Скажет: на кой ляд ты мне теперь, когда я сам дядя взрослый. Но вот с младшим ещё есть шанс найти общий язык. Я его через Интернет разыскал год назад. Переписывались. Он – втихаря от старшего брата и матери. Вот еду теперь к нему. Надеюсь, согласится со мной свидеться. Всё бы отдал сейчас, чтоб хоть одну родственную душу, хоть одного близкого человека найти.

И опять все надолго замолчали. За окном уже была темень, только и видна заснеженная насыпь, да чернеющий тучей лес вдоль неё. Где-то изредка промелькнёт одинокий свет фонаря, да вдали слабая россыпь огней какой-нибудь деревушки, затерявшейся в белых полях.

 

– А вы, Наташа, кто по профессии? – неожиданно нарушила тишину Валя. – Что-то ничего о себе не говорите.

– Я – педагог, – сдержанно пояснила Наташа.

– Хорошая профессия, нужная, – похвалила Валя.

– Каждая профессия нужная, – лаконично ответила Наташа.

– Это верно, – поддержал разговор Юрий, – но важно, чтобы каждым делом занимался профессионал. Сейчас очень мало стало истинных профессионалов, не то что раньше. Это не то чтобы я брюзжал, как обычно бывает у пожилых. Это, к сожалению, реальность наших дней. И чем дальше, тем меньше профессионалов остаётся. Обучение теперь явно хромает, да и люди всё стали мерить только деньгами. У нас на предприятии молодые сотрудники говорят: по зарплате и работа, будете хорошо платить – будем хорошо работать, и наоборот. С одной стороны, оно, вроде, и верно. Но с другой... Раньше, пока всё неотложное не сделаешь – домой не уйдёшь. А как иначе? И в выходной день выйдешь, и после работы задержишься. И всё время повышаешь свои знания, вникаешь, опыта набираешься, растёшь в профессиональном плане. Ну, на предприятии – ладно, куда ни шло. Но вот когда, к примеру, врачи – неучи, халтурщики, то это уж ни в какие ворота! Это же жизнь человеческая на кону. Или, опять-таки, педагоги. Раньше учитель душой болел за каждого ученика, чтоб понял, чтоб усвоил материал. А теперь? «Я вам материал рассказал, а вы как хотите, ваше дело». Мой младший мне пишет: «Не могу больше. Уйду из колледжа. Брошу. Как раз весной в армию заберут. Лучше армия, чем терпеть эти издевательства». Там его одна преподавательница поедом ест, чем-то он ей поперёк встал. Он парнишка, похоже, с гонором, что-то там сдерзил ей, и эта штучка, видно, тоже с характером. Но чего ты с парнем воюешь, а? Ну силы же явно не равны: у той и власть, и опыт, и все преимущества. А он против неё – пешка. Так будь ты с сочувствием и пониманием. Ты же педагог, вспомни себя в этом возрасте, все тогда были дерзкие да языкастые максималисты, это потом жизнь укатает да уломает. Нет, упёрлась, не ставит ему «зачёт», хоть застрелись! Он пишет: я уж все её лекции вызубрил, и формулы от зубов отскакивают – нет, она к чему-нибудь, да придерётся. Хм! Педагог хренов. Наверняка старая дева. Эти вечно на всех злые, особенно, на молодых.

– Не переживайте, Юрий, – пожалела Валя, – сдаст ваш сын этот злополучный зачет. И с сыном подружитесь. И с другим сыном тоже. А там, глядишь, вдруг и с супругой сойдётесь. Она замуж-то не вышла?

– Нет. Не вышла. Вся жизнь на детей ушла, пока я в погоне за счастьем и длинным рублём пробегал, – вздохнул Юрий.

– И как, догнали? Рубль? – усмехнулся Денис.

– Да как сказать. В общем, не жалуюсь. Квартиру в Москве купил, двухкомнатную, а это для столицы немало, машину дорогую. Да и сбережения имеются, – и снова горько вздохнул. – Спрашивается, на кой ляд мне одному это? Всё бы им отдал, лишь бы приняли меня.

– Примут, – пообещала Валя. – А у вас, Наташенька, семья имеется?

– Да, – лаконично ответила та, – имеется. Муж, сын-школьник, дочка в детский сад ходит. Полный комплект. Давайте укладываться, что ли. Завтра особо долго спать не получится.

– И то верно, – согласилась Валя. И все стали готовиться ко сну.

Наташа на своей нижней полке уснула моментально, едва легла. Валя немного поёрзала, повздыхала, но тоже скоро утихла. Юрий наверху не спал, лежал, уставившись в потолок. Хотелось курить, но лень было вставать, выходить в тамбур. Денис тоже не спал, думал о чём-то. Наконец, перевернулся на другой бок и незаметно ушёл в сон.

 

Проснулся он среди ночи. Было душно, хотелось пить. Откинул одеяло, тихо, чтобы никого не разбудить, спустился вниз, прихватил со стола начатую пол-литровую бутылку минералки, вышел, осторожно прикрыв за собою дверь

В тамбуре курил Юрий.

– Не спится? – спросил Денис.

– Ни в одном глазу. Душа растревожена. Вот стою, жизнь свою перебираю. Всё о завтрашнем дне думаю. Как-то меня город родной примет. Или не примет. А ты чего не спишь, молодой да красивый? Налоги, небось, все заплатил. Совесть чиста.

