HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Антон Никитин

Знакомство с семейством Отченашенко

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 7.04.2009
Иллюстрация. Автор: bj13. Название: "Маска". Источник: http://www.photosight.ru/photos/3065670/

 

 

 

На знакомство с родителями Иры я шел с тревожным чувством. Неделю назад, когда она пригласила меня на «семейный ужин», я вообще ответил решительным отказом. Причин на это было две. Во-первых, несмотря на то, что с Ирой мы встречались уже целый год, далеко в наше с ней будущее я пытался не смотреть, а знакомство с ее родителями, как вы сами понимаете, ставило вопрос ребром. Во-вторых, к семейству Отченашенко, к которому принадлежала моя Ира, я относился с некоторым предубеждением, и сейчас расскажу, с чем это было связано.

Начнем с того, что родители Иры, обладающие такой уникальной фамилией, в Бога не верили, а, кроме того, считали за правило религиозных людей если не презирать, то, по крайней мере, жалеть. Сам я, воспитанный в православной семье, верил в Бога стыдливо, то есть в церковь не ходил, а на ночь молился про себя, однако такое атеистическое тщеславие никогда не приветствовал.

Была еще одна причина, связанная с тем, что моя персона занимала гораздо более скромное социальное положение по сравнению с любым представителем этого славного семейства, что меня просто бесило, хотя я и не подавал вида.

Отец Иры, Сергей Дмитриевич, работал в региональном министерстве социального развития и, хотя занимал там не самую высокую должность, все же имел определенный чиновничий апломб. Однажды удалось ему прочитать одну умную книгу, в которой много говорилось о необходимости укрепления в стране «среднего класса». Проводилась мысль, что именно этому слою выпала величайшая честь «спасти Россию». Писалось и о том, кого следует к этому классу причислять. Внимательный Сергей Дмитриевич по некоторым признакам, неожиданно для себя, выяснил, что он один из этих счастливчиков, отчего пришел в некоторое возбуждение и на следующий день выписал журнал «Политический класс». За ужином же любил высказать все те мысли, которые в этом журнале находил, о чем меня Ира и предупредила.

Жена Сергея Дмитриевича, Мария Никитична, больше двадцати лет проработала учителем русского языка и литературы в школе. От частого общения с детьми и их родителями выработались у нее два замечательнейших свойства: педагогическое хладнокровие и болезненное любопытство к частной жизни других людей. На последнее обстоятельство Ира мне указывала особо, готовя, тем самым, к расспросам своей мамы.

Была еще старшая сестра Надя, но о ней Ира ничего не рассказывала, а я и не спрашивал.

Учитывая все это, я решил в тот вечер действовать следующим образом – на расспросы Марии Никитичны врать, причем нахально и с размахом, Сергею Дмитриевичу противоречить по всем пунктам его политической программы и обязательно состряпать какой-нибудь каламбур на счет их фамилии. Повторюсь – сам я родился не в столь «идеальном» семействе, средний класс мне только снился, а красный диплом, утверждающий, что я историк, больших дивидендов не приносил, что меня огорчало и злило. Попранное самолюбие и стало причиной того, что я надумал во чтобы то не стало насолить, дать понять, что «я» – не «они».

До сих пор для меня остается загадкой, что мною двигало, когда я выбирал в магазине презент для «семейного ужина». В общем, когда я из него вышел, то в пакете у меня оказались ананасы и рябчики. Обманув себя мыслью, что Отченашенко Маяковского не читали, я решил поторопиться, так как уже опаздывал.

 

 

Дверь мне открыла Ира. Проведя в зал, познакомила со своими родителями и сестрой. Сергей Дмитриевич оказался тем, о ком обычно говорят: «мужчина в полном расцвете сил», т.е. мужиком среднего роста, с небольшим пузом и черными усами, от которых веяло чиновничьей мудростью. Мария Никитична, в противовес мужу, была худой женщиной и выглядела даже несколько больной, однако встретила меня очень оживленно. Что касается Надежды, то во время знакомства она не проронила ни слова и только кивнула мне из-за стола, который уже был поставлен в зале и красиво накрыт.

В момент, когда уже нужно было отдавать пакет с продуктами, я отчетливо осознал, как глупо сейчас буду выглядеть, а чувство безысходности только усилило мое смятение. Первым делом я громко оповестил всех, что алкоголь не принимаю категорически (что было ложью, и Ира об этом прекрасно знала), и попытался объяснить предназначение продуктов. На счет рябчиков выразился в том духе, что с детства привычен питаться за их счет, а ананасы, мол, всегда были для меня символом единения с природой. Все это вызвало легкое недоумение у окружающих, однако было решено рябчиков сейчас же запечь в духовке, а ананасы поставить посреди стола, чтобы они напоминали наше природное естество.

