HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2017 г.

Валентина Морозённая

Мы не нужны православию?*

Обсудить

Статья

Опубликовано редактором: , 27.09.2007
Иллюстрация. Валентина Морозённая. Мы не нужны православию? Источник: http://netnotes.narod.ru/

Эта статья была мною написана, точнее сказать, выстрадана, довольно давно. А была опубликована в православном обозрении «Община-ХХI век» четыре года назад. На публикацию тогда пришло лишь 2 отклика. Первый – от парня, такого же, как я, инвалида, с просьбой помочь ему в приобретении православной литературы. Не знаю, помог ли ему хоть кто-нибудь. Второй отклик был от женщины, внук которой учился в православной школе. Суть её письма сводилась к одному: у инвалидов свои проблемы, у нас (читай – здоровых) – свои, и пусть каждый их решает сам, как может. Что здесь скажешь? Словно разные отчуждённые миры…

Но время идёт. С трудом, но всё же меняются представления, пересматриваются отношения. Кое-какие подвижки произошли и в данном направлении, хотя и весьма скромные и робкие.

Например. Когда у меня слёг отец, и я в отчаянии обратилась по телефону в один из храмов, мне с раздражением ответили, что это дом молитвы, а не собес. Но через год там образовалось сестричество, которое помогает в т.ч. и одиноким старикам и инвалидам. Вот и за мной в том году они ухаживали после операции по мере возможности. Возможности же эти весьма и весьма скромны, т. к. из многих сотен прихожан лишь едва ли человек десять посвящают своё свободное время этому служению. Остро нуждающихся же (из тех, кто не может выйти за порог своего жилища и одинок) во много раз больше.

В тот очень сложный для меня период я обращалась за помощью и через православный Интернет. На форуме одной из газет мне сразу дали понять, что надеяться надо только на саму себя, и что «здесь собрались люди для того, чтобы отдохнуть и пообщаться, а не решать какие-то проблемы». Что же, и на это все имеют право! Но на форуме сайта А. Кураева образовался фонд «С миру по нитке», где меня сразу поняли, поддержали и продолжают помогать по сей день (как и многим другим). За два прошедших года я встретила немало хороших и добродетельных православных людей. Всем им низкий поклон!

Да, всем даётся по силам. И когда эти силы на исходе, когда уже край, Господь не оставит – найдутся и силы, и добрые люди. Главное – самому к этому времени не озлобиться, надеяться и верить, не переставать искать и стучаться в закрытые двери. И обязательно кто-то да найдётся, кто-то да откроет и поможет! Всё сложится как-то само собой. Это я знаю не только из Писаний и рассказов кого-то и когда-то, но уже и на своём собственном опыте. И дай Бог, чтобы таких людей становилось всё больше и больше.

Но кто-то из фонда мне сказал: «Это потому, что ты не замыкалась в себе, не озлобилась и продолжала надеяться и просить помощи». Так что проблема, и очень острая, остаётся… И только поэтому я дала согласие опубликовать эту статью вновь.



*   *   *

 

Я уже давно думала о месте мирянина в нашей Церкви, о разобщённости православных, которые относятся друг к другу с каким-то равнодушием и отчуждением. Даже пыталась изложить это всё на бумаге, но куда отправить – не знала. Да и были большие сомнения: кому это нужно? А может быть, я что-то не понимаю и по гордости очень много хочу? Но среди тех православных изданий, которые иногда выпадает счастье читать, оказалась и газета «Община», где я к своей радости и к своему удивлению обнаружила, что редакция хочет дать слово «молчащему континенту – мирянам».

 

Прочла несколько читательских откликов на публикации и подумала: если воцерковленные люди, ещё в силе тела и духа, не находят своего места в Церкви, в приходе, то что уж тогда говорить о таких как я – инвалидах! Мы есть, и нас как бы нет. Если инвалиду выпадает счастье прийти в храм, то на него устремляется столько любопытных глаз, что впору не молиться, а куда-нибудь забиться или уйти. А часто ли вы видите в храмах человека на костылях или в инвалидной коляске? И задавались ли вы вопросом: а как они чувствуют себя среди православных?