– Душно там. Подышать вышел.

– А... Понятно. Стало быть, домой едешь. К жене. Счастливый. ...И кого же вы с женой ждёте – сына или дочку?

– Не принципиально. Лишь бы здоровенький да умненький был.

– А я вот первого сына ждал, – улыбнулся в полумраке Юрий, – сыном бредил. Наследник. Продолжатель рода. Чтоб фамилию мою продолжил. ...Он-то продолжил, как и младший, а я вот маху дал. Что интересно, когда уезжал от них, думал, ненадолго. Денег для них подзаработаю и вернусь. А жизнь так закрутила, туда-сюда, глянь, а уж и несколько лет прошло. И вроде как-то уже и неловко назад к ним ехать. Дальше – больше. Хм... Вот стою и думаю: а ведь не захочет сынок меня увидеть. С какого боку он это должен делать? Я уезжал, ему едва пять исполнилось. Считай, всю жизнь без отца рос. Ну да, деньги я присылал, подарочки к праздникам и на дни рождения, ну а потом – просто деньги. Но деньги отца не заменят. ...Точно, не пожелает и знать. Прикроется делами. А ведь у меня надежда была, слабенькая, правда, но была, что через него я и с женой своей увижусь. Мы ведь официально до сих пор с ней в браке. Не подала она на развод, хоть и бросил я, считай, её с детишками малыми. А к старшему сыну не стоит и подступаться, этот точно не простит. Младший пишет: брат строгий, резкий, принципиальный. Нет, не простят. Зря еду.

– А вдруг примут? Обрадуется ещё. Может, ждут все эти годы. Вот ведь не подала на развод ваша супруга, – Денису стало жаль этого постороннего человека. Мужик, видно, и впрямь неплохой. Нормальный дядька, только ошибку совершил. Да кто ж без ошибок… – Хотя, без отца и впрямь плохо.

Они ещё долго стояли у окна. Каждый думал свою думу. Мерно стучали колёса...

 

– ...Эй, мужики! Подъём! – ласково-весело разбудила обоих утром Валя. – Меньше чем через час приедем. Вставайте. – Они с Наташей сидели внизу, уже умытые и причёсанные, переодетые.

Сдали постели проводнице, ещё раз проверили, всё ли уложено. Потом пили чай, но не как накануне, не спеша, а деловито. Отдали стаканы. Оставалось минут двадцать пути. Молчали.

– Вас, Наташа, муж встречать придёт? – поинтересовалась Валя.

– Нет. Не придёт. Он меня дома ждёт, детки ещё спят.

– А меня дочка обещалась встретить, груза у меня много. Я ведь родственницу ездила навещать в Подмосковье, вот она и надавала разных вкусностей, да подарков для меня и дочки.

– Я, на всякий случай, так просто, сыну сообщил дату приезда и номер вагона, – задумчиво сказал Юрий, – как знать... – В отличие от себя вчерашнего, был он сейчас молчалив. Было видно, что он взволнован возможной предстоящей встречей с сыном.

– Придёт! Обязательно придёт, – заверила его Валя. И остальным попутчикам Юрия – Наталье и Денису – остро захотелось, чтобы сын непременно пришёл встретить отца.

 

Вагон замедлил ход. Вот и перрон показался. Вот и здание вокзала.

Поезд дёрнулся и встал.

Первым на перрон вышел Юрий. Он принял от Наташи и Вали их вещи, помог выйти. Стоял около вагона, озирался, не узнавая ни вокзала, ни города. Последним из теперь уже бывших попутчиков вышел Денис.

– Ма! Привет! – выныривает из толпы встречающих тоненькая девчушка в курточке и джинсах, кидается обнимать Валентину, – Мамулечка моя! Роднулечка! Красотулечка! Дорогулечка! – и вдруг осеклась, остолбенела. – Деня? Ты? Я тебя завтра жду. Ма, это муж мой, Денис...

– Валя... Валентина Андреевна, очень приятно, – бормочет растерянный Денис и жмёт руку ошарашенной Вале. Валя переводит непонимающий взгляд с дочери на Дениса, с Дениса на дочь и обратно. Обоих выводит из ступора парнишка, подошедший к стоящему рядом Юрию: сын. Мгновенно посветлевший лицом Юрий словно ожил, встрепенулся, вскинулся.

– Юрий Викторович. То есть, папа. Очень рад. Очень, – говорит, сбиваясь, парню. А тот смотрит на него любопытно-снисходительным взглядом, который вдруг становится удивлённым:

– А вы чего, вместе что ли приехали? – он кивает на Дениса. – Здорово, брательник. Мать сказала, что ты только завтра явишься, – и вдруг ещё более поражаясь, – Наталья Юрьевна? ...Здрасти.

– Здрасти! – заходится весёлым хохотом Наташа, – Всем здрасти! Нет, ну надо же! А?! Вот и не верь после этого выражению, что мир тесен! Поразительно! И как славно! Просто сказка. Да, и что б уж совсем сказка со счастливым концом: Марьянов, завтра зайди с зачёткой после первой пары в двести десятый кабинет. За «зачётом».

 

 

 

Эрих Мария Ремарк. На западном фронте без перемен (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Умберто Эко. Баудолино (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно   Юкио Мисима. Исповедь маски (роман). Купить или скачать аудиокнигу бесплатно

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.05: Олег Бондаренко. Ужин с гением (одноактная пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!