HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2017 г.

Елена Маючая

Право на маленькие слабости

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 28.06.2012
Иллюстрация. Название: "Есть такое место, куда улетают воздушные шарики...". Автор: Инесса Крафцова. Источник: http://www.photosight.ru/photos/1773351/

 

 

 

В довершении всего, я осталась в палате совсем одна. Лежать на узкой больничной койке в мае – это самая возмутительная весенняя несправедливость. В марте, когда под окнами только-только начинают болтать первые ручьи, ещё можно вытерпеть разные противные процедуры и болючие уколы. И в апреле можно. В нашем городе в апреле ничего особенного не происходит, так: почки, листочки, первая травка. Хотя нет, происходит – журавли возвращаются. И всё же в апреле болеть не так обидно. А вот в мае – до невозможного! Когда озорные весенние ветры раскачивают фиалковое небо, усыпанное астрами перистых облаков, когда земля чёрными влажными ручищами выталкивает на поверхность сотни цветов, когда лимонно-жёлтое солнце беззаботно прогуливается по тихим улочкам, тогда невероятно обидно!

Но я заболела, причём очень серьёзно. Впрочем, так серьёзно я болела почти с рождения. Я знала, как именуется мой недуг, но звучит это, прямо скажу, не очень. Мама же называла мою немочь «проклятой дрянью». Так мне нравилось больше. «Проклятая дрянь» жила в правом боку и частенько очень сильно кололась, отчего приходилось по ночам звать родителей, а им, в свою очередь, торопливо набирать номер «Скорой». И всё бы ничего, да только той весной «проклятая дрянь» разбуянилась так, что уколы и капельницы перестали помогать. Выход, по мнению Георгия Захаровича – моего лечащего врача – виделся один: удалить «проклятую дрянь» и дело с концом.

– Живут люди с одной… – заверил он моих родителей и тут же осёкся, увидев меня, вернувшуюся с гемодиализа.

Было, конечно, очень интересно послушать о тех людях, живущих с «одной», но мне велели прогуляться, а после позвали обратно и сообщили, что надо оперироваться.

– А как же школа? Меня на осень оставят… – возмутилась я. – И как я на следующий год с химией справлюсь?

В этот момент отец как-то подозрительно отвернулся, а мама совсем неподозрительно всхлипнула, стало понятно – пока не до химии.

 

Но это случилось ещё в апреле, к тому же, на тот момент, в палате нас лежало двое – я и Люда. Собеседница она так себе, зато любила резаться в «дурака», а это для унылого больничного существования уже здорово. Трижды в неделю к ней приходила мать – немолодая женщина с уставшим взглядом, одетая пёстро и немодно, с большими руками, опутанными вздутыми синими венами, высокая и грузная. Она долго гладила Люду по волосам, почти насильно кормила домашней лапшой, а после всегда спрашивала:

– Не забижают? – и внимательно изучив Людкино отрицательное качание головой, добавляла: – Куры штой-то не несутся, с пятой уж суп варю.

После её ухода Люда подолгу молчала или вообще уходила из палаты. Было ясно, что она стесняется матери, и ещё, что кур с каждым посещением становится всё меньше, поэтому Люда очень старательно лечилась и постоянно просила Георгия Захаровича выписать её. Не знаю, поддавался ли Георгий Захарович на уговоры или нет (меня он, к примеру, и слушать не стал), но Люда в начале мая уехала домой. Я осталась одна.

Днем было ещё так-сяк: приходили родители, улыбающиеся бодро, но уж слишком натужно; или медсёстры развлекали меня инъекциями; либо же Георгий Захарович щупал «проклятую дрянь» и рассматривал её на экране УЗИ. При всём при этом надо было быть сильной, попросту – врать, будто мне вовсе не страшно, особенно родителям. Хотя, на самом деле, страшно – это мягко сказано. Самой мне почему-то не верилось в то самое, хорошее, в котором я с большим рвением убеждала остальных. Но при этом казалось полной несправедливостью, если «проклятая дрянь» одержит победу в мае. От таких «оптимистичных» мыслей я лишилась сна. Сидела на подоконнике и глядела на звёзды, ожидая, что какая-нибудь сорвётся с чернильного небосвода, но этого, к сожалению, не происходило.

За несколько дней до операции меня навестили одноклассники, и рядом с ними, уже загоревшими на щедром солнце и шумными, я почувствовала себя абсолютно больной и несчастной.

– Что тебе принести? – поинтересовались они в конце визита. – Ну, в следующий раз.

Очень хотелось пошутить, что следующего раза может и не быть, но я не решилась и, проглотив слёзы, сказала:

– Да ничего, просто приходите и всё.

И лишь после, когда они уже топали к больничным воротам, заревела, открыла окно и закричала:

– Воздушный шарик! Принесите воздушный шарик.

И снова зарыдала, и подумала: «Не принесут. Притащат цветы и апельсины. Или, ещё хуже, одни цветы. Каждый по два».

 

Накануне операции я не сомкнула глаз, сидела на подоконнике. Звёзд, как назло, ни черта. Чёрное небо застыло пустой глазницей. Я была совсем одна. Скоро, утром, должны были прийти мама с папой, утром должна была начаться предоперационная суета, но те несколько часов я коротала на пару с собой. В голове – полная каша, «под конец» хотелось разобраться во всём. Особенно с тем, что касалось Бога. По-моему, время для этого было весьма подходящим. Но ничего не выходило, все мои выводы упирались в собственную болезнь, хотя верить в его существование той ночью хотелось невероятно. «Наверное, Бога нет, точно нет» – подумала я и вслух громко спросила:

– Эй, ты здесь?

Откуда-то сверху (с третьего этажа, а я лежала на втором) совершенно спокойно ответили:

– Здесь. Ты чего не спишь?

– У меня з-з-завтра оп-п-перация, – от неожиданности я начала заикаться.

– Волнуешься?

– Н-н-немного.

– Зря. Всё будет хорошо. Ложись спать.

Никогда не была особо послушной, но разве Богу перечат? Я нырнула под одеяло, прислушалась – за окном тихо, и задремала. А утром мои страхи исчезли, а может, просто стало не до них. А если по-честному, то более меня в успокоении нуждались родители. И когда наступил момент «прощаться» с «проклятой дрянью», я уже ничего не боялась. Тем более Он пообещал, что всё будет хорошо.

 

 

Первый раз я встала только через неделю.

– Надо, надо, через «не могу», – настаивал Георгий Захарович. – Неужели не интересно посмотреть, кто ждёт за окном?

Было больно, я не жалею себя, но, действительно, было больно. Однако это того стоило: под окнами стоял весь мой класс. Я ошиблась. Они не принесли цветы, не принесли апельсины. У каждого был воздушный шарик. И когда я подошла, поддерживаемая Георгием Захаровичем и помахала рукой, одноклассники их отпустили. Майское небо и разноцветные шары, уносимые далеко-далеко тёплым ветром.

Примерно через месяц, за пару часов до выписки, я по старой привычке сидела у распахнутого окна.

– Сигареткой не угостите? – спросил наверху знакомый голос, тот самый.

– Свои иметь надо, – недовольно буркнули в ответ.

Очень хотелось подняться на третий этаж и посмотреть: какой он? Но я не стала. В конце концов, даже Бог имеет право на маленькие слабости. Я просто шепнула «спасибо» и стала собираться домой.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

20.08: Юрий Гундарев. Консультант (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!