 

Выбравшись на улицу, ощущая неприязнь, насмешливые взгляды, неприкрытое любопытство или охи-вздохи, инвалид готов порой откликнуться на любое внимание, доброе слово. И почему-то у православных его не находится, а у всяких сектантов – и слово, и книжечка, и готовность помочь, разъяснить Писание, забрать к себе на праздник (на собрание и т.п.). В Москве на канале «Народное радио» есть программа для инвалидов «Преодоление». Как только она появилась в эфире, так начали звонить сектанты различных толков и предлагать помощь, зазывая слушателей к себе. Хотя и православные слушают эту радиостанцию, но звонили лишь для того, чтобы неумело поспорить с первыми по догматам учений. Не так давно ведущая программы лично обращалась к нашим иерархам, священникам с просьбой прийти на программу, ответить на вопросы и вместе решать проблемы. Но услышала: инвалиды?! – это не наша тема, нам не до этого. Знаю, что не так уж мало инвалидов, которые и слышать не хотят о православии. Баптисты, евангелисты и т.п. стали роднее, дороже, понятнее. Был случай, когда еле добравшемуся до храма человеку, тяжело стоящему и говорящему, но стремящемуся душой к вере, сказали: некогда тут с тобой разбираться. С его слов, так к нему отнёсся священник. И как я ни пыталась его убедить, что надо сходить в другой храм, к другому батюшке, он отрезал: «Никуда я теперь не пойду – все такие».

 

Однако сектанты приобретают таким образом в свои ряды не только инвалидов, но и, конечно, их родных и близких, то есть вполне здоровых и активных граждан России. Вот о чём болит душа!!! Вот такая ползущая экспансия. Проблема очень серьёзная и глубокая, но её никто не замечает или не хочет замечать – ни различные православные движения, ни журналисты, ни иерархи, ни приходы. А сейчас, когда идёт широкое наступление католицизма (по виду доброго, богатого), сколько же людей мятущихся, униженных и отвергнутых уйдёт и, может быть, встанет в оппозицию к православию.

 

А здесь ещё всякие необдуманные высказывания авторитетных лиц. Так, ведущий «Русского дома», показывая больных с рождения ребятишек, комментирует: мол, во всём виноваты родители – алкоголики-наркоманы (программа декабря 2001 года). Да, какая-то доля правды здесь есть и, увы, всё увеличивающаяся. Но нельзя же всех родителей, имеющих больных детей, причислять сразу к алкашам? Я училась в интернате для детей с последствиями паралича, и у большинства учеников родители были добропорядочными людьми, то есть не злоупотребляли алкоголем и имели здоровых старших или младших сыновей-дочерей. Не могу без содрогания вспоминать, как после подобного высказывания журналистки с радиостанции «Юность» (на заре Перестройки) мы с отцом оказались около детсада, и дети бежали вдоль изгороди и кричали нам вслед: напился, алкоголик! Хотя он шёл нормально, а вот я…

 

Но это светские журналисты, а что же православные? Почему же, воюя со злом и бичуя его, надо бить по кому попало, и чаще всего – по безвинным?! А потом почему-то удивляются, что так много людей отворачивается от православия, идёт в секты. Как-то в пылу борьбы забывают слова Спасителя о слепорождённом: «Не он согрешил и не родители его, а для того, чтобы на нём явилась слава Божия». А святые отцы ещё говорили, что такие дети (люди) нужны для умягчения сердец остальных.

 

Как-то забываются и войны, и тяжёлые, вредные работы, плохая экология, Чернобыль и т.п. А многие родители несут этот пожизненный крест с терпением, достойно, хотя порой, увы, далеки от религиозного сознания и осознания. И вместо слов поддержки и утешения слышат вот такое из уст православных! И не раз, и не два.

 

Как-то подруга по переписке посетовала, что у неё почти нет православных книг. Живёт она не то в деревне, не то в посёлке – официально это называют хутором. Ходит на ходунках, сама ездить никуда не может, храма рядом нет. Я тогда обратилась на радиостанцию «Радонеж» с просьбой: «кто может – помогите!» Прошло несколько лет. Теперь понимаю, какой я была наивной! Если бы просила для заключённого или наркомана, ставшего на путь исправления, наверняка бы откликнулись, а для инвалида – зачем?! Моей подруге потом привели в пример членов какой-то сектантской группы: вот Марине её христиане помогают, а где твои православные? Что ей было ответить? Я хотела как-то убедить, что православные тоже что-то могут и неравнодушны, но, увы, не вышло. Сейчас в этом населённом пункте на берегу Дона обосновались сектанты. Подруга пишет: народ к ним валом валит!