Сели за стол. Сергей Дмитриевич, налив себе водки, а дамам вина (я решил потягивать яблочный сок), преступил к разговору:

– Ну вот, дожили наконец, выросла наша дочка, не стесняясь знакомит нас со своим избранником, а мы и рады… – отец семейства выдержал паузу, – рады знакомству с вами, Андрей, по всему видно, вы человек серьезный, а с серьезными людьми всегда приятно иметь дело. За вас!

Все дружно выпили, и я почувствовал, что и мне надо что-то сказать, а что, было непонятно. Первоначальное намерение встать в оппозицию и «насолить» казалось мне в тот момент не таким уж и удачным, однако говорить красивые слова тоже не хотелось, поэтому пришлось импровизировать.

– Отчего же я серьезный человек, Сергей Дмитриевич, ошибаетесь вы во мне, – стал я отвечать, – наоборот, я веселый парень, люблю всякого рода анекдоты, шуточки и глупости. Позвольте, Мария Никитична, я подложу вам салата, – с этими словами я действительно помог благочинной матери семейства.

– Какие же это глупости? – улыбнулась мне Мария Никитична.

– Да, например, спускаюсь я давеча в переход, а там, по обыкновению своему, сидит слепой дедушка и милостыню просит. Шел я в тот момент на рынок, и сверкнула у меня в голове идея, от которой даже засмеялся вслух. Купив в одном лотке, где продаются различные безделушки, фальшивую 1000-рублевую купюру, а, также успев разобраться с другими нужными мне покупками, вернулся я в переход и сунул эту бумажку деду со словами: «Возьми, дедушка, эти деньги, да спой мне песню, какую-нибудь лирическую». Старик, признаюсь я вам, умилился, начал благодарить и даже обещал за меня помолиться. Песню тоже исполнил, что-то о чае и любви. После этого я и сообщил, что обманул его. Вы бы слышали, как он проклинал меня, как поливал руганью. А мне ведь только того и надо было. Фальшивку эту я подсунул ему не для того, чтобы посмеяться, а для того, чтобы показать ему, что у самого у него милосердия мало, зато много лицемерия. А когда сказал ему об этом, то он мне и ответил: «Да ведь я, сынок, сразу понял, что ты меня обманываешь, только хотелось и мне показать, что сам ты из себя дурака лепишь». И так это хорошо у него вышло, что я действительно себя дураком ощутил, однако рассмеялся от души.

– Да что ты такое говоришь? – воскликнула Ира, – никогда не поверю в эту плохую сказку, ты же постоянно бабушкам помогаешь дорогу переходить (последнее прозвучало как оскорбление).

– Был грех, – парировал я ей.

Повисло неловкое молчание.

– Что же я это сижу, – опомнилась Мария Никитична, – там, наверное, уже рябчики подгорели.

Пока Мария Никитична хлопотала на кухне, Ира строго посмотрела на меня и тихо спросила: «Что с тобой?» Реагировать на такие вопросы я посчитал глупым, поэтому только пожал плечами, и молчание стало просто гнетущим. Спустя десять минут рябчики были разложены по тарелкам, а радушная хозяйка решила, видимо, слегка поддеть меня провокационным вопросом:

– А отчего вы, Андрей, от алкоголя отказываетесь, бережете свое здоровье, или может быть закодированы?

– Да что вы, Мария Никитична, никогда я о своем здоровье не беспокоился (в этот момент я почувствовал, что меня «понесло» и контролировать этот процесс я не смогу). Просто наследственности боюсь, психологи говорят, что это страшная штука, от которой многие плохие вещи происходят.

– А что у вас родители сильно пьют? – не на шутку испугалась Мария Никитична (я с удовольствием отметил про себя, что все мои слова воспринимаются ею на веру).

– Пили. Отцу Царствие Небесное, а мама в тюрьме сидит. Я вам сейчас о них расскажу. Мама моя, Наталья Петровна, в своей юности сильно любила молодого человека, да и он ее любил, но это был не мой отец. Отец же, Илья Андреевич, в нашем селе был приезжим, и, как обосновался, решил жениться, а Наталья Петровна очень ему в душу запала. Только было одно препятствие, прекрасно понимаете какое. И вдруг несчастный случай: парень тот, в которого мама была влюблена, в реке утонул, якобы переплыть ее хотел, да не получилось. Естественно, вся деревня сразу на моего батю стала пальцем показывать, только доказать его вину было невозможно. А мама так просто извелась, потом не выдержала и к отцу моему с иконой пришла. Пришла одна, икону перед собой держит и Илье Андреевичу говорит: «Скажи мне, Илья, честно, – перед Богом поклянись, что нет на тебе греха». Батя, не раздумывая, упал перед ней на колени, крестным знамением себя осенил и поклялся, что даже в мыслях у него убийства не было, еще и икону поцеловал. Мать так сразу и расплакалась, давай прощения у него просить за подозрения свои. А через полгода свадьбу сыграли, потом и я появился. Только счастье семейное недолго продолжалось, – как отправил меня отец на учебу, так пить стал по-страшному, за хозяйством не следил, с работы его выгнали. Мы с матерью не знали, что и делать. Три года прошло, он все пил, а потом и сказал ей, что соврал тогда перед Богом, испугался общественного наказания, а теперь другого наказания боится, оттого и пьет. Признался в пьяном угаре, а как очнулся, матери уже дома не было, переехала к своим родителям. Первым делом он мне позвонил, попросил приехать. Я приехал на выходные, удивился – отец трезв был, молился беспрестанно, а на следующий день после моего приезда пошли мы вместе с ним в дом моих бабушки и деда. Заходим: он впереди икону несет, я сзади испуганный, ничего понять не могу. А мама как будто знала: стоит на крыльце, лица нет. Отец сразу ей и говорит: «Прости меня, Наташа, ради Христа, сил моих нет, грех давит», – упал на колени и заплакал. Я же, увидев это, еще больше оторопел, да и сам не выдержал: слезы брызнули, давай батю успокаивать, а сам сопли глотаю. Тут и мамка к нам бросилась, видимо, материнское сердце не выдержало.

