HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Иегуда Мендельсон

Последняя встреча с Давидом Бен Гурионом

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 3.06.2007

 

 

 

Он был первым премьер-министром вновь образованного Государства Израиль. Прежняя фамилия – Грин. Из Польши. Роста небольшого, из плеяды еще тех диктаторов: Франко, итальянского, германского и советского (да сотрутся их страшные кровавые имена).

По сути, он тоже был диктатором – в еврейском, чуть смягченном варианте…

Я его видел на многотысячном собрании в 1971 году в Тель-Авиве, когда он уже был в отставке и проживал в кибуце в Негеве. На том вечере выступал тогдашний кумир публики молодой певец Ави Толедано. Бен Гурион тогда еще был – Бен Гурионом…


* * *

В свое время он приехал в пограничный (на перекрестке Иордании, Сирии и Израиля) кибуц «Ашдот-Яков» (Водопады Якова), названный в честь Якова из клана Ротшильдов. Кибуц основали выходцы из России, бывшие недоучившиеся студенты. Из их вышли садовники, первый израильский летчик, директор первого сельхоз института «Вулкани», начальник генерального штаба и другие израильские знаменитости.

 

Бен-Гурион приехал туда и после бурного собрания кибуцников заявил:

«Ленинисты – за мной, сталинисты – остаются здесь»…

Молодой еще не ставший на ноги кибуц распался на две части, развалился на кибуц меухад и кибуц ихуд, разделенные только колючей проволокой и… нетерпимостью, ненавистью, болью, витавшими в самой атмосфере…

По обе стороны остались братья и сестры, родители и дети, друзья и приятели…

Когда я там начал работать после 3 месяцев ульпана в Тверии, то к тому времени там за три последних года «прошло» около 27 врачей.

И не только «катюши» из Иордании и иногда Сирии были этому причиной.

Напрасная ненависть, идеологический кретинизм, бенгурионовщина (как сталинщина в СССР)…

 

Я застал разбитых, побитых, обескровленных людей, по природе своей – первопроходцев, пионеров, русских интеллигентов…

Многие долгими бессонными ночами плакались мне на чисто русском языке…





* * *

На границе этих кибуцов (а я работал в обоих) однажды я встретил ультраордоксально облаченного человека в черном костюме, который ко мне с чем-то неясно обратился…

Не расслышав его и приняв за еврея-ортодокса, я выразил сожаление на русском языке, что пока еще не владею ивритом.

И в ответ грассирующее:

– Молодой человек, к огорчению, я тоже не вполне владею древнееврейским языком. Я приехал из Сан-Францисско и разыскиваю кибуцного сапожника, верующего еврея и доктора философии Исаака Маора…

Я был потрясен… Тем более, что находился в близких и дружеских отношениях и с самим Ицхаком Маором (он был Меерсон из Риги, в отдличие от Меерсон из Америки, которая стала Голдой Меир, стал Ицхаком Маором – тот же корень – освещающий), и с его незабвенной супругой…

Странный незнакомец оказался архиепископом Сан-Францисским Иоанном, он же – князь Шаховской (родной брат Зинаиды Шаховской, участницы французского Сопротивления, писательницы на двух языках и редактора парижской русской газеты, тогда единственной в Европе, «Русская Мысль»), он же – поэт Странник.

Долгие годы дружбы соединяли нас потом. Много его книг с личными автографами и подписями хранятся у меня. А повесть о нем ждет своего череда...





* * *

Бен Гурион был ярым поборником внедрения иврита в жизнь и страстным врагом галутного еврейского языка – идиш. И сам он сменил свою фамилию с Грин, и родных, и соратников, и весь народ израильский убеждал, часто принуждая, разговаривать только на иврите, менять галутные имена и фамилии.

Большинство его последователей, особенно из партии МАПАЙ, так и сделали.

 

Враг жаргона идиш и галутных имен – первый премьер-министр государства Израиль, подписавший Декларацию о независимости, воевавший со всеми врагами, одновременно напавшими на новосозданное по имени древнейшего государства Израиль – легендарный Давид Бен Гурион…





* * *

Я был молодым, недавно прибывшим из Ленинграда, «героем Самолетного дела», первым, рискнувшим работать в проблематичном кибуце, врачом.

Все эти (и еще сотню) истории я слышал из первых уст от основателей обеих кибуцов «Ашдот Яков», которые отлично владели русским...