 

Несколько лет переписываюсь с одним иеромонахом из Республики Коми, который, будучи в монастыре, взял на воспитание больного, почти обездвиженного мальчика – у него была атрофия мышц. Но чего только не пришлось услышать и пережить из-за этого о. Варнаве от монастырской братии, каких только упрёков! А когда он сам нуждался в госпитализации (развился рак), ему было объявлено: за Антонием никто ходить не будет (уже юношей он принял монашество). От больницы пришлось отказаться. Но, в конце концов, из монастыря их выжили. О. Варнава забрал с собой и другого паренька (физически здорового, но умственно отсталого), над которым издевалась братия.

 

Владыка стал работать (вернее, сотрудничать) с одной из православных газет края, открыл там рубрику взаимопомощи, вёл речь и об инвалидах. Получал хорошую и большую почту – отклики, благодарности. Но продолжалось это (опять, увы!) недолго – рубрику закрыли, так как посчитали, что ненужно, неактуально.

 

Выходит, милосердие к инвалидам – вещь ненужная и неактуальная? Зачем их включать в православную жизнь, зачем лишняя головная боль? И правда, уверовавший заключённый – это по освобождении хорошая рабочая сила, как и бомж, и вылеченный наркоман. А с нас-то что взять, с болящих и еле ползающих…

Детям-инвалидам ещё уделяется внимание, об их духовном развитии заботятся, но дети имеют свойство вырастать и становиться взрослыми, обречёнными на одиночество и на непонимание. Сколько за последние годы было статей и репортажей о больных детях, смышлёных и, нередко, одарённых! О них рассказывали, ими восхищались, а потом благополучно забывали. Где они, как они сейчас, с кем – никого не интересует. Так же, как и в больницах, где опека из приходов напоминает рейд-шефство пионерского звена из прошлого. Ни о какой духовной работе и духовной связи и речи нет. А у священника просто нет времени, чтобы исповедовать каждого, как и положено. Перечислит он общеизвестные грехи и давай всех подряд причащать. Не спросит: понимает ли человек, что это Таинство, готовился ли или так – все шли, и он пришёл «поучаствовать», чтобы потом опять отдаться в плен телевизору и праздным разговорам да пересудам. А выпишется человек, и его как бы никогда не было. Здесь бы нужна помощь прихожан батюшкам в окормлении болящих, но, увы…

 

Когда закрыли рубрику, о. Варнава написал мне: «жатвы много, деятелей мало». На днях слышала по «Радонежу», как один священник буквально взывал к слушателям в канун Великого поста: приходите, помогите – в больницы, в приюты, отдайте своё время больным и нуждающимся, а не убивайте его у плиты в кулинарных изысках. Ну, что сказать? Сейчас многие ушли в себя, думают лишь о себе, а потом и пишут, что одиноки, никто их не замечает, приход чужд. Но единит не приход, не стены и даже не священник, а дело, живое и милосердное! И, конечно же, церковная служба, литургия, а не чаепития и посиделки после. Или я чего-то не понимаю?

 

Инвалидам, в силу чисто физических причин, труднее, чем кому-либо, организоваться. Да и подчас мы просто ничего не знаем друг о друге, а тем более о том, чем живут приходы (до которых порой так далеко!). Хотя священники и ходят по просьбам на дом исповедовать и причастить, но у них просто не хватает сил и времени действенно, вдумчиво и глубоко окормлять такую паству, разбросанную по городу, району, а тем более – дать людям почувствовать, что и они – члены большой православной семьи. Здесь такое большое (даже огромное!) поле деланья для мирян, но никто этим не занимается.

 

Отчуждённость и некорректные высказывания приводят к тому, что инвалиды порой не могут дома причаститься и исповедаться, т. к. родители или близкие против или даже боятся прихода в дом священника. Сколько за этим слёз, борьбы, трагедий. И, опять же, с близкими наркоманов и заключённых ведётся работа. Есть православные реабилитационные центры и консультации, радиопрограммы, статьи с разъяснениями, с пастырским словом. Для близких инвалидов и их самих нигде и ничего подобного не попадалось.

 

Я, конечно, не могу всего знать. Может, есть в нашей Церкви программы или разработки и по неходячим инвалидам, может, есть и некоторый опыт. Какой-то период один из реабилитационных государственных центров для спастиков возглавлял о. Анатолий (Берестов), но его силой принудили уйти. Он создал тогда свой центр для помощи наркоманам (при одном из московских монастырей) и успешно их лечит – это отрадно. Но мы опять остались брошенными и никому не нужными. Промелькнула информация, что у одного священника брат глухонемой и батюшка не понаслышке знает все проблемы этих людей, в том числе – в литургической и приходской жизни, где нужен индивидуальный подход. Батюшка сумел создать для этих людей приход, доказать, что такой храм нужен! Но, опять же, глухонемые на ногах и могут приехать сами. Получается, что нам нужно ждать, когда у какого-нибудь священнослужителя или церковного деятеля будет родственник с последствиями паралича и он проникнется и озаботится положением таких людей в православии? А может, самим мирянам как-то это решать?