В общем, стали они снова вместе жить. Отец вновь за работу взялся, пить отказался наотрез. А мама, наоборот, часто стала к бутылке прикладываться, – все молчаливей и молчаливей становилась. Так два года прожили. И вот, в позапрошлом году получаю я диплом о высшем образовании, а на следующий день новость приходит – убила мама отца, ночью ему на сердце ту самую икону положила, и кухонный нож по самую рукоятку в нее вонзила, даже не знаю, откуда силы у нее такие взялись. Отца схоронили, а матери еще долго сидеть…

Рассказывая все это, я не поднимал глаза на окружающих, а когда взглянул на них, то понял, что зашел далеко: у Иры было очень испуганное выражение лица, Сергей Дмитриевич уткнулся в тарелку, которая практически была пуста, взгляд Марии Никитичны передавал ужас и тревогу, а Надя просто плакала.

– Да что вы, Надежда Сергеевна, плачете, – опомнился я, – шутка эта была, все хорошо с моими родителями, обыкновенные деревенские алкаши, я же предупреждал вас, что всякие розыгрыши люблю.

Сергей Дмитриевич при этих словах встал из-за стола и вышел из зала, во взгляде Марии Никитичны ужаса стало еще больше, а на Иру я вообще побоялся посмотреть. – Да опять вы сами себя разыграли, Андрей, – вдруг тихо стала отвечать Надя, – я сразу поняла, что не стоит ждать от вас правды, только хотелось узнать, как далеко вы можете зайти, и скажу честно, – страшный вы человек. Боль вас душевная мучает, а выплеснуть ее не знаете как, плохо вам, когда другим хорошо. А не плакать я сейчас не могу, вы простите меня.

– Нет, это вы меня простите, – с этими словами я поднялся из-за стола, – мне лучше сейчас уйти, прошу не провожать.

Я поспешно оделся и выбежал из квартиры, что-то тяжелое сдавило мне горло, казалось, что уличная пустота сейчас съест меня…

 

 

P.S.

 

Деду Арсению я помогал спускаться в переход три раза в неделю с понедельника по среду (так мы с ним договорились), в оставшиеся дни ему помогала соседка за определенную плату. Познакомились мы с ним при обстоятельствах, указанных выше, однако деньги тогда я сунул ему настоящие, и вовсе не 1000 рублей. Он был действительно слеп, однако обходился бы без чужой помощи, если бы ни необходимость носить с собой складной стул и гармонь, на которой он играл, прося милостыню. Нужно сказать, что дед Арсений сильно любил жизнь и свою слепоту переживал чрезвычайно остро. От этого невыносимого чувства неполноценности сформировалась у него необходимость постоянно чем-то заниматься, а играть на гармони было его любимым делом. По воскресеньям он обычно устраивал бесплатный концерт, хотя и не вызывал этим особого сочувствия.

Помогая ему в очередной понедельник устраиваться на его законном месте, я вдруг увидел Марию Никитичну, которая везла в инвалидной коляске человека, в котором я узнал Надю. С момента того самого «семейного ужина» прошел уже месяц, Ира мне не звонила, а я написал ей длинное письмо, которое так и не отправил (скорее всего, написал его для себя). Глядя на ее старшую сестру, я вдруг вспомнил, как Ира мало рассказывала о ней, как она весь вечер не вставала из-за стола, как молчала, а потом расплакалась. Вспомнились рябчики и ананасы, от которых должен был придти последний день «буржуев», вспомнилось мое желание пошутить на счет их прекрасной фамилии, и все это стало каким-то гадким, мерзким, что мне захотелось исчезнуть в тот же миг.

– Здравствуйте, Андрей Ильич, – обратилась ко мне Надежда, – что же вы это, милосердие проявляете, или опять шутки шутите?

– Не до шуток сейчас, Надежда Сергеевна, – горько улыбнулся я в ответ, – время песни петь. Давай, Арсений Степанович, нашу любимую.

И мы запели. Нашу любимую. Про любовь и чай.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.05: Андрей Усков. Грусть, тоска, печаль и радость (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!