Профессиональную специализацию семейного врача я проходил в больнице «Пурия», живописно возвышавшейся на вершине Тверии, полукругом расположенной на берегу Тивериадского озера (Ям Кинерет). Вид был изумительный. Римские строители, создавшие Тверию в честь императора Тибериуса, обладали вкусом и знали свое дело.

В больницу, расположенную в 1.5 – 2-х километрах от кибуца, я приезжал дважды в неделю по дороге, серпантином вьющейся вокруг Тверии. В основном я проходил практику в терапевтическом и детском отделениях.

Ивритом я еще не владел, и главным было – база знаний и врачебная интуиция.

 

Как обычно с утра я подъехал к зданиям «Пурии». Во дворе было как-то тихо и безлюдно…

Я тихонечко втиснулся в дверь терапевтического отделения, заметив там необычное скопление народа. Обернувшиеся врачи зашикали на меня, приложив палец к губам. В палате была тишина, и заведующий отделением что-то громко и необычно для него четко говорил большой группе врачей. Среди свиты, кроме более десятка врачей-практикантов из окружающих поселений, кибуцов и мошавов, оказалось много и местных больничных врачей…

– Неужели такой интересный медицинский случай?..

На высокой массивной больничной кровати лежал пожилой человек в пижаме, слегка прикрытый байковым покрывалом. Ничего особенного не было в этом невысоком старике, кроме какой-то странной полукопны седой шевелюры на голове, непокорно торчащей по сторонам.

Мне показалось что-то очень уж знакомым…

 

Вдруг зав. отделением заметил меня и громко попросил пройти вперед. Я заволновался.

– Неужели меня станут экзаменовать? А что с моим ивритом? А о чем вообще идет разговор?

Мысли вихрились, волновались, смешивались в голове пока я протискивался сквозь врачебную толпу к боссу. На пациента я вообще перестал обращать внимания. Случай – так случай…

И вдруг я услышал из уст профессора:

– Господин Бен Гурион, это врач из кибуца «Ашдот-Яков» (все знали историю разделения и страданий этих двух кибуцов и роль Бенгуриона в этом деле)…

Он – новоприбывший из России, из Ленинграда, связан с «самолетным делом». Добровольно пошел служить в проблематичный кибуц, где за последние три года сменилось более 35 врачей…

 

Дальнейшее, продолжавшееся около получаса, я не очень-то помню, слышал словно сквозь туманную дымку.

– Неужели это сам Бен Гурион? Что он здесь делает? Что случилось? Сумею ли я поговорить с ним самим?..

Только всё говорили обо мне, о наших кибуцах, зная, что это значило для самого «виновника торжества», первого премьера страны. Он не произносил ни слова, лишь многозначительно кивая в знак согласия со сказанным…





* * *

И вот вся процессия во главе с профессором уже удаляется из палаты…

Я плетусь в хвосте процессии, думая, как бы потом пробраться к тщательно охраняемому бывшему израильскому лидеру, столько накромсавшего в моих кибуцах. До сих пор – кровоточит…

 

Интуитивно я оглянулся, и вижу, как этот старичок с неуправляемой копной-гривой пухом торчащих по сторонам волос сидит на кровати, не доставая босыми ногами до пола, и подманивает меня пальцем…

Я замер. Остановился. Оглянулся на удаляющуюся процессию белых халатов и потихонечку стал приближаться к Самому.

Не доходя несколько шагов, я смущенно обратился:

– Слиха (извините на иврите). Затем по-русски. Я новоприбывший, иврит еще не знаю, идишем тоже не владею. Не знаю, как с Вами говорить…

– Очень хорошо, – послышалось в ответ на довольно хорошем русском (кстати, я не уверен, что кто-либо знает, что Бен Гурион вообще знал руссктий язык),

– Я тоже вот забыл иврит. Могу говорить только по-польски, по-русски и на идиш…

 

Тот самый Бен Гурион, который до беспощадно боролся против галутных языков, может говорить только на них!? Оказывается, он, вероятно, плохо понимал то, что ему говорили, только многозначительно кивая головой в процессе профессорского спича…

 

– Я врач из кибуца… «Ашдот Яков»…

– ??? А где это?..

 

Кибуц находился от больницы в полутора километрах по извилистой дороге и был хорошо виден с вершины Тверии…

 

Вот как жизнь может посмеяться над человеком. Даже – над самым «великим»…

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.11: Лачин. Три русских стихотворения об Ульрике Майнхоф (рецензия)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!