 

Очень нужна газета (хотя бы миссионерский лист) для инвалидов (особенно обездвиженных, но интеллектуально нормальных) и их близких. Ведь здесь есть своя специфика, как в психологическим плане (увы, часто это путают с психическим), так и в чисто физическом. А среди нас не так уж мало образованных, талантливых людей, которые могли бы быть не только читателями (слушателями или каким-то балластом), но и быть полезными, пригодными для работы, помощниками. Ведь, по словам Спасителя – сила в немощи совершается. Кто бы помог, протянул руку – как это сделано в отношении тех же заключённых, наркоманов – открыто, уверенно, серьёзно. Надо, наконец, и нас перестать бояться, сторониться, стесняться, не замечать. Как-то, много лет назад, один заключённый мне написал: «Мы-то отсидим своё и выйдем, а вы приговорены к четырём стенам на всю жизнь».

 

Светские инвалидные организации и издания нацелены лишь на доставание денег и благ для руководящего звена, и поэтому там сплошное нытьё. Нет никакого позитива, никакой духовности, но зато главенствует девиз мира сего: бери от жизни всё, что можешь, и что сумеешь, несмотря ни на что! И Фестивали-смотры в том же духе – гордости, соперничества. А чего-то другого вроде как бы и нет. Православному человеку или ищущему Бога там неуютно, не по себе. Мы получаемся «свои среди чужих, чужие среди своих». В приходах о нас совсем не знают. А как о себе дать знать? С одной стороны, не очень удобно; с другой – боишься лишним вопросом обременить батюшку, пришедшего исповедовать на дом. Сам он то ли не догадывается расспросить, то ли считает ненужным, то ли ещё что-то… Создать бы через какой-нибудь печатный орган Братство обездвиженных православных инвалидов и тех, кто хотел бы им помочь. Это очень важно и существенно! Особенно, когда родители теряют силу или уходят в мир иной, человек остаётся один на один со своей болезнью и бедой, со своими мрачными мыслями и непреодолимыми проблемами. И как-то никто из мирян не догадывается подойти к священнику и спросить: «Вы ездите на исповедь по домам? Может, кому-то нужна там помощь? Поспрашивайте и благословите».

 

Есть случаи, когда старенькие родители не могут лечь в больницу – некому приготовить пищу и помочь в это время хоть и взрослому, но беспомощному из-за болезни ребёнку и т.п. Как-то одна женщина звонила на радио «Радонеж» и просила о такой временной помощи, но ей ничем не смогли помочь. А слушатели? А ближайший приход? В то же время, знала одну семью инвалидов, где родился здоровенький ребёнок, так женщины из их секты (пока родители проходили ежегодное лечение!) заботились о нём. А что же православные? Где их милосердие и доброделанье? Конечно, подать копеечку – дело богоугодное, но в тысячу раз легче, чем, скажем, прийти к тому же немощному и помыть окно к Пасхе, протереть пол или свозить на своей машине на службу – здесь надо затратить время и силы, проявить заботу и терпение. А какой нравственный урок получили бы детки, участвуя вместе со взрослыми в этой помощи! Или если в православных школах прошла бы, например, выставка прикладного искусства людей, прикованных болезнью к коляскам да костылям, но не павших духом. Может быть, только тогда и будет меньше людей, которые жалуются на своё одиночество в приходах, на непонимание. В народной мудрости есть хороший ответ на это: «Если тебе трудно, то найди того, кому ещё труднее, и помоги ему». У нас же пока всё наоборот – стараются найти, кому хорошо, кто сумел устроиться и приспособиться, а потом к нему приблизиться, подружиться. И пока это будет, никакой подлинно христианской общины не получится, никакого возрождения России не увидим.




*Впервые эта статья была опубликована в газете «Община-ХХI век» №4 (29), май 2002. (Повторно данная статья была опубликована в философско-литературном журнале «Открытая Мысль» №3, Москва 2006)

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.07: Вера Панченко. Живой пульс поэзии